Уволена п 5 ст 81 тк рф

Решение Краснозерского районного суда Новосибирской области от 08 августа 2012 г. (ключевые темы: дисциплинарное взыскание — вынужденный прогул — увольнение — средний заработок — компенсация морального вреда)

Решение Краснозерского районного суда Новосибирской области от 08 августа 2012 г.
(Извлечение)

Краснозерский районный суд Новосибирской области в составе председательствующего судьи Чукановой Н.А.

при секретаре Шатоха И.Н.

с участием прокурора Стениной О.П.

истца Гадгаевой Н.В., представителя истца Апреловой Ю.П., представителей ответчиков — администрации Зубковского сельсовета Краснозерского района Новосибирской области Никулина С.И., Муниципального бюджетного учреждения культуры «Зубковского культурно-досугового центра» Ильиной Н.А.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Гадгаевой ФИО10 к администрации Зубковского сельсовета Краснозерского района Новосибирской области, Муниципальному бюджетному учреждению культуры «Зубковский культурно-досуговый центр» о признании незаконными приказов о привлечении к дисциплинарной ответственности, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за дни вынужденного прогула и компенсации морального вреда

истец обратилась в суд с иском к ответчику о признании незаконными приказов о привлечении к дисциплинарной ответственности, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за дни вынужденного прогула и компенсации морального вреда по следующим основаниям.

ДД.ММ.ГГГГ она была принята на работу на должность методиста в Зубковский СДК, с ДД.ММ.ГГГГ переведена заведующей сектором по работе с молодежью, ДД.ММ.ГГГГ переведена на должность директора Зубковского ДК, который в последствии в МБУК «Зубковский КДЦ», учредителем которого является администрация Зубковского сельсовета Краснозерского района Новосибирской области.

ДД.ММ.ГГГГ было вынесено распоряжение о привлечении ее к дисциплинарной ответственности, которое истец считает незаконным, поскольку оно вынесено без учета обстоятельств и степени ее вины.

ДД.ММ.ГГГГ истец уволена по основаниям п.5 ч.1 ст.81 ТК РФ за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей.

Считает увольнение незаконным, так как обстоятельства нарушения трудовой дисциплины работодателем не выяснялись, приказ об увольнении вынесен с нарушением требований законодательства. Считает, что нарушен порядок увольнения работника по инициативе работодателя.

Считает, что в связи с незаконным увольнением у нее возник вынужденный прогул с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, в связи с чем в ее пользу подлежит взысканию средний заработок за дни вынужденного прогула в размере 11723 рубля 44 копейки.

Просит признать незаконными распоряжения администрации Зубковского сельсовета Краснозерского района Новосибирской области N от ДД.ММ.ГГГГ и N от ДД.ММ.ГГГГ о привлечении ее к дисциплинарной ответственности, признать увольнение по ст.81 п.5 ТК РФ незаконным, восстановить на прежней работе с ДД.ММ.ГГГГ, взыскать с ответчика средний заработок за дни вынужденного прогула за период с 03 июля по ДД.ММ.ГГГГ 11723 рубля 44 копейки, компенсацию морального вреда в размере 15000 рублей.

В судебном заседании истец поддержал свои исковые требования, по основаниям, изложенным в исковом заявлении, пояснила, что при привлечении ее к дисциплинарной ответственности ДД.ММ.ГГГГ объяснение от нее не отбиралось, обстоятельства неисполнения ею обязанностей по предоставлению сведений в центр занятости не выяснялись. При увольнении не была учтена степень ее вины, ее предыдущая раьота. Признает, что упущения в работе имелись, но не столь значительные, чтобы принять решение об увольнении. Уточняет исковые требования в части взыскания среднего заработка за дни вынужденного прогула и просит:

-взыскать с МБУК «Зубковский КДЦ» в ее пользу средний заработок за дни вынужденного прогула с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в размере 35925 рублей 12 копеек.

Представитель ответчика — администрации Зубковского сельсовета Краснозерского района Новосибирской области Никулин С.И. исковые требования не признал, распоряжения о привлечении истца к дисциплинарной ответственности считает законными и обоснованными, поскольку издавались они на основании акта проверки Отдела культуры и прокуратуры района. Считает, что порядок увольнения нарушен не был, поскольку при привлечении Гадгаевой Н.В к дисциплинарной ответственности ДД.ММ.ГГГГ посчитали достаточным факт внесения представления прокурором района о допущенных ей нарушениях. ДД.ММ.ГГГГ основание привлечения к дисциплинарной ответственности послужил акт проверки деятельности КДЦ специалистами администрации Краснозерского района, в котором отражены допущенные ею нарушения.

Представитель ответчика — МБУК «Зубковского КДЦ» — Ильина Н.А. исковые требования не признала, считает увольнение законным. Пояснила, что основной причиной увольнения являются неприязненные отношения в коллективе Зубковского КДЦ и нежелание коллектива работать с Гадгаевой Н.А., поскольку ею допускаются многочисленные нарушения.

Прокурором, участвующим в деле Стениной О.П. дано заключение о нарушении порядка привлечения Гадгаевой Н.В. к дисциплинарной ответственности ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ и ее увольнения, о законности исковых требований и необходимости их частичного удовлетворения.

Выслушав доводы сторон, исследовав относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности, суд приходит к выводу об удовлетворении исковых требований о восстановлении на работе и частичном удовлетворении требований о взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда.

Согласно ч. 1 ст. 3 ГПК РФ заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов.

Согласно ч. 1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В соответствии с положениями пункта 8 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации N 2 от 17 марта 2004 года » О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» нормы Трудового Кодекса РФ распространяются на всех работников, находящихся в трудовых отношениях с работодателем, и соответственно подлежат обязательному применению всеми работодателями (юридическими или физическими лицами) независимо от их организационно-правовых форм и форм собственности.

Трудовые отношения — отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы), подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором ( ст. 15 ТК РФ).

В соответствии со ст. 16 ТК РФ трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого ими в соответствии с настоящим Кодексом . В случаях и порядке, которые установлены трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, или уставом (положением) организации, трудовые отношения возникают на основании трудового договора в результате назначения на должность или утверждения в должности.

Согласно ч.4 ст.3 Трудового кодекса РФ лица, считающие, что они подверглись дискриминации в сфере труда, вправе обратиться в суд с заявлением о восстановлении нарушенных прав, возмещении материального вреда и компенсации морального вреда.

Статья 22 Трудового кодекса РФ устанавливает основные права и обязанности работодателя, а именно работодатель имеет право: заключать, изменять и расторгать трудовые договоры с работниками в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Кодексом , иными федеральными законами.

В судебном заседании установлено, что Гадгаева Н.В. состояла в трудовых отношениях с ответчиком, работая в должности директора МБУК «Зубковский культурно-досуговый центр», что подтверждается копией трудового договора с руководителем МБУ (л.д.17-23), также указанное обстоятельство подтверждается записями в трудовой книжке истца (л.д.4-13).

ДД.ММ.ГГГГ на основании распоряжения администрации Зубковского сельсовета Краснозерского района Новосибирской области Гадгаева Н.В. привлечена к дисциплинарной ответственности и ей объявлен выговор. Основанием привлечения к дисциплинарной ответственности явилось представление прокурора Краснозерского района от ДД.ММ.ГГГГ.

ДД.ММ.ГГГГ распоряжением администрации Зубковского сельсовета Краснозерского района Новосибирской области Гадгаева Н.В. привлечена к дисциплинарной ответственности за нарушения выявленные при проведении проверки ДД.ММ.ГГГГ и уволена по п.5 ч.1 ст.81 ТК РФ за неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание.

Согласно ст.192 Трудового кодекса РФ за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить дисциплинарные взыскания, в том числе увольнение по основаниям, предусмотренным п.5 ст.81 Трудового кодекса РФ.

Согласно ст.193 Трудового кодекса РФ до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не предоставлено, то составляется соответствующий акт.

Непредоставление работником объяснения не является препятствием для применения дисциплинарного взыскания.

Дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого на учет мнения представительного органа работников.

Приказ (распоряжение) работодателя о применении дисциплинарного взыскания объявляется работнику под роспись в течение трех рабочих дней со дня его издания, не считая времени отсутствия работника на работе. Если работник отказывается ознакомиться с указанным приказом (распоряжением) под роспись, то составляется соответствующий акт.

Учитывая установленные обстоятельства, суд приходит к выводу, что работодателем нарушен порядок привлечения Гадгаевой Н.В. к дисциплинарной ответственности, а именно нарушены требования ст.193 Трудового кодекса РФ. Работодателем у Гадгаевой Н.В. не истребовано объяснение о допущенных нарушениях, от дачи объяснений она не отказывалась.

Учитывая изложенное суд приходит к выводу о незаконности распоряжения администрации Зубковского сельсовета Краснозерского района N от ДД.ММ.ГГГГ о привлечении истца к дисциплинарной ответственности.

Доводы представителей ответчиков о соблюдении порядка привлечения истца к дисциплинарной ответственности, поскольку имелось представление прокурора Краснозерского района, которое Гадгаевой Н.В не оспаривалось, суд находит необоснованными, поскольку они не основаны на законе.

В соответствии с п.5 ст.81 Трудового кодекса РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае неоднократного неисполнения работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание.

Необходимым условием для увольнения по данному основанию является наличие у работника дисциплинарного взыскания.

Поскольку судом признается незаконным дисциплинарное взыскание, наложенное на истца на основании распоряжения от ДД.ММ.ГГГГ, а других дисциплинарных взысканий она не имеет, то в данном случае истец не может быть уволена по указанному основанию, в связи с чем распоряжение о привлечении ее к дисциплинарной ответственности от ДД.ММ.ГГГГ в части назначения дисциплинарного взыскания в виде увольнения является незаконным.

Согласно ст.394 Трудового кодекса РФ в случае признания увольнения или перевода на другую работу незаконными работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор.

Орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула или разницы в заработке за все время выполнения нижеоплачиваемой работы.

Исковые требования о взыскании среднего заработка за дни вынужденного прогула подлежат удовлетворению частично, за период с ДД.ММ.ГГГГ по день вынесения настоящего решения.

В соответствии со ст. 139 ТК РФ для всех случаев определения размера средней заработной платы (среднего заработка), предусмотренных настоящим Кодексом , устанавливается единый порядок ее исчисления.

Для расчета средней заработной платы учитываются все предусмотренные системой оплаты труда виды выплат, применяемые у соответствующего работодателя независимо от источников этих выплат.

При любом режиме работы расчет средней заработной платы работника производится исходя из фактически начисленной ему заработной платы и фактически отработанного им времени за 12 календарных месяцев, предшествующих периоду, в течение которого за работником сохраняется средняя заработная плата. При этом календарным месяцем считается период с 1-го по 30-е (31-е) число соответствующего месяца включительно (в феврале — по 28-е (29-е) число включительно).

При расчете среднего заработка, подлежащего выплате истцу за дни вынужденного прогула, суд исходит из фактически отработанного им времени и фактически начисленной заработной платы за 12 календарных месяцев, предшествующих увольнению — 156473 рубля 51 копейка, что подтверждается справкой Зубковского КДЦ (л.д.27), справкой о доходах Гадгаевой Н.В. за 2011 год (приобщена в судебном заседании), и приходит к выводу о взыскании с ответчика 30602 рубля 88 копеек из расчета 156473,51 руб. (заработная плата за 12 месяцев) : 12: 29,4 = 443,52 руб. (среднедневной заработок) Х 69 дней (вынужденный прогул с 04 июля по ДД.ММ.ГГГГ) = 30602,88 руб.

Согласно ч.4 ст.3 Трудового кодекса РФ лица, считающие, что они подверглись дискриминации в сфере труда, вправе обратиться в суд с заявлением о восстановлении нарушенных прав, возмещении материального вреда и компенсации морального вреда.

В соответствии ч. 9 ст. 394 ТК РФ в случаях увольнения без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения суд может по требованию работника вынести решение о взыскании в пользу работника денежной компенсации морального вреда, причиненного ему указанными действиями. Размер этой компенсации определяется судом.

С учетом обстоятельств, установленных в судебном заседании суд считает необходимым удовлетворить требования о взыскании компенсации морального вреда частично в размере 1500 рублей.

Согласно ст. 396 ТК РФ и ст.211 ГПК РФ решение о восстановлении на работе подлежит немедленному исполнению.

В соответствии со ст. 98 ГПК РФ, стороне, в пользу которой состоялось решение, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы.

Согласно ч.1 ст.100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Истцом понесены расходы по оплате услуг представителя, в судебном заседании приобщен ордер адвоката Апреловой Ю.П. и квитанция об оплате услуг адвоката на сумму 10000 рублей. Суд находит указанные расходы обоснованными, размер расходов на услуги представителя соответствует объему оказанных истцу услуг.

Согласно ч.1 ст. 103 ГПК РФ издержки, понесенные судом в связи с рассмотрением дела, и государственная пошлина, от уплаты которых истец был освобожден, взыскиваются с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов в федеральный бюджет пропорционально удовлетворенной части исковых требований.

Согласно ст. 333.20 Налогового кодекса РФ по делам, рассматриваемым в судах общей юрисдикции, мировыми судьями, государственная пошлина уплачивается с учетом следующих особенностей: при подаче исковых заявлений, содержащих требования как имущественного, так и неимущественного характера, одновременно уплачиваются государственная пошлина, установленная для исковых заявлений имущественного характера, и государственная пошлина, установленная для исковых заявлений неимущественного характера.

Таким образом, с ответчика подлежит взысканию в доход бюджета Краснозерского района Новосибирской области государственная пошлина в размере 200 рублей и 1118 рублей 09 копеек и 200 рублей.

Руководствуясь ст. ст. 194-198 ГПК РФ,

Восстановить на работе Гадгаеву ФИО11 в должности директора Муниципального бюджетного учреждения культуры «Зубковский культурно-досуговый центр» с ДД.ММ.ГГГГ.

Взыскать с Муниципального бюджетного учреждения культуры «Зубковского культурно-досугового центра» в пользу Гадгаевой ФИО12 средний заработок за дни вынужденного прогула с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в размере 30602 рубля 88 копеек, компенсацию морального вреда в размере 1500 рублей, расходы по оплате услуг представителя в размере 10000 рублей.

Взыскать с Муниципального бюджетного учреждения культуры «Зубковского культурно-досугового центра» в доход бюджета Краснозерского района Новосибирской области государственную пошлину в размере 200 рублей, 1118 рублей 09 копеек и 200 рублей.

Решение в части восстановления на работе подлежит немедленному исполнению.

Решение может быть обжаловано в судебную коллегию по гражданским делам Новосибирского областного суда в течение месяца со дня принятия решения в окончательной форме путем подачи жалобы в суд, вынесший решение.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Уволена п 5 ст 81 тк рф

Выводы суда: работодатель обоснованно применил к истице такую меру дисциплинарного взыскания, как увольнение по пункту 5 части 1 статьи 81 ТК РФ, так как дисциплинарные проступки истицей совершались неоднократно, на день увольнения не были сняты и не считались погашенными

Вернуться к оглавлению обзора судебной практики :

ОМСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 14 июля 2010 г. N 33-4263/2010

Судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда в составе
председательствующего: Панкратовой Е.А.
судей Омского областного суда: Канивец Т.В., Кутыревой О.М.
при секретаре: В.Ю.Н.
рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе ЗАО «АВА компани» на решение Кировского районного суда города Омска от 21 мая 2010 года, которым постановлено:
«Исковые требования П.А.В. ЗАО «АВА компани удовлетворить.
Обязать ЗАО «АВА компани» восстановить П.А.В. должности контролера деревообрабатывающего производства ленточнопильного цеха с 6 февраля 2010 года.
Взыскать с ЗАО «АВА компани» в пользу П.А.В. среднюю заработную плату за время вынужденного прогула за период с 6 февраля 2010 года по 20 мая 2010 года в размере 64 223 рублей 76 копеек, компенсацию морального вреда в размере 1 000 рублей, расходы на оплату услуг представителя в размере 2 000 рублей, а всего 67 223 рубля 76 копеек.
Решение суда в части восстановления на работе подлежит немедленному исполнению.
Взыскать с ЗАО «АВА компани» в доход местного бюджета государственную пошлину в размере 2 326 рублей 71 копейка.»
Заслушав доклад судьи областного суда Канивец Т.В., судебная коллегия

П.А.В. обратилась в суд с иском к ЗАО «АВА компани» о восстановлении на работе . В обоснование требований указала, что с 26.10.2007 работала у ответчика в должности контролера деревообрабатывающего производства. На основании приказа N 108 от 09.02.2010 уволена с указанной должности с 06.02.2010 по основанию неоднократного неисполнения трудовых обязанностей при наличии дисциплинарного взыскания. Полагала, что при увольнении ответчиком нарушена процедура увольнения, поскольку последний день работы приходился на 6 февраля, а не на 9 февраля 2010 года. Ссылалась на нарушение процедуры привлечения к дисциплинарной ответственности. По результатам уточнения требований просила восстановить ее на работе с 06.02.2010, взыскать заработную плату за время вынужденного прогула, компенсацию морального вреда и расходы на оплату услуг представителя.

В судебном заседании П.А.В. и ее представитель П.А.О. заявленные требования поддержали по вышеизложенным основаниям.

Представитель ЗАО «АВА компани» П.И.И. с иском не согласилась, пояснив, что истцом было совершено 3 дисциплинарных проступка, за которые к ней применены меры дисциплинарного взыскания. Однако П.А.В. продолжила совершать дисциплинарные проступки, в связи с чем ее увольнение является правильной мерой дисциплинарного взыскания.
Судом постановлено изложенное выше решение.

В кассационной жалобе представитель ЗАО «АВА компани» П.И.И. просит решение суда отменить, отказать в удовлетворении исковых требований. Ссылается на неправильное определение судом фактических обстоятельств дела. Отмечает, что суд не принял во внимание служебные обязанности контролера деревообрабатывающего производства, которые истица не выполняла.

В кассационном представлении прокурор Кировского округа г. Омска Мендубаев А.Т. просит решение суда отменить, дело направить на новое рассмотрение. Отмечает, что судом при вынесении решения не приняты во внимание положения «Регламента осуществления контроля качества и размеров выпускаемой продукции ЗАО «АВА компани», которым на контролера деревообрабатывающего производства возложены конкретные трудовые обязанности.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, кассационного представления, выслушав представителя ЗАО «АВА компани» П.И.И., поддержавшую доводы жалобы, П.А.В., согласившуюся с решением, заслушав заключение прокурора отдела прокуратуры Омской области Сафроновой Л.А., полагавшей решение суда подлежащим отмене, а исковые требования оставлению без удовлетворения, судебная коллегия приходит к следующему.

В силу ст. 362 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения решения суда в кассационном порядке является неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела.

Пункт 5 части 1 статьи 81 ТК РФ определяет такое основание расторжения трудового договора по инициативе работодателя как неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание.

Согласно пункту 33 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 года N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» при разрешении споров лиц, уволенных по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ , следует учитывать, что работодатель вправе расторгнуть трудовой договор по данному основанию при условии, что к работнику ранее было применено дисциплинарное взыскание, и на момент повторного неисполнения им без уважительных причин трудовых обязанностей оно не снято и не погашено. Применение к работнику нового дисциплинарного взыскания, в том числе и увольнение по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, допустимо также, если неисполнение или ненадлежащее исполнение по вине работника возложенных на него трудовых обязанностей продолжалось, несмотря на наложение дисциплинарного взыскания.

Если судом будет установлено, что дисциплинарное взыскание наложено с нарушением закона, этот вывод должен быть мотивирован в решении со ссылкой на конкретные нормы законодательства, которые нарушены.

Восстанавливая П.А.В. на работе и оценивая совокупность допущенных ею дисциплинарных проступков, суд первой инстанции пришел к выводу о незаконности наложения на истицу дисциплинарных взысканий при нарушении П.А.В. своих трудовых обязанностей, несоответствии избранных мер дисциплинарного реагирования тяжести совершенного проступка, и как следствие, незаконности увольнения по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ .

С таким выводом суда не представляется возможным согласиться.

Из материалов дела усматривается следующая система совершенных П.А.В. дисциплинарных проступков и примененных в отношении нее дисциплинарных взысканий.

07.12.2009 приказом генерального директора ЗАО «ABA компани» N 307-К П.А.В. объявлено дисциплинарное взыскание в виде замечания за ненадлежащее выполнение своих должностных обязанностей. Приказ вынесен по выявленному 26.11.2009 ненадлежащему исполнению обязанностей П.А.В.: допущено несоответствие размеров пиломатериала производственному заданию.

Согласно акту выпуска бракованной продукции от 26.11.2009 на участке лесопиления со 2-й группы выходил обрезной пиломатериал толщиной 30,5 — 31 мм, однако по заданию на распиле пиломатериал должен быть в толщине 28 мм +- 1 мм. По записям в журнале контроля качества и размеров за подписью контролера ленточнопильного цеха пиломатериал соответствует размерам по заданию.

Признавая незаконным приказ о наложении на истицу дисциплинарного взыскания, суд первой инстанции исходил из того, что П.А.В. было выявлено несоответствие толщины выпускаемого обрезного материала заданию по распилу, сообщено о данном факте оператору, производство бракованной продукции было остановлено, в связи с чем факт сокрытия производства бракованной продукции истцом судом не установлен.

Однако, основанием для наложения на П.А.В. дисциплинарного взыскания явилось не сокрытие истицей факта производства бракованной продукции, из чего исходил суд при постановке решения, а неисполнение П.А.В. трудовых обязанностей по контролю за внесением в «Журнал контроля качества и размеров» действительных размеров выпускаемого обрезного пиломатериалам, в том числе несоответствие его толщины зафиксированной в задании на распил толщине.

В соответствии с п. 9 «Регламента осуществления контроля качества и размеров выпускаемой продукции ЗАО «ABA компани» контроль за соблюдением размеров и соответствия качеству осуществляется контролером на каждом технологическом участке. Данные контроля заносятся в Журнал контроля качества и размеров.

П.А.В. ставила подписи под требуемыми размерами в Журнале, но вместе с тем фактические размеры готового пиломатериала не соответствовали записям в журнале.

Ненадлежащее исполнение истицей трудовых обязанностей по контролю за внесением в Журнал размеров выпускаемого обрезного пиломатериала послужило основанием для наложения на П.А.В. дисциплинарного взыскания в виде замечания, что соответствует тяжести совершенного работником проступка. В связи с этим оснований для признания приказа о наложении на П.А.В. дисциплинарного взыскания не имелось.

В силу пунктов 11, 14 «Регламента осуществления контроля качества и размеров выпускаемой продукции ЗАО «ABA компани» порядок проведения контрольных замеров определяется необходимостью предупреждения выхода бракованной продукции. В случае выявления брака на любом из участков, немедленно производится остановка технологической линии, выявляются причины появления бракованной продукции и принимаются меры по их устранению. В соответствие с п. 3.1.3 должностной инструкции контролер наделена правом информировать мастера цеха о случаях некачественного выполнения работ.

Оценивая приведенный выше дисциплинарный проступок, суд первой инстанции исходил из пояснений свидетеля У.С.И. о том, что по факту выхода бракованного пиломатериала ему было сообщено истцом, в связи с чем производство приостановлено.

Однако, свидетель У.С.И. пояснил, что он работал во второй группе, которая производила обработку бруса, а П.А.В. сообщила ему о расхождениях размеров, допущенных первой группой, занимающейся производством бруса.

Данных о том, что П.А.В. сообщила о расхождениях размеров кому-либо из первой группы, вследствие чего производство было остановлено, не имеется. А согласно пояснениям свидетеля К.Н.Е., работающей начальником цеха, производство цеха было остановлено директором.

08.12.2009 приказом генерального директора ЗАО «ABA компани» N 308-К П.А.В. объявлено дисциплинарное взыскание в виде замечания за ненадлежащее исполнение своих должностных обязанностей. Приказ вынесен по выявленному 07.12.2009 ненадлежащему исполнению обязанностей П.А.В.: не были отточкованы пакеты сухого сортового пиломатериала. В объяснениях совершенного проступка от 08.12.2009 П.А.В. указала, что не «отточковала» пакеты сухого сортового п/м, поскольку они не были стянуты упаковочной лентой.

Суд, признавая наложение дисциплинарного взыскания незаконным, указал на уважительную причину совершения дисциплинарного проступка — «пакеты не были стянуты упаковочной лентой» и информирование директора по производству о неисполнении своей трудовой обязанности и причинах неисполнения.

Вместе с тем, судом не учтено, что функция упаковки пакетов (стягивание упаковочной лентой) входит в круг трудовых обязанностей П.А.В., и неисполнение последней трудовой обязанности по контролю за упаковкой пакетов послужило основанием для неисполнения трудовой обязанности по «не отточковке» пакетов. Уважительных причин неисполнения трудовой обязанности, как указал суд, при этом не усматривается. В соответствии с п. 2.2.8 должностной инструкции контролера деревообрабатывающего производства, утвержденной генеральным директором 01.04.2008, с которой истица ознакомлена 07.07.2009, контроль правильности упаковки и маркировки пакетов материалов возложен на контролера.

При изложенных обстоятельствах наложение на П.А.В. дисциплинарного взыскания в виде замечания вызвано объективными причинами — неисполнением истицей по своей вине возложенных на нее трудовых обязанностей, соразмерно тяжести совершенного проступка, в связи с чем оснований признавать приказ о наложении взыскания незаконным у суда первой инстанции не имелось.

12.12.2009 приказом генерального директора ЗАО «ABA компани» N 335-К П.А.В. объявлено дисциплинарное взыскание в виде выговора за ненадлежащее исполнение своих должностных обязанностей.

Приказ вынесен по выявленному 12.12.2009 ненадлежащему исполнению обязанностей П.А.В.: промаркированы сушильные пакеты с завышением объема, что подтверждается служебной запиской от 12.12.2009; актом об отказе дачи объяснений от 12.12.2009. В объяснении суду 12.05.2010 истица указала, что ошиблась в написании кубатуры пакета пиломатериалов.

Признавая приказ о наложении дисциплинарного взыскания незаконным, суд исходил из несоответствия взыскания тяжести совершенного проступка, поскольку ошибка истца в дальнейшем была исправлена и не привела к негативным последствиям для работодателя.

С таким выводом суда нельзя согласиться.

По правилам ст. 192 ТК РФ дисциплинарным проступком законодательство признает виновное неисполнение или ненадлежащее исполнение работником возложенных на него трудовых обязанностей.

При этом причинение работодателю ущерба при неисполнении или ненадлежащем исполнении трудовых обязанностей не входит в круг юридически значимых обстоятельств, обязательных для квалификации совершенного работником деяния в качестве дисциплинарного проступка. Наступление негативных последствий вследствие совершения проступка и причинение ущерба является квалифицирующим признаком для возложения на работника материальной ответственности за причиненный ущерб, что не являлось предметом судебного разбирательства.

Исходя из изложенного, факт исправления допущенной П.А.В. ошибки в маркировке сушильных пакетов с завышением объема не исключает и не опровергает факт ненадлежащего исполнения истицей своих трудовых обязанностей, за которое в отношении работника может быть применено дисциплинарное взыскание.

Судебная коллегия находит, что избранный работодателем вид взыскания — выговор соответствует тяжести совершенного деяния, поскольку за непродолжительный период времени истицей третий раз был совершен дисциплинарный проступок, отсутствие негативных последствий проступка явилось основанием для применения в отношении работника более слабого вида взыскания.

Также нельзя не принять во внимание и изложенные в кассационной жалобе доводы о том, что вследствие совершенного П.А.В. проступка для работодателя наступили негативные последствия, которые выразились в виде простоя производства до устранения работниками следующей смены ошибок истца, потере рабочего времени, невыполнении производственного плана отвлеченной сменой.

Поводом для применения в отношении П.А.В. такого дисциплинарного взыскания, как увольнение, послужило совершение истицей 06.02.1010 дисциплинарного проступка: не передан пиломатериал на участок сушки, а также на склад готовой продукции (СГП), что подтверждается служебной запиской от 07.02.2010; актом об отказе дачи объяснений от 09.02.2010.

Признавая приказ генерального директора ЗАО «ABA компани» N 235/07 от 09.02.2001 об увольнении П.А.В. незаконным, суд первой инстанции исходил из того, что обязанность по вывозу пиломатериалов на сушку возложена не на истца, а на мастера цеха.

Однако такой вывод противоречит имеющимся в деле локальным актам ЗАО «АВА компани». Должностной инструкцией мастера цеха не предусмотрена обязанность по вывозу материала на сушку, в отличие от должностной инструкции контролера (п. 2.2.10). Задача по передаче пиломатериалов на участок сушки и СГП входит в «Регламент рабочего дня Контролера деревообрабатывающего производства» приказа генерального директора ЗАО «ABA компани» N 100/1-п от 25.09.2009.

В соответствии с п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года N 2 «О применении судами Российской Федерации ТК РФ» при увольнении работника по инициативе работодателя на работодателя возлагается обязанность по доказыванию наличия законного основания увольнения и соблюдения установленного порядка увольнения.

Нарушений порядка применения дисциплинарных взысканий к П.А.В. не выявлено, учитывая, что дисциплинарные проступки истицей совершались неоднократно, на день увольнения не были сняты и не считались погашенными, каждое дисциплинарное взыскание применено обоснованно и соразмерно тяжести совершенного проступка, другие более мягкие виды дисциплинарного взыскания были исчерпаны и результата не дали, судебная коллегия полагает, что работодатель обоснованно применил к истице такую меру дисциплинарного взыскания, как увольнение по пункту 5 части 1 статьи 81 ТК РФ , и оснований для восстановления П.А.В. на работе у суда первой инстанции не имелось.

Судебная коллегия также учитывает, что при обращении в суд с иском П.А.В. не оспаривала обоснованность ни одного из примененных к ней дисциплинарных взысканий, за исключением увольнения, в обоснование незаконности которого указала на несоответствие даты вынесения приказа об увольнении дате, с которой была уволена.

Однако такой довод истицы не может повлечь признание незаконным приказа об увольнении и восстановление П.А.В. на работе. В силу ст. 84.1 ТК РФ днем прекращения трудового договора во всех случаях является последний день работы работника. Последний день работы П.А.В. приходиться на 6 февраля 2010 года, поэтому именно с этого дня трудовые отношения истицы с ЗАО «АВА компани» считаются прекращенными, а П.А.В. уволенной.

Также следует учитывать, что совершение истицей дисциплинарного проступка выявлено 6 февраля 2010 года, служебная записка начальника ленточнопильного цеха К.Н.Г. на имя директора по производству датирована 7 февраля 2010 года, в этот же день директором поставлена на служебной записке резолюция «взять объяснения и принять меры воздействия». Приказ об увольнении истицы составлен в первый рабочий день после дня обнаружения совершения ею дисциплинарного проступка.

Согласно ст. 361 ГПК РФ суд кассационной инстанции при рассмотрении кассационных жалобы вправе изменить или отменить решение суда первой инстанции и принять новое решение, не передавая дело на новое рассмотрение, если обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании имеющихся и дополнительно представленных доказательств.

Учитывая, что установления новых юридически значимых обстоятельств по делу и их доказывания не требуется, все необходимые доказательства, имеющие значение для правильного разрешения дела, присутствуют в материалах дела, судебная коллегия находит возможным принять по делу новое решение.

Руководствуясь статьями 361, 362, 366 ГПК РФ, судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда

решение Кировского районного суда города Омска от 21 мая 2010 года отменить, принять по делу новое решение.
В удовлетворении исковых требований П.А.В. о восстановлении на работе и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула отказать.

Увольнение работника по П. 5 СТ. 81 ТК РФ

В Трудовом кодексе предусмотрено увольнение работника в связи с неоднократным неисполнением им без уважительных причин трудовых обязанностей. Это основание прекращения трудового договора не является новым, оно носит преемственный характер. Ранее это основание находило закрепление в п. «г» ст. 47 КЗоТ 1922 г., в п. 3 ч. 1 ст. 33 КЗоТ 1971 г., а ныне — в п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ и относится к основаниям прекращения трудового договора по инициативе работодателя.

Это основание расторжения трудового договора применяется на практике нередко. Но, несмотря на достаточно подробную регламентацию порядка увольнения по данному основанию, применение его вызывает некоторые сложности.
Представляется, что при характеристике увольнения по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ необходимо отметить основные положения, имеющие значение в правоприменительной практике. Эти положения важны как для понимания сущности основания прекращения трудового договора по рассматриваемому основанию, так и для соблюдения процедуры увольнения.

Основные положения

Первое положение относится к формулировке: «неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей. «. Неисполнение или ненадлежащее исполнение по вине работника возложенных на него трудовых обязанностей трактуется в соответствии со ст. 192 ТК РФ как дисциплинарный проступок. Поэтому рассматриваемое основание прекращения трудового договора в теории трудового права относится к категории дисциплинарных. Это положение находит закрепление в Кодексе: в ч. 3 ст. 192 ТК РФ указаны основания прекращения трудового договора, относящиеся к дисциплинарным взысканиям (п. п. 5, 6, 9 или 10 ч. 1 ст. 81; п. 1 ст. 336 или ст. 348.11 ТК РФ; п. п. 7 и 8 ч. 1 ст. 81 ТК РФ). В последнем случае законодатель обращает внимание на то, что увольнение по п. п. 7 и 8 ч. 1 ст. 81 ТК РФ относится к дисциплинарным, если дисциплинарный проступок совершен по месту работы.

К дисциплинарным проступкам, в частности, относятся: нарушение требований законодательства, обязательств по трудовому договору, нарушение правил внутреннего трудового распорядка, должностных инструкций, положений, приказов работодателя, технических правил и т.п. (п. 35 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации») .
———————————
Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 6.

В этом отношении необходимо отметить, что многие руководящие разъяснения вышеназванного Постановления Пленума Верховного Суда РФ носят преемственный характер .
———————————
Так, основные положения Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» в новой редакции его от 28.12.2006 были заимствованы из текста Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г. N 16 «О некоторых вопросах применения судами Российской Федерации законодательства при разрешении трудовых споров», с последующими изменениями и дополнениями // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993. N 3.

Отнесение основания прекращения трудового договора к категории дисциплинарных означает, что при увольнении по данному основанию обязательно должны быть учтены (соблюдены) как правила наложения дисциплинарного взыскания, так и правила увольнения. Поскольку речь идет об увольнении за неисполнение работником трудовых обязанностей, то очень важно определить, какие проступки могут быть отнесены к таковым. Необходимо отметить, что практикой выработан примерный перечень проступков такого рода.

К таким нарушениям в соответствии с п. 35 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» относятся:
а) отсутствие работника без уважительных причин на работе либо рабочем месте;
б) отказ работника без уважительных причин от выполнения трудовых обязанностей в связи с изменением в установленном порядке норм труда (ст. 162 ТК РФ), так как в силу трудового договора работник обязан выполнять обусловленную этим договором трудовую функцию, соблюдать действующие в организации правила внутреннего трудового распорядка;
в) отказ или уклонение без уважительных причин от медицинского освидетельствования работников некоторых профессий, а также отказ работника от прохождения в рабочее время специального обучения и сдачи экзаменов по охране труда, технике безопасности и правилам эксплуатации, если это является обязательным условием допуска к работе.

Нельзя не сказать еще об одном существующем преемственном положении, которое, как и ранее, представлено в п. 37 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 (в ред. от 28.12.2006) . Таким рассматривается вариант поведения, который нельзя рассматривать как нарушение трудовой дисциплины: отказ работника от выполнения распоряжения работодателя о выходе на работу до окончания отпуска, если речь идет о досрочном отзыве работника из отпуска по инициативе администрации, в связи с тем, что законом не предусмотрено право администрации такого рода без согласия работника.
———————————
Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. N 3.

Исходя из того, что увольнение по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ относится к дисциплинарным, необходимо обратить внимание на обязательность установления факта совершения дисциплинарного проступка. Факт совершения проступка в действительности должен иметь место. Обязанность предоставить доказательства возлагаются на работодателя (пп. 1 п. 34 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 (в ред. от 28.12.2006)). Поэтому работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение (ч. 1 ст. 193 ТК РФ). Косвенно законодателем установлены сроки истребования такового — два рабочих дня. Так, если по истечении двух рабочих дней объяснение работником не представлено, то составляется соответствующий акт. Следовательно, факт совершения дисциплинарного проступка устанавливается либо объяснением работника, либо актом. В том случае, если отсутствует объяснение работника, обязательно должен быть акт. Поэтому законодатель предусматривает следующее положение: для применения дисциплинарного взыскания не является препятствием отсутствие объяснения работника (ч. 2 ст. 193 ТК РФ).

Судебная практика

В правоприменительной практике при увольнении по рассматриваемому основанию возникают ситуации, когда необходимо решить вопрос о том, на самом ли деле работник не исполнил обязанности и входят ли данные действия в круг его должностных обязанностей.

Пример. Так, суд, рассматривая дело об увольнении К., уволенного по п. 3 ч. 1 ст. 33 КЗоТ РФ 9 февраля 1999 г., пришел к выводу о том, что производство автотовароведческих экспертиз входит в должностные обязанности эксперта отдела криминалистических исследований. Истец утверждал обратное, так как не был согласен с формулировкой увольнения. Как следует из материалов гражданского дела, К. был принят на работу в Сахалинскую научно-исследовательскую лабораторию судебной экспертизы младшим научным сотрудником. В соответствии с приказом от 21.02.1992 N 7 он был переведен в отдел КИ младшим научным сотрудником со специализацией по трасологическим и баллистическим экспертизам и производству автотовароведческих экспертиз. В 1991 и 1993 г. К. обучался в Ленинградской, Саратовской НИЛСЭ по специальности автотовароведческая экспертиза, имеет свидетельство от 28.10.1993 N 159, подтверждающее его право на проведение данных исследований. С 1 января 1995 г. в связи с переименованием Сахалинской НИЛСЭ в Сахалинскую лабораторию судебной экспертизы были переименованы и должности сотрудников. Истец согласно приказу от 29.12.1994 N 35, назначен экспертом, при этом, как пояснил ответчик, ему по-прежнему вменялось в обязанности производство баллистических, трасологических и автотовароведческих экспертиз. Истец пояснил, что действительно выполнял все виды указанных исследований, причем большую часть рабочего времени занимался баллистическими и трасологическими исследованиями, а производство товароведческих экспертиз выполнялось им на договорной основе.

Согласно Перечню родов экспертиз, методов экспертного исследования, экспертных специальностей, утвержденному 11 ноября 1996 г. заместителем министра юстиции, товароведческая экспертиза является одним из видов исследований, проводимых лабораторией судебной экспертизы, и включает в себя исследование транспортных средств в целях определения их стоимости. В приказе о приеме на работу, в последующем приказе 21 февраля 1992 г. четко определены и сформулированы обязанности истца по проведению трасологических, баллистических исследований и автотовароведческих экспертиз. В приказе о назначении истца на должность эксперта с 1 января 1995 г. не указано, по какой специальности он обязан производить исследования. Однако, как следует из должностных обязанностей эксперта, который исполняет их в силу имеющихся у него специальных познаний, в судебном заседании установлено и следует из материалов дела, истец имеет специальные познания в области товароведения, кроме того, он аттестован по данной специальности, он подтвердил в судебном заседании, что именно данные виды исследования вменены ему в должностные обязанности согласно приказам лаборатории, поэтому он несет ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение возможных обязанностей по проведению вышеназванных криминалистических исследований, в том числе и автотовароведческих.

Таким образом, суд признал доводы истца о том, что производство автотовароведческих экспертиз не входило в круг его должностных обязанностей, несостоятельными. И признал увольнение К. правомерным, принимая во внимание и другие обстоятельства дела .
———————————
Гражданское дело из архива Южно-Сахалинского городского суда. N 2-1289/2000.

Безусловно, при применении п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ работодатель должен учитывать только те взыскания, наложенные за совершенные проступки, которые не оспорены работником. В случае если взыскание не признано (правомерно возложенным) законным в судебном порядке, оно не имеет правового значения.

По другому делу работница оспорила наложение дисциплинарного взыскания, но суд признал наложение дисциплинарного взыскания правомерным. И в этом случае судом рассматривался вопрос о том, входят (или нет) в круг должностных обязанностей определенные действия работника.

Пример. Так, Г.М. Медяник с 30 мая 2003 г. работала в МУЗ «КЦРБ» врачом-травматологом. Приказом главного врача от 18 октября 2005 N 451 ей объявлен выговор за отказ в приеме больного. Не согласившись с взысканием, 3 ноября 2005 г. Г.М. Медяник обратилась с иском, в котором просила отменить приказ от 18 октября 2005 N 451 В обоснование своих требований она указала, что 4 октября 2005 г. больной К. при обращении за медицинской помощью предъявил недействительный страховой полис.

По правилам обязательного медицинского страхования (ОМС) при обращении за медицинской помощью застрахованный обязан предъявить полис вместе с документом, удостоверяющим личность. Учитывая, что у пациента К., по сути дела, не было страхового полиса, ему было предложено оказание платных медицинских услуг в системе добровольного медицинского страхования (ДМС), от которого он категорически отказался. Больной К. в экстренной медицинской помощи на момент обращения не нуждался, травму получил свыше месяца назад (лечение травмы осуществлялось ранее).

В результате суд признал, что истица не исполнила свои прямые должностные обязанности, отказавшись принять больного и оказать ему необходимую медицинскую помощь. Своим бездействием она нарушила один из основных принципов здравоохранения — принцип гуманного отношения к больному, который обратился к врачу за облегчением физической боли. Руководство МУЗ «КЦРБ» пришло к правильному выводу о неисполнении Г.М. Медяник своих должностных обязанностей и обоснованно привлекло ее к дисциплинарной ответственности. Следовательно, при повторном совершении дисциплинарного проступка эта работница может быть уволена по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

Второе положение относится к определению «неоднократное». Под термином «неоднократное» необходимо понимать совершение действия повторно. Это означает, что работник продолжает неисполнение трудовых обязанностей, несмотря на применение к нему дисциплинарного взыскания.

Как было отмечено, в ранее действовавших КЗоТах (1922, 1971 гг.) содержалось аналогичное основание увольнения. Правда, с 1922 г. термин при формулировке данного основания увольнения законодатель использовал иной — «систематическое», что вызывало определенную сложность на практике. Правда, и в то время Пленум Верховного Суда СССР разъяснял, что при конкретных обстоятельствах с учетом характера совершенного работником дисциплинарного проступка и ранее примененной меры взыскания систематическим может быть признано и повторное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей (см.: п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 19 октября 1971 г.) . Позже в Постановлении Пленума было приведено толкование термина «систематическое неисполнение трудовых обязанностей» следующим образом: «если неисполнение или ненадлежащее исполнение по вине работника продолжалось, несмотря на наложение дисциплинарного. взыскания, допустимо применение к нему нового дисциплинарного. взыскания, в том числе и увольнения по п. 3 ч. 1 ст. 33 КЗоТ РФ (п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.1992 N 16)». То есть в этом толковании уже прослеживается общий смысл увольнения при неоднократности совершения дисциплинарного проступка. Таким образом, именно на практике постепенно вырабатывалась применяемая ныне законодателем терминология.
———————————
См.: Советское законодательство о труде: Справочник / Отв. ред. В.В. Клепцов. М.: Профиздат, 1984. С. 75. Причем авторы Справочника указывают на то, что аналогичная норма содержится в Разъяснении Госкомтруда СССР и ВЦСПС от 25 октября 1983 г.

Правила наложения взыскания

Обращает на себя внимание положение, которое в теории и практике правового регулирования труда считается аксиоматичным: при применении мер дисциплинарных взысканий важно учитывать правила наложения взыскания. А также характер самого проступка, степень его тяжести и обстоятельства, при которых он был совершен. Это положение было внесено в ТК РФ в результате изменений, внесенных в Кодекс в 2006 г. (ч. 5 ст. 192 ТК РФ). Безусловно, наложение дисциплинарного взыскания относится к компетенции работодателя. Воспользуется он этим правом или нет, зависит от каждого конкретного случая.
Таким образом, применяя п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, работодателю необходимо обратить внимание на связь: дисциплинарный проступок — взыскание. Сказанное можно выразить схематично.

Из приведенной схемы видно: если дисциплинарный проступок совершен и к работнику применено дисциплинарное взыскание не в виде увольнения, то уволить его за этот проступок нельзя. После повторно совершенного дисциплинарного проступка (неисполнения своих трудовых обязанностей) должно последовать либо дисциплинарное взыскание в виде замечания, выговора, либо увольнение.

Причем если увольнение по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ прекращает трудовое отношение работника с работодателем, то наложение иного дисциплинарного взыскания не прекращает трудового отношения. Поэтому за вновь совершенное трудовое правонарушение может последовать применение дисциплинарного взыскания, как в виде увольнения, так и в виде любого иного дисциплинарного взыскания из перечня дисциплинарных взысканий, перечисленных в ст. 192 ТК РФ (замечание, выговор, увольнение по соответствующим основаниям).

Нельзя не заметить, что законодатель специально закрепил положение о недопущении применения дисциплинарных взысканий, не предусмотренных федеральными законами, уставами и положениями о дисциплине. Следовательно, работодатель должен учитывать только те дисциплинарные взыскания, которые допустимы законодателем.

В этой связи, определяя «неоднократность», необходимо учитывать то, что за каждый проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание. А также: если в течение года со дня применения дисциплинарного взыскания работник не будет подвергнут новому дисциплинарному взысканию, то он считается не имеющим дисциплинарного взыскания (ст. ст. 193, 194 ТК РФ). В современном Трудовом кодексе (п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ) речь идет о применении дисциплинарного взыскания в виде увольнения. Следовательно, при увольнении по данному основанию необходимо проверять правильность наложения всех дисциплинарных взысканий, которыми работодатель обосновал приказ об увольнении. Причем принимаются во внимание лишь те дисциплинарные взыскания, которые имеют в данный момент юридическое значение: не сняты досрочно, со дня наложения которых до издания приказа прошло не более 1 года и т.п. (ст. 192 ТК РФ) .
———————————
Гражданское дело из архива Южно-Сахалинского городского суда. N 2-8139/2002.

Пример. Так, М. обратился в суд в связи с тем, что он был уволен по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ 02.09.2002. Из материалов гражданского дела усматривается, что 27 августа 2001 г. приказом N 1117-к М. объявлен строгий выговор. К моменту увольнения — 02.09.2002, прошел год со дня наложения дисциплинарного взыскания, и на основании ч. 1 ст. 194 ТК РФ считается, что работник уже не имеет дисциплинарного взыскания. Иных фактов нарушения трудовой дисциплины М. до увольнения в судебном заседании не установлено. Следовательно, при данных обстоятельствах увольнение М. нельзя признать законным. Таким образом, чтобы прекращение трудового договора было правомерным, работодателю при увольнении по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ необходимо одновременно соблюсти правила наложения дисциплинарного взыскания и соблюсти процедуру увольнения.

1. Советское законодательство о труде: Справочник / Отв. ред. В.В. Клепцов. М.: Профиздат, 1984. С. 75. (Причем авторы Справочника указывают на то, что аналогичная норма содержится в Разъяснении Госкомтруда СССР и ВЦСПС от 25 октября 1983 г.).

Автор: И.Андриановская — Доцент, завкафедрой гражданского и трудового права ЮИ Сахалинского государственного университета

Источник: «Вопросы трудового права», 2011, N 2