Статья 382 гражданский кодекс

Оглавление:

Статья 382 ГК РФ. Основания и порядок перехода прав кредитора к другому лицу

Новая редакция Ст. 382 ГК РФ

1. Право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона.

2. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

Если договором был предусмотрен запрет уступки, сделка по уступке может быть признана недействительной по иску должника только в случае, когда доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об указанном запрете.

Предусмотренный договором запрет перехода прав кредитора к другому лицу не препятствует продаже таких прав в порядке, установленном законодательством об исполнительном производстве и законодательством о несостоятельности (банкротстве).

3. Если должник не был уведомлен в письменной форме о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим неблагоприятных для него последствий. Обязательство должника прекращается его исполнением первоначальному кредитору, произведенным до получения уведомления о переходе права к другому лицу.

4. Первоначальный кредитор и новый кредитор солидарно обязаны возместить должнику — физическому лицу необходимые расходы, вызванные переходом права, в случае, если уступка, которая повлекла такие расходы, была совершена без согласия должника. Иные правила возмещения расходов могут быть предусмотрены в соответствии с законами о ценных бумагах.

Комментарий к Ст. 382 ГК РФ

Переход права (требования) к новому кредитору, перевод долга иному лицу называются переменой лиц (лица) в обязательстве.

Замена кредитора в обязательстве известна как уступка права (права требования). Передача права требования также квалифицируется как цессия, тогда кредитор, уступающий право, является цедентом, а лицо, приобретающее право требования (новый кредитор), — цессионарием.

При изменении субъектов сохраняется тот же вид обязательства, но между другими лицами, тогда как при замене одного обязательства другим между теми же самыми субъектами прежний вид обязательственных связей исчезает, а новый появляется. Поэтому в первом случае речь должна идти об изменении и только во втором — о прекращении обязательства.

Другой комментарий к Ст. 382 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Состав участников гражданского правоотношения может меняться в связи с правопреемством, под которым понимается переход прав и обязанностей от одного лица — правопредшественника к другому лицу — правопреемнику.

Различают универсальное правопреемство, когда к правопреемнику переходят все права и обязанности, и частное (сингулярное) правопреемство, когда от одного лица к другому переходят не все, а какое-либо одно или группа прав (обязанностей). Разновидностями частного правопреемства являются уступка требования и перевод долга.

В результате уступки требования отдельные права переходят от одного лица к другому, заменяющему его в правоотношении. В большинстве случаев уступка требования осуществляется в результате заключения особого договора (цессии). Однако, как отмечено в п. 1 комментируемой статьи, права и обязанности могут переходить от одного лица к другому в порядке уступки требования также по основаниям, предусмотренным законом. В частности, такие случаи предусмотрены в ст. 297 ГК.

Уступка требования может быть как возмездной, так и безвозмездной. В последнем случае она может рассматриваться как разновидность договора дарения. В Постановлении Президиума ВАС РФ от 15 июня 1999 г. N 1134/99 (Вестник ВАС РФ. 1999. N 8) отмечено, что для квалификации уступки требования как дарения достаточно отсутствия в договоре дарения условия о каком-либо встречном предоставлении.

Уступка требования широко применяется в факторинговых операциях (см. гл. 43 ГК РФ). Однако следует отметить, что отношения факторинга (т.е. финансирования под уступку денежного требования) имеют более сложный характер, чем договор цессии, поскольку помимо выплаты определенных денежных сумм в обмен на уступаемое требование возникают отношения, связанные с предоставлением дополнительных финансовых услуг. Такими услугами могут быть бухгалтерская обработка и контроль за счетами, относящимися к переданные требованиям, страхование риска неплатежа, консультационные, маркетинговые услуги и т.д. Если же дополнительные услуги не предоставляются, но договор факторинга совпадает с договором уступки требования, который вправе заключить любые субъекты гражданского права, специальной лицензии для этого не требуется.

Согласно п. 1 ст. 382 правила об уступке требования не применяются к регрессным требованиям (о регрессных требованиях см. комментарий к ст. ст. 325, 379).

Действующее законодательство не исключает возможности частичной уступки права. Например, кредитор может передать другому лицу право взыскать неустойку, сохранив за собой право взыскать сумму основного долга.

2. По общему правилу согласия должника на уступку требования не требуется, однако должник должен быть письменно уведомлен о переходе прав кредитора к новому лицу. Эта норма имеет диспозитивный характер, и законом или договором может быть предусмотрено иное. Так, например, согласие должника необходимо получить в тех случаях, когда личность кредитора имеет для него существенное значение (см. комментарий к ст. 388).

Стороны гражданско-правового договора имеют право оговорить, что передача прав требования по возникшему между ними обязательству не допускается. Однако в некоторых случаях закон это запрещает. Так, в соответствии со ст. 828 ГК договор об уступке клиентом финансовому агенту денежного требования признается действительным даже в том случае, если в ранее заключенном договоре между клиентом и его должником было предусмотрено условие о запрете или ограничении цессии.

3. В п. 3 говорится о последствиях неуведомления в письменной форме о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу. К числу возможных неблагоприятных последствий относятся, например, привлечение первоначального кредитора (цедента) к гражданско-правовой ответственности в связи с неисполнением обязанностей, вытекающих из договора цессии, перед новым кредитором (цессионарием); несение расходов, связанных с обязанностью цедента, уже не заинтересованного в получении исполнения от должника, принять это исполнение как надлежащее; в ряде случаев — невозможность привлечь должника к ответственности за ненадлежащее исполнение обязательства.

Статья 382. Основания и порядок перехода прав кредитора к другому лицу

1. Право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона.

2. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

Если договором был предусмотрен запрет уступки, сделка по уступке может быть признана недействительной по иску должника только в случае, когда доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об указанном запрете.

Предусмотренный договором запрет перехода прав кредитора к другому лицу не препятствует продаже таких прав в порядке, установленном законодательством об исполнительном производстве и законодательством о несостоятельности (банкротстве).

3. Если должник не был уведомлен в письменной форме о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим неблагоприятных для него последствий. Обязательство должника прекращается его исполнением первоначальному кредитору, произведенным до получения уведомления о переходе права к другому лицу.

4. Первоначальный кредитор и новый кредитор солидарно обязаны возместить должнику — физическому лицу необходимые расходы, вызванные переходом права, в случае, если уступка, которая повлекла такие расходы, была совершена без согласия должника. Иные правила возмещения расходов могут быть предусмотрены в соответствии с законами о ценных бумагах.

Комментарий к Ст. 382 ГК РФ

1. Тема уступки прав требования и перевода долга как способов перемены лиц в обязательстве пришла на смену принципу неизменности личного состава обязательства, известному Древнему Риму, и приобрела известность практически во всех странах как романо-германской, так и англосаксонской системы. Ни один из известных российских цивилистов не обошел вниманием вопросы перемены лиц. Достаточно вспомнить работы Ю.С. Гамбарова , К.П. Победоносцева , Д.И. Мейера , Е.В. Васьковского , В.Л. Исаченко, В.В. Исаченко , П.П. Цитовича и многих других. В советский период к названным проблемам обращались М.М. Агарков , О.С. Иоффе , О.А. Красавчиков , Б.Б. Черепахин . Из современных авторов хотелось бы упомянуть работы М.И. Брагинского и В.В. Витрянского , Л.А. Новоселовой .

———————————
Гамбаров Ю.С. Курс гражданского права. СПб., 1911. Т. 1: Часть общая.

Победоносцев К.П. Курс гражданского права. СПб., 1890. Третья часть: Договоры и обязательства.

Мейер Д.И. Русское гражданское право: В 2 ч. (по 8-му изд., испр. и доп., 1902). М., 1997. Ч. 2.

Васьковский Е.В. Учебник гражданского права (вып. 1 по изд. 1894 г., вып. 2 по изд. 1896 г.). М., 2003.

Исаченко В.Л., Исаченко В.В. Обязательство по договорам. Опыт практического комментария русских гражданских законов. СПб., 1914. Т. 1: Общая часть.

Цитович П.П. Обязательства по русскому гражданскому праву: Конспект лекций. Киев, 1894.

Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. М.: Юриздат НКЮ СССР, 1940.

Иоффе О.С. Обязательственное право. М.: Юрид. лит., 1975.

Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. М.: Юрид. лит., 1958.

Черепахин Б.Б. Правопреемство по советскому гражданскому праву / Труды по гражданскому праву. М.: Статут, 2001.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского «Договорное право. Общие положения» (книга 1) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2001 (3-е издание, стереотипное).

Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. М., 2002. Книга первая: Общие положения.

Новоселова Л.А. Сделка уступки права (требования) в коммерческой практике. Факторинг. М.: Статут, 2003; Она же. Ограничения перехода прав кредитора к другим лицам // СПС «КонсультантПлюс».

Перемена лиц в обязательстве может рассматриваться в разных значениях — и в качестве сделок, и в качестве вида изменения обязательства, и как способ движения имущественных прав и обязанностей. Перемена лиц может быть результатом и универсального, и частичного правопреемства. Универсальное правопреемство имеет место в случаях, указанных в законе (например, при наследовании, реорганизации), частичное правопреемство — в отношении конкретного обязательства на основании договора.

История развития российского законодательства об уступке права требования и переводе долга восходит к дореволюционным временам. Как писал И.А. Покровский, «обязательство вступило на путь циркуляции и само сделалось объектом оборота» .

———————————
Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М.: Статут, 1998. С. 240 — 241.

Статьи 124 — 128 ГК РСФСР 1922 г. предусматривали возможность уступки права и перевода долга. ГК РСФСР 1964 г. содержал отдельную гл. 18 об уступке требования и переводе долга, не разделенную на параграфы и ограниченную по числу норм. Так, например, в нем отсутствовали нормы о форме уступки права требования по сделкам, требующим нотариального удостоверения или государственной регистрации.

Нормы о перемене лиц в обязательстве содержатся не только в гл. 24 ГК РФ. Положения о переходе прав кредитора на основании договора финансирования под уступку денежного требования содержатся в гл. 43 ГК РФ. Нормы об универсальном правопреемстве — в ст. ст. 58 — 60 ГК РФ, претерпевших существенные изменения за последние годы в части защиты прав кредиторов , части третьей ГК РФ о наследовании и др.

———————————
Федеральный закон от 30 декабря 2008 г. N 315-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О банках и банковской деятельности» и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2009. N 1. Ст. 23.

2. Уступка права (требования) возможна как на основании сделки, так и в силу закона. Сторонами сделки уступки права (требования) являются цедент (первоначальный кредитор) и цессионарий (новый кредитор). В том случае, если у цедента право требования возникло из договора, который может быть заключен лишь при наличии лицензии или иных специальных требований, это не является препятствием для уступки права цессионарию, который не отвечает указанным требованиям. Так, уступка банком прав кредитора по кредитному договору юридическому лицу, не являющемуся кредитной организацией, уступка страховщиком по договору имущественного страхования права (требования), полученного в порядке суброгации (ст. 965 ГК РФ), лицу, не имеющему лицензии на осуществление страховой деятельности, не противоречат законодательству. Как отмечается Высшим Арбитражным Судом РФ, уступка требований по кредитному договору не относится к числу банковских операций, указанных в ст. 5 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. N 395-1 «О банках и банковской деятельности». Из названной нормы следует обязательность наличия лицензии только для осуществления деятельности по выдаче кредитов за счет привлеченных средств. По смыслу данного Закона с выдачей кредита лицензируемая деятельность банка считается реализованной. Ни Закон, ни ст. 819 ГК РФ не содержат предписания о возможности реализации прав кредитора по кредитному договору только кредитной организацией .

———————————
Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 30 октября 2007 г. N 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации» (пункты 2, 3).

Сделки, связанные с уступкой требований, переводом долга, с участием государственных и муниципальных предприятий, требуют согласия собственника имущества предприятия в соответствии с п. п. 2, 4 ст. 18 Закона об унитарных предприятиях.

3. Уступаемое право требования должно быть действительным, т.е. возникнуть из действительного и существующего обязательства. В том случае, если право (требования) в силу недействительности или прекращения договора отсутствует, такое право не переходит к цессионарию.

Передача недействительного требования рассматривается как нарушение цедентом своих обязательств перед цессионарием, вытекающих из соглашения об уступке права (требования). При этом под недействительным требованием понимается как право (требование), которое возникло бы из обязательства при условии действительности сделки, так и несуществующее (например, прекращенное надлежащим исполнением) право (см. комментарий к ст. 390).

4. В п. 1 говорится о праве требования, принадлежащем кредитору на основании обязательства. Это не означает, что замена кредитора возможна только по обязательству, существующему на момент заключения соглашения об уступке права (требования), и только в отношении прав (требований), возникших к моменту заключения этого соглашения. Как разъяснено в п. 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30 октября 2007 г. N 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации», соглашение об уступке права (требования), предметом которого является не возникшее на момент заключения данного соглашения право, не противоречит законодательству.

Право требования может быть уступлено и по длящимся обязательствам. В том случае, если цедент одновременно является должником по данному обязательству, уступка права требования не влечет замены стороны в договоре. Перевод долга допустим лишь с согласия кредитора (см. комментарий к ст. 391 ГК).

5. По общему правилу в соответствии со ст. 384 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том же объеме и на тех же условиях, которые существовали к моменту перехода права.

Право требования может быть предметом уступки в части при условии, что предмет исполнения по обязательству делим. Денежное требование является делимым, в связи с чем может быть уступлено частично, предметом уступки могут быть требования по выплате основного долга, неустойки, возмещению убытков и т.п. Однако уступка права на неустойку возможна лишь в том случае, когда подлежащая взысканию сумма неустойки окончательно определена. Если размер неустойки, убытков не может быть определен на момент совершения уступки (например, в силу ст. 333 ГК РФ только суд вправе установить основания привлечения лица к ответственности, оценить соразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства), то соглашение об уступке права (требования) в отношении неустойки, возмещения убытков без уступки требования по основному долгу является ничтожным .

———————————
См.: п. 16 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30 октября 2007 г. N 120.

Высший Арбитражный Суд РФ признает правомерным уступку части права не только по денежным требованиям, но и по иным, например прав арендатора с согласия арендодателя на часть арендованных помещений, предусмотренных в договоре аренды .

6. В соответствии с абз. 2 п. 1 комментируемой статьи правила о переходе прав кредитора к другому лицу не применяются к регрессным требованиям. Регресс (от лат. regressus — обратное движение) — обратное требование, представляющее собой требование лица, исполнившего обязательства перед потерпевшим, к лицу, виновному в имущественных потерях потерпевшего. Переход в порядке регресса и уступка права (требования) имеют существенные различия. В результате совершения сделки об уступке требования происходит перемена кредитора в обязательстве, само обязательство не прекращается, изменяется его субъектный состав. При регрессе возникает новое обязательство и не происходит перемены лиц в обязательстве. Согласно ст. 201 ГК РФ перемена лиц в обязательстве не влечет изменения срока исковой давности и порядка его исчисления. Поэтому положения гл. 24 Кодекса о переходе прав кредитора к другому лицу, регулирующие отношения в рамках одного обязательства, к регрессным требованиям не применяются.

В то же время ни п. 1 комментируемой статьи, ни иной закон или иные правовые акты не содержат запрета на уступку кредитором другому лицу прав по обязательству, первоначально возникшему в порядке регресса . От регрессного требования необходимо отличать суброгацию, права требования страховщика по которой также могут быть предметом уступки (п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30 октября 2007 г. N 120).

———————————
См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 17 августа 2004 г. N 5106/04 по делу N А40-29334/03-51-252 // Вестник ВАС РФ. 2004. N 12.

7. Уступка права требования возможна на основании как закона, так и сделки. Договор об уступке права (требования) подчиняется общим правилам о гражданско-правовых договорах. Существенным условием является условие о предмете. В договоре должен быть конкретизирован вид требования, право на которое уступается, обязательство, право (требование) по которому возникло. В то же время практика Высшего Арбитражного Суда РФ не признает соглашение об уступке права (требования) незаключенным, несмотря на отсутствие в нем указания на обязательство, в состав которого входило уступаемое право (требование), если это не повлекло отсутствие согласования сторонами предмета указанного соглашения. Однако отсутствие в соглашении об уступке части права (требования), возникшего из длящегося обязательства, указания на основание возникновения уступаемого права (требования), а также на конкретный период, за который оно уступается, может свидетельствовать о незаключенности этого договора .

———————————
Пункты 12, 13 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30 октября 2007 г. N 120.

8. Уступка требования допускается как на возмездной, так и безвозмездной основе. Безвозмездный договор может быть квалифицирован как договор дарения, учитывая, что в его предмет могут входить не только вещь, но и имущественное право требования к третьим лицам (п. 1 ст. 572 ГК). В то же время соглашение об уступке права (требования), заключенное между коммерческими организациями, может быть определено как дарение только в том случае, если будет установлено намерение сторон на безвозмездную передачу права (требования). Отсутствие в сделке уступки права (требования) условия о цене передаваемого права (требования) само по себе не является основанием для признания ее ничтожной как сделки дарения между коммерческими организациями (п. 4 ст. 575 ГК) . В этом случае могут быть применены нормы п. 3 ст. 424 ГК РФ.

9. В п. 2 комментируемой статьи содержится отсылочная норма к тем случаям, при которых необходимо согласие должника для перехода к другому лицу прав кредитора. К ним относится, в частности, п. 2 ст. 388 ГК РФ, в соответствии с которым не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника. Так, например, по договору о совместной деятельности личность его участника имеет существенное значение, и уступка права (требования) возможна, только если это предусмотрено договором.

Личность кредитора не имеет значения для денежных обязательств, если иное не установлено договором. Так, Высший Арбитражный Суд РФ признал не связанными с личностью кредитора требования о возмещении убытков, причиненных в результате нарушения договора поставки. Обязательство по возмещению убытков является денежным обязательством, возникшим в связи с нарушением должником по этому обязательству прав потерпевшего и обладающим самостоятельной имущественной ценностью. Не запрещена и уступка права поручителя, исполнившего обязательство в соответствии со ст. 365 ГК РФ .

———————————
Пункты 16, 18 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30 октября 2007 г. N 120.

Другими федеральными законами также могут быть предусмотрены ограничения по уступке права (требования). Согласно ст. 121 КТМ при перевозке груза по чартеру фрахтователь вправе лишь с согласия перевозчика уступать свои права по договору морской перевозки груза третьим лицам. В соответствии с п. 2 ст. 5 Федерального закона от 21 июля 2005 г. N 115-ФЗ «О концессионных соглашениях» перемена лиц по концессионному соглашению путем уступки требования или перевода долга допускается с согласия концедента с момента ввода в эксплуатацию объекта концессионного соглашения. Концессионер не вправе передавать в залог свои права по концессионному соглашению.

———————————
Собрание законодательства РФ. 2005. N 30 (ч. 2). Ст. 3126.

10. Пункт 3 комментируемой статьи предусматривает письменное уведомление должника о переходе прав к новому кредитору. Не имеет принципиального значения, кто уведомит должника об уступке права. Это может быть оговорено в тексте договора об уступке требования. Поскольку в таком уведомлении заинтересован прежде всего новый кредитор, то при отсутствии указания в договоре новый кредитор должен позаботиться о том, чтобы исполнение было произведено ему.

До момента уведомления исполнение обязательства первоначальному кредитору признается надлежащим исполнением первоначальному кредитору. При этом суд должен установить факт, когда имело место уведомление . Если должник не был письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор вправе истребовать исполненное должником от прежнего кредитора как неосновательно полученное .

———————————
Постановление Президиума ВАС РФ от 16 мая 2006 г. N 15550/05 по делу N А32-3604/2005-50/60.

См.: п. 10 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11 января 2000 г. N 49 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении».

Ст. 382 ГК РФ — Гражданский кодекс

Статья 382. Основания и порядок перехода прав кредитора к другому лицу.

17 июля 2017

26 января 2016

Увеличение числа саморегулируемых организаций диктует необходимость более широкого исследования различных аспектов их деятельности, и в частности изучения правового режима компенсационного фонда с позиций доктрины и пока не слишком многочисленной судебной практики.

22 декабря 2014

9 сентября 2013

Обсуждение статьи

Вопросы по статье

Доброго времени суток! Получила на электронную почту послание — «Уведомление о привлечении иного лица для осуществления взаимодействия, направленного на возврат просроченной задолженности», где указано, что банк поручил, на основании агентского договора, осуществлять любые действия, направленные на возврат долга, коллекторам. Снизу приписка — по договору цессии. Кому в этом случае перешло право на требование возврата долга. Или оно осталось за банком? Договор цессии подразумевает полную передачу долга коллекторами, меня смущает формулировка «привлечение для осуществления взаимодействия». Как это понимать? Благодарю!

Вопрос относится к городу Тюмень

Доброе утро! Был заключен договор уступки прав требования по договору участия в долевом строительстве. В п. 3.1. договора написано, что уступка прав осуществляется безвозмездно. Надо ли физическому лицу, которому уступили право, подавать в налоговую декларацию по форме 3-НДФЛ? Если надо, то «нулевую» или с налогом к уплате? Спасибо!

у меня солидарный долг перед банком по договору поручительства. 6.03.2017 я узнал в банке, что мой долг банк переуступил коллекторскому агентству еще в марте 2014 года. Я не был ни тогда, ни позже уведомлен о переуступке прав. На протяжении всего этого времени я платил по долгу ежемесячно по 50% с пенсии. Что надо делать в данной ситуации? Могу ли я потребовать с банка полученные им деньги после переуступки права как «неосновательное обогащение» или по другим основаниям. Коллекторы за все это время не объявлялись.

Вопрос относится к городу Тула

здравствуйте,прошу помочь разобраться в такой ситуации.управляющая компания по решению суда должна выплатить мне за залив квартиры ущерб в размере 500 тыс.рублей.после вынесения данного решения я перестал оплачивать комунальные услуги так как расчитовал оплатить их из данной суммы.через несколько месяцев управляющая компания обанкротилась и был назначен конкурсный управляющий за это время сумма по комунальным платежам составила около 50 тыс.руб..Я был включон в реестр кредиторов и написал заявление о вычите суммы моего долга из суммы их задолжности передомной.Ответа от конкурсного управляющего я не получил,как и денег.Однако по прошествии года конкурсный управляющий заключил договор передачи права требования моей зодолжности по жку энэрго сбывающей организации,которая которая требует выплатить ей 50 тысяч с угрозой отключения электричества.Подскажите законно ли это? Зарание благодарен.

Вопрос относится к городу Салехард

если откурытый конкурс по отбору управляющей компаниии признан недействительным, может ли выигравшая конкурс управляющая компания взыскивать задолженность по жилищно-коммунальным услугам? Спасибо.

Вопрос относится к городу Абакан

Получен запрос на уточнение вопроса. 13 декабря 2016 — 11:08
Не понятен вопрос: если торги признаны недействительными о какой выигравшей компании идет речь?

Я являюсь дольщиком в стоящемся доме, акт приемки еще не подписан. Сейчас появилсь возможность получить субсидию на расселение коммунальной квартиры (в которой я на данный момент проживаю), а приобретение стоящейся квартиры может быть препятствием. Могу я переоформить на родственника по переуступки строящуюся квартиру, так, чтоб эта квартира не где не фигурировала (как моя собственность). Или договор ДДУ уже является подтверждением, что на мне была некая собственность?

Я пенсионер МВД, ежемесячно плачу по 500 руб. в 1-е коллекторское бюро (пенсия составляет 9000 руб. за вычетом алиментов) Ежедневно по несколько раз мне звонят какие-то люди представляясь первым коллекторским бюро и задают одни и те же вопросы. Опираясь на статью 811 сотрудники коллекторского агенства желают получить от меня всю сумму задолженности. При этом они утверждают, что у них имеется банковская лицензия. Может ли в принципе коллекторское агенство иметь такую лицензию? Как правильно должно выглядеть уведомление согласно ст. 382ГК РФ. Стоит ли вообще платить не понятно кому?(С момента передачи долга прошло более трёх лет)

Вопрос относится к городу Калининград

должник должен по расписке 215 т.р. не отдаёт уже полгода, передал долг местным «коллекторам» за 50%. Но они уже хотят действовать жёстко. Я этих их дел не знаю. Какие то ко мне могут быть претензии от участкового?

Доброго дня. Заключен предварительный договор купли-продажи. Получен задаток. Покупатель покупает магазин только с арендаторами, что бы в дальнейшем зарабатывать на аренде. В то же время в договоре сказано что на момент заключения основного договора магазин должен быть свободен от прав третьих лиц. и не сдан в наем. Но документы уже в рег. палате, между мной и арендатором. В предварительном договоре сказано что основной договор должен быть заключен в срок до 23.11.15. Могу ли я отказаться от исполнения предварительного договора и вернуть задаток.? 23.11.15 на мою эл. почту направлен проект основного договора . С уважением Дмитрий.

Вопрос относится к городу Серов

О налоге при УСН с дохода по займу, приобретенному по договору уступки права требования.

Статья 382 гражданский кодекс

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Статья 382 ГК РФ. Основания и порядок перехода прав кредитора к другому лицу

Гражданский кодекс Российской Федерации:

Статья 382 ГК РФ. Основания и порядок перехода прав кредитора к другому лицу

1. Право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона.

2. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

Абзац утратил силу с 1 июня 2018 года. — Федеральный закон от 26.07.2017 N 212-ФЗ.

Предусмотренный договором запрет перехода прав кредитора к другому лицу не препятствует продаже таких прав в порядке, установленном законодательством об исполнительном производстве и законодательством о несостоятельности (банкротстве).

3. Если должник не был уведомлен в письменной форме о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим неблагоприятных для него последствий. Обязательство должника прекращается его исполнением первоначальному кредитору, произведенным до получения уведомления о переходе права к другому лицу.

4. Первоначальный кредитор и новый кредитор солидарно обязаны возместить должнику — физическому лицу необходимые расходы, вызванные переходом права, в случае, если уступка, которая повлекла такие расходы, была совершена без согласия должника. Иные правила возмещения расходов могут быть предусмотрены в соответствии с законами о ценных бумагах.

Вернуться к оглавлению документа: Гражданский кодекс РФ Часть 1 в действующей редакции

Комментарии к статье 382 ГК РФ, судебная практика применения

Разъяснения Пленума Верховного Суда РФ:

В п. 1, 10, 16, 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки» содержатся следующие разъяснения:

Договор цессии может являться как договором, предусмотренным законом, так и смешанным или не предусмотреным законом

По смыслу пункта 1 статьи 382, пункта 1 статьи 389.1, статьи 390 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) уступка требования производится на основании договора, заключенного первоначальным кредитором (цедентом) и новым кредитором (цессионарием) (далее — договор, на основании которого производится уступка).

В силу статьи 421 ГК РФ такой договор между цедентом и цессионарием может являться договором, предусмотренным законом или иными правовыми актами, смешанным договором или договором, который не предусмотрен законом или иными правовыми актами.

Например, уступка требования может производиться на основании предусмотренных ГК РФ договора продажи имущественного права (пункт 4 статьи 454 ГК РФ) или договора дарения (пункт 1 статьи 572 ГК РФ). В таком случае следует учитывать правила гражданского законодательства об отдельных видах договоров, в частности пункта 1 статьи 460 ГК РФ, по смыслу которого в случае неисполнения продавцом (цедентом) обязанности передать требование свободным от прав третьих лиц покупатель (цессионарий) вправе требовать уменьшения цены либо расторжения договора, если не будет доказано, что он знал или должен был знать об этих правах (пункт 1 статьи 307.1 ГК РФ).

Согласно статье 421 ГК РФ стороны также вправе, в частности, заключить договор, по которому первоначальный кредитор (цедент) обязуется уступить новому кредитору (цессионарию) требование к должнику, а новый кредитор (цессионарий) принимает на себя обязанность передать первоначальному кредитору (цеденту) часть того, что будет исполнено должником по уступаемому требованию.

Имеет ли существенное значение личность кредитора?

При оценке того, имеет ли личность кредитора в обязательстве существенное значение для должника, для целей применения пункта 2 статьи 388 ГК РФ необходимо исходить из существа обязательства.

Если стороны установили в договоре, что личность кредитора имеет существенное значение для должника, однако это не вытекает из существа возникшего на основании этого договора обязательства, то подобные условия следует квалифицировать как запрет на уступку прав по договору без согласия должника (пункт 2 статьи 382 ГК РФ).

Последствия передачи требований без согласия на уступку должника при условии договора об этом

Если договор содержит условие о необходимости получения согласия должника либо о запрете уступки требования третьим лицам, передача такого требования, за исключением уступки требований по денежному обязательству, может быть признана недействительной по иску должника только в случае, когда доказано, что цессионарий знал или должен был знать об указанном запрете (пункт 2 статьи 382, пункт 3 статьи 388 ГК РФ). Соглашением должника и кредитора могут быть установлены иные последствия отсутствия необходимого в соответствии с договором согласия на уступку, в частности, данное обстоятельство может являться основанием для одностороннего отказа от договора, права (требования) по которому были предметом уступки (статья 310, статья 450.1 ГК РФ).

Расходы должника, вызванные переходом права

В случае уступки требования, совершенной без согласия должника, его расходы, вызванные переходом права и являющиеся необходимыми, подлежат возмещению (пункт 4 статьи 382 ГК РФ). Такие расходы возмещаются должнику — физическому лицу по правилам пункта 4 статьи 382 ГК РФ, а иным должникам применительно к положениям пункта 2 статьи 316, пункта 2 статьи 322 ГК РФ — цедентом и цессионарием солидарно. При этом цедент не освобождается от возмещения должнику иных убытков, вызванных нарушением установленного договором запрета на уступку права требования (пункт 3 статьи 388, статья 393 ГК РФ). Расходы должника, вызванные переходом права и являющиеся необходимыми, должник вправе предъявить к зачету (статья 410 ГК РФ) либо приостановить свое исполнение до возмещения указанных расходов (статьи 405, 406 ГК РФ).

Публикации на logos-pravo.ru:

Правопреемство — это . Определение понятия, виды, образцы заявлений

Образцы договоров:

  • Образец договора цессии, заключенный между ООО
  • Договор цессии (уступки права требования). Образец
  • Договор уступки права требования (цессии)
  • Уведомление об уступке прав (требований) по договору займа. Образец

Образец заявления в суд:

  • Заявление в суд о процессуальном правопреемстве по договору цессии (в суд общей юрисдикции)
  • Заявление о процессуальном правопреемстве на основании договора цессии (в Арбитражный суд)

Уступка банком права требования по кредитному договору

О возможности уступки банками прав кредитора по кредитному договору третьим лицам, в том числе коллекторским агентствам, а также позиции по данному вопросу ВС РФ, ВАС РФ и Роспотребнадзора см. в статье Уступка права требования банком по кредитному договору.

Статья 382. Основания и порядок перехода прав кредитора к другому лицу

1. Право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона.

2. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

Если договором был предусмотрен запрет уступки, сделка по уступке может быть признана недействительной по иску должника только в случае, когда доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об указанном запрете.

Предусмотренный договором запрет перехода прав кредитора к другому лицу не препятствует продаже таких прав в порядке, установленном законодательством об исполнительном производстве и законодательством о несостоятельности (банкротстве).

3. Если должник не был уведомлен в письменной форме о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим неблагоприятных для него последствий. Обязательство должника прекращается его исполнением первоначальному кредитору, произведенным до получения уведомления о переходе права к другому лицу.

4. Первоначальный кредитор и новый кредитор солидарно обязаны возместить должнику — физическому лицу необходимые расходы, вызванные переходом права, в случае, если уступка, которая повлекла такие расходы, была совершена без согласия должника. Иные правила возмещения расходов могут быть предусмотрены в соответствии с законами о ценных бумагах.

Комментарий к статье 382 Гражданского Кодекса РФ

1. Право, принадлежащее кредитору, может перейти к другому лицу на основании сделки (уступка требования), в силу закона или по решению суда.

Комментируемая статья, как и весь § 1 гл. 24 ГК, направлена прежде всего на регулирование вопросов уступки требования. Однако соответствующие правила носят универсальный характер, в силу чего большинство из них могут применяться и к двум другим видам перехода права требования (см. коммент. к ст. 387 ГК).

2. Использование законодателем термина «передача» подчеркивает волевой характер уступки требования. По своей правовой природе уступка (цессия) представляет собой договор, посредством которого кредитор (цедент) передает принадлежащее ему требование другому лицу (цессионарию).

Уступку требования необходимо отличать от договора, лежащего в ее основании (купли-продажи, дарения и др.). Последний лишь создает обязанность передать требование (является обязательственной сделкой), но не переносит это требование автоматически на другое лицо. Непосредственная передача осуществляется посредством самостоятельного волевого акта — договора цессии, носящего характер распорядительной сделки (см. п. 1 письма ВАС N 120).

Данный вывод справедлив и для ситуации, когда сделка уступки и договор, служащий для нее основанием, совершаются одновременно и даже оформляются единым документом. С правовой точки зрения и в этом случае мы имеем дело с двумя различными сделками.

Распорядительный характер договора уступки не позволяет рассматривать его в ряду оснований передачи имущества (купли-продажи, дарения и т.п.). Договор цессии и лежащая в его основании обязательственная сделка имеют различную правовую природу, а потому не могут рассматриваться как однопорядковые величины и противопоставляться друг другу. Распорядительный характер договора уступки исключает применение к нему дифференциации сделок на возмездные и безвозмездные. Возмездной (безвозмездной) может быть только обязательственная сделка, лежащая в основании уступки, но никак не договор цессии.

3. Договор уступки представляет собой абстрактную сделку. Это означает, что его действительность не зависит от наличия или действительности обязательственной сделки (купли-продажи, дарения и т.п.), лежащей в его основании. Договор цессии проявляет свое действие и при недействительности основания, по которому он совершается (иное мнение (см.: Кротов М.В. О некоторых проблемах перемены лиц в обязательстве // Очерки по торговому праву. Ярославль, 1999. Вып. 6. С. 62) основывается на смешении цели договора и основания уступки, а потому не может быть принято).

Следствием абстрактного характера уступки является повышенная оборотоспособность уступаемого требования. Новый кредитор (цессионарий) при предъявлении требования к должнику не обязан доказывать существование и действительность основания уступки. Равно и должник не вправе заявлять против предъявленного требования возражения, вытекающие из сделки между цедентом и цессионарием, лежащей в основании договора цессии — купли-продажи, дарения и т.п. (см. коммент. к ст. 386 ГК).

Абстрактностью уступки объясняется и то обстоятельство, что должник, добросовестно действовавший в соответствии с полученным уведомлением об уступке, считается исполнившим обязательство надлежащему кредитору (см. п. 14 письма ВАС N 120). При применении последствий недействительности сделки, лежащей в основании цессии, положение добросовестного должника не должно затрагиваться (подробнее см.: Новоселова Л. Сделка уступки права требования и основания ее совершения // Хозяйство и право. 2003. N 7. С. 28 — 32).

Абстрактный характер уступки отнюдь не означает, что при отсутствии либо недействительности обязательственной сделки-основания цедент теряет возможность использовать какие-либо способы защиты и несет риск имущественных потерь. В подобной ситуации происходит неосновательное обогащение цессионария за счет цедента. Как следствие, ст. 1106 ГК предусматривает возможность последнего требовать восстановления прежнего положения, т.е. обратного перевода уступленного права на себя по решению суда. Если же на момент предъявления кондикционного требования к цессионарию последний уже осуществил переданное ему право или произвел иное распоряжение, исключающее обратный переход (например, уступил право другому лицу), потерпевший (цедент) вправе требовать от цессионария возмещения действительной стоимости неосновательно полученного (см. ст. 1105 ГК).

4. Комментируемая статья, как § 1 гл. 24 ГК в целом, регламентирует переход только обязательственных прав. Соответственно, не могут быть предметом уступки права носящие неимущественный характер, а также иные, кроме обязательственных, имущественные права. Из этого не следует, что подобные права вообще не могут переходить к другому лицу в порядке правопреемства. Однако вопрос о принципиальной допустимости передачи таких прав должен обсуждаться на основании специальных норм, регламентирующих их правовой режим. Этими же нормами, а не правилами § 1 гл. 24 ГК следует руководствоваться и при определении механизма такой передачи.

5. Комментируемая статья исходит из принципиальной допустимости уступки любого обязательственного права независимо от основания его возникновения. Предметом цессии могут быть как права, вытекающие из договора, так и требования внедоговорного характера (например, о возмещении вреда, причиненного имуществу, требование из неосновательного обогащения).

Допустима уступка будущего требования, т.е. требования, которое еще не существует при заключении сделки цессии (например, требования об уплате покупной цены из будущей купли-продажи определенной вещи). При этом такая сделка проявляет свое действие только в момент возникновения требования у цедента (см.: Крашенинников Е.А. Основные вопросы уступки требования // Очерки по торговому праву. Ярославль, 1999. Вып. 6. С. 16). Будущее требование переходит к цессионарию в тот момент, когда заключен договор или имеют место иные юридические факты, из которых возникает это требование (см. п. 4 письма ВАС N 120).

Как исключение уступка требования может быть запрещена законом или соглашением сторон. Кроме того, невозможность уступки может вытекать из существа требования (см. ст. ст. 383, 388 ГК и коммент. к ним).

6. Абзац 2 п. 1 комментируемой статьи устанавливает недопустимость применения правил § 1 гл. 24 ГК к регрессным обязательствам. Данное предписание исходит из различной правовой природы институтов правопреемства и регресса и, как следствие, различного механизма их действия.

Под правом регрессного (обратного) требования понимается право субъекта (регредиента), исполнившего обязательство за должника (регрессата), требовать от последнего возврата исполненного за него регредиентом. Произведенное регредиентом исполнение погашает первоначальное обязательство, поэтому регрессное требование является самостоятельным и не зависит от обязательства (основного обязательства), существовавшего между регрессатом и его кредитором. Поведение участников основного обязательства не оказывает какого-либо влияния на права и обязанности регредиента и регрессата. Условия осуществления права требования регредиента к регрессату также не зависят от условий осуществления права прежнего кредитора регрессата. Течение срока исковой давности по регрессному обязательству начинается с момента исполнения основного обязательства.

В рамках преемства же нового обязательства не возникает, а происходит переход существующего требования. Право цессионария базируется на праве цедента, производно от него в своем объеме и условиях осуществления. Цессионарию переходит право цедента со всеми его преимуществами и обременениями.

Абзац 2 п. 1 комментируемой статьи призван показать лишь различия сущности преемства и регресса. Однако он не может толковаться как установленный законом запрет уступки регрессного требования (см.: Ефимова Л.Н. Перемена лиц в обязательстве (законодательство и практика его применения) // Арбитражная практика. 2003. N 11. С. 14). Регрессное требование представляет собой право обязательственного характера и, как следствие, может быть уступлено кредитором (регредиентом) другому лицу.

7. Поскольку цессия не изменяет правового положения должника, согласия последнего на совершение уступки не требуется. Вместе с тем п. 2 комментируемой статьи предусматривает необходимость получения такого согласия в случаях, прямо установленных законом или договором.

Обязательность согласия должника не превращает уступку в трехстороннюю сделку (иное мнение (см.: Кротов М.В. О некоторых проблемах перемены лиц в обязательстве. С. 64) не бесспорно). Согласие не является частью фактического состава договора уступки, а представляет собой одностороннюю сделку должника, адресованную цеденту, цессионарию или обоим вместе. Будучи односторонней сделкой, согласие должника нуждается не в принятии, а лишь в восприятии его одной стороной договора цессии (или обеими). Признание за согласием значения самостоятельной сделки означает, что на него не распространяются правила ст. 389 ГК (см. коммент. к ней) о форме уступки.

8. Комментируемая статья (равно как и иные правила § 1 гл. 24 ГК) не исключает возможности частичной уступки, а также уступки прав, вытекающих из длящегося обязательства (подробнее см. коммент. к ст. 384 ГК).

Не только возможна, но и по общему правилу не требует соблюдения каких-либо дополнительных условий уступка права, вытекающего из взаимного договора. Так, цессия денежного требования из договора купли-продажи не влечет замены продавца по первоначальному договору. Уступка приводит лишь к перемене кредитора в обязательстве оплатить товар, совершенно не затрагивая встречного, но самостоятельного обязательства по передаче товара. Сторонами последнего продолжают оставаться договорные контрагенты — цедент и должник. Уступка требования из взаимного договора не сопровождается одновременным переводом долга, а потому наряду с уступленным правом к цессионарию не переходят обязанности по договору (см. п. п. 6, 8 письма ВАС N 120).

9. Пункт 3 комментируемой статьи содержит традиционные для отечественного законодательства положения, регулирующие «внешние» последствия уступки.

Учитывая, что должник не принимает участия в цессионном договоре, комментируемая норма связывает его обязанность произвести исполнение цессионарию лишь с получением им уведомления.

Это отнюдь не означает, что законодатель обусловливает действительность уступки фактом получения должником уведомления о ней. Последнее находится за пределами юридического состава цессии (подробнее см.: Черепахин Б.Б. Правопреемство по советскому гражданскому праву // Труды по гражданскому праву. М., 2001. С. 363) и не оказывает влияния ни на действительность совершенной уступки, ни на момент ее вступления в силу.

Соответственно, при неоднократной уступке кредитором одного и того же требования нескольким цессионариям преимущество среди них будет иметь тот из них, кому требование было уступлено ранее, даже если уведомление об этой уступке было получено должником позже.

10. Не влияя на внутренние отношения между цедентом и цессионарием, уведомление имеет особое значение для внешних последствий уступки. Пункт 3 комментируемой статьи возлагает на цессионария риск неблагоприятных последствий неуведомления должника о состоявшейся уступке. Под неблагоприятными последствиями следует понимать: а) возможное увеличение числа возражений должника, которые он может использовать против требования цессионария (см. ст. 386 ГК и коммент. к ней); б) возможное увеличение числа требований должника, которые он может предъявить к зачету требования цессионария (см. ст. ст. 386, 412 ГК и коммент. к ним); в) возможность для должника освободиться от обязательства исполнением, произведенным в адрес цедента.

Соответствующий правовой эффект производит лишь письменное уведомление должника, в котором указаны предмет уступки и личность цессионария.

Пункт 3 комментируемой статьи не уточняет, какая из сторон договора цессии (цедент или цессионарий) должна направить письменное уведомление о состоявшейся уступке должнику, признавая легитимным уведомление любой из сторон. Не следует признавать правового эффекта за уведомлением, полученным должником от третьих лиц (иное мнение см. в кн.: Белов В.А. Уведомление должника об уступке требования // Законодательство. 2001. N 7. С. 15 — 16).

11. Установленная п. 3 комментируемой статьи фикция — признание надлежащим исполнения, произведенного не уведомленным об уступке должником в адрес цедента, — исключает возможность предъявления должнику требования об исполнении со стороны цессионария. Однако поскольку цедент не является обладателем уступленного права, а следовательно, получил исполнение в отсутствие правового основания, цессионарий может предъявить к нему кондикционное требование о возврате неосновательно полученного, а также о возмещении доходов (см. ст. ст. 1104, 1105, 1107 ГК; п. 10 письма ВАС N 49).

Если, несмотря на полученное уведомление, должник произведет исполнение цеденту, такое исполнение не может быть признано надлежащим. Подобное исполнение не прекращает обязательства должника и не исключает возможность предъявления к нему соответствующего требования со стороны цессионария. После исполнения цессионарию должник, в свою очередь, может истребовать от цедента неосновательно полученное. Вместо предъявления требования об исполнении к должнику цессионарий вправе истребовать от цедента как неосновательное обогащение все полученное последним от должника.

12. Наряду с цессией, которой посвящена комментируемая статья (как и практически весь § 1 гл. 24 ГК), мировой коммерческой практике известен также самостоятельный институт передачи договора (замены стороны в договоре) (см. ст. ст. 9.3.1 — 9.3.7 Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА, ст. 12:201 Принципов Европейского договорного права). Он сводится к одновременной (по времени и оформлению) замене лица как стороны договора и переходу всего комплекса его прав и обязанностей по соответствующему договору к другому субъекту. В случае когда такая замена совершается на основании сделки (например, при перенайме — п. 2 ст. 615 ГК), в рамках подобной конструкции происходит одновременная и взаимообусловленная уступка требования и перевод долга. Общие нормы, регламентирующие передачу договора, в отечественном законодательстве отсутствуют. Правила § 1 гл. 24 ГК будут применяться к перемене кредитора, совершаемой в рамках такой передачи, по аналогии (см. ст. 6 ГК и коммент. к ней).