Судебный пристав по пдс

Арбитражный суд Алтайского края

«Статья 11. Обязанности и права судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов

«Статья 11. Обязанности и права судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов

1. Судебный пристав по обеспечению установленного порядка деятельности судов обязан:
обеспечивать в суде, а при выполнении отдельных процессуальных действий вне здания, помещений суда безопасность судей, присяжных заседателей и иных участников судебного процесса;
обеспечивать по поручению судьи безопасность доставки уголовного дела и вещественных доказательств к месту проведения судебного заседания;
поддерживать общественный порядок в здании, помещениях суда;
выполнять распоряжения председателя суда, председательствующего в судебном заседании судьи по обеспечению общественного порядка в здании, помещениях суда;
осуществлять охрану здания, помещений суда;
в случае принятия решения об охране здания, помещений суда в круглосуточном режиме осуществлять такую охрану;
на основании постановления суда (судьи) или дознавателя службы судебных приставов осуществлять привод лиц, уклоняющихся от явки по вызову суда (судьи) или дознавателя службы судебных приставов;
на основании постановления судебного пристава-исполнителя, утвержденного старшим судебным приставом, осуществлять привод лиц, уклоняющихся от явки по вызову судебного пристава-исполнителя;
по поручению старшего судебного пристава обеспечивать безопасность судебных приставов-исполнителей, иных должностных лиц Федеральной службы судебных приставов при исполнении служебных обязанностей;
при исполнении служебных обязанностей предупреждать и пресекать преступления и правонарушения, а в случае необходимости передавать правонарушителей в органы внутренних дел;
взаимодействовать с сотрудниками органов внутренних дел, военнослужащими воинских частей (подразделений) и иными лицами, осуществляющими конвоирование и (или) охрану лиц, содержащихся под стражей, по вопросам охраны и безопасности конвоируемых лиц;
проходить специальную подготовку, военно-врачебную экспертизу, а также периодическую проверку (не реже одного раза в год) на пригодность к действиям в условиях, связанных с применением физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия.
2. Судебный пристав по обеспечению установленного порядка деятельности судов имеет право:
при осуществлении привода лица, уклоняющегося от явки по вызову суда (судьи), дознавателя службы судебных приставов или судебного пристава-исполнителя, входить на территории, в помещения в целях задержания и принудительного доставления лица, уклоняющегося от явки по вызову, при наличии достаточных оснований полагать, что на этой территории, в этом помещении может находиться указанное лицо;
при осуществлении привода лица, уклоняющегося от явки по вызову суда (судьи), входить в жилые помещения в случае, указанном в постановлении суда (судьи);
в целях обеспечения безопасности при совершении исполнительных действий входить на территории, в помещения совместно с судебным приставом-исполнителем в случаях и порядке, которые предусмотрены Федеральным законом «Об исполнительном производстве»;
проверять документы, удостоверяющие личность, у лиц, находящихся в зданиях, помещениях судов, зданиях и помещениях Федеральной службы судебных приставов, а также при осуществлении привода лиц, уклоняющихся от явки по вызову суда (судьи), дознавателя службы судебных приставов или судебного пристава-исполнителя;
в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации, осуществлять личный досмотр лиц, находящихся в зданиях, помещениях судов, зданиях и помещениях Федеральной службы судебных приставов, а также досмотр находящихся при них вещей при наличии оснований полагать, что указанные лица имеют при себе оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, взрывные устройства, наркотические средства или психотропные вещества и иные представляющие угрозу для безопасности окружающих предметы, вещества и средства;
не допускать в здание, помещения суда, здания и помещения Федеральной службы судебных приставов лиц, имеющих при себе оружие, боеприпасы (за исключением лиц, осуществляющих конвоирование и (или) охрану лиц, содержащихся под стражей), взрывчатые вещества, взрывные устройства, наркотические средства или психотропные вещества и иные представляющие угрозу для безопасности окружающих предметы, вещества и средства, в случае необходимости задерживать указанных лиц и передавать их в органы внутренних дел;
осуществлять производство по делам об административных правонарушениях в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации об административных правонарушениях;
при исполнении служебных обязанностей обращаться за содействием к сотрудникам органов внутренних дел, органов миграционного учета, органов федеральной службы безопасности, органов, уполномоченных в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций, иных органов государственной власти, органов местного самоуправления, а также к военнослужащим внутренних войск;
применять физическую силу, специальные средства и огнестрельное оружие в случаях и порядке, которые предусмотрены настоящим Федеральным законом.»;

Новгородцу грозит пять лет за якобы укушенный палец пристава

Новгородцу грозит пять лет за якобы укушенный палец пристава

Автомобилиста из Новгородской области обвиняют в нанесении увечий судебному приставу, хотя Леонид Петров утверждает, что степень увечий исполнителя значительно преувеличена.

Изъятие машины у автомобилиста за долги судебными приставами обернулось уголовным делом в отношении водителя. Его обвиняют в оскорблении представителей власти и применении насилия. Оно заключается в том, что он якобы укусил пристава за палец. Правда, запись с видеорегистратора заставляет усомниться в этом, что, впрочем, не явилось аргументом для прокурора, направившего дело в Новгородский районный суд.

Корреспондент НТВ Юлия Олещенко вникла в детали истории о якобы покусанном приставе.

Злостный алиментщик, грубиян, покусавший судебного пристава в двух шагах от поста ГИБДД во время изъятия автомобиля за долги. Таким должен ощущать себя 42-летний житель Великого Новгорода Леонид Петров. Это ему поздним вечером 1 октября в рамках рейда предложили прямо на трассе покинуть автомобиль, забрать вещи и не мешать погрузке транспортного средства на эвакуатор.

Но готовясь ответить в суде сразу по двум статьям — «Публичное оскорбление» и «Причинение насилия к представителю власти», Петров уверен: судебные приставы действовали незаконно.

Леонид Петров, обвиняемый: «Мне вменялись долги, о которых мне ничего не было известно в сумме 98 тысяч рублей по алиментам. Хотя сыну через три месяца исполнится 20 лет. Это какие-то старые долги. Никто меня не беспокоил и все я исправно платил. А долги по штрафам ГИБДД еще 19 сентября были списаны с моего карточного счета».

Вот как поведение Петрова описывает присутствовавшее при этом должностное лицо.

Надежда Астафьева, начальник отдела организации работы по реализации имущества должников: «Гражданин начал физически оказывать сопротивление судебным приставам. Одного пристава он оттолкнул от багажника, в это время вмешался судебный пристав по ОПД, который обязан обеспечивать безопасность исполнителей при совершении этих действий. Им пришлось применить наручники. В это время он укусил одного судебного пристава по ПДС за палец».

Новые задачи и функции Федеральной службы судебных приставов: законодательное регулирование, приоритетные задачи и проблемы

Интернет-конференция
Директора Федеральной службы судебных приставов —
главного судебного пристава Российской Федерации
Артура Олеговича Парфенчикова

16 сентября 2009 года в 11-00 в Информационном агентстве ГАРАНТ состоялась интернет-конференция Директора Федеральной службы судебных приставов — главного судебного пристава Российской Федерации — Артура Олеговича Парфенчикова.

Тема конференции: «Новые задачи и функции Федеральной службы судебных приставов: законодательное регулирование, приоритетные задачи и проблемы».

Интернет-конференция организована Информационным агентством ГАРАНТ. Информационное агентство ГАРАНТ свидетельство: ИА N 77-14642. При распространении сообщений и материалов Информационного агентства другим средством массовой информации ссылка на Информационное агентство обязательна (ст. 23 Закона «О СМИ»).

В подготовке стенограммы принимает участие журнал «Законодательство».

Ведущий интернет-конференции — Царь Сергей Петрович (ИА ГАРАНТ).

Доброе утро, уважаемые дамы и господа! Здравствуйте, уважаемая интернет-аудитория! Мы начинаем нашу интернет-конференцию. Разрешите представить нашего гостя — Артура Олеговича Парфенчикова — Директора Федеральной службы судебных приставов-главного судебного пристава Российской Федерации.

Уважаемый Артур Олегович, позвольте поблагодарить Вас за то, что Вы нашли время прийти сегодня на нашу интернет-конференцию.

Тема интернет-конференции: «Новые задачи и функции Федеральной службы судебных приставов: законодательное регулирование, приоритетные задачи и проблемы».

В 2009 году в федеральное законодательство, регламентирующее вопросы деятельности Федеральной службы судебных приставов, были внесены существенные изменения, значительно расширяющие полномочия судебных приставов.

Изменения, внесенные в Федеральный закон «О судебных приставах», вызвали широкий общественный резонанс.

Одни исследователи полагают, что полномочия судебных приставов были неоправданно расширены, и это весьма неблагоприятно отразится на развитии системы исполнительного производства в России. Другие исследователи, напротив, убеждены, что внесенные поправки будут способствовать своевременному, а также более эффективному исполнению судебных актов и актов других органов, позволят продуктивнее бороться со злостными должниками.

Федеральным законом от 19.07.2009 года N194-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О судебных приставах» уточнены функции службы судебных приставов, а также права и обязанности ее должностных лиц. В дополнение к имеющимся полномочиям судебные приставы получили право входить в помещение, занимаемое должником, а также на территории и в помещения при наличии достаточных оснований полагать, что там находится разыскиваемое лицо; принудительно доставлять в суд гражданина, если суд того потребует; проверять у людей документы; проводить личный досмотр посетителей судов; вскрывать квартиры должников; запрещать выезд за границу; взять под арест автомобиль злостного неплательщика.

Кроме того, по-прежнему возникают многочисленные вопросы, связанные со значительным расширением в 2008 году списка статей Уголовного кодекса Российской Федерации, относящихся к подследственности Федеральной службы судебных приставов. К подследственности ФССП России были отнесены преступления, предусмотренные статьей 294 («Воспрепятствование осуществлению правосудия»), статьей 297 («Неуважение к суду»), статьей 311 («Разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи и участников уголовного процесса»), статьей 312 («Незаконные действия в отношении имущества, подвергнутого описи или аресту либо подлежащего конфискации»), статьей 315 («Неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта»), статьей 157 («Злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей», статьей 177 («Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности»).

В ходе интернет-конференции планируется обсудить причины принятия Федерального закона от 19.07.2009 года N194-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О судебных приставах» и его роль для дальнейшей модернизации и реформирования системы исполнительного производства в Российской Федерации; проанализировать новеллы законодательства, регламентирующего вопросы деятельности Федеральной службы судебных приставов; охарактеризовать результаты деятельности Службы в первом полугодии 2009 года; а также преимущества новых функций, которыми действующее российское законодательство наделило судебных приставов.

На эти и другие актуальные вопросы интернет-аудитории в ходе интернет-конференции ответит Директор Федеральной службы судебных приставов-главный судебный пристав Российской Федерации Артур Олегович Парфенчиков.

Ведущий: Артур Олегович, если позволите, первый блок вопросов, касающийся актуальных вопросов деятельности Федеральной службы судебных приставов. Расскажите о наиболее приоритетных задачах, стоящих перед Федеральной службой судебных приставов и ее территориальными органами в настоящее время. Какие трудности возникают в процессе ее реализации на практике?

Парфенчиков А.О.:

Благодарю за возможность пообщаться с такой широкой аудиторией, тем более, в таком уважаемом и известном учреждении. Я думаю, что польза от такого общения будет взаимной, и нам удастся решить ряд вопросов, которые сегодня возникают, и, может быть, даже не всегда корректно комментируются в средствах массовой информации. Постараюсь более понятно и доступно объяснить причины тех или иных мероприятий, действий, которые проводит сегодня Федеральная служба судебных приставов.

Задачи Федеральной службы судебных приставов достаточно четко определены в соответствующих нормативных документах. Безусловно, это исполнение судебных решений и, что очень важно, решений различных уполномоченных органов федерального, регионального и муниципального уровней. То есть тех органов, которые принимают решения в порядке выполнения различных административных функций, определяют административные взыскания, в первую очередь, штрафы. В исполнительном производстве 50% занимают судебные решения, 50% — акты уполномоченных органов.

На вопрос, какие важные задачи в настоящее время решают Федеральная служба судебных приставов и ее территориальные органы, отвечу, что в целом, мы, безусловно, идем в ногу со временем. Все происходящие в обществе процессы, так или иначе, отражаются на наших действиях. Если говорить о том, что мы живем в рамках глобального кризиса, мы не можем сегодня не упомянуть о тех проблемах, которые актуализировались с конца прошлого года. Мы их обозначали как приоритетные. В первую очередь, это социальные взыскания по судебным решениям, заработная плата. В целом ситуация нами контролируется. Недавно мы подвели очередной мониторинг по итогам 8 месяцев: 85% исполнительных документов, которые поступают в нашу Службу, завершаются фактическим исполнением, то есть взысканием заработной платы и перечислением ее взыскателям. Речь идет об алиментах, потому что в нынешних условиях очень важно обеспечить поступление денежных средств на содержание ребенка. Здесь мы также проводим работу по разным направлениям. В данном случае нельзя говорить о каком-то одном универсальном средстве, которое позволяет нам решать указанную проблему. Каждое исполнительное производство начинается с мероприятий по трудоустройству должника. Не по принуждению, не по принятию каких-то мер, направленных на привлечение его к ответственности — это все находится на завершающей стадии исполнительного производства, если не достигнут консенсус, а начало — это именно совместный с нашим должником поиск решения. У нас на сегодняшний день установлено тесное взаимодействие с Федеральной службой занятости и на федеральном уровне, и на местах. Несмотря на кризис, по последним данным за первые полгода 2009 года нам удалось трудоустроить более 13 тысяч должников по стране: это только те, кто обязан платить алименты. Имеются очень интересные факты, когда мы находили даже достаточно высокооплачиваемую работу, решали проблемы и самого должника, и ребенка. Здесь мы нашли очень активную поддержку со стороны наших религиозных конфессий. Потому что есть вопросы не только духовного воспитания наших граждан, но и более конкретные, такие как социальная реабилитация должников, потому что не все из них находятся в приемлемом социальном статусе, и им требуется какой-то период на адаптацию. Мы вправе ожидать помощи от православной церкви, с учетом наличия большого количества действующих на сегодняшний день монастырей. В настоящее время эта практика ведется, что можно узнать из средств массовой информации. Очень важно, чтобы такая работа проводилась и с работодателем. Имеются факты, когда работодатель отказывает нашим должникам. Здесь тоже мы надеемся на помощь религиозных конфессий. Например, в южных регионах, и в Поволжске, где проживает мусульманское население, происходит обмен информацией. Должник не может совершить хадж в Мекку, потому что человек не может иметь долгов в преддверие такого важного в его жизни события.

Кроме того, мы уделяем очень серьезное внимание взысканию кредитов.

Если говорить о приоритетных задачах, то любая ситуация, которую мы возьмем с точки зрения деятельности Службы, актуальна и важна. Недавно мы провели совместное координационное совещание с нашими коллегами из МЧС: уже за 8 месяцев получили на исполнение почти 10 тысяч судебных решений, инициированных нашими коллегами из МЧС, которые связанны с приостановлением деятельности различных учреждений и объектов. В данном случае крайне необходимо очень взвешенно подходить к указанным проблемам. Именно этому было посвящено наше координационное совещание. За нашей совместной деятельностью с МЧС стоит обеспечение безопасности граждан. То же самое, если мы возьмем очень значительный по объему вопрос нашего взаимодействия с коллегами из ГИБДД.

Ведущий: Голикова Ольга из Владимирской области интересуется. Расскажите, какие Вы предпринимаете меры в целях профилактики и искоренения коррупции в Вашем ведомстве? Слышала о том, что в Федеральной службе судебных приставов начали действовать специально разработанные программы профилактики коррупции.

Парфенчиков А.О.:

Такая программа у нас действует уже достаточно давно. И это уже не первая программа профилактики коррупции. В Службе созданы специальные подразделения по обеспечению безопасности и профилактики коррупции. В первом полугодии 2009 года возбуждено 418 уголовных дел в отношении 258 работников. Мы не скрываем проблемы, которые есть в нашей Службе. Более того, мы их активно выявляем. 94% преступлений, о которых я сказал, то есть из 418 преступлений 382 преступления выявлено нашими подразделениями собственной безопасности. Мы контролируем выявление этих преступлений, направляем материалы в правоохранительные органы, и продолжаем их мониторинг и расследование, а также рассмотрение их в суде. В случаях необходимости мы оказываем соответствующую поддержку следственным и судебным органам. Но, что очень важно, мы воспринимаем коррупцию, как двустороннее движение. Мы понимаем, что коррупция всегда определяется не только действиями должностного лица государственного органа, но и того гражданина, который предлагает те или иные мотивации для совершения коррупционных действий. Поэтому у нас сегодня активно ведется работа по выявлению соответствующих фактов попыток склонения наших служащих к коррупционным действиям; по их мотивации на выявление таких действий и привлечение к уголовной ответственности лиц, которые пытаются дать взятку работникам службы судебных приставов. За прошедшие 9 месяцев текущего года по материалам Федеральной службы судебных приставов, правоохранительными органами зафиксировано 14 фактов попыток дать взятку работникам Службы, возбуждено 14 уголовных дел. Последнее уголовное дело было возбуждено позавчера в Волгоградской области, когда была предпринята попытка склонить пристава за сумму в 10 тысяч рублей к совершению противозаконных действий. Пристав сообщил об этих попытках в отдел собственной безопасности, совместно с правоохранительными органами организовали соответствующие мероприятия. Взяткодатель был задержан. Мы считаем, что здесь нельзя подходить односторонне, что на линии коррупции всегда стоит только должностное лицо. С другой стороны, всегда есть гражданин или представитель юридического лица, которые заинтересованы в таких противозаконных действиях. В августе 2009 года была зафиксирована очень крупная взятка в Ростовской области, которую пытался дать представитель юридического лица за совершение незаконных действий судебного пристава. Однако, он тоже был задержан. Поэтому я полагаю, что процесс профилактики и искоренения коррупции в Службе на сегодняшний день находится под контролем. Мы стараемся его совершенствовать, но те цифры, которые я назвал, являются свидетельством тому, что соответствующая работа проводится, и предупреждением тем, кто, действительно, желает решать свои проблемы таким незаконным способом во взаимодействии со службой судебных приставов. Очень велика вероятность быть изобличенными в таких противозаконных действиях, потому что нами создана вполне прозрачная законная система мотивации, поощрения работников в части выявления фактов попыток дать вознаграждение, взятки за совершение тех или иных незаконных действий или бездействия. Эта работа является составной частью оценки общей деятельности территориального органа. Это тоже мотивирует руководителей на организацию этой работы, потому что, чем более серьезные результаты противодействия коррупции достигает конкретное территориальное подразделение, тем более высокое место в рейтинге оно занимает. Естественно, это тоже мотивирует и руководителей и работников на такое правомерное поведение.

Ведущий: Перейдем к следующему вопросу из Архангельска. Достоверна ли информация о том, что во многих регионах судебные приставы внедряют электронные формы оплаты долгов через терминалы, банкоматы, а также по интернету? Если, действительно, такая система оплаты торгов введена, то в каких регионах она применяется, каких результатов удалось достигнуть?

Парфенчиков А.О.:

Мы эту работу сейчас проводим. Но, наверное, еще пока следует говорить о тестовом режиме такой деятельности. Она может идти на разном уровне. Самое простое: установка обычных банковских терминалов. Такая работа у нас проводится уже в достаточном количестве регионов. Работа на более серьезном уровне включает в себя создание терминалов с соответствующей программой, когда в любом месте, не только в помещении Службы, должник может получить информацию о наличии соответствующего долга и провести его оплату. Такие моменты у нас уже работают и тестируются параллельно в Тюмени. Что касается интернет-технологий, то в первую очередь, мы достаточно давно используем эту возможность. С началеа 2008 года в интернете размещаем образцы квитанций для оплаты в банк, т.е. это тоже упрощает процедуру оплаты. Человек может выйти на сайт территориального органа, найти квитанцию со всеми реквизитами, внести свои данные и безошибочно произвести оплату, потому что очень часто мы сталкиваемся с ситуацией, когда квитанции заполняются вручную. Любая ошибка влечет за собой потерю денежных средств, и возникает ситуация, когда человек заплатил, и, тем не менее, остается в числе должников. Поэтому, если говорить о конкретных регионах, то уже организован соответствующий прием в Смоленске, Мурманске, Волгограде, Ростове, Оренбурге, Саратове и еще целом ряде регионов. Наибольшее количество платежей внесено должниками через терминал самообслуживания по Республике Башкортостан. Приведу в пример цифры: оплат поступило на сумму почти в 2 миллиона рублей. Ростовская область первой начала тестировать в таком объеме эти направления, установлены терминалы практически в каждом структурном подразделении. Поступила оплата через терминал на 13 миллионов рублей. Идентификация должника осуществляется по номеру исполнительного производства. Основная проблемы заключается в том, что мы должны как-то сопрягать наши потенциальные желания упростить эту ситуацию, с защитой информации о персональных данных. Эти две проблемы должны решаться одновременно, и, конечно, в этом заключается сложность. Конечно, если бы не было проблемы с персональными данными, то это все можно было сделать в гораздо большем объеме. В том числе, сейчас стоит вопрос о размещении в интернет-пространстве информации о должниках. Это очень дискуссионный вопрос с точки зрения права, и, наверное, нашим слушателям и пользователям будет интересна наша позиция? По юридическим лицам — все понятно. Мы уже в течение полутора лет размещаем эту информацию. Если вы выйдете на сайт любого нашего подразделения и на сайт Федеральной службы судебных приставов, то вы можете совершенно четко узнать, является ли то или иное юридическое лицо должником по исполнительному производству. Будет указан номер и территориальное подразделение, которому предписано данное исполнительное производство. Это очень важный элемент, достаточно серьезно мотивирующий юридические лица, особенно те, которые дорожат своей репутацией. Она — соответствующее право на добропорядочное поведение в сфере финансов. Существует много фактов, когда именно мотивация уйти с этого сайта заставляет должников, может быть, в первую очередь решать как-то проблемы с контрагентами, со своими клиентами и т.д. Что касается физических лиц, то здесь вопрос дискуссионный. Моя позиция, и, кстати, эта позиция признана Европейским судом, такова: учитывая, что исполнительное производство и процесс, касающийся исполнения судебных решений, является завершающей стадией правосудия, полагаю, что любая информация о должнике, как об участнике соответствующего судебного процесса, может размещаться в открытом интернет-пространстве. Что касается исполнительных производств по несудебным решениям, здесь ситуация более сложная. Но еще раз повторюсь, эти проблемы сейчас находятся в стадии дискуссии, в стадии мониторинга. По физическим лицам мы уже стали размещать в интернет-пространстве данные о лицах, которые уклоняются от уплаты алиментов, находятся в розыске. Я считаю, что это совершенно законно, потому что это абсолютно публичные правоотношения. Мы вправе обращаться и к населению за помощью в розыске данного гражданина. Тем более, здесь фактически идет речь о розыске и о возбуждении уголовного дела, которое мы также расследуем по статье 157 Уголовного кодекса Российской Федерации. Поэтому мы заинтересованы в расширении использования интернет-ресурсов, но имеются проблемы, о которых я уже сегодня сказал. Думаю, что к концу года заработает интернет-приемная на нашем сайте. Причем, мы планируем сделать интернет-приемную двухуровневой, т.е. обязательно будут созданы интернет-приемные в каждом территориальном органе и интернет-приемная на уровне самой Федеральной службы судебных приставов. Это даст возможность пользователям интернета через соответствующие каналы без письменных вопросов входить со своими заявлениями в нашу Службу. Здесь тоже есть проблемы, в том числе, нормативные. Думаю, что идея приема таких заявлений позволит решить вопросы, которые существуют с точки зрения формальной бюрократии. Должно быть письменное заявление и т.д. Конечно, обязательно будут предъявлены требования к атрибутам соответствующего заявления, электронный адрес, откуда оно поступает. Сейчас это находится в стадии разработки, уже на завершающем вопросе. Весной этого года мы очень активно знакомились с этим опытом в Татарстане, поэтому, я думаю, мы будем активно использовать возможности интернета, что пойдет на пользу и нашим гражданам.

Ведущий: Давайте перейдем к следующему вопросу из Ростова-на-Дону. Вы уже коснулись в своем ответе проблем операторов связи. И следующий вопрос как раз относительно этой проблемы. В прессе Вдовина Наталья прочла информацию о том, что судебные приставы-исполнители в целях исполнения судебных решений стали списывать деньги со счетов мобильных телефонов, требуют от операторов сотовой связи представлять сведения о наличии договоров, о денежных средствах на счетах, блокировать эти счета. Насколько это правомерно? Может быть, это уже закреплено на законодательном уровне?

Парфенчиков А.О.:

По данному вопросу ведется дискуссия. Мы считаем, что наши действия абсолютно правомерны, потому что законом об исполнительном производстве в новой редакции, действующей уже полтора года, очень четко расширен сегмент имущественного статуса должника, на который может налагаться взыскание. Я бы сразу хотел уйти от спора, который пытаются поднять сотовые операторы: являются ли этот счет банковским, не банковским. Для нас это абсолютно не имеет значения. Мы работаем с полным имущественным статусом должника, в том числе, и с его имущественными правами. Анализируя природу денег, поступающих мобильному оператору, сообщу, что они не являются собственностью оператора, потому что имеются соответствующие нормативные документы, регламентирующие характеристику счета. Это можно рассматривать, как платеж, предполагающий авансирование услуг. Указанные деньги не являются собственностью, потому что собственность — это абсолютная категория. А если мы посмотрим природу этого счета, то любой пользователь мобильной связи фактически производит за счет данного счета оплату. И в случае расторжения договора он имеет право получить деньги назад. Но для нас это не принципиально важно, потому что в любом случае между должником и мобильным оператором существуют имущественные правоотношения, в том числе, и обязательства на оказание соответствующих услуг. На мой взгляд, с точки зрения закона об исполнительном производстве, мы вправе сегодня работать с деньгами, которые находятся на счетах. У нас сегодня есть разные случаи, в том числе, это зависит от характеристики договора, от характеристики счета, когда арестовываются деньги, имущественное право требования соответствующих услуг. Безусловно, это новая ситуация в исполнительном производстве. Она требует апробации, мониторинга и соответствующей судебной практики. Но я считаю, что любые имущественные права должника могут находится в поле зрения судебного пристава. Закон об исполнительном производстве предоставил приставу право требовать от соответствующих учреждений, организаций любую информацию, которая необходима для обеспечения исполнительного производства. Половина исполнительных производств являются завершающей стадией судебного процесса. Нужно иметь очень большую смелость, чтобы со стороны мобильных операторов утверждать, что номер мобильного телефона не может быть передан судебного приставу, который работает в рамках исполнения судебного решения. Я знаком с мотивацией отказов мобильных операторов. Кстати, в ряде случаев у нас уже имеются судебные решения, подтвердившие правоту судебного пристава-исполнителя, который не только не согласился с позицией мобильного оператора, но и привлек его к административной ответственности. И суды оставили решение в силе. Не согласен с позицией мобильных операторов, которые регламентируют отказы ссылкой на статью 64 Закона «О связи», о том, что пристав не занимается оперативно-розыскной деятельностью. Но позвольте, судьи и следователи прокуратуры тоже не занимаются оперативно-розыскной деятельностью. Я мог бы привести еще много примеров. Наверное, было бы крайне смелым утверждать, что в случае необходимости суд не может запросить у мобильного оператора номер мобильного телефона лица, который проходит по уголовному или гражданскому делу. И тем более, еще раз повторюсь, в законе об исполнительном производстве очень четко написано, что мы можем получать соответствующую информацию. У нас уже были соответствующие проблемы в прошлом году с Пенсионным фондом, когда нам также со ссылкой на Закон о персональных данных отказывали в предоставлении информации о месте работы должника. Но эта проблема была урегулирована, в том числе, и с точки зрения позиции Генеральной прокуратуры РФ, которая вносила соответствующее представление в адрес Пенсионного фонда РФ. Тем не менее мы достигли правового консенсуса. На сегодняшний день мы получаем необходимую информацию из Пенсионного фонда РФ. Уважаемые коллеги, мы сегодня имеем право получать информацию о банковской тайне, и уровень информации банковской тайны — более серьезный, чем информация о номере мобильного телефона. Более того, на сегодняшний день Законом об исполнительном производстве судебному приставу дается право уведомлять стороны исполнительного производства не только в привычном режиме, путем посылки почтового уведомления по месту регистрации должника, и здесь, кстати, очень много ведется споров, дискуссий. Много проблем возникает у должников, которые не живут по месту регистрации, по вопросам несвоевременности получения этих уведомлений, как раз с точки зрения законности последующих действий судебного пристава. Закон дает нам возможность использовать альтернативные средства, в том числе, электронной связи. Чтобы использовать эти средства, нужно иметь возможность получать информацию об этих средствах связи. И более того, очень часто это делается в первую очередь в интересах самих должников. Вообще практика использования системы автообзвона, рассылки смс-сообщений или звонков по мобильным телефонам показывает, что 30% должников, в отношении которых использовалась такая телефонная мера уведомления, после установления контакта с судебным приставом приходят и добровольно все оплачивают. Эта процедура происходит без последствий для должника и, конечно, в более простом, быстром режиме для судебного пристава-исполнителя и для взыскателя. Поэтому мы считаем, что наша позиция здесь абсолютно правовая. Мы будем добиваться от мобильных операторов работы именно в таком режиме. Мне эта ситуация знакома, раньше я занимался и следствием, и оперативно-розыскной деятельностью, помню те споры, которые возникали по этому вопросу. Могу согласится с тем, что статья 64 говорит в первую очередь о роуминге, т.е. о тех данные, которые не просто предоставляют номер мобильного телефона, а данные о каких-то вопросах, связанных с частной жизнью должника. Хотя вопрос тоже дискуссионный. Понимаете, статья 64 очень специальная, прямо относит вопросы взаимодействия оператора мобильной связи с вопросами оперативно-розыскной деятельности, четко расписывает эти вопросы. Там ничего не говорится о том, что мобильный оператор не должен предоставлять соответствующую информацию судебному приставу-исполнителю в рамках исполнительного производства. Я даже здесь не вижу противоречия между статьей 64 и Законом «Об исполнительном производстве» в контексте полномочий судебного пристава, потому что это разные нормы. Конечно, может быть правильно этот вопрос отразить и в Законе «О связи», и, наверное, этим нужно заниматься для того, чтобы синхронизировать Закон «Об исполнительном производстве» и Закон «О связи». Тот набор аргументов, который я вам только что привел, наличие судебных решений, о которых я сказал, все-таки дает нам право требовать от мобильных операторов предоставления соответствующей информации о мобильных телефонах и денежных средствах. Тем более, понимаете, я приведу простой пример, зачем мы это запрашиваем. Например, взять те же самые алименты. У нас очень часто человек приходит и говорит: я не плачу алименты, потому что у меня нет денег, я не работаю и т.д. Мы должны изучить имущественный статус должника, проверить его доводы. Одним из очень интересных методов проверки этих доводов является проверка счета мобильного телефона. У нас были случаи, когда человек платит 100 рублей в месяц своему ребенку, а на мобильный телефон в месяц кладет полторы тысячи. И в этой ситуации у нас возникает очень удобная форма беседы с должником, когда на его утверждение о том, что он больше ничего заплатить не может ребенку, кроме этих ста рублей, мы кладем ему распечатку его трат на мобильный телефон, где указаны полторы тысячи, и говорим, что, наверное, давайте будем на сто рублей разговаривать по мобильному телефону, а полторы тысячи отдадим ребенку. Поэтому я думаю, что наши действия абсолютно обоснованы не только с точки зрения закона, но и с точки зрения морально-нравственных вопросов.

Ведущий: Перейдем к следующему вопросу. Каким образом в настоящее время решена проблема реализации арестованного имущества и внедрения системы электронных торгов по его продаже?

Парфенчиков А.О.:

Это вопрос очень дискуссионный, и мы достаточно ограничены в участии в этой дискуссии, потому что на сегодняшний день служба судебных приставов не занимается реализацией имущества. После ареста имущества, его оценки, мы обязаны его передать в Федеральное агентство по управлению государственным имуществом для последующей реализации. Мы пытаемся влиять на этот процесс, использовать свой ресурс, например, мы активно участвуем в информировании населения об имуществе, которое нами арестовано, передано на реализацию. Здесь можно говорить об использовании интернет-ресурса, если вы сегодня выйдете на наш сайт, то можете найти портал арестованного имущества, переданного на реализацию, и через соответствующую систему выяснить, если вам нужен велосипед, то вы можете узнать какие велосипеды Федеральное агентство сегодня можем вам предложить. Вы заносите любой вид имущества и получаете информацию по всей стране. Но, к сожалению, мы пока находимся в стадии дискуссии. Мы считаем, что эта функция должна быть передана Федеральной службе судебных приставов. Имеется в виду именно арестованное имущество, мы не говорим о конфискате, об имуществе, которое является государственным. Здесь мы абсолютно согласны, что это компетенция Федерального агентства по управлению государственным имуществом. Но касаемо арестованного имущества, мы считаем это, безусловно, вопрос ответственности судебного пристава-исполнителя. И тем более, что здесь нарушается процесс не только движения имущества, здесь нарушается исполнительный процесс. Т.е. получается, что ответственность приставов вымывается на стадии реализации соответствующим образом, возникают проблемы у сторон исполнительного производства по обжалованию бездействия судебного пристава-исполнителя, потому что пристав за определенные ресурсы не отвечает. И все-таки мы считаем, что нет никакой коррупционной составляющей в этом вопросе, потому что арестованное имущество имеет собственника. И, конечно, у частного собственника имеется интерес, чтобы это имущество было продано как можно дороже, реализовано. Безусловно, такой же интерес есть у другой стороны исполнительного производства, у взыскателя, потому что ему интересно получить реальные деньги. И, зачастую, он заинтересован в том, чтобы даже то имущество, которое пристав нашел и передал на реализацию, было продано максимально дороже. Поэтому здесь проводится процессуальный контроль, поэтому мы считаем, что здесь никаких проблем быть не должно. Мы отстаиваем эту позицию, мотивируем ее. Кстати, я 4 дня назад вернулся с Международного конгресса судебных приставов-исполнителей. Это абсолютно мировая практика, буквально, в подавляющем большинстве стран Европы, за исключением, по-моему, трех. Реализация имущества, причем, как правило, это прямая реализация имущества, совершается судебным приставом. Мы же пока сегодня говорим не о реализации имущества приставом, а об организации реализации, т.е. мы сегодня, конечно, готовы освоить только стадию, связанную именно с организацией, с отбором поверенных и за контролем их деятельности. А во многих странах Европы, кстати, как и в России, до 1917 года, в рамках действовавшего законодательства очень корректно, понятно, профессионально в контексте исполнительного производства реализация имущества происходила на прямых аукционах, которые организовывались судебными приставами совместно с органами местного самоуправления, земствами.

Ведущий: Следующий вопрос. Появится ли у судебного пристава-исполнителя финансовый стимул исполнить любое решение суда, как это было до 2000 года, когда судебный пристав получал хотя бы маленькую, но определенную часть от процентного сбора? Может быть, получая часть сбора от взысканной суммы официального долга, пристава сложнее будет заинтересовать в неисполнении решения суда?

Парфенчиков А.О.:

Это очень сложный вопрос. Я не могу его отрицать на сегодняшний день, потому что его можно прорабатывать, и он, как вы правильно сказали, существовал до 2000 года. Наверно, технически это возможно, имеется международная практика такого стимулирования. Но, в первую очередь, сегодня необходимо улучшить социальный статус судебного пристава-исполнителя, пристава-исполнителя по ПДС.

Мы полагаем, что Российской Федерации очень многое зависит от развития. Не все упирается в деньги, существует принцип служебной преданности. Т.е. человек должен гордится своей профессией, тем, что он находится на службе. Тем более, длительная служба должна мотивироваться, и заработной платой, и какими-то социальными гарантиями со стороны государства. Поэтому, не отрицая то, о чем вы говорите, мы бы очень хотели, чтобы все-таки в кратчайшие сроки была завершена реформа государственной службы в Российской Федерации, был принят закон о правоохранительной службе, в проекте которого есть и Федеральная служба судебных приставов, в силу тех полномочий, которые она осуществляет. И мы считаем, что развитие социальных гарантий, в первую очередь, мотивирует пристава на надлежащее выполнение тех функций, которые на него возложены. Хотя, еще раз повторюсь, и то, о чем вы говорите, не является исключающим компонентом.

Ведущий: То, что изменения, внесенные в федеральное законодательство о судебных приставах, вызвали широкий общественный резонанс, это еще мягко сказано. Теперь судебные приставы получили право принудительно доставлять в суд людей, если суд того потребует, проверять документы и т.д. Артур Олегович, не считаете ли Вы, что велик риск злоупотреблений в деятельности судебных приставов? При этом доказать произвол и эти злоупотребления гражданам будет очень сложно. Хотелось бы услышать Ваше мнение по данному вопросу. В какие инстанции могут обращаться граждане, посчитавшие, что действиями судебных приставов нарушены их права и законные интересы?

Парфенчиков А.О.:

Абсолютно не согласен с этим утверждением, потому что принудительно доставлять приставы могли и раньше. Здесь, если говорить о новой редакции Закона о судебных приставах, как раз очень много, я бы так сказал, может быть, не правовым термином, растолковано в контексте, или усовершенствовано в контексте существовавших полномочий судебного пристава по ПДС. Мы должны делать суд прозрачным, быстрым и справедливым. Происходила ненормальная ситуация, когда пристав, будучи обязанным судом доставить человека на судебный процесс для дачи важных свидетельских показаний (зачастую личная неявка свидетеля в суд влекла за собой затягивание судебного процесса, затягивание содержания под стражей подсудимого, который еще не признан виновным, необходимость неоднократного повторного вызова в суд других свидетелей по ходатайству сторон), приходил к дверям квартиры, зная, что свидетель находится за дверью в своем жилище, но исполняя решение суда не мог его доставить в суд.

Это судья должен принять решение, дать полномочия приставу зайти в квартиру с учетом важности свидетеля для конкретного судебного процесса и информации о его предыдущем поведении. Поэтому судья дает соответствующее поручение, и пристав, исполняя санкцию суда, заходит в помещение, доставляет человека в суд. И у человека всегда есть возможность пожаловаться тому судье, к которому он пришел, и потребовать занести жалобу в протокол. Более того, у него остается право непосредственно обжаловать действия пристава в суд, в прокуратуру, старшему судебному приставу. Поэтому здесь имеет место и ведомственный контроль, и прокурорский, и судебный. И самое главное: свидетель, в отношении которого применена данная мера, сразу находится, появляется в судебном правовом поле. Ему дается трибуна, его допрашивают, он может сделать заявление. «Я хочу сделать заявление, хочу занести в протокол, что в отношении меня были совершены такие действия:» Поэтому, еще раз повторюсь, контроль непосредственно возложен на судью, который осуществляет процесс, потому что он дает соответствующее указание. И он оценивает действия пристава, который исполнил или не исполнил по тем или иным причинам соответствующее решение судьи. Что касается проверки документов, пристав находится в суде и, конечно, должен иметь возможность понять, кто сегодня пришел в суд и с какой целью. Наверное, мы должны использовать и компьютерную базу. У нас сегодня существует две проблемы: с одной стороны, мы должны обеспечить открытость судебного процесса, а с другой стороны, обеспечить его безопасность. Сложность задач судебного пристава по ПДС состоит в том, что он всегда действует официально, в рамках какого-то правого поля в суде. Он не может скрыться, он всегда действует открыто. Это особенно актуально для регионов Северного Кавказа, да и не только. Поэтому надо проверять документы. Это существует не только в России, но и в других странах, например, в Германии. А что здесь такого? Культурно проверить документы, пропустить в суд, выяснить, зачем человек пришел в суд. И если человек открыто скажет, что пришел на такой-то процесс, хочет на нем поприсутствовать, наверное, никаких проблем у гражданина не будет, если при этом он не находится в розыске и нет вопросов к его поведению.

Ведущий: Спасибо, Артур Олегович. Переходим к следующему вопросу. Временные ограничения на выезд должника из РФ возможно установить одновременно с возбуждением исполнительного производства по заявлению взыскателя (ст.67). Законна ли данная мера, если судебный акт, на основании которого возбуждается исполнительное производство выдан на основании заочного решения суда, либо исполнительное производство возбуждается на основании судебного приказа, и должник может и не знать, что в отношении него в суде ведется какое-либо производство? Получается, что мера принудительного исполнения применяется к должнику без срока для добровольного исполнения.

Парфенчиков А.О.:

Во-первых, от того, является ли заочным судебное решение, либо это судебный приказ, от этого его юридическая природа не меняется, оно в любом случае остается судебным решением. Заочным оно часто является именно по вине самого ответчика. У нас ведь зачастую люди очень легкомысленно относятся к тому, что нужно являться в суд, если они получили повестку. А если человек не живет по месту регистрации, необходимо как-то определять контакт с той корреспонденцией, которая возможно может приходить на тот адрес, который указан в повестке. Обращаясь к международной практике, скажу, что почтовое письменное уведомление направляется по тому адресу, который указан как юридический адрес. При получении исполнительного листа и соответствующего заявления взыскателя, первое, что делает судебный пристав-исполнитель, возбуждает исполнительное производство и направляет копию постановления о возбуждение исполнительного производства по тому адресу, который указан в исполнительном листе должнику с предоставлением ему 5-дневного срока на добровольную оплату. Пять дней дается должнику для того, чтобы даже в рамках исполнительного производства без всяких для него последствий произвести соответствующую оплату, или исполнение каких-то действий, которые возложены на него судом. Мы сегодня, как правило, ориентируемся на тот адрес, который указан в исполнительном листе, но практика показывает, что нам, видимо, необходимо будет эту информацию сверять с официальной регистрацией должника. Нами уже готовится соответствующее указание по предложению директора. Мы поставлены в такую ситуацию, что иногда у нас в исполнительном листе указан адрес прежней регистрации должника, а мы в любом случае должны свои правовые действия осуществлять по адресу существующей регистрации. Поэтому, видимо, нам придется здесь свою работу немножко усложнить, и осуществлять действия по предварительной проверке. Опять возникает вопрос по получению соответствующей информации, с чего надо начинать. Надо начинать с получения номера телефона должника. Позвонить, или направить смс, что в отношении вас поступило исполнительно производство. Действительно, бывают случаи, когда должник уведомляется ненадлежащим образом, и после того, как мы его информируем, он идет в суд, подает соответствующую жалобу, просит продлить ему срок обжалования и т.д. Поэтому мы должны максимально расширить полномочия пристава по получению той информации, которая может помочь ему установить правовое пространство с должником. Еще раз говорю, самое оптимальное — это электронные средства связи.

Ведущий: Ст. 64 ФЗ «Об исполнительном производстве» дает судебному приставу-исполнителю право запрашивать необходимые сведения у органов, как на территории РФ, так и у иностранного государства, в соответствии с международными договорами. А что судебный пристав-исполнитель может сделать с информацией, полученной из-за рубежа, о денежных средствах и имуществе должника в иностранном государстве? Как можно наложить арест и обратить взыскание на это имущество?

Я согласен с вами, что здесь имеются проблемы, и мы сейчас эту проблему обсуждаем. Любые действия, связанные с возможностью осуществления каких-то процессуальных форм на территории другого государства, должны быть четко регламентированы в двусторонних международных соглашениях, или в соответствующих конвенциях. А мы сегодня такой возможности не имеем. Что нам дает информация об имуществе должника за рубежом? Характеристику должника, как злостного. И сегодня мы, если говорить о кредитах, имея такую информацию, можем обоснованно возбудить уголовное дело по статье 177 Уголовного кодекса Российской Федерации. Есть случаи, когда должник официально заявляет о том, что у него нет имущества, чтобы погасить кредит. Мы получаем информацию о том, что имущество у него находится не в России, а в другой стране. Мы предъявляем ему эту информацию и предупреждаем об уголовной ответственности за злостное уклонение от кредиторской задолженности. Т.е. у него остается право выбора: реализовать имущество или каким-либо другим образом его перевести, если это счета в банках, и погасить кредит, либо совершенно обоснованно быть подвергнутым уголовной ответственности по статье 177 УК РФ. А эта статья предусматривает ответственность вплоть до лишения свободы до 2 лет. То же самое по алиментам и т.д. Конечно, хотелось бы иметь больше возможностей, но здесь уже вопросы все-таки международного права.

Ведущий: В каких регионах в настоящее время Вашим ведомством зафиксировано наибольшее число должников? В каких субъектах ситуация складывается наиболее благоприятно?

Парфенчиков А.О.:

Здесь можно говорить о том, что наибольшее количество должников проживает, как ни странно, не в Москве. Но здесь необходимо рассматривать вопрос, наверное, не в контексте наличия должников, а в том количестве исполнительных производств, которые регистрируются. Нас не устраивает ситуация по Москве и Московской области. Поэтому мы сейчас проводим масштабное реформирование московской службы. Мы понимаем, что нужно создать большее количество подразделений в Москве. Мы планируем за счет других регионов провести перераспределение штатной численности, усилив московские подразделения. Что касается конкретно заданного вопроса, то наибольшее количество исполнительных документов у нас в Приволжском федеральном округе — свыше 5 миллионов. По сумме — это Центральный федеральный округ. Наименьшее количество исполнительных документов — в Дальневосточном федеральном округе. Там меньшее количество населения, значит, соответствующим образом, меньшее количество исполнительных производств. Но эта ситуация достаточно относительная, потому что многие ситуации влияют на количество исполнительных производств, в том числе, даже культурные, ментальные. Где-то люди чаще ходят в суд и решают свои проблемы, как в Карелии, или на Северо-Западе, нежели, чем в некоторых южных регионах.

Ведущий: Насколько известно, в некоторых городах России судебные приставы-исполнители запрещают выдавать талоны техосмотра машинам должников для того, чтобы неплательщики незамедлительно рассчитывались с долгами. Хотелось бы у Вас — Главного судебного пристава РФ, узнать, законно ли это?

Парфенчиков А.О.:

Я думаю, что законно. Запрет на прохождение государственного технического осмотра и на проведение регистрационной деятельности является достаточно эффективной мерой. Существующее нормативно-правовое регулирование данных мер позволяет сделать выводы о его законности. Сразу хочу сказать, что согласно статье 46 Конституции РФ, каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Право на судебную защиту служит необходимой гарантией осуществления всех других прав и свобод, которые, являясь непосредственно действующими, определяют смысл, содержание, применение закона и т.д. Статью полностью цитировать не буду. В соответствии с законодательством об исполнительном производстве, судебный пристав наделен полномочиями полномочиями по аресту. Конечно, мы полагаем, что запрет распоряжения, опись имущества, ограничение права пользования являются составляющими частями процедуры ареста. Этому запрету, конечно, всегда предшествует процедура ареста имущества, либо объявление его в розыск. Такое тоже возможно. Поэтому, как правило, процедура складывается таким образом, что пристав объявляет в розыск соответствующее транспортное средство, либо оно уже арестовано. Таким образом, он, исходя из этой процедуры, налагает определенные ограничения на использование указанного имущества. Поэтому мне кажется, что это абсолютно законно, я уверен в этом. И на сегодняшний день имеющаяся практика это подтверждает. Самое интересное, что здесь, как правило, все связано с неуплатой транспортного налога. Если посмотреть статистику исполнительных производств, очень часто арестовываются транспортные средства, большинство из них за неуплату транспортного налога. Поэтому просто хотелось бы призвать граждан быть законопослушными. Если есть транспортное средство, совершенно понятно, что нужно оплачивать транспортный налог.

Ведущий: Спасибо. Расскажите, пожалуйста, поподробнее о взаимодействии с ГИБДД.

Парфенчиков А.О.:

Если говорить о Карелии, то здесь за 7 месяцев в структурные подразделения поступило свыше 93 исполнительных документов. Это в первую очередь штрафы ГИБДД на общую сумму свыше 21 миллиона рублей. Это на 15 тысяч больше, чем за аналогичный период прошлого года. Что касается цифр, то здесь опять-таки у меня имеются данные по госавтоинспекции. Конечно, это основная часть нашей работы в плане штрафов. Хотя еще раз повторюсь, мы считаем важным и необходимым работать в сфере охраны здоровья, в сфере охраны экологии, технической безопасности, охраны труда. Поэтому мы со всеми органами стараемся активно развивать наше взаимодействие. Но по сумме, конечно, это ГИБДД. Что касается этого года, то практически на 1 миллион увеличилось количество документов, поступивших из ГИБДД, но в два раза уменьшилось количество оплаченных. Пусть не так быстро, как нам бы хотелось, но мы совместно с нашими коллегами из ГИБДД наводим порядок. За семь месяцев текущего года мы получили штрафов больше на полмиллиарда рублей. Я надеюсь, наши совместные действия с ГИБДД все-таки будут как-то способствовать безопасности движения.

Ведущий: Артур Олегович, пожалуйста, уточните, где я могу посмотреть, являюсь ли я должником, или нет. Вопрос очень интересный

Парфенчиков А.О.:

Мы сейчас работаем над концепцией размещения информации. У нас сейчас есть соответствующий пилотный проект в Вологде. Мы его запустили, чтобы через интернет с условием сохранения информации, недоступной для других лиц, человек мог получить информацию о том, является ли он должником или нет. В Вологде сейчас мы пытаемся внедрить и апробировать эту процедуру. В случае успешного тестирования будем ее использовать уже в других регионах. У нас очень много говорится о каких-то драконовских мерах, которые сегодня используют наши приставы. Вы знаете, в Европе все еще гораздо жестче, в том числе, и гораздо проще и в большем объеме можно получить информацию в отношении гражданина. Защита информации в Швеции, в Финляндии, в ряде других стран строится по другим принципам. Я могу в отношении гражданина получить любую информацию в налоговой, в службе судебных приставов. Например, в финскую службу судебных приставов может обратиться любой человек и узнать: является ли гражданин должником, какие у него проблемы? Правда, это платная услуга. Финская служба сообщает информацию, но одновременно сообщает и должнику о том, что в отношении него поступил запрос от такого-то гражданина. Любое ограничение доступа к какой-то информации связано, с одной стороны, с соблюдением прав конкретного индивидуума на сохранение информации, а с другой стороны, ограничивает право другого индивидуума на получение информации. Отрицательная информация о кредитной истории — это отрицательная информация. Но информация о положительной кредитной истории — это положительная информация.

Мы очень много сегодня говорим о банкротстве физических лиц, но наряду с банкротством физических лиц во многих в зарубежных странах существует процедура присяги, когда под присягой и возможной процедурой уголовной ответственности гражданин официально заявляет в суде, что у него нет имущества, чтобы погасить соответствующую задолженность. И в дальнейшем, в случае выявления такого имущества, и уличения гражданина во лжи, его ждет очень серьезное наказание, потому что преступление против правосудия по законодательству многих зарубежных стран — тягчайшее преступление.

Если, к примеру, взять проникновение в жилище, мы беседовали с нашими австрийскими коллегами. У них есть такие же полномочия, принудительно вторгаться в жилое помещение должника. Т.е. это не наш российский опыт. Вы просто должны понимать, что правовое, демократическое, либеральное государство, тем не менее, остается государством, где по сути его сущности должен оставаться механизм принуждения — это функция государства. Все равно государство регулирует общественные отношения, которые возникают на территории, среди граждан, которые живут в этом государстве. Мы должны говорить о том, что в правовом государстве, в либеральном государстве единственным инструментарием принуждения является суд. Но если мы это признаем, значит мы должны создать с вами эффективный механизм обеспечения открытый, понятный, законный,принуждения, но зачастую он может быть очень жестким. Позвольте такое философское отступление.

Если говорить о службе судебных приставов, то мы не возбуждаем исполнительное производство по собственной инициативе, мы рассматриваем ходатайства гражданина, представителя юридического лица, представителя государственного органа, который вынес соответствующее решение, или получил судебное решение и просит обеспечить его исполнение соответствующее действующему закону. И, естественно, мы обеспечиваем конституционное право гражданина на доступ к правосудию. Об этом говорит Конституция РФ, Европейская конвенция. Права гражданина могут быть ограничены в случае, если его действиями или бездействием нарушаются права и интересы третьих лиц.

Ведущий: Спасибо большое. Артур Олегович, я думаю, что интернет-аудитория получила очень широкие знания не только о деятельности Службы, но и о праве в целом. Спасибо большое, что нашли время придти и ответить на вопросы интернет-аудитории.

Парфенчиков А.О.:

Большое спасибо всем. Мы готовы к такому диалогу, потому что в этой открытости мы также видим какие-то гарантии и возможности совершенствования нашей работы. Мы абсолютно открытые для конструктивной критики. Вопросы, которые задавались, — для нас очень серьезная пища для размышлений. Единственное, что я хотел еще раз, пользуясь случаем, сказать нашим слушателям, что у нас в Службе действует круглосуточный телефон доверия: 620-65-97. Конечно, такие же телефоны доверия есть в каждом регионе. Я надеюсь, что надлежащим образом после переезда на новое место заработает телефон доверия и в Московской службе. И, конечно, просил бы просто наших уважаемых слушателей соблюдать этапность. Не пытаться все проблемы сразу решать через центральный аппарат, а все-таки, наверное, это правильно, и наверное, максимально быстро решать вопросы в своем районе через старшего судебного пристава. Далее через руководителя регионального нашего управления. И, конечно, если какие-то вопросы будут решены на региональном уровне, мы готовы подключаться в контексте не только рассмотрения конкретной жалобы, но и в контексте рассмотрения порядка рассмотрения этой жалобы ранее нашими старшими приставами и главными судебными приставами регионов. Нам тоже это очень важно. Мы сейчас создали схему. Есть соответствующий приказ, который обеспечивает прием граждан нашими подразделениями, в первую очередь, районными в нерабочее время. Мы принимаем и в вечернее время, и два раза в месяц в выходные дни, в субботу. Поэтому, я думаю, что при желании, у каждого нашего гражданина есть возможность дойти до нашей районной службы и постараться решить те проблемы, которые возникают. Как правило, это достаточно быстрая процедура. Но опять-таки повторюсь, телефон доверия есть, работает круглосуточно, и каждое утро директор получает доклад о тех жалобах, которые поступили на телефон доверия: 620-65-97.