Ст 163 ч3 ук рф приговоры

Защита при обвинении по ст. 163 УК

Уголовное законодательство Российской Федерации относит такое преступление, как вымогательство, к преступлениям против собственности. Само по себе вымогательство является незаконным требованием передачи чужого имущества, либо прав на такое имущество, которое сопровождается угрозами о распространении сведений, которые могут значительно подорвать личную или деловую репутацию потерпевшего, опозорить его или его близких.

Вымогательство с течением времени может менять формы своего проявления в зависимости от экономической ситуации, уровня развития компьютерных технологий, а также от многих других факторов.

В большинстве случаев предметом вымогательства является:

  1. Движимое имущество.
  2. Недвижимое имущество.
  3. Ценные бумаги.
  4. Денежные средства.

По общему основанию вымогательство наказывается от ограничения свободы на срок до 4 лет, до лишения свободы на такой же срок.

При этом важно учитывать, что при наличии отягчающих обстоятельств наказание за вымогательство может быть более суровым.

Так при совершении вымогательства с наличием следующих условий:

  1. Группой лиц по предварительному сговору.
  2. С применением насилия.
  3. В крупном размере (стоимость имущества, превышающая 250 000 рублей) наказывается лишением свободы на срок до 7 лет с присуждением штрафов, размер которых варьируется до 500 000 рублей.

В случае, если вымогательство совершено:

  1. Организованной группой.
  2. С причинением тяжкого вреда здоровью.
  3. В особо крупном размере (стоимость имущества превышает 1 000 000 рублей) может быть присуждено наказанием в виде лишения свободы на срок от 7 до 15 лет со штрафом, размер которого варьируется до 1 000 000 рублей.

Поэтому в случае, если вам или кому-либо из ваших близких предъявлено обвинение в вымогательстве, необходимо незамедлительно обратиться за помощью к адвокату по уголовным делам с большим опытом ведения подобных дел.

Вот лишь некоторые примеры, чего удавалось добиться по уголовным делам при обвинении по ст. 163 Уголовного кодекса Российской Федерации:

  • оправдательный приговор по ч.1 ст. 163 УК РФ
  • оправдательный приговор по ч. 2 ст. 163 УК РФ
  • оправдательный приговор по ч.3 ст. 163 УК РФ
  • освобождение из-под стражи в зале суда по ч.1 ст. 163 УК РФ
  • освобождение из-под стражи в зале суда по ч.2 ст. 163 УК РФ
  • освобождение из-под стражи в зале суда по ч.3 ст. 163 УК РФ
  • переквалификация преступления по ч.3 ст. 163 УК РФ
  • переквалификация преступления по ч.2 ст. 163 УК РФ

В нашу работу по комплексному ведению уголовного дела при обвинении по ст. 163 Уголовного кодекса Российской Федерации входит:

  • юридическая консультация у опытного адвоката по уголовным делам по вопросам, связанным с уголовной ответственностью
  • правовое заключение адвоката по сложившейся ситуации
  • ознакомление с материалами уголовного дела и изучение их на предмет соответствия нормам уголовного и уголовно-процессуального законодательства
  • сбор доказательной базы
  • опрос свидетелей
  • формирование юридически грамотной и обоснованной позиции по предъявленному обвинению
  • обжалование действий органов предварительного следствия
  • составление и подача заявлений и ходатайств
  • представление интересов клиента на протяжении всего судебного процесса, до принятия судом первой инстанции окончательного решения по делу

Приговор по статье 163 УК РФ (Вымогательство)

Приговор Тушинского районного суда города Москвы по пункту «а» части 2 статьи 163 УК РФ «вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего, группой лиц по предварительному сговору».

ПРИГОВОР

Именем Российской Федерации

г. Москва 31 октября 2017 года

Тушинский районный суд г. Москвы в составе председательствующего судьи Х.Н.А.,

при секретаре Д.О.М.,

с участием государственного обвинителя помощника Тушинского межрайонного прокурора г. Москвы К.А.Д.,

подсудимых З.А.А., С.М.М.,

защитников — адвокатов К.В.С. (в защиту интересов З.А.А.), представившего удостоверение адвоката и ордер от 30 октября 2017 года, С.А.В. (в защиту интересов С.М.М.), представившей удостоверение адвоката и ордер от 20 октября 2017 года,

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении

З.А.А., *, ранее не судимого,

С.М.М., *, ранее не судимого,

каждого, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 163 УК РФ,

У С Т А Н О В И Л:

З.А. А., С.М. М., каждый, совершил вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего, группой лиц по предварительному сговору.

Так они, З.А.А. и С.М.М., в неустановленные время и месте, но не позднее 15 часов 40 минут 08 февраля 2017 года, являясь представителями Региональной общественной организации содействия защите прав потребителей в сфере торговли и услуг «Центр потребителей», которая занимается выявлением продавцов магазинов, осуществляющих розничную продажу алкогольной и спиртосодержащей продукции несовершеннолетним лицам, вступили в предварительный преступный сговор друг с другом, направленный на вымогательство денежных средств у указанных продавцов, под угрозой распространения позорящих сведений, путем направления соответствующей информации в правоохранительные органы для последующего привлечения указанных лиц к административной и уголовной ответственности.

После чего, они, З.А.А. и С.М.М., совместно друг с другом, для осуществления вышеуказанных целей неустановленным следствием способом, приискали несовершеннолетнюю * М.В., * года рождения и предложили оказать З. А.А. и С.М.М. помощь в качестве волонтера для закупок алкогольной и спиртосодержащей продукции в магазинах розничной торговли, при этом, не осведомив последнюю о своих истинных намерениях и таким образом получили согласие последней.

Затем, 08 февраля 2017 года, примерно в 15 часов 40 минут они, З.А.А. и С.М.М., совместно друг с другом и несовершеннолетней * М.В. проследовали на неустановленном следствием автомобиле к магазину ООО «888», расположенному по адресу: г. Москва, ул. Туристская, д. 20, корп. 1, где З.А.А. остался ждать условного сигнала в указанном автомобиле, а С.М.М. совместно с несовершеннолетней * М.В. зашли в указанный магазин, где последняя стала осуществлять покупку «Пивного напитка» ДНИ» у продавца указанного магазина * Н.Ф. при этом, предъявив последней паспорт гражданина Российской Федерации на свое имя, в то время С.М.М. зафиксировал на принадлежащий ему мобильный телефон марки «Samsung» указанные действия * Н.Ф. и * М.В.

После чего, С.М.М. вышел на улицу и позвал З.А.А. зайти в указанный магазин. Далее они, З. А.А. и С.М.М., совместно друг с другом, подошли к продавцу магазина * Н.Ф. и в то время, как С.М.М. начал заполнять «объяснительную», З.А.А. предъявил последней удостоверение инспектора Региональной общественной организации содействия защите прав потребителей в сфере торговли и услуг «Центр потребителей» на свое имя и объявил * Н.В., что она продала алкогольную продукцию несовершеннолетней, и при этом, показал паспорт гражданина Российской Федерации на имя несовершеннолетней * М.В., и под угрозой распространения сведений позорящих потерпевшую, а именно направления имеющейся видеозаписи и чека, подтверждающих совершение правонарушения, за которое предусмотрен штраф в размере от 30 000 рублей до 100 000 рублей, в правоохранительные органы для привлечения ее к административной ответственности, З.А.А. выдвинул требование о передаче ему и его соучастнику С.М.М. денежных средств в размере 5 000 рублей за не предоставление указанных сведений в правоохранительные органы. После чего, * Н.Ф., опасаясь распространения позорящих ее сведений и последующего привлечения к административной ответственности, была вынуждена в сложившейся обстановке передать им, З.А.А. и С.М.М., денежные средства в сумме 5 000 рублей.

Затем, они, З.А.А. и С.М.М., совместно друг с другом, примерно в 16 часов 05 минут, удерживая при себе денежные средства с места преступления скрылись, и распорядились указанными денежными средствами по своему усмотрению, чем причинили потерпевшей * Н.Ф. материальный ущерб на общую сумму 5 000 рублей.

Подсудимые З.А.А., С.М.М., каждый, ходатайствовали об особом порядке производства по данному делу, данное ходатайство было заявлено в ходе выполнения требований ст. 217 УПК РФ, поддержано каждым из подсудимых в судебном заседании после консультаций с защитниками. Предъявленное обвинение З.А.А., С.М.М., каждому, понятно, с предъявленным обвинением каждый из подсудимых согласен. З.А.А., С.М.М., каждый, пояснили, что последствия постановления приговора без проведения судебного разбирательства им разъяснены и понятны, свою вину в совершении преступления признают полностью, раскаиваются в содеянном.

Адвокат по уголовным делам К.В.С. ходатайство своего подзащитного З.А.А. о проведении особого порядка судебного разбирательства поддержал. При назначении наказания просил учесть признание вины, раскаяние в содеянном, наличие на иждивении детей.

Адвокат по уголовным делам С.А.В. ходатайство своего подзащитного С.М.М. о проведении особого порядка судебного разбирательства поддержала. При назначении наказания просила учесть признание вины, раскаяние в содеянном, возмещение ущерба, принесение извинений потерпевшей, наличие на иждивении детей и родителей.

Потерпевшая * Н.Ф. не возражал о проведении особого порядка судебного разбирательства, о чем представил письменное заявление. Также просила С.М.М. строго не наказывать, причиненный ущерб ей возмещен. Претензий к нему не имеет.

Государственный обвинитель не возражал против применения особого порядка принятия судебного решения по уголовному делу в отношении З.А.А., С.М.М.

Выслушав подсудимых, принимая во внимание позицию государственного обвинителя, защитников, потерпевшей и письменные доказательства, имеющиеся в деле и подтверждающие вину каждого из подсудимых, а также, учитывая, что санкция рассматриваемой статьи Уголовного Кодекса РФ за совершенное З.А.А., С.М.М. преступление, предусматривает наказание до семи лет лишения свободы, каждый из подсудимых согласен с предъявленным обвинением, им разъяснены сущность и последствия особого порядка судебного разбирательства, ходатайство заявлено после консультации с защитниками – адвокатами по уголовным делам, суд считает возможным удовлетворить ходатайства подсудимых З.А.А., С.М.М. о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства по настоящему уголовному делу.

Имеющиеся в деле доказательства суд признает допустимыми, поскольку они получены с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства РФ.

Проверив материалы уголовного дела, суд находит обвинение, предъявленное З.А.А., С.М.М., каждому, обоснованным.

Действия З.А.А., С.М.М., каждого, суд квалифицирует по п. «а» ч. 2 ст. 163 УК РФ, как вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего, группой лиц по предварительному сговору.

Изучение данных о личности З.А.А. показало, что он ранее не судим, на учете в НД и ПНД не состоит, по месту жительства характеризуется формально, по месту работы характеризуется положительно, имеет на иждивении несовершеннолетнего ребенка * года рождения и малолетнего ребенка * года рождения, мать пенсионера по возрасту, написал явку с повинной.

Обстоятельствами, смягчающими наказание, в силу ст. 61 УК РФ, суд признает признание подсудимым З.А.А. своей вины, раскаяние в содеянном, наличие на иждивении несовершеннолетнего ребенка * года рождения и малолетнего ребенка * года рождения (п. «г» ч. 1 ст. 61 УК РФ), матери пенсионера, явку с повинной (п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ).

Обстоятельств, отягчающих наказание, в силу ст. 63 УК РФ, суд не усматривает.

Изучение данных о личности С.М.М. показало, что он ранее не судим, на учете в НД и ПНД не состоит, имеет на иждивении несовершеннолетнего ребенка * года рождения и малолетнего ребенка * года рождения, по месту жительства характеризуется формально, имеет на иждивении родителей пенсионеров по возрасту, отца, являющего инвалидом 3 группы, возместил ущерб потерпевшей в добровольном порядке, написал явку с повинной, принес извинения потерпевшей.

Обстоятельствами, смягчающими наказание, в силу ст. 61 УК РФ, суд признает признание подсудимым С.М.М. своей вины, раскаяние в содеянном, наличие на иждивении несовершеннолетнего ребенка * года рождения и малолетнего ребенка * года рождения (п. «г» ч. 1 ст. 61 УК РФ), родителей пенсионеров, отца — инвалида, возмещение ущерба в добровольном порядке (п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ), явку с повинной (п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ), принесение извинений потерпевшей.

Обстоятельств, отягчающих наказание, в силу ст. 63 УК РФ, суд не усматривает.

При назначении наказания З.А.А., С.М.М., каждому, суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, смягчающие и отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, отсутствие исковых требований со стороны потерпевшей, конкретные обстоятельства дела, личность подсудимых, и считает, что исправление подсудимых З.А.А., С.М.М. возможно без изоляции от общества.

Суд полагает возможным назначить З.А.А., С.М.М. наказание с применением ст. 73 УК РФ, возложив на них определенные обязанности.

С учетом данных о личности каждого из подсудимых, их материального положения, суд полагает возможным не назначать им дополнительное наказание в виде штрафа и в виде ограничения свободы.

Суд назначает наказание с учетом положений ч. 1 ст. 62 УК РФ.

Суд с учетом конкретных обстоятельств дела, данных о личности подсудимых, не находит оснований для применения ст. 64 УК РФ в отношении Зайцева А.А., Соболева М.М.

С учетом конкретных обстоятельств дела, данных о личности каждого из подсудимых, суд не находит оснований для изменения категории преступления на менее тяжкую в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ.

Суд определяет судьбу вещественных доказательств по делу с учетом требований ст.ст.81, 82 УПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 316 УПК РФ, суд

П Р И Г О В О Р И Л:

З.А. А. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 163 УК РФ, и назначить ему наказание в виде 1 (одного) года лишения свободы, без штрафа и ограничения свободы.

На основании ст. 73 УК РФ приговор в отношении З.А.А. в исполнение не приводить, а назначенное наказание считать условным с испытательным сроком в течение 1 (одного) года.

Возложить на З.А.А. определенные обязанности: один раз в месяц являться в специализированный государственный орган, осуществляющий исправление условно осужденных, не менять место жительства и место работы без уведомления вышеуказанного специализированного органа.

Меру пресечения З.А.А. до вступления приговора в законную силу в виде подписки о невыезде, оставить без изменения.

С.М. М. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 163 УК РФ, и назначить ему наказание в виде 1 (одного) года лишения свободы, без штрафа и ограничения свободы.

На основании ст. 73 УК РФ приговор в отношении С.М.М. в исполнение не приводить, а назначенное наказание считать условным с испытательным сроком в течение 1 (одного) года.

Возложить на С.М.М. определенные обязанности: один раз в месяц являться в специализированный государственный орган, осуществляющий исправление условно осужденных, не менять место жительства и место работы без уведомления вышеуказанного специализированного органа.

Меру пресечения С.М.М. до вступления приговора в законную силу в виде подписки о невыезде, оставить без изменения.

Приговор может быть обжалован в Московский городской суд в течение 10 суток со дня его провозглашения, а осужденным, содержащимся под стражей, в тот же срок со дня вручения ему копии приговора, с соблюдением требований ст. 317 УПК РФ.

Статья 163 УК РФ. Вымогательство (действующая редакция)

1. Вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества или права на имущество или совершения других действий имущественного характера под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких, —

наказывается ограничением свободы на срок до четырех лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового.

2. Вымогательство, совершенное:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) утратил силу. — Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ;

в) с применением насилия;

г) в крупном размере, —

наказывается лишением свободы на срок до семи лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

3. Вымогательство, совершенное:

а) организованной группой;

б) в целях получения имущества в особо крупном размере;

в) с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, —

г) утратил силу. — Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ

наказывается лишением свободы на срок от семи до пятнадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 163 УК РФ

1. Вымогательство наряду с собственностью имеет дополнительный непосредственный объект в виде чести и достоинства потерпевшего и его близких, а также их личной неприкосновенности и здоровья.

Предметом вымогательства может быть чужое имущество, право на него, а также действие имущественного характера.

Потерпевшими при вымогательстве являются лица, в собственности, ведении или под охраной которых находится требуемое имущество или их близкие.

2. Объективная сторона выражается в требовании передачи чужого имущества, права на него или совершения других действий имущественного характера.

Требование представляет собой категорическое приказное высказывание о необходимости совершения тех или иных действий теми, кому оно адресовано. При вымогательстве оно сопровождается угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества. О содержании этих признаков см. комментарий к ст. ст. 162, 167, 168 УК.

О распространении сведений, позорящих лицо или его близких, см. комментарий к ст. 129 УК.

3. Угроза убийством охватывается составом вымогательства и не нуждается в дополнительной квалификации по ст. 119 УК.

Реализация угроз находится за пределами состава преступления и может потребовать дополнительной квалификации в зависимости от характера причиненного вреда.

4. При вымогательстве виновный не сам завладевает имуществом, а принуждает потерпевшего к внешне добровольной передаче его или права на него либо к совершению имущественных действий.

5. Действия имущественного характера заключаются в активном поведении, создающем предпосылки для юридического оформления тех или иных имущественных прав или освобождения от имущественных обязанностей (например, дача долговой расписки, погашение долга, передача в пользование имущества, выполнение работ или оказание услуг).

6. Состав вымогательства формальный, передача имущества, прав или совершение действий имущественного характера находится за его пределами; преступление окончено с момента предъявления незаконного требования.

7. Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом, преступление совершается по корыстным мотивам и преследует цель незаконного получения имущественных выгод или освобождения от материальных затрат.

8. Субъект преступления — лицо, достигшее возраста 14 лет.

9. По своему содержанию квалифицирующие и особо квалифицирующие признаки полностью совпадают с аналогичными признаками хищения.

Причинение тяжкого вреда здоровью полностью охватывается ст. 163 УК и не требует дополнительной квалификации по ст. 111 УК. Однако если в результате причинения тяжкого вреда здоровью наступила смерть потерпевшего (форма вины в данном случае характеризуется неосторожностью), то деяние должно квалифицироваться по совокупности п. «в» ч. 3 ст. 163 и ч. 4 ст. 111 УК.

10. Вымогательство с угрозой применения насилия необходимо отграничивать от грабежа и разбоя. Угроза насилием при грабеже является средством завладения имуществом, а при вымогательстве она выступает средством принуждения потерпевшего к внешне добровольной передаче имущества.

При грабеже виновный угрожает насилием или применяет насилие, не опасное для жизни или здоровья, а при вымогательстве угроза может касаться любого насилия. Насилие при вымогательстве не применяется. Грабеж состоит в завладении чужим имуществом, а при вымогательстве переход имущества к виновному находится за пределами состава преступления.

11. Вымогательство отличается от разбоя следующими признаками:

— разбой представляет собой нападение, вымогательство таковым не является;

— разбой сопровождается угрозой насилия, опасного для жизни или здоровья, при вымогательстве возможна угроза любым насилием;

— при разбое угроза служит способом непосредственного завладения имуществом или его удержания, поэтому возникает в момент предъявления самого требования, а при вымогательстве она нацелена на склонение потерпевшего к согласию передать имущество, поэтому обращена в будущее;

— при разбое завладение имуществом происходит одновременно с угрозой, процесс воздействия на потерпевшего при вымогательстве не предполагает немедленного завладения имуществом, так же как и реализации угрозы.

Ст 163 ч3 ук рф приговоры

УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

Судья *** Дело №22-1931/2016

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Ульяновск 28 сентября 2016 года

Судебная коллегия по уголовным делам Ульяновского областного суда в составе:

председательствующего Кислицы М.Н.,

судей Львова Г.В., Волкова Н.Г.,

при секретаре Абрамовой Т.В.,

с участием: осужденных Халилова В.Н., Бабаяна А.А., Семахина С.Е., Чавкина А.Е., адвокатов Креховой А.С., Рябцевой Е.П., Басмановой Л.Н., Головастикова О.Н., Пономаревой О.Н., прокурора Чашленкова Д.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело с апелляционными жалобами осужденных Бабаяна А.А., Семахина С.Е., Чавкина А.Е., адвокатов Рябцевой Е.П., Пильщиковой Л.Н., Пономаревой О.Н., Басмановой Л.Н., Креховой А.С., апелляционным представлением государственного обвинителя Чугунова П.В., на приговор Димитровградского городского суда Ульяновской области от 01 августа 2016 года, которым

02 июля 2007 года по п.«д» ч.2 ст.131 УК РФ к 6 годам лишения свободы, освобождён по отбытии срока наказания 28 марта 2013 года,

осужден: по п.«а» ч.3 ст.163 Уголовного кодекса Российской Федерации (по эпизоду в отношении потерпевшего Х*** Г.М.) к 8 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 200 000 рублей; по п.«а» ч.3 ст.163 Уголовного кодекса Российской Федерации (по эпизоду в отношении потерпевшего Т*** Д.В.) к 8 годам 3 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 150 000 рублей; по п.«а» ч.3 ст.163 Уголовного кодекса Российской Федерации (по эпизоду в отношении потерпевшего Л*** Д.Р.) к 8 годам 9 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 200 000 рублей; по п.«а» ч.3 ст.163 Уголовного кодекса Российской Федерации (по эпизоду в отношении потерпевших В*** М.П. и У*** Р.В.) к 9 годам лишения свободы со штрафом в размере 240 000 рублей; по п.«а» ч.3 ст.163 Уголовного кодекса Российской Федерации (по эпизоду в отношении потерпевшего А*** Д.Г.) к 9 годам 3 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 280 000 рублей.

На основании ч.3 ст.69 Уголовного кодекса Российской Федерации по совокупности преступлений, путём частичного сложения наказаний, окончательно назначено Халилову В.Н. наказание в виде лишения свободы на срок 11 лет со штрафом в размере 450 000 рублей с отбыванием основного наказания в виде лишения свободы в течение первых пяти лет в тюрьме, а оставшейся части наказания — в исправительной колонии строгого режима,

***, ранее не судимый,

осужден: по п.«а» ч.3 ст.163 Уголовного кодекса Российской Федерации (по эпизоду в отношении потерпевшего Т*** Д.В.) к 7 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 130 000 рублей; по п.«а» ч.3 ст.163 Уголовного кодекса Российской Федерации (по эпизоду в отношении потерпевшего Л*** Д.Р.) к 7 годам 9 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 150 000 рублей; по п.«а» ч.3 ст.163 Уголовного кодекса Российской Федерации (по эпизоду в отношении потерпевших В*** М.П. и У*** Р.В.) к 8 годам лишения свободы со штрафом в размере 180 000 рублей; по п.«а» ч.3 ст.163 Уголовного кодекса Российской Федерации (по эпизоду в отношении потерпевшего А*** Д.Г.) к 8 годам 3 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 220 000 рублей.

На основании ч.3 ст.69 Уголовного кодекса Российской Федерации по совокупности преступлений, путём частичного сложения наказаний, окончательно назначено Бабаяну А.А. наказание в виде лишения свободы на срок 9 лет 9 месяцев со штрафом в размере 320 000 рублей с отбыванием основного наказания в виде лишения свободы в исправительной колонии строгого режима,

28 декабря 2012 года по п.«а» ч.2 ст.163 УК РФ к 2 годам лишения свободы, освобождён по отбытии срока наказания 29 августа 2014 года,

осужден: по п.«а» ч.3 ст.163 Уголовного кодекса Российской Федерации (по эпизоду в отношении потерпевшего Л*** Д.Р.) к 8 годам 3 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 180 000 рублей и с ограничением свободы на срок 1 год; по п.«а» ч.3 ст.163 Уголовного кодекса Российской Федерации (по эпизоду в отношении потерпевших В*** М.П. и У*** Р.В.) к 8 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 220 000 рублей и с ограничением свободы на срок 1 год 3 месяца.

На основании ч.3 ст.69 Уголовного кодекса Российской Федерации по совокупности преступлений, путём частичного сложения наказаний, окончательно назначено Семахину С.Е. наказание в виде лишения свободы на срок 9 лет 3 месяца с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 300 000 рублей, с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев, установив следующие ограничения: не выезжать за пределы территории муниципального образования, где Семахин С.Е. будет проживать после отбывания лишения свободы; не менять место жительства или пребывания, место работы без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы; находиться по месту жительства в период с 22.00 часов до 06.00 часов следующих суток, кроме случаев, связанных с работой; и с возложением обязанности являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осуждённым наказания в виде ограничения свободы, один раз в месяц для регистрации,

***, ранее не судимый,

осужден: п.«а» ч.3 ст.163 Уголовного кодекса Российской Федерации к 7 годам 3 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 100 000 рублей.

Срок наказания Халилову В.Н., Семахину С.Е., Бабаяну А.А. постановлено исчислять с 01 августа 2016 года.

В срок отбывания наказания Семахину С.Е. и Бабаяну А.А. зачтено время их содержания под стражей с 23 апреля 2015 года по 31 июля 2016 года.

В срок отбывания наказания Халилову В.Н. зачтено время его содержания под стражей с 21 мая 2015 года по 31 июля 2016 года, в срок отбывания наказания в тюрьме постановлено зачесть время его содержания под стражей с 21 мая 2015 года до вступления приговора в законную силу.

Мера пресечения Халилову В.Н., Семахину С.Е., Бабаяну А.А. до вступления приговора в законную силу оставлена прежней – содержание под стражей.

Мера пресечения Чавкину А.Е. до вступления приговора в законную силу изменена с подписки о невыезде и надлежащем поведении на заключение под стражу, взят под стражу в зале суда.

Приговором решен вопрос о вещественных доказательствах.

Этим же приговором постановлено взыскать в доход федерального бюджета процессуальные издержки: с Халилова В.Н. 550 рублей 00 копеек, с Семахина С.Е. 30 380 рублей 00 копеек, с Бабаяна А.А. 5 450 рублей 00 копеек, с Чавкина А.Е. 14 700 рублей 00 копеек.

Заслушав доклад судьи Львова Г.В., выступления участников процесса, судебная коллегия

Халилов В.Н. осужден за вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества под угрозой применения насилия к потерпевшему Х*** Г.М., уничтожения и повреждения его имущества, в крупном размере, организованной группой, совершенное в период времени с ноября 2013 года по декабрь 2014 года.

Халилов В.Н., Бабаян А.А., Чавкин А.Е. осуждены за вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества под угрозой применения насилия к потерпевшему Т*** Д.В., организованной группой, совершенное в период времени с 27 декабря 2014 года по март 2015 года.

Халилов В.Н., Бабаян А.А., Семахин С.Е. осуждены за вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества под угрозой применения насилия к потерпевшему Л*** Д.Р., уничтожения и повреждения его имущества, в крупном размере, организованной группой, совершенное в январе 2015 года.

Халилов В.Н., Бабаян А.А., Семахин С.Е. осуждены за вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества под угрозой применения насилия к потерпевшим В*** М.П. и У*** Р.В., организованной группой, совершенное в марте 2015 года.

Халилов В.Н., Бабаян А.А. осуждены за вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества под угрозой применения насилия к потерпевшему А*** Д.Г., уничтожения и повреждения его имущества, в крупном размере, организованной группой, совершенное в марте – апреле 2015 года.

Преступления совершены при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре суда.

В апелляционных жалобах (основной, дополнительных):

— осужденный Бабаян А.А. утверждает, что только напомнил потерпевшему А*** Д.Г. о наличии у него долга перед другим лицом в сумме 500 000 рублей и предложил потерпевшему оставить свою машину на стоянке до погашения долга. В адрес потерпевших В*** М.П. и У*** Р.В. только высказался в грубой форме, так как является противником незаконного оборота наркотических средств. Считает необоснованным вывод суда о создании им, Халиловым В.Н. и Семахиным С.Е. организованной преступной группы. Сотрудников полиции и родственников потерпевших считает заинтересованными в исходе дела лицами. По его мнению, судебное разбирательство проведено с обвинительным уклоном, с нарушением его права на защиту. Выражает несогласие с постановлением судьи об отклонении замечаний на протокол судебного заседания, изложенных в апелляционной жалобе. Просит отменить приговор и возвратить дело в суд первой инстанции либо смягчить назначенное ему наказание, а также пересчитать срок назначенного наказания из расчета 1 день содержания в тюрьме за 1,5 дня отбывания наказания в исправительной колонии строгого режима;

— адвокат Рябцева Е.П. считает, что суд дал ненадлежащую оценку исследованным доказательствам, в том числе содержанию телефонных переговоров между осужденными и иными лицами, в связи с чем, неправильно установил фактические обстоятельства, связанные с требованием денег у потерпевших Т*** Д.В., Л*** Д.Р., В*** М.П. и У*** Р.В., А*** Д.Г. По её мнению, доказательств того, что Халилов В.Н. руководил действиями Бабаяна А.А., а последний являлся членом организованной преступной группы и вовлекал в неё других лиц, суду представлено не было. Считает, что показания сотрудников полиции не подтверждаются другими исследованными в суде доказательствами. Давая свою оценку показаниям потерпевшего Т*** Д.В. и свидетелей, полагает установленным только то, что Бабаян А.А. по просьбе С*** А.Н. разговаривал с Т*** Д.В. о выплате С*** А.Н и другим рабочим задолженности за выполненную работу. При этом, каких-либо угроз в адрес Т*** Д.В. он не высказывал. Обращает внимание на показания потерпевшего Л*** Д.Р. на предварительном следствии в той части, что он сам обратился к Семахину С.Е., чтобы последний помог ему уйти от долговых обязательств перед ООО “***”. Свидетели не показали о том, что Халилов В.Н. и Бабаян А.А. высказывали угрозы в адрес Л*** Д.Р. По её мнению, долг Л*** Д.Р. перед ООО “***” был погашен за счет денежных средств, перечисленных потерпевшим Семахину С.Е. Считает, что суд не дал надлежащей оценки показаниям А*** Г.М. по вымогательству и завладению имуществом потерпевших В*** М.П. и У*** Р.В. Содержание телефонных разговоров Халилова В.Н., Бабаяна А.А., Семахина С.Е. не подтверждают вывод суда о наличии между ними преступного сговора на вымогательство денежных средств у В*** М.П. и У*** Р.В. Факт изъятия у Халилова В.Н. свидетельства о регистрации транспортного средства – автомобиля В*** М.П. вызывает у неё сомнение. Полагает, что в суде нашел свое подтверждение факт наличия у потерпевшего А*** Д.Г. долга перед родственниками К***, который Бабаян А.А. помогал вернуть. При этом ставит под сомнение показания А*** Д.Г. о перечислении ему на карточку 350 000 рублей. Считает, что действия Бабаян А.А. в отношении А*** Д.Г. следует квалифицировать по ч.2 ст.330 УК РФ. Полагает, что при назначении наказания Бабаяну А.А. суд не в полной мере учел характер и степень общественной опасности совершенных им деяний, сведения о его личности, смягчающие наказание обстоятельства;

— адвокат Басманова Л.Н. просит отменить приговор, постановленный в отношении осужденных, и оправдать осужденного Семахина С.Е. Считает необоснованным вывод суда о совершении осужденными деяний в составе организованной преступной группы. По её мнению, являются недопустимыми доказательствами: показания свидетелей П***, П***, Л***, поскольку они не смогли указать источник поступивших к ним сведений; заключения фоноскопических и дактилоскопических экспертиз, поскольку в них не указано о предупреждении экспертов об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения; протокол обыска в доме Х***, поскольку он проведен в присутствии лица (хозяйки дома), не владеющей русским языком. Ставит под сомнение законность и обоснованность решений суда об отказе в удовлетворении ходатайств защиты о повторном допросе А*** в связи с противоречиями в его показаниях;

— осужденный Семахин С.Е. считает необоснованными выводы суда о создании с его участием организованной преступной группы, поскольку осенью 2013 года он отбывал наказание в местах лишения свободы. Суду были представлены сведения о его телефонных переговорах с Халиловым В.Н. и Бабаяном А.А. только в период времени 2014-2015 годов. В связи с этим просит исключить из его осуждения по ст.163 УК РФ квалифицирующий признак – совершенное в составе организованной преступной группы и переквалифицировать его действия на п. “г” ч.2 ст.163 УК РФ;

— адвокат Пильщикова Л.Н. считает, что Семахин С.Е. не состоял в организованной преступной группе. В обоснование этого ссылается на то, что Семахин С.Е. до 29 августа 2014 года отбывал наказание в местах лишения свободы, не получал какого-либо вознаграждения от Халилова В.Н. и последний не руководил его деятельностью. По её мнению, по эпизоду в отношении потерпевшего Л*** Д.Р. имеют место гражданско-правовые отношения в сфере предпринимательской деятельности с участием Н***, поскольку Лукьянов Д.Р. добровольно перечислил денежные средства Семахину С.Е. У потерпевших В*** М.П. и У*** Р.В. осужденный Семахин С.Е. не вымогал денежные средства, поскольку деньги и документы на транспортное средство первоначально требовал и получил А*** Г.М. В последующем указанные документы были изъяты у Халилова В.Н. Полагает, что сотрудники полиции сфабриковали уголовное дело в отношении Семахина С.Е. по договоренности с А*** Г.М. Обращает внимание на положительные сведения о личности осужденного Семахина С.Е., состояние его здоровья. Просит оправдать Семахина С.Е. по указанным эпизодам предъявленного ему обвинения в вымогательстве;

— адвокат Крехова А.С. считает, что выводы суда о виновности Халилова В.Н. не подтверждаются исследованными в суде доказательствами. В ходе судебного разбирательства неоднократно нарушалось право Халилова В.Н. на защиту. Полагает, что показания потерпевшего Х*** Г.М. были опровергнуты в суде исследованными доказательствами, в том числе показаниями свидетелей, детализацией телефонных разговоров. Потерпевшие В*** М.П., Л*** Д.Р., А*** Д.Г., Т*** Д.В. не показали о том, что Халилов В.Н. угрожал им, вымогал у них деньги. Факт присутствия Халилова В.Н. при общении иных лиц с потерпевшими по поводу долговых обязательств, не может свидетельствовать о его причастности к совершенным преступлениям. При описании преступления в отношении потерпевшего Т*** Д.В. не указаны конкретные действия Халилова В.Н., который никогда не встречался с Т*** Д.В. Убедительных доказательств того, что Халилов В.Н. создал и руководил преступной группой, в суде представлено не было. Просит отменить приговор в отношении Халилова В.Н. и вынести новое судебное решение;

— осужденный Чавкин А.Е. утверждает, что не высказывал каких-либо требований своему двоюродному брату Т*** Д.В., который имел долг по заработной плате перед ним и С*** С.А. и не погашал его. Он только решил проучить Т*** Д.В. в связи с этим. Считает свои действия самоуправством. Назначенное ему наказание считает несправедливым;

— адвокат Пономарева О.Н. считает, что суду не представлены доказательства участия Чавкина А.Е. в организованной преступной группе. При этом обращает внимание на сведения о личности Чавкина А.Е., месте его работы, нахождение Чавкина А.Е. весной 2015 года в г.У*** Т*** области, отсутствие сведений о телефонных разговорах между Чавкиным А.Е. и организаторами преступной группы. По её мнению, содержание телефонного разговора между К*** и Чавкиным А.Е. 30 апреля 2015 года не может свидетельствовать об осведомленности Чавкина А.Е. о своей деятельности в составе организованной преступной группе. Считает недоказанным участие Чавкина А.Е. в совершении инкриминируемого ему преступления. При этом обращает внимание на показания свидетеля Т*** Ю.Н. в части наличия у него долга перед Чавкиным А.Е. Считает недостоверными показания потерпевшего Т*** Д.В. в части разговора с Чавкиным А.Е. с использованием телефона, принадлежащего Ш***, передачи денег Ш*** в присутствии Чавкина А.Е. Назначенное Чавкину А.Е. наказание считает несправедливым.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Чугунов П.В. считает, что осужденным назначено чрезмерно мягкое наказание.

В судебном заседании апелляционной инстанции:

— прокурор Чашленков Д.А. просил отказать в удовлетворении апелляционных жалоб, обосновав свое несогласие с изложенными в них доводами, и изменить приговор по доводам апелляционного представления;

— адвокат Басманова Л.Н., защищая интересы осужденного Семахина С.Е., полагала, что суд не дал надлежащей оценки исследованным в суде доказательствам. Поставила под сомнение достоверность обнаружения в ходе обыска в доме Халилова В.Н. записки с указаниями сведений о Л***. Считала, что статус Халилова В.Н. как “***” за городом, факты обнаружения большого количества товаров и продуктов питания, предназначенных для обеспечения ими лиц, отбывающих наказание в местах лишения свободы, не могут свидетельствовать о деятельности осужденных в составе организованной преступной группы. По её мнению, судом не были установлены существенные признаки, свидетельствующие о наличии организованной группы осужденных для совершения ими преступлений. Поддержала доводы апелляционной жалобы о недопустимости в качестве доказательств заключений проведенных по делу экспертиз, а также показаний сотрудников полиции. Просила отменить приговор и передать данное уголовное дело на новое рассмотрение в тот же суд;

— адвокат Рябцева Е.П. поддержала доводы апелляционных жалоб, поданных в интересах осужденного Бабаяна А.А. Считала недоказанным совершение действий осужденными в составе организованной преступной группы. Вместе с тем, выразила сомнение в правильности предъявленного им обвинения, как самостоятельных эпизодов совершения преступлений в отношении каждого потерпевшего. Полагала доказанным, что Бабаян А.А. только принудил Т*** погасить долг по заработной плате работникам. Потерпевший Л*** добровольно согласился погасить долг Н***, в том числе с передачей своего автомобиля. По эпизоду в отношении потерпевших В*** и У*** считает, что все противоправные действия совершены ранее осужденным А***, который действовал самостоятельно. Бабаян А.А. только помогал вернуть деньги К***, ранее переданные потерпевшему А***. При этом полагала недостоверными показания потерпевшего А*** в части суммы денежных средств, перечисленных ему на счет родственниками К***. Полагала, что опознание потерпевшим Бабаяна А.А. проведено с нарушением требований УПК РФ;

— адвокат Крехова А.С. просила удовлетворить поданную её апелляционную в интересах осужденного Халилова В.Н. по изложенным в ней доводам. Полагала, что по эпизоду в отношении Х*** Г.М. в основу приговора положены только показания потерпевшего и свидетеля Х*** Ш.М., которые не могут быть признаны достоверными, поскольку являются не последовательными и противоречивыми. По её мнению, потерпевший оговорил Халилова В.Н. из чувства мести в связи с наличием конфликта между их семьями. Свидетель Х*** Ш.М. дал недостоверные показания под воздействием со стороны потерпевшего, обещавшего, а затем купившего ему автомобиль. Считала, что незначительное повреждение автомобиля потерпевшего не может свидетельствовать о наличии угроз в его адрес со стороны Х*** Г.М. Выезд Х*** Г.М. к себе на родину был связан с помолвкой там его сына. Во взаимоотношениях с потерпевшим Халилов В.Н. только просил отдать ему долги, принадлежащие его отцу и М***. При этом из 11 телефонных соединений между Халиловым В.Н. и потерпевшим Х*** Г.М. 7 соединений были по инициативе потерпевшего. Обратила внимание на то, что Халилов В.Н. был задержан сотрудниками полиции через 3 часа после подачи заявления потерпевшим Х*** Г.М. По эпизоду в отношении потерпевшего Л*** установлено только то, что Халилов В.Н. высказал потерпевшему замечание о необходимости возврата долга. Осужденный Чавкин А.Е. никогда не встречался с Халиловым В.Н., а ранее осужденный А*** видел Халилова В.Н. только один раз во время дорожно-транспортного происшествия. Полагала, что какой-либо конспирации в действиях осужденных не имеется. Доказательств того, что Халилов В.Н. планировал совершение преступлений, либо руководил действиями других осужденных, в суде представлено не было. То обстоятельство, что Халилов В.Н. контролировал так называемый “***” продуктов и товаров, само по себе не содержит состава какого-либо преступления. Кроме того, данные продукты и товары не признаны по делу вещественными доказательствами. Считала необоснованным конфискацию денежных средств, изъятых по месту жительства родственников Халилова В.Н., поскольку сам Халилов В.Н. там зарегистрирован не был. Часть изъятых денег, находилась в кармане брюк его брата Х*** Р***. Халилов В.Н. и его близкие родственники занимались предпринимательством, имели автомобили. Доказательств получения указанных денег преступным путем в суде представлено не было;

— адвокаты Пономарева О.Н. и Головастиков О.Н. поставили под сомнение законность осуждения Чавкина А.Е. по предъявленному ему обвинению. Обратили внимание на то, что Чавкин А.Е. не выполнял каких-либо действий по вымогательству денег у потерпевшего Т***, а только получил принадлежащие ему деньги в виде заработной платы, предоставив подложную доверенность. Адвокат Пономарева О.Н. полагала, что судом не было принято во внимание мнение потерпевшего Т***. Адвокат Головастиков О.Н. полагал, что в действиях Чавкина А.Е. имеется состав преступления, предусмотренный ч.1 ст.159 УК РФ;

— осужденные Бабаян А.А., Семахин С.Е., Чавкин А.Е., Халилов В.Н. поддержали апелляционные жалобы и выступления своих защитников. Просили отказать в удовлетворении апелляционного представления.

Обсудив доводы апелляционных жалоб, доводы апелляционного представления, судебная коллегия находит приговор суда в отношении Халилова В.Н., Бабаяна А.А., Семахина С.Е., Чавкина А.Е. подлежащим отмене в части решения судьбы вещественного доказательства – денежных средств в суммах 73 400 рублей, 145 000 рублей, 20 700 рублей, изъятых при обыске в доме №*** по улице *** г.Д*** У*** области, а в отношении Чавкина А.Е. приговор подлежащим изменению по следующим основаниям.

Суд с соблюдением требований уголовно-процессуального закона рассмотрел уголовное дело, исследовал все представленные сторонами доказательства и дал им оценку в соответствии со ст.88 УПК РФ.

В описательно-мотивировочной части обвинительного приговора, в соответствии с требованиями ст.307 УПК РФ, содержится описание преступных деяний, признанных судом доказанными, с указанием места, времени, способа их совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступлений.

Несмотря на доводы стороны защиты и позицию подсудимых об отсутствии организованной преступной группы с их участием, направленной на вымогательство чужого имущества у потерпевших, суд обоснованно отнес их к способу защиты, поскольку они противоречат доказательствам, исследованным в судебном заседании.

Доводы, изложенные в апелляционных жалобах, о недоказанности создания организованной преступной группы под руководством Халилова В.Н. с участием в ней в качестве членов Бабаяна А.А., Семахина С.Е., Чавкина А.Е., иных лиц, судебная коллегия также находит необоснованными, поскольку выводы суда в данной части подтверждаются совокупностью исследованных в суде доказательств.

Так, из показаний в судебном заседании свидетелей П*** С.А., Л*** В.М., П*** Д.В. следует, что в 2014 году в правоохранительные органы поступила оперативная информация о существовании организованной преступной группы, созданной в ноябре 2013 года, которую возглавлял Халилов В.Н., имеющий прозвище «***» и статус «***» за городом. Целью деятельности указанной группы являлось вымогательство денежных средств у граждан. В преступную группу вошли Семахин С.Е., имеющий прозвище «***», Бабаян А.А., имевший прозвище «***», которые привлекали иных лиц в состав группы. В частности, Бабаяном А.А. в группу были вовлечены Чавкин А.Е. (прозвище «***»), К*** М.Н., Ш*** А.А. (прозвище «***»). Семахин С.Е. вовлёк А*** Г.М. (прозвище «***»). В преступной группе существовал так называемый «***» — денежная касса, куда поступали денежные средства от совершаемых преступлений. Халилов В.Н. контролировал сбор денег, распоряжался этими деньгами. Часть денег направлялась на содержание воров, часть денег использовалась на обеспечение членов группы, часть денег тратилась на закупку продовольствия для лиц, отбывающих наказание и содержащихся в исправительных учреждениях. Семахин С.Е. имел статус «***». Бабаян А.А. отправлял деньги в «***» от «игры на деньги», организованной в городе. Халилов В.Н. являлся лидером в группе, он общался с «ворами в законе», разрешал спорные ситуации, давал поручения на сбор денег и указания о совершении преступлений, высказывании угроз. Семахин С.Е. и Бабаян А.А. по иерархии были чуть ниже Халилова В.Н., а Чавкин А.Е. и иные лица за материальное вознаграждение должны был выполнять данные им поручения. Преступная группа собиралась в так называемом «офисе», находящемся на ул.Б*** в г.Д***. Члены группы использовали автотранспорт, значительное количество мобильных телефонов, гараж Семахина С.Е. При обыске на складском помещении в районе рынка было обнаружено значительное количество продуктов питания, прочих предметов, предназначенных для отправки в исправительные учреждения. Ответственным за складское помещение был А*** А.А. Л*** С.С., имевший прозвище «***», известен как «***» за р.п. М*** М*** района У*** области. Данная информация о деятельности преступной группы стала известна из оперативных источников, а также в дальнейшем была подтверждена пояснениями потерпевших, свидетелей. Потерпевшие, обратившиеся в полицию с заявлениями о совершении в отношении них вымогательств, были испуганы, опасались угроз. При регистрации в полиции заявлений потерпевших в рапорты сотрудников полиции были внесены искажённые данные об их личности с целью недопущения распространения информации. Это было сделано с разрешения соответствующего руководителя.

В связи с доводами защитника – адвоката Басмановой Л.Н. о том, что указанные свидетели — сотрудники полиции не указали источник оперативной информации, необходимо отметить, что ст.12 Федерального закона от 12.08.1995 г. “Об оперативно-розыскной деятельности” предусматривает защиту сведений об органах, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и о лицах, оказывающих содействие сотрудникам этих органов. В силу указанной нормы Закона, предание гласности сведений о лицах, оказывающих содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, допускается лишь с их согласия в письменной форме и в случаях, предусмотренных федеральным законами.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, достоверность показаний сотрудников полиции подтверждается совокупностью исследованных в суде доказательств.

*** Г.М. подтвердил, что Халилов В.Н. ему знаком под кличкой «***» — «***» за городом Димитровград. Халилов В.Н. контролировал поступление денег в «общак», предназначенных для осуждённых, содержащихся в исправительных учреждениях. Халилов В.Н давал указания Семахину С.Е. и Бабаяну А.А., которые являлись близкими ему людьми. В свою очередь у Бабаяна А.А. и Семахина С.Е. были свои люди, которые «выбивали» деньги у граждан, запугивали их. Он также вносил деньги в «общак», закупал на эти деньги продукты питания, отвозил их на рынок и на склад, и о чем сообщал Семахину С.Е.

Показания А*** Г.М. подтверждаются протоколом обыска от 09 июня 2015 года, в ходе которого по адресу: г.Д***, ул.***, д.***, установлено наличие складского помещения, в котором обнаружены в значительных количествах продукты питания, бытовой химии, сигареты, лекарственные препараты, предметы промышленного назначения. На коробках имеются надписи с названиями населённых пунктов, откуда они поступили: Аврали, ПМК, либо данные физических лиц.

Из показаний свидетеля А*** А.С. следует, что он вместе с Т*** В. завозил продукты питания в гараж Семахина С.Е., а на складе, расположенном на ул.*** г.Д***, хранилась продукция, предметы личной гигиены для отправки лицам, отбывающим наказание в местах лишения свободы и дома престарелых. Халилов В.Н., Бабаян А.А., Семахин С.Е. и иные лица собирались в так называемом офисе, расположенном на втором этаже дома *** по ул.Б*** г.Д***.

При производстве обыска в указанных помещениях были изъяты следы пальцев, принадлежащих Семахину С.Е., Бабаяну А.А.

Из протокола осмотра дисков с аудиозаписью телефонных переговоров по номерам, используемым Семахиным С.Е., установлено, что по месту жительства Семахина С.Е. имеются продукты, из которых формируются передачи для осуждённых. За каждым из членов группы закреплены исправительные учреждения, куда в виде передач осуществляется поставка продуктов питания.

Согласно протоколу обыска по месту жительства Семахина С.Е. были обнаружены в большом количестве продукты питания, хранящиеся в коробках: чай, конфеты, печенье, крупы, сигареты.

То обстоятельство, что указанные продукты питания и иные товары не были признаны по делу вещественными доказательствами по эпизодам инкриминируемых осужденным преступлений, не может служить основанием для исключения их из числа доказательств по делу, поскольку в соответствии ч.1 ст.74 УПК РФ доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

Давая оценку показаниям свидетелей Б*** С.Е., С*** С.С., А*** А.С., суд правильно признал достоверными их показания в той части, что Семахин С.Е. занимался сбором продуктов питания для последующей передачи их лицам, отбывающим наказание в местах лишения свободы. Изъятые у Семахина С.Е. продукты питания также были предназначены для лиц, отбывающих наказание в местах лишения свободы.

Из показаний свидетеля Л*** С.С. в ходе предварительного следствия и исследованных в судебном заседании на основании ч.3 ст.281 УПК РФ, следует, что его прозвище «***». В начале 2014 года он познакомился с парнем по кличке «***», который являлся «***» города Д***. «***» предложил ему стать «***» за р.п.М***, для того, чтобы собирать с другими лицами деньги в «общак» на «общее благо», т.е. на помощь лицам, отбывающим наказание, а также в детские дома. С весны 2014 года он собрал вокруг себя 10 человек, которые вкладывали в «общак» свои денежные средства. «***» участвовал в разрешении конфликта между ним и Д*** И. При разрешении данного конфликта «***» звонил А*** Н***, называя его «***».

Факт использования членами преступной группы транспортных средств подтверждается содержанием видеозаписи видеорегистратора, изъятого по месту жительства подсудимого Халилова В.Н., из которой следует, что Бабаян А.А., Семахин С.Е., Халилов В.Н. используют следующие транспортные средства: автомобиль ВАЗ *** белого цвета, ВАЗ ***, BMW , Мерседес, ВАЗ «Приора».

При этом установлено, что автомобили ВАЗ ***, государственный регистрационный знак ***, BMW ***, государственный регистрационный знак ***, ВАЗ ***, государственный регистрационный знак ***, ВАЗ ***, государственный регистрационный знак ***, Мерседес Бенц ***, государственный регистрационный знак ***, зарегистрированы на родственников Халилова В.Н.

В ходе осмотра изъятых у Бабаяна А.А. сотовых телефонов установлено наличие телефонных контактов: «***» с номером ***, «***» с номером ***, используемым Халиловым В.Н., «***» с номером ***, используемым А*** Г.М., «***» с номером ***, используемый Семахиным С.Е.

Согласно протоколу личного досмотра у Семахина С.Е. был изъят сотовый телефон Samsung GT *** с сим-картой, имеющей серийный номер ***, в котором установлены телефонные контакты: «***» с номером ***, «***» с номером ***, используемым Халиловым В.Н., «***» с номером ***, используемым А*** Г.М.

Согласно протоколу личного досмотра у А*** Г.М. был изъят сотовый телефон Nokia *** с сим-картой с номером ***.

Согласно копии протокола административного задержания у Халилова В.Н. изъяты сотовые телефоны Iphone , Nokia , Nokia . Установлены телефонные контакты в телефоне Nokia под именем «***» с номером ***.

При этом ни один из используемых осужденными номеров не был зарегистрирован на их имя.

Ссылка стороны защиты на то, что суду не представлены сведения о телефонных общениях Чавкина А.Е. с руководителем преступной группы Халиловым В.Н. и активном участником данной группы Семахиным С.Е., а есть лишь одно соединение с Бабаяном А.А. 18 марта 2015 года, не опровергает вывод суда о наличии постоянной связи Чавкина А.Е. с лицами, входящими в состав организованной преступной группы.

Так, из анализа телефонных сообщений судом бесспорно установлено, что с января 2014 года Чавкин А.Е. имел ежедневные телефонные общения с К***, Ш*** А.А., находящимися в розыске, которые, в свою очередь, имели телефонные соединения с активными участниками организованной преступной группы и непосредственно принимали участие в совершении преступлений.

Кроме того, из содержания аудиозаписи телефонных переговоров К*** М.Н. установлено, что он сообщает Чавкину А.Е. о конфликте между «***» и «***», а также о том, что четвёртого числа состоится встреча «воров», «***» будет отвечать, сейчас «***» на связь не выходит. Чавкин А.Е. отвечает, что эта ситуация «как обычно». В разговорах К*** М.Н. указывает на А***, «***», «***», «***», упоминает ряд иных прозвищ «воров», которых знает Чавкин А.Е., а также просит Чавкина А.Е. при встрече с А*** передать тому, чтобы он как можно больше денег выслал М*** (лицу, находящемуся в розыске) в связи с наличием у последнего проблем с полицией. Чавкин А.Е. соглашается передать эту просьбу. К*** М.Н. и Чавкин А.Е. разговаривают между собой о том, что ими интересуется полиция, обсуждают события относительно «***», указывают на то, что это началось с матери «***» и они правильно сделали, представив доверенность, так как в случае чего А*** (Б*** А.М.) сможет сказать, что от «***» приезжал брат – Чавкин А.Е., представил документ и поэтому он отдал деньги.

Доводы стороны защиты о том, что содержание телефонных разговоров не может свидетельствовать о вступлении Чавкина А.Е. в указанную организованную группу, судебная коллегия находит неубедительными, поскольку из них явно видно, что Чавкин А.Е. не только доверительно разговаривает с лицом, входящим в организованную группу, в том числе по обстоятельствам, связанным с вымогательством у потерпевшего Т***, но и знает других лиц, входящих в организованную группу, по их кличкам, дает оценку их действиям, а также берет на себя обязательство выполнить поручение, данное ему указанными лицами.

Ссылки в жалобах на положительные сведения о личности Чавкина А.Е., его семейное положение и пребывание Чавкина А.Е. с весны 2015 года в г.У*** Т*** области, сами по себе не могут свидетельствовать о его непричастности к вступлению в организованную группы для совершения преступлений.

Из протокола осмотра дисков с аудиозаписью телефонных переговоров Халилова В.Н., следует, что он называет себя в разговоре с абонентами как «***» с Д***, является «***» за положением в городе, говорит о себе, что они «воры». Суть телефонных переговоров сводится к обсуждению традиций воровского мира, проведением «сходняков» и принятия решений на них, о существовании «общаковских» денег, делении денег на лагерные и СУСовские, о распоряжении данными деньгами. Кроме того, Халилов В.Н. сообщает, что он поставлен от «А*** Н***», и что до него «никто лагеря не грел», а сейчас всё «на должном уровне». Также Халилов В.Н. в телефонном разговоре сообщает, что он объехал все районы и поменял всех «смотряг». А при телефонном общении 15 января 2015 года Халилов В.Н. обсуждает вопросы, связанные с беспорядками в ИК-***, и что он уже созвонился, чтобы успокоить осуждённых. В ходе одного из разговоров он говорит о том, что сегодня «напряг» одного коммерсанта на «десять». Халилов В.Н., Бабаян А.А., Семахин С.Е. называют себя братьями, обсуждают «долги» посторонних лиц перед ними, предоставление им отсрочек. Семахин С.Е. и Бабаян А.А. отчитываются перед Халиловым В.Н. о том, сколько и кто привёз денег. Халилов В.Н. сообщает другим лицам, что А*** и «***» постоянно рядом с ним. Также зафиксированы переговоры Халилова В.Н. с иными лицами, которым он даёт указания в плане распоряжения «общаковскими» деньгами, о закупке товаров для осуждённых. В разговоре Халилова В.Н. с абонентом, именуемым как «***», Халилов В.Н. сообщает о том, что как только он освободился, «***» его «загрузил», а до него в исправительных учреждениях не было ни денег, ни телефонов. Халилов В.Н. говорит, что хочет поделить деньги на «чёрные» и «общаковские», и чтобы они хранились у разных людей, а он будет измерять приход денег.

Из содержания телефонного разговора Семахина С.Е. с лицом, находящимся в розыске, следует, что Семахин С.Е. сообщает последнему, что он отдал «***» на «общее» 25 рублей, и 4 рубля на «чёрное», чтобы «***» передать. В другом разговоре Семахин С.Е. сообщает своему знакомому, что с ним есть армянчик А***, и сегодня они одного предпринимателя «грузили», чтобы тот либо что-то придумал-привёз, либо он ему проблемы создаст. В разговоре между Семахиным С.Е. и Бабаяном А.А., последний говорит о человеке, которого «грузят», а тот ссылается, что столько не зарабатывает, на что Семахин С.Е. отвечает, что «***» сказал всех «долбить».

Из содержания телефонных переговоров Семахина С.Е. и Халилова В.Н. следует, что ими осуществляется постоянное общение с лицами, которые содержатся в местах лишения свободы.

Факт принадлежности голосов в указанных телефонных разговорах Халилову В.Н., Бабаяну А.А. подтверждается как указанными ими сведениями о своей личности, так и заключениями судебных фоноскопических экспертиз.

Доводы жалобы адвоката Басмановой Л.Н. относительно недопустимости экспертных исследований судебная коллегия находит несостоятельными.

Суд правильно признал, что все проведенные по делу экспертизы соответствуют требованиям закона, эксперты были предупреждены об уголовной ответственности за заведомо ложное заключение, о чем имеется подписка во вводной части заключений. Выводы суда в данной части подробно мотивированы в приговоре.

Таким образом, проанализировав указанные выше, а также другие приведенные в приговоре доказательства в их совокупности, суд достоверно установил, что группа, созданная Халиловым В.Н., Бабаяном А.А., Семахиным С.Е., носила устойчивый характер. Об этом свидетельствует то, что они заранее объединились для совершения преступлений. Группа действовала длительное время, вовлекла в неё Чавкина А.Е., иных лиц, и на протяжении длительного времени, а именно с ноября 2013 года по апрель 2015 года, члены группы систематически вымогали у потерпевших денежные средства. При совершении преступлений имело четкое распределение ролей и обязанностей, обусловленное наличием внутренней системы подчиненности членов группы и их взаимосвязью. Халилов В.Н. являясь одним из организаторов группы, руководил членами данной группы, выполняя отведенную ему роль по исполнению общего умысла, направленного на вымогательство у потерпевших денежных средств, распределение доходов, полученных от преступной деятельности. Бабаян А.А. и Семахин С.Е. по указанию Халилова В.Н. осуществляли руководство и контроль за нижестоящими членами преступной группы, планировали и непосредственно осуществляли вымогательство денежных средств, отчитывались перед Халиловым В.Н. о результатах преступной деятельности. К участию в преступной группе были привлечены ряд лиц, в том числе Чавкин А.Е., которые по указанию Халилова В.Н., Бабаяна А.А. и Семахина С.Е. должны были непосредственно высказывать имущественные требования и угрозы потерпевшим, выполнять указания по доставке потерпевших в определённые места, обеспечивать поступление денег, за счёт которых осуществлялось приобретение товаров и продукции для осуждённых. Действия Халилова В.Н. и его соучастников были спланированными, организованными и целенаправленными.

Ссылка осужденного Семахина С.Е. на то, что на момент организации указанной преступной группы он находился в местах лишения свободы, а его телефонные переговоры с Халиловым В.Н. и Бабаяном А.А. зафиксированы только в 2014-2015 года, никак не влияет на выводы суда, поскольку он осужден не за создание организованной преступной группы, а за совершение преступлений в составе данной группы.

То обстоятельство, что осужденный Халилов В.Н. лично не угрожал потерпевшим Т*** Д.В., Л*** Д.Р., В*** М.П. и У*** Р.В., и не требовал у них денег, не ставят под сомнение выводы суда о том, что Халилов В.Н., как руководитель организованной им преступной группы, должен нести ответственность за все преступления, совершенные подчиненным ему лицами в составе организованной группы, поскольку он непосредственно руководил их совершением и они охватывались его умыслом.

По факту преступления, совершенного в отношении Х*** Г.М., суд установил и изложил в приговоре следующее обстоятельства действий осужденного Халилова В.Н.

Халилов В.Н. и неустановленные лица, действуя в составе организованной преступной группы, вступили в преступный сговор между собой на вымогательство денежных средств у Х*** Г.М. с распределением ролей, согласно которым Халилов В.Н. должен был высказывать Х*** Г.М. незаконные требования о передачи ему денежных средств с угрозами применения насилия и повреждения имущества, руководить действиями неустановленных лиц, которые должны были требовать передачи денежных средств.

В исполнение своих ролей с августа по декабрь 2014 года Халилов В.Н. сначала требовал у Х*** Г.М. передачи ему денежных средств в сумме 1 000 000 рублей, угрожая в случае невыполнения данного требования применить насилие к Х*** Г.М. и членам его семьи, а затем потребовал передачи ему ежемесячно 50 000 рублей, угрожая применением насилия, повреждением или уничтожением его имущества.

Доводы апелляционной жалобы адвоката Креховой А.С. о недоказанности вины Халилова В.Н. в вымогательстве денежных средств у потерпевшего Х*** Г.М. судебная коллегия находит необоснованными, поскольку они опровергаются совокупностью исследованных в суде доказательств.

В частности, потерпевший Х*** Г.М. подтвердил в судебном заседании, что его родственник Халилов В.Н. сообщил ему о том, что он является «***» в г.Димитровграде и его называют «***». В ноябре 2013 года Халилов В.Н. потребовал платить ему 50 000 рублей в «общак». В ответ на отказ выполнить данное требование, ему стали звонить неизвестные лица, которые сообщали, что они от «***», и требовали платить деньги в «общак». В августе 2014 года сам Халилов В.Н. назначил ему встречу возле автомойке «***», где стал угрожать тем, что они не дадут ему работать, украдут ребёнка, если он не отдаст ему 1 000 000 рублей, а затем высказал угрозы физической расправы над ним. Через неделю в том же месте Халилов В.Н. пришел на встречу с криминальным авторитетом из г.Тольятти по кличке «***». Халилов В.Н. стал угрожать физической расправой в случае, если он не заплатит в «общак» 2 000 0000 рублей. В последующем Халилов В.Н. продолжал звонить ему, требуя платить ежемесячно 50 000 рублей в «общак», угрожая в противном случае повредить его имущество. В декабре 2014 года Халилов В.Н. в очередной раз высказал угрозы убить его самого и его детей, либо, чтобы он уехал из города, в случае не выполнения указанных требований. Он реально испугался угроз, вследствие чего увёз свою семью в А***. 15 января 2015 года он один вернулся в г.Димитровград, где через несколько дней у него была повреждена машина, стоявшая у подъезда дома. Неизвестные ему люди сообщили, что это было сделано по инициативе Халилова В.Н. Никаких долговых обязательств перед Халиловым В.Н. либо членами его семьи у него не было.

Доводы стороны защиты о том, что потерпевший Х*** Г.М. оговорил Халилова В.Н., были предметом проверки в суде первой инстанции и признаны несостоятельными, поскольку не нашли своего подтверждения.

Оснований для оговора Халилова В.Н. со стороны потерпевшего Х*** Г.М. судом не установлено.

Показания потерпевшего Х*** Г.М. являются последовательными и подтверждаются другими исследованными в суде доказательствами, в том числе показаниями свидетеля Х*** Ш.М., детализацией неоднократных телефонных разговоров между потерпевшим и Халиловым В.Н. в период с августа по декабрь 2014 года.

Так, свидетель Х*** Ш.М. подтвердил в суде, что потерпевший Х*** Г.М. рассказал ему о требованиях Халилова В.Н. по передаче ему денег в сумме 2 000 000 рублей для последующей передачи авторитетным ворам, а также о требованиях Халилова В.Н., чтобы Х*** Г.М. платил в «общак» 50 000 рублей ежемесячно, угрожая при этом Х*** Г.М. похищением его детей, повреждением имущества. Именно в результате этого Х*** Г.М. вынужден был уехать с семьей в Республику А***.

Утверждения стороны защиты о том, что свидетель Х*** Ш.М. дал недостоверные показания за вознаграждение от Х*** Г.М. в виде приобретения на его имя автомобиля, судебная коллегия находит надуманными, поскольку сам факт приобретения Х*** Ш.М. автомобиля после дачи им показаний не может свидетельствовать об их недостоверности.

Ссылки стороны защиты на показания свидетелей М*** В.З., Р*** А.Ф., Х*** И.А., И*** Э., указавших на наличие финансовых разногласий между потерпевшим Х*** Г.М. с одной стороны и М*** В.З., Х*** Н.А. с другой стороны и на наличие конфликта между потерпевшим Х*** Г.М. и И*** Э., а также на показания свидетеля Г*** А.Б., как на доказательства, ставящие под сомнение достоверность показаний потерпевшего по обстоятельствам совершенного в отношении него преступления, судебная коллегия находит неубедительными. Суд правильно признал, что обстоятельства, указанные данными свидетелями, не содержат каких-либо сведений о наличии долговых обязательств потерпевшего перед Халиловым В.Н. или членами его семьи, а также не подтверждают наличии неприязненных отношений потерпевшего Х*** Г.М. к Халилову В.Н. Из показаний свидетеля Г*** А.Б. следует только то, что он не был очевидцем событий, при которых Халилов В.Н. в присутствии лица по имени Р*** высказывал требования о передаче денежных средств с различными угрозами в адрес Х*** Г.М. в случае невыполнения его требований.

Анализ и оценка показаний Халилова В.Н. в приговоре приведены в совокупности со всеми собранными по делу доказательствами.

Суд правильно пришел к выводу, что каких-либо противоречий в исследованных доказательствах, ставящих под сомнение правильность установленных судом обстоятельств совершения данного преступления, не имеется.

Судебная коллегия соглашается с мотивированными суждениями суда в данной части.

Таким образом, на основании совокупности исследованных и приведенных в приговоре доказательств, суд обоснованно пришел к выводу о виновности осужденного Халилова В.Н. в совершении преступления в отношении потерпевшего Х*** Г.М. и правильно квалифицировал его действия по п. «а» ч.3 ст.163 УК РФ, как вымогательство, т.е. требование передачи чужого имущества под угрозой применения насилия, уничтожения и повреждения чужого имущества, совершенное в крупном размере, организованной группой.

По факту преступления, совершенного в отношении Т*** Д.В., суд установил и изложил в приговоре следующее обстоятельства действий осужденных Халилова В.Н., Бабаяна А.А., Чавкина А.Е.

В декабре 2014 года Халилов В.Н., Бабаян А.А., Чавкин А.Е. и другие находящиеся в розыске лица, действуя в составе организованной преступной группы, вступили в преступный сговор между собой на вымогательство денежных средств у Т*** Д.В. с распределением ролей, согласно которым Халилов В.Н. должен был осуществлять руководство и координировать действия участников созданной им организованной группы. Бабаян А.А. должен был высказывать требования передачи ему денежных средств. Чавкин А.Е. и лица, находящиеся в розыске, должны были с целью устрашения Т*** Д.В. высказывать угрозы в адрес последнего, приезжать по местам жительства и работы потерпевшего для получения требуемой суммы денежных средств, представляя при этом поддельные документы.

В исполнение своих ролей Халилов В.Н. осуществлял руководство и координацию действий участников созданной им преступной группы. В период с 27 декабря 2015 года по 10 января 2016 года Бабаян А.А. совместно с другими лицами высказывал Т*** Д.В. требования передачи денежных средств, угрожая применением насилия. Применил физическое насилие к Т*** Д.В., когда тот отказался выполнять данное требование. 03 марта 2016 года лицо, находящееся в розыске, потребовало от Б*** А.М. передачи ему денег, принадлежащих Т*** Д.В., под угрозой наступления неблагоприятных последствий и завладело данными деньгами. Члены организованной преступной группы с целью скрыть следы совершения данного преступления оформили поддельную доверенность от имени Т*** Д.В. на получение его заработной платы Чавкиным А.Е., который передал данную доверенность Б*** А.М.

В судебном заседании Халилов В.Н., Бабаян А.А., Чавкин А.Е. виновными себя в совершении вымогательства денежных средств у потерпевшего Т*** Д.В. не признали. Халилов В.Н. показал, что не встречался с Т*** Д.В. и не совершал каких-либо противоправных действий в отношении него. Бабаян А.А. показал, что Т*** Д.В. сам обратился к нему за помощью в разрешении конфликта по выплате заработной платы рабочим, но он не стал вмешиваться в данный конфликт. Чавкин А.Е. признал только то, что подделав доверенность от имени Т*** Д.В., получил у Б*** А.М. заработную плату Т*** Д.В. в счет погашения долга Т*** Д.В. перед ним и С*** А.А.

Избранную осужденными позицию суд расценил как способ защиты от предъявленного обвинения, поскольку она была опровергнута совокупностью доказательств исследованных в судебном заседании.

Аналогичные доводы, изложенные в апелляционных жалобах, судебная коллегия находит необоснованными.

Так, в основу обвинительного приговора положены показания потерпевшего Т*** Д.В., из содержания которых следует, что он знаком с Бабаяном А.А., а Чавкин А.Е. является его родственником. Летом 2014 года он с К*** С. работал в г.Москве. Затем к ним присоединились Ч*** С.Ю., С*** А.А., С*** А.Н. При этом К*** С. обеспечивал их работой, выдавал им денежные средства в виде заработной платы. 24 декабря 2014 года он вернулся из г.Москвы, а 27 декабря 2014 года по предложению Бабаяна А.А. он встретился с ним и К*** С. в районе «***» р.п. Новая Майна Мелекесского района. Сначала Бабаян А.А. потребовал от него передачи ему 70 000 рублей для расчёта с работниками, с которыми он ездил в г.Москву. Затем Бабаян А.А. позвонил мужчине по кличке «***», жителю данного посёлка, и совместно с «***» стал требовать передачи им 70 000 рублей. При этом «***» говорил, что в случае его отказа они «сломают» его, причинят телесные повреждения. В ответ на его отказ выполнить данное требование, Бабаян А.А. нанёс ему удар в область челюсти. Несмотря на то, что он оспаривал наличие у него какого-либо долга перед С*** А.Н., Бабаян А.А. сказал, чтобы он и К*** С. разбирались между собой, но указанные деньги отдал именно он — Т*** Д.В. До 10 января 2015 года по сотовому телефону он разговаривал с «***», Чавкиным А.Е., Бабаяном А.А., которые выясняли его намерения отдать деньги, угрожали увезти его в лес, в случае неисполнения их требований. 10 января 2015 года он встретился с «***», который потребовал передачи ему не менее 2 500 рублей, сказав, что они придут к нему в дом и будут искать деньги дома. В присутствии Чавкина А.Е. он передал деньги в сумме 2 500 рублей «***». 03 марта 2015 года К*** М., которого он ранее видел с «***», сообщил ему по телефону, что они забирают его заработную плату у Б*** А.М. В последующем ему сообщили, что его заработную плату забрал Чавкин А.Е. по фиктивной доверенности от его имени. Ш*** А.А., который известен ему как «***», он опознал по фотографиям.

Кроме того, на сотовом телефоне потерпевшего Т*** Д.В. сохранились сообщения с угрозами при требовании передачи денег, в том числе в виде заработной платы, а также угрозой применения насилия в случае обращения в полицию.

Что касается сомнений стороны защиты в достоверности указанных показаний потерпевшего Т*** Д.В., то судебная коллегия находит их необоснованными, поскольку показания потерпевшего Т*** Д.В. о поступавших ему телефонных звонках подтверждается информацией о телефонных соединениях в период с 25 декабря 2014 года по 10 января 2015 года, с номеров телефонов, используемых Бабаяном А.А., Ш*** А.А., а также сведениями о телефонных соединениях Бабаяна А.А. со Ш*** А.А.

То обстоятельство, что Чавкину А.Е. не были инкриминированы органом предварительного следствия действия, связанные с угрозами в адрес потерпевшего, передачи денег Ш*** А.А. в присутствии Чавкина А.Е., не может служить основанием для признания данных показаний потерпевшего недостоверными.

Ссылки стороны защиты на показания свидетелей С*** А.А., Чернова С.Ю., как на доказательства невиновности Бабаяна А.А. в вымогательстве денежных средств у Т*** Д.В., судебная коллегия находит необоснованными. Давая оценку показаниям данных свидетелей, суд правильно признал, что указанные ими обстоятельства задолженности по заработной плате, не ставят под сомнение достоверность показаний потерпевшего Т*** Д.В. В судебном заседании свидетели С*** А.А. и Ч*** С.Ю. подтвердили, что не сообщали кому либо о наличии такого долга и не просили Бабаяна А.А. требовать деньги с Т*** Д.В. в счет погашения долга по заработной плате.

Свидетель Б*** А.М. показал, что он работал в одной организации с Т*** Д.В. В начале марта 2015 года, когда Т*** Д.В. должна была быть выплачена заработная плата, к нему приехал К*** М.Н. и сообщил, что Т*** Д.В. должен деньги, а затем попросил отдать ему заработную плату Т*** Д.В. На его отказ, К*** М.Н. с его телефона позвонил Т*** Д.В. и сообщил тому, что он забирает причитающиеся Т*** Д.В. деньги в качестве заработной платы. После этого разговора К*** М.Н продолжил настаивать на передаче ему заработной платы Т*** Д.В., говоря о том, что иначе у него (Б*** А.М.) могут возникнуть проблемы с важными людьми, и что не надо портить отношения. Он знал о принадлежности К*** М.Н. к криминальным кругам, в связи с чем, вынужден был отдать К*** М.Н. 24 500 рублей, принадлежащие Т*** Д.В. в качестве заработной платы. Через несколько дней ему на работе стали задавать вопросы об обстоятельствах выдачи заработной платы Т*** Д.В., в связи с чем, он позвонил Чавкину А.Е. и попросил его принести доверенность от Т*** Д.В. на получение денег. Когда Чавкин А.Е. принёс и передал ему такую доверенность, он попросил Чавкина А.Е. говорить всем, в том числе сотрудникам полиции, о получении денег им и не упоминать К*** М.Н.

Из показаний свидетеля Т*** Л.В. следует, что её сын Т*** Д.В. рассказал ей, что некий А*** и «***» требуют с него деньги в сумме 70 000 рублей, хотя он никому ничего не должен. При этом «***» она знала как соседа. 10 января 2015 года к ней обратился сын с просьбой срочно найти деньги в сумме 2 500 рублей, которые у него требовал «***». Она дала сыну эту сумму денег. 03 марта 2015 года сын сказал, что у него забрали заработную плату. Она неоднократно звонила Чавкину А.Е. и при разговоре с последним слышала голос «***», который был раздражён подобными звонками.

Из показаний свидетеля Т*** Ю.Н. следует, что 01 мая 2015 года К*** М*** позвонил ему, а затем они встретились, и тот рассказал, что из-за заявления Т*** Д.В. задержаны несколько человек, в том числе и некий А*** из г.Димитровграда, и что под это заявление могут попасть они с Чавкиным А.Е., так как они забрали заработную плату Т*** Д.В. К*** М. попросил его урегулировать вопрос таким образом, чтобы Т*** Д.В. забрал заявление из полиции. Также ему известно, что Чавкин А.Е., К*** М.Н. и мужчина по имени «***» общались между собой.

Показания Т*** Ю.Н. согласуются с содержанием телефонного разговора между Т*** Ю.Н. и К*** М.Н., в ходе которого К*** М.Н. сообщает, что у «***» (кличка осужденного Чавкина А.Е.) назревают серьёзные проблемы вследствие того, что на него дали показания о том, что он забирал деньги у Д*** (соответствует имени потерпевшего Т*** Д.В.)

Из детализации телефонных переговоров установлено: наличие многочисленных телефонных соединений Чавкина А.Е. с абонентом, использующим номера *** и *** (К*** М.Н.) в период с 20 июля 2014 года по 20 апреля 2015 года, в том числе телефонные соединения имеются 03 марта 2015 года; наличие многочисленных телефонных соединений Чавкина А.Е. с абонентом, использующим номер *** (Ш*** А.А.) в период с 22 августа 2014 года по 12 декабря 2015 года, в том числе 27 декабря 2014 года; наличие многочисленных соединений между абонентами *** и ***. Соединение Чавкина А.Е. с абонентским номером ***, используемым Бабаяном А.А.

Согласно детализации телефонных разговоров зафиксированы соединения Ш*** А.А. с Бабаяном А.А., в том числе 27 декабря 2014 года в 14:10 часов, когда Ш*** А.А. и Бабаян А.А. находились в р.п. Новая Майна Мелекесского района Ульяновской области. Кроме того, согласно тем же детализациям Бабаян А.А. непосредственно до и после предъявления требований Т*** Д.В. общался по телефону с Халиловым В.Н. Телефонные соединения между теми же абонентами имеются и 10 января 2015 года, 03 марта 2015 года.

Из протокола осмотра записи телефонных переговоров К*** М.Н. следует, что зафиксирован его разговор с Чавкиным А.Е., при котором К*** М.Н. и Чавкин А.Е. обсуждают, что ими интересуется полиция, обсуждают события относительно «***», обращают внимание на то, что это началось с матери «***», и что они правильно сделали, представив доверенность, так как в случае чего А*** (Б*** А.М.) сможет сказать, что от «***» приезжал брат – Чавкин А.Е., представил документ, поэтому он отдал деньги.

Заключением судебной фоноскопической экспертизы №Э2/4005 от 07 декабря 2015 года подтверждено, что в данном звуковом файле имеются голос и речь Чавкина А.Е.

Таким образом, на основании совокупности исследованных доказательств, суд правильно установил наличие постоянной связи между Халиловым В.Н., Бабаяном А.А., лицами, находящимися в розыске, в период совершения ими вымогательства денег у Т*** Д.В., и правильно пришел к выводу о доказанности участия Халилова В.Н., Бабаяна А.А. в незаконном изъятии денег у потерпевшего Т*** Д.В. в составе организованной преступной группы с распределением ролей между ними и лицами, находящимися в розыске.

При таких обстоятельствах, ссылка стороны защиты на то, что Халилов В.Н. лично не встречался с Т*** Д.В., не влияет на правильность установленных судом обстоятельств участия Халилова В.Н. в его совершении, а также не ставит под сомнение обоснованность вывода о том, что данное преступление охватывалось его умыслом как руководителя преступной группы.

Оценив исследованные доказательства, суд правильно пришел к выводу, что в судебном заседании не нашло своего подтверждения наличие у Т*** Д.В. таких обязательств, которые являлись бы основанием для предъявления ему подсудимыми имущественных требований. Показания свидетеля Т*** Л.В. о наличии долга у Т*** Д.В. являются лишь её предположением, не основанном на каких-либо объективных данных. Показания свидетеля В*** И.А. о наличии долга у Т*** Д.В. перед ним лично также не имеют отношения к рассматриваемому делу, так как сам свидетель подтвердил, что за истребованием долга ни к кому не обращался.

Давая оценку показаниям Халилова В.Н., Бабаяна А.А., суд правильно установил, что в них имеются противоречия в части указания на мотивы истребования денег у Т*** Д.В., а их ссылки на наличие долга Т*** Д.В. перед С*** А.А., Чавкиным А.Е., В*** И.А. и рядом иных лиц, обоснованно признал как предлог для того, чтобы безосновательно получить денежные средства с потерпевшего Т*** Д.В. путем вымогательства.

Правильно установив фактические обстоятельства деяний, совершенных Халиловым В.Н., как руководителем организованной преступной группы, а также деяний Бабаяна А.А., совершенных в составе данной организованной преступной группы, суд правильно квалифицировал их по п. «а» ч.3 ст.163 УК РФ, как вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества под угрозой применения насилия, организованной группой.

Вместе с тем приговор в части, касающейся осуждения Чавкина А.Е. по п. «а», ч.3 ст.163 УК РФ подлежит изменению по следующим основаниям.

Суд, с учетом обвинения предъявленного Чавкину А.Е. органом предварительного следствия, признал установленным, и это отражено в приговоре, что Чавкин А.Е., вступив в предварительный сговор с Халиловым В.Н., Бабаяном А.А., лицом, находящимся в розыске, на вымогательство денег у Т*** Д.В., фактически не выполнял отведенную ему роль соисполнителя данного преступления, поскольку не высказывал каких-либо требований Т*** Д.В. о передаче им денежных средств, не угрожал ему применением насилия, не принимал участие в получении денежных средств Т*** Д.В.

Что касается договоренности указанных лиц на сокрытие следов данного преступления путем предоставления поддельной доверенности на получение денег, принадлежащих Т*** Д.В. в виде заработной платы, то исследованные в суде доказательства свидетельствуют об отсутствии между осужденными предварительной договоренности скрыть следы данного преступления.

Так, потерпевший Т*** Д.В. показал в судебном заседании, что сначала подсудимые требовали от него передачи им денег в сумме 70 000 рублей. 10 января 2015 года он встретился с «***», который потребовал передать ему не менее 2 500 рублей, сказав, что иначе они придут к нему в дом и будут искать деньги дома. 03 марта 2015 года К*** М.Н, которого он ранее видел с «***», сообщил ему по телефону, что они забирают его заработную плату у Б*** А.М.

Из показаний свидетеля Б*** А.М. следует, что именно К*** М.Н. потребовал от него отдать заработную плату Т*** Д.В., сообщив об этом Т*** Д.В. по телефону, а затем забрал деньги потерпевшего без предоставления какой-либо доверенности от последнего. Через несколько дней после этого, именно он – Б*** А.М., испугавшись ответственности за свои действия, обратился с просьбой к Чавкину А.Е. принести ему доверенность от имени Т*** Д.В. на получение указанных денег для отчета перед другими лицами.

Из протокола осмотра записи телефонных переговоров К*** М.Н. следует, что в разговоре с Чавкиным А.Е. они обсуждают события относительно «***». Обращают внимание на то, что «проблема» началась с матери «***», после чего они правильно сделали, представив доверенность, так как в случае чего А*** (Б*** А.М.) сможет сказать, что от «***» приезжал его брат – Чавкин А.Е., представил документ, а поэтому он отдал деньги.

Другие исследованные и приведенные в приговоре доказательства также не содержат каких-либо сведений о том, что Чавкин А.Е. заранее обещал Халилову В.Н. либо другим членам организованной преступной группы сокрыть следы данного преступления, в том числе путем предоставления подложной доверенности на полученные путем вымогательства денег Т*** Д.В.

Таким образом, совершенные осужденным Чавкиным А.Е. деяния, связанные с передачей поддельной доверенности на получение им заработной платы Т*** Д.В. с целью сокрытия обстоятельств их хищения путем вымогательства в составе организованной группы лиц, не могут расцениваться как соучастие в совершении данного преступления, поскольку являются заранее не обещанным укрывательством данного преступления. При этом Чавкин А.Е., будучи членом организованной преступной группы, совершившей данное преступление, понимал, что своими действиями способствует сокрытию следов совершенного преступления, которое относится к категории особо тяжких.

При таких обстоятельствах, действия Чавкина А.Е. следует переквалифицировать с п. «а» ч.3 ст.163 УК РФ на ст.316 УК РФ.

По факту преступления, совершенного в отношении Л*** Д.Р., суд установил и изложил в приговоре следующее обстоятельства действий осужденных Халилова В.Н., Бабаяна А.А., Семахина С.Е.

Халилов В.Н., Бабаян А.А., Семахин С.Е., действуя в составе организованной преступной группы, вступили в преступный сговор между собой на вымогательство денежных средств у Л*** Д.Р. с распределением ролей, согласно которым Халилов В.Н., как руководитель данной группы, должен был руководить и координировать действиями Бабаяна А.А. и Семахина С.Е., которые должны были высказывать требования Л*** Д.Р. о передачи денежных средств с угрозами в адрес последнего.

В исполнение своих ролей в январе 2015 года Бабаян А.А. и Симахин С.Е., действуя по указанию Халилова В.Н., потребовали у Л*** Д.Р. передачи им денежных средств в сумме 400 000 рублей или принадлежащий ему автомобиль, угрожая при этом применением к нему насилия, повреждением или уничтожением имущества. В результате этого Л*** Д.Р. вынужден был передать им денежные средства в сумме 350 000 рублей.

В судебном заседании Халилов В.Н., Бабаян А.А., Семахин С.Е. виновными себя в совершении вымогательства денежных средств у потерпевшего Л*** Д.Р. не признали. Халилов В.Н. утверждал, что не совершал каких-либо противоправных действий в отношении Л*** Д.Р. Бабаян А.А. утверждал, что только находился в одном автомобиле с Семахиным С.Е., который о чем-то разговаривал с Л*** Д.Р. Семахин С.Е. признал только то, что попросил Л*** Д.Р. вернуть долг Н*** А.Н., убедившись о наличии такого долга.

Суд тщательно проверил данные утверждения осужденных и признал их несостоятельными.

Аналогичные доводы, изложенные в апелляционных жалобах, как и доводы стороны защиты о наличии гражданско-правовых отношений в сфере предпринимательской деятельности между потерпевшим Л*** Д.Р. и осужденным Семахиным С.Е., судебная коллегия также находит необоснованными, поскольку они были опровергнуты совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании.

Так, из показаний потерпевшего Л*** Д.Р., данных в ходе предварительного следствия и исследованных в судебном заседании на основании ч.3 ст.281 УПК РФ, следует, что в 2011 году он совместно с Н*** А.Н., В*** И.В., Х*** А.В. для осуществления предпринимательской деятельности ООО «***» приобрели автомашину Киа Серато по договору лизинга, оформив её на Н*** А.Н. При этом первоначальный взнос в сумме 100 000 рублей был внесен им (Л*** Д.Р.) из своих денег. В 2014 году данный автомобиль был переоформлен в его собственность. В апреле 2014 года он ушёл из ООО «***», договорившись о возвращении задолженности после получения денег от контрагентов по договорам, но через некоторое время ему стал звонить незнакомый мужчина, уговаривая вернуть долги Н*** А.Н. Тогда он обратился за помощью к Семахину С.Е., который в ноябре 2014 года познакомил его с Халиловым В.Н. по кличке «***» — «***» за городом. 05 января 2015 года по инициативе Семахина С.Е. он встретился с Н*** А.Н., Халиловым В.Н., Х*** А.В., В*** И.В., незнакомыми ему мужчинами, где возражал против доводов Н*** А.Н. о погашении задолженности, заявив, что в случае несогласия тот может обратиться в суд. Халилов В.Н. сказал, что он (Л*** Д.Р.) должен отдать деньги или у него начнутся проблемы. В тот же день по инициативе Семахина С.Е. он встретился с ним и Бабаяном А.А., где Семахин С.Е. потребовал заплатить 400 000 рублей либо отдать указанный автомобиль. Бабаян А.А. стал выяснять по телефону стоимость его машины. Кроме того, Семахин С.Е. сказал ему, что «***» в курсе этого разговора и если он не отдаст деньги, то у него возникнут проблемы, может сгореть машина, дом, и он сам может пострадать. Данные угрозы он воспринял реально, в связи с чем, пообещал отдать деньги в середине января 2015 года. Затем Семахин С.Е. сообщил ему, что обсудит возможность снижения указанной суммы с Бабаяном А.А., которому «***» поручил заниматься указанным долгом. Через некоторое время Семахин С.Е. сообщил ему, что его долг снижен до 350 000 рублей. 13-16 января 2015 года он перевел денежные средства в общей сумме 325 000 рублей на номер банковской карты, указанной Семахиным С.Е., а 16 января 2015 года лично приехал по месту проживания Семахина С.Е. и отдал ему деньги в сумме 25 000 рублей.

Доводы стороны защиты о том, что потерпевший Л*** Д.Р. оговорил осужденных в ходе предварительного расследования, были предметом проверки в суде первой инстанции и признаны несостоятельными, поскольку не нашли своего подтверждения.

Оснований для оговора Халилова В.Н., Семахина С.Е., Бабаяна А.А. со стороны потерпевшего Л*** Д.Р. судом не установлено.

Выяснив причину противоречий в показаниях потерпевшего в ходе предварительного следствия и в судебном заседании, и давая оценку показаниям потерпевшего Л*** Д.Р. в суде в той части, что он осознал свою неправоту перед Н*** А.Н. и согласился на предложение Бабаяна А.А. и Семахина С.Е. передать им указанную сумму денег, поскольку хотел поскорее решить данную проблему, суд признал достоверными показания Л*** Д.Р. в ходе предварительного следствия, поскольку они подтверждаются другими исследованными в суде доказательствами, в том числе показаниями свидетелей Н*** А.Н., Х*** А.В., В*** И.В., из содержания которых следует, что Н*** А.Н. не просил Халилова В.Н., Семахина С.Е., Бабаяна А.А. истребовать долги Л*** Д.Р., связанные с его деятельностью в ООО “***” и переоформлением на Л*** Д.Р. служебного автомобиля, а только сообщил знакомому по имени Р*** о наличии такого долга. После этого в январе 2015 года он встречался в кафе с Л*** Д.Р., где присутствовали Р***, Бабаян А.А., Семахин С.Е., Халилов В.Н. Там он признал часть своего долга, но отказался платить за автомобиль, посоветовав Н*** А.Н. обратиться в суд. Это вызвало возмущение у Халилова В.Н. и Семахина С.Е. Свидетели Х*** А.В. и В*** И.В. подтвердили в суде, что присутствовали при встрече Н*** А.Н. и Л*** Д.Р. с участием Бабаяна А.А., Семахина С.Е., Халилова В.Н. и других лиц, на которой обсуждался финансовый конфликт между Н*** А.Н. и Л***.

Ссылки стороны защиты на показания свидетелей Х*** А.В. и В*** И.В. о наличии финансовых разногласий между потерпевшим Л*** Д.Р. и свидетелем Н*** А.Н., как на доказательства, ставящие под сомнение достоверность показаний потерпевшего по обстоятельствам совершенного в отношении него преступления, судебная коллегия находит неубедительными.

Из показаний свидетелей Х*** А.В. и В*** И.В. следует только то, что они были очевидцами встречи Л*** Д.Р. с Н*** А.Н. с участием Бабаяна А.А., Семахина С.Е., Халилова В.Н. и других лиц, на которой шел спор по поводу машины, приобретенной Л*** Д.Р.

Согласно протоколу обыска по месту проживания Халилова В.Н. был обнаружен листок бумаги с надписью «Л*** Д.Р *** Д*** Р*** ***».

Что касается сомнений адвоката Басмановой Л.Н. в обнаружении данного листка, то они опровергаются фототаблицей к протоколу обыска.

Суд проверял доводы стороны защиты о признании проведенного обыска незаконным, признании данного доказательства недопустимым и дал в приговоре надлежащую оценку указанным доводам, признав их несостоятельными, с которыми соглашается судебная коллегия.

В ходе осмотра сотового телефона потерпевшего Л*** Д.Р. и диска с информацией о телефонных разговорах и сообщениях установлены контакты потерпевшего с «***», «***». 21 октября 2014 года осуществлялось телефонное общение потерпевшего с Семахиным С.Е. по номеру ***. Зафиксировано пять входящих телефонных звонков от Семахина С.Е. 05 января 2015 года и множественные входящие телефонные звонки в период с 13 по 16 января 2015 от Семахина С.Е.

Из аудиозаписи телефонных переговоров Семахина С.Е. установлено, что 08 января 2015 года он разговаривает с мужчиной по имени И***, которому рассказывает о встрече с Л*** Д.Р. по служебному автомобилю. На встрече присутствовал «положенец», в присутствии которого Л*** Д.Р. упомянул о суде, и ему (Семахину С.Е.) стало стыдно перед «положенцем». В связи с этим вечером Л*** Д.Р. было озвучено решение о том, что машину они «себе оставляют». В ходе телефонного разговора 13 января 2015 года с Л*** Д.Р., последний сообщает Семахину С.Е., что готов отдать часть денег сегодня вечером и спрашивает о возможности перечисления денег на карту Сбербанка. После этого Семахин С.Е. сообщает об этом разговоре Халилову В.Н., который указывает о наличии карты у Р*** (М*** Р.Н.). Далее Семахин С.Е. созванивается с М*** Р.Н. и просит сообщить номер его банковской карты, ссылаясь на просьбу «***». Из дальнейших общений по телефону между Семахиным С.Е. и Л*** Д.Р. установлено, что последний сначала перечислил 100 000 рублей на указанную карту, а затем еще перевёл 125 000 рублей.

В разговоре с Халиловым В.Н. 14 января 2015 года Семахин С.Е. сообщает, что сегодня будет «один два пять», из которых «50» он (Семахин С.Е.) уберёт, «20» отдаст Л***, остальное в сторону и отдаст их Халилову В.Н после того, как тот приедет. 15 января 2015 года зафиксирован разговор, в ходе котором Халилов В.Н. даёт указание Семахину С.Е. «закинуть» ему домой пятьдесят, чтобы кредит отдать. Семахин С.Е. сообщает ему, что сегодня ещё «полтинник» будет.

Согласно заключению судебной фоноскопической экспертизы №э5/28 от 19 февраля 2016 года в звуковых фалах 2072598, 2072607, 2074978, на которых зафиксированы разговоры по поводу банковской карты и перечисления 125 000 рублей, вероятно, имеются голос и речь Семахина С.Е.

Дав оценку исследованным доказательствам, суд правильно пришел к выводу, что основанием предъявления имущественных требований к Л*** Д.Р. со стороны осужденных явилось его поведение при встрече с Н***, в том числе указание на разрешение спора в суде, которое Халилов В.Н. Семахин С.Е., Бабаян А.А. использовали как повод для вымогательства денег у потерпевшего, с этой же целью они оставили машину потерпевшего у себя.

Именно указанные обстоятельства, а не признание потерпевшим Л*** Д.Р. своего долга перед Н***, явились причиной перечисления потерпевшим денежных средств на номер банковской карты, указанной Семахиным С.Е., а также последующей передачи Семахину С.Е. денег в сумме 25 000 рублей.

Анализ и оценка показаний Халилова В.Н., Семахина С.Е., Бабаяна А.А. в приговоре приведены в совокупности со всеми собранными по делу доказательствами.

Суд правильно пришел к выводу, что каких-либо противоречий в исследованных доказательствах, ставящих под сомнение правильность установленных судом обстоятельств совершения данного преступления, не имеется.

Оснований не согласиться с мотивированными суждениями суда в данной части у судебной коллегии не имеется.

Таким образом, на основании совокупности исследованных и приведенных в приговоре доказательств, суд правильно пришел к выводу об отсутствии долговых обязательств либо договорных отношений между Л*** Д.Р. и осужденными, обоснованно признал виновными Халилова В.Н., Бабаяна А.А., Семахина С.Е. в совершении преступления в отношении потерпевшего Л*** Д.Р. и правильно квалифицировал действия каждого из них по п.«а» ч.3 ст.163 УК РФ, как вымогательство, т.е. требование передачи чужого имущества под угрозой применения насилия, уничтожения и повреждения чужого имущества, совершенное в крупном размере, организованной группой.

По факту преступления, совершенного в отношении В*** М.П. и У*** Р.В., суд установил и изложил в приговоре следующее обстоятельства действий осужденных Халилова В.Н., Бабаяна А.А., Семахина С.Е.

Халилов В.Н., Бабаян А.А., Семахин С.Е. и лицо, с которым заключено досудебное соглашение, действуя в составе организованной преступной группы, вступили в преступный сговор между собой на вымогательство денежных средств у В*** М.П. и У*** Р.В. с распределением ролей, согласно которым Халилов В.Н. должен был руководить их действиями, давать указания. Семахин С.Е., Бабаян А.А. и лицо с досудебным соглашением, должны были требовать от В*** М.П. и У*** Р.В. денежные средства, высказывать угрозы применения насилия в адрес последних.

В исполнение своих ролей в марте 2015 года лицо с досудебным соглашением, действуя по указанию Халилова В.Н., потребовало от В*** М.П. и У*** Р.В. передавать им денежные средства в кассу «общака», высказав угрозы применения насилия в случае отказа. В результате чего, В*** М.П. вынужден был передать указанному лицу 5 000 рублей. После этого Бабаян А.А. и Семахин С.Е. потребовали, чтобы В*** М.П. передал им 50 000 рублей, а У*** Р.В. передал им 100 000 рублей, высказывая в их адрес угрозы применения насилия в случае неисполнения данных требований. Кроме того, Семахин С.Е., выйдя за рамки предварительной договоренности, применил к В*** М.П. физическое насилие, а затем забрал у В*** М.П. свидетельство о регистрации транспортного средства и деньги в сумме 1 200 рублей, которые передал в последующем Халилову В.Н. В результате этого У*** вынужден был передать Семахину С.Е. денежные средства в сумме 75 000 рублей.

В судебном заседании Халилов В.Н., Бабаян А.А., Семахин С.Е. виновными себя в совершении вымогательства денежных средств у потерпевших В*** М.П. и У*** Р.В. не признали. Халилов В.Н. утверждал, что не совершал каких-либо противоправных действий в отношении В*** М.П. и У*** Р.В. Бабаян А.А. показал, что присутствовал при разговоре Семахина С.Е. и А*** Г.М. с потерпевшими В*** и У*** Р.В. по поводу противоправных действий последних, связанных со сбытом наркотических средств. Слышал, как А*** Г.М. угрожал потерпевшим, а Бабаян А.А. сказал, что «переломает» их, если они продолжат торговать наркотиками. Затем увидел телефоны и какие-то документы, которые забрал себе А*** Г.М. Возможно в ходе разговора с потерпевшими речь шла и о деньгах. Семахин С.Е. подтвердил, что принимал участие в разговоре с потерпевшими В*** М.П. и У*** Р.В., которых привез к нему домой А*** Г.М. Узнав, что В*** М.П. и У*** Р.В. торгуют наркотиками, он разозлился и сказал, что жители села «переломают» их за это. А*** Г.М. предложил обменять свою машину на машину В*** М.П., но он не стал обсуждать данный вопрос. Через некоторое время У*** Р.В. отдал ему 50 000 рублей, полученные от продажи наркотиков.

Суд тщательно проверил данные утверждения осужденных и признал их несостоятельными. При этом судом проверены и отвергнуты как несостоятельные и доводы о фабрикации уголовного дела в отношении осужденных, поскольку они были опровергнуты совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании. Мотивы принятого решения приведены в приговоре.

Аналогичные доводы, изложенные в апелляционных жалобах, судебная коллегия также находит необоснованными.

Так, потерпевший В*** М.П. Умаров.ечно возражали. и слышны шаги. ками и должден платить деньги в общакать, каких именно показал, что 15 марта 2015 года по месту его жительства в р.п. Мулловка подъехал на автомобиле А*** Г.М. с незнакомым парнем и потребовал платить деньги в «общак» за то, что он занимается распространением наркотиков, угрожая в случае отказа тем, что приедут ребята и изобьют, «переломают» его. По предложению А*** Г.М. он позвонил У*** Р.В. и договорился с ним о встрече, на которой А*** Г.М. стал предъявлять У*** Р.В. претензии в распространении наркотиков, сказав, что они и с ним разберутся. 22 марта 2015 года А*** Г.М. потребовал у него отдать 5 000 рублей в «общак». Опасаясь А*** Г.М., он взял у своей матери денежные средства 5 000 рублей и отдал их А*** Г.М., который сказал его матери о том, что он (В*** М.П.) попал в аварию, и должен эти деньги. Он вынужден был подтвердить матери данную версию. 24 марта 2015 года А*** Г.М. отвез его и У*** Р.В. на автомобиле, которым управлял Б*** М., в город Димитровград, где завел их в помещение, в котором находились Бабаян А.А. и Семахин С.Е. Последний сказал, что он (В*** М.П.) должен заплатить 50 000 рублей, а У*** Р.В. — 100 000 рублей, за то, что они являются наркоманами. При этом Семахин С.Е. и Бабаян А.А. высказывали угрозы физической расправой. Эти угрозы он воспринял реально. После того, как А*** Г.М. сообщил, что у него (В*** М.П.) имеется машина и её можно заложить в ломбард, Семахин С.Е. изъял у него свидетельство о регистрации транспортного средства на автомашину Форд Мондео, забрал деньги в сумме 1200 рублей. Когда же он попытался отобрать свое имущество, Семахин С.Е. нанёс ему два удара в живот. Через некоторое время У*** Р.В. сообщил ему, что отдал деньги в сумме 70 000 рублей.

Доводы стороны защиты о том, что потерпевший В*** М.П. оговорил осужденных, были предметом проверки в суде первой инстанции и признаны несостоятельными, поскольку не нашли своего подтверждения.

Оснований для оговора Халилова В.Н., Семахина С.Е., Бабаяна А.А. со стороны потерпевшего В*** М.П. судом не установлено.

Суд правильно признал указанные показания потерпевшего В*** М.П. достоверными, поскольку они согласуются с показаниями свидетелей М*** Т.М., В*** А.В., Б*** И.С., Б*** М.А., А*** Г.М., сведениями о телефонных соединениях номеров телефонов, которыми пользовались В*** М.П., А*** Г.М., Семахин С.Е., аудиозаписью телефонных разговоров Семахина С.Е. с Бабаяном А.А., А*** Г.М., и подтверждаются другими исследованными в суде доказательствами.

В частности, допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля А*** Г.М. подтвердил, что в марте 2015 года для проверки слухов о причастности к распространению наркотиков В*** М.П. и У*** Р.В. он встречался с ними, но они отрицали это. После этого, по указанию Семахина С.Е. он привез В*** М.П. и У*** Р.В. в г.Димитровград, где Семахин С.Е. и Бабаян А.А. также задавали им вопросы о причастности к распространению наркотиков, потребовали, чтобы они передавали им денежные суммы через него (А*** Г.М.). Поскольку потерпевшие отрицали свою причастность к распространению наркотиков и указали на отсутствие у них денежных средств, он (А*** Г.М.) сообщил Бабаяну А.А. и Семахину С.Е. о наличии у В*** М.П. автомашины Форд Мондео. Тогда Семахин С.Е. предложил заложить данную автомашину в ломбард. В разговоре с В*** М.П. и У*** Р.В. с их стороны высказывались угрозы, что их «переломают», то есть применят физическое насилие для того, чтобы понудить потерпевших отдать деньги и не заниматься распространением наркотиков. Кроме того, Семахин С.Е. ударил в живот В*** М.П. и забрал из его портмоне какую-то карточку. При этом Бабаян А.А. и Семахин С.Е. сказали, что они действуют от имени близкого им человека – «***» и выполняют поручение последнего. Семахин С.Е. звонил «***», а потом сказал, что у того нет возможности подъехать. В*** М.П. сам отдал ему 5 000 рублей, сказав, что это на «общее». Эти деньги он (А*** Г.М.) оставил на столе. В последующем он пытался найти потерпевших и созванивался с Семахиным С.Е., который в ходе одного из разговоров с ним передал трубку Халилову В.Н. и тот потребовал забрать деньги у В*** М.П. Со слов У*** Р.В. ему известно, что тот отдал Семахину С.Е. 50 или 70 тысяч рублей.

Свидетель М*** Т.М. подтвердила в судебном заседании, что 22 марта 2015 года она отдала 5 000 рублей А*** Г.М., поскольку тот сообщил о причастности её сына В*** М.П. к дорожно-транспортному происшествию и обещал решить данную проблему. 24 марта 2015 года А*** Г.М. куда-то увез на машине её сына В*** М.П. В этот же день сын рассказал ей, что А*** Г.М. и двое незнакомых ему мужчин, одного из которых звали ***, угрожали физической расправой, забрали деньги в сумме 1 200 рублей, документы на машину, а также потребовали, чтобы сын передал им 50 000 рублей, а также требовали от другого лица передачи им 100 000 рублей.

Свидетель Б*** И.С. показала, что У*** Р.В. рассказал ей о том, что его и ещё одного мужчину жителя р.п.Мулловка А*** Г.М. привозил в город Димитровград к «***», где А*** Г.М. и незнакомые ему лица, одного из называли как «***», угрожая физической расправой, требовали деньги в сумме 100 000 рублей за какие-то наркотики. Она обратилась за помощью к своему знакомому, отбывающему наказание в местах лишения свободы, после чего сумма требований денег с У*** Р.В. снизилась до 75 000 рублей. Также она присутствовала при телефонном разговоре между У*** Р.В. и «***», в ходе которого «***» потребовал от У*** Р.В. принести 50 000 рублей до 30 числа, а оставшиеся 25 000 рублей в течение недели. У*** Р.В. собрал деньги в сумме 50 000 рублей, отвёз их в г.Димитровград и отдал «***». В последующем У*** Р.В. сообщил ей, что 22 000 рублей он отдал этому же человеку, когда тот сам приезжал в р.п.Мулловка. В настоящее время У*** Р.В. уехал в Республику У*** и возвратиться в Россию не может из-за запрета въезда.

Свидетель Б*** М.А. подтвердил в суде правильность своих показаний на предварительном следствии о том, что в его присутствии двое мужчин, одного их которых звали М***, говорили А*** Г.М., что не смогут найти деньги. Однако А*** Г.М. настаивал, что они должны отдать деньги.

В ходе осмотра сотового телефона потерпевшего В*** М.П., диска с информацией о телефонных соединениях, разговорах и сообщениях установлены соединения телефона В*** М.П. с номером телефона, находящегося в пользовании А*** Г.М., установлены соединения номера телефона А*** Г.М. с телефонном Семахина С.Е. в период времени с 24 марта 2015 года.

Из содержания аудиозаписи телефонных переговоров Семахина С.Е. установлено, что 24 марта 2015 года Семахин С.Е. сообщает Бабаяну А.А., который, с его же слов, находится вместе с «***», что к нему обратился Г*** с Мулловки, в отношении двух пойманных им лиц. Бабаян А.А. просит привезти их в офис. При этом Бабаян А.А. выясняет у Семахина С.Е., являются ли эти лица «закладчиками». Семахин С.Е. отвечает, что ему это не известно, но один из них «Р*** бандита друг», а у второго бизнес процветает. После этого Семахин С.Е. звонит А*** Г.М. и говорит ему, чтобы он этих двоих лиц привез в указное им место. В тот же день Семахин С.Е. даёт указание А*** Г.М. осуществлять контроль за данными лицами, чтобы они искали деньги. Позже А*** Г.М. сообщает, что тот, у которого автомобиль Мондео, пропал, трубку не берёт, а второй Р*** с «которого сотка», ищет деньги. С телефона Семахина С.Е. А*** Г.М. сообщает Халилову В.Н., что один «отключился», второй поехал с женой оформлять кредиты. Халилов В.Н. даёт указание А*** Г.М. держать ситуацию под контролем, а тому, кто пропал, «передать привет» от «***» и сказать, что он приедет к нему сегодня, применит насилие, и что от него ещё никто не убегал. В разговоре между Семахиным С.Е. и У*** Р.В. последний сообщает, что он в Ульяновске и пытается найти деньги. Семахин С.Е. отвечает ему, что до 30 числа ему надо принести «50», чтобы он искал деньги, перезанимал, но эту сумму привёз, а условия передачи остальной части они обсудят в дальнейшем.

Согласно фоноскопической экспертизы на звуковом файле 2189384, где зафиксирован разговор с У*** Р.В., вероятно имеется голос и речь Семахина С.Е.

Согласно протоколу обыска в квартире по месту жительства Халилова В.Н. обнаружено и изъято свидетельство о регистрации транспортного средства Форд Мондео, принадлежащего В*** М.П.

Суд проверял доводы защиты о признании проведенного обыска недопустимым доказательством, признал их несостоятельными и привел в приговоре подробные мотивы, по которым не согласился с доводами защиты.

Суд не усмотрел нарушений требований ст.182 УПК РФ при производстве обыска. Из показаний свидетелей Б*** А.А., Л*** А.Е., А*** В.Л., принимавших участие в производстве обыска, хозяйка дома Х*** А.Г. изъявила желание участвовать в обыске. Она была ознакомлена с судебным решением о производстве обыска в её жилище. Х*** А.Г. общалась с участниками данного следственного действия на русском языке, приносила свои замечания, ознакомилась с протоколом обыска и подписала его.

Анализ и оценка показаний Халилова В.Н., Семахина С.Е., Бабаяна А.А. в приговоре приведены в совокупности со всеми собранными по делу доказательствами.

Вопреки доводам жалоб, суд дал надлежащую оценку всем исследованным доказательствам, как в отдельности, так и в их совокупности, и правильно пришел к выводу, что осужденные использовали в качестве надуманного повода -осуществление потерпевшими В*** М.П. и У*** Р.В. незаконных операций с наркотическими средствами для вымогательства у них денежных средств.

Суд правильно пришел к выводу, что каких-либо противоречий в исследованных доказательствах, ставящих под сомнение правильность установленных судом обстоятельств совершения данного преступления, не имеется.

Оснований не согласиться с мотивированными суждениями суда в данной части у судебной коллегии не имеется.

Таким образом, на основании совокупности исследованных доказательств, суд обоснованно пришел к выводу о виновности осужденного Халилова В.Н., Бабаяна А.А., Семахина С.Е. в совершении преступления в отношении потерпевших В*** М.П. и У*** Р.В. и правильно квалифицировал действия каждого из них по п. «а» ч.3 ст.163 УК РФ, как вымогательство, т.е. требование передачи чужого имущества под угрозой применения насилия, организованной группой.

По факту преступления, совершенного в отношении А*** Д.Г. суд установил и изложил в приговоре следующее обстоятельства действий осужденных Халилова В.Н. и Бабаяна А.А.

Халилов В.Н. и Бабаян А.А., действуя в составе организованной преступной группы, вступили в преступный сговор между собой на вымогательство денежных средств у А*** Д.Г. с распределением ролей, согласно которым Халилов В.Н. должен был потребовать у А*** Д.Г. передачи денежных средств, а Бабаян А.А. организовать их встречу с А*** Д.Г., где также потребовать передачи им денежных средств, высказывая угрозы применения насилия, повреждения и уничтожения имущества, в случае отказа А*** Д.Г. выполнить их требования.

В исполнение своих ролей в марте — апреле 2015 года Бабаян А.А., действуя по указанию Халилова В.Н., организовал встречу с А*** Д.Г., на которой Бабаян А.А. потребовал от него передачи им денежных средств в сумме 350 000 рублей, угрожая применением насилия, повреждением и уничтожением имущества. Халилов В.Н. поддержал данные требования, потребовав от А*** Д.Г. передачи им указанной суммы денежных средств. В результате этого А*** Д.Г. вынужден был передать Бабаяну А.А. и Халилову В.Н. денежные средства в сумме 290 000 рублей. В последующем Бабаян А.А. потребовал от А*** Д.Г. передачи ему и Халилову В.Н. оставшейся части от требуемой ранее суммы денежных средств, с угрозой применения насилия, повреждения и уничтожения имущества, а также передать ему ключи от автомобиля, принадлежащего А*** Д.Г., до передачи им денег в сумме 365 000 рублей.

В судебном заседании Халилов В.Н., Бабаян А.А. виновными себя в совершении вымогательства денежных средств у потерпевшего А*** Д.Г. не признали. Халилов В.Н. утверждал, что был очевидцем разговора Бабаяна А.А. с А*** Д.Г., но участия в нем не принимал. Бабаян А.А. показал, что по просьбе лица по прозвищу «***», встретился с А*** Д.Г. для решения вопроса о возврате последним долга в сумме 500 000 рублей. А*** Д.Г. признал долг и передал ему для «***» 290 000 рублей, а затем стал от него скрываться. Тогда он забрал у А*** Д.Г. автомобиль до погашения последним указанного долга. Угроз в адрес А*** Д.Г. он не высказывал.

Суд тщательно проверил выдвинутую осужденными версию и признал её несостоятельной, опровергнутой совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании.

Доводы, изложенные в апелляционных жалобах об отсутствии в действиях осужденных Халилова В.Н. и Бабаяна А.А. вымогательства денежных средств у потерпевшего А*** Д.Г., судебная коллегия также находит необоснованными.

Так, в судебном заседании потерпевший А*** Д.Г. подтвердил, что после отбытия наказания и освобождения из исправительного учреждения на его банковскую карту были зачислены деньги в сумме 350 000 рублей от незнакомого ему отправителя, которые по условиям договорённости с К*** М. он должен был отдать осенью 2015 года. При этом вопрос о начислении процентов не обсуждался. Однако весной 2015 года К*** М. потребовал вернуть 150 000 рублей. В конце марта 2015 года он встретился с ранее незнакомыми ему Бабаяном А.А. и Халиловым В.Н., где Бабаян А.А. потребовал отдать 150 000 рублей в тот же день, а остальную сумму денег, полученных в долг, отдать в ближайшие дни. На его возражения, Бабаян А.А. заявил, что если он не отдаст деньги, то с принадлежащим ему имуществом (машиной, кафе), может произойти неприятность, что он может лишиться всего и его самого «поломают». Затем Бабаян А.А. стал разговаривать с Халиловым В.Н., называя его «***», «***». Халилов В.Н. сказал также ему (А*** Д.Г.), что деньги надо вернуть. В результате он согласился, собрал деньги и принес сначала 150 000 рублей, а затем в течение трёх недель в несколько приёмов принес и отдал им ещё 140 000 рублей. Каждый раз он оставлял деньги на столе в присутствии Бабаяна А.А. 22 апреля 2015 года Бабаян А.А. вновь потребовал у него деньги, сказав, что теперь он должен деньги уже в сумме 215 000 рублей, так как плохо отдает долг, и потребовал оставить принадлежащий ему автомобиль на территории рынка, до тех пор, пока не принесёт деньги. Он выполнил данное требование и передал Бабаяну А.А. ключи от машины. После этого Бабаян А.А. потребовал кроме 215 000 рублей ещё 150 000 рублей за то, что он долго не погашал долг. Машину ему пообещали вернуть, после того, как он отдаст деньги в сумме 365 000 рублей. В дальнейшем к нему приезжали незнакомые лица, сообщив, что они от «***», который простил ему 150 000 рублей, но потребовал отдать 215 000 рублей.

Доводы стороны защиты о том, что потерпевший А*** Д.Г. оговорил осужденных, были предметом проверки в суде первой инстанции и признаны несостоятельными, поскольку не нашли своего подтверждения.

Оснований для оговора Халилова В.Н., Бабаяна А.А. со стороны потерпевшего А*** Д.Г. судом не установлено.

Суд правильно признал указанные показания потерпевшего А*** Д.Г. достоверными, поскольку они являются последовательными, согласуются с другими исследованными доказательства и подтверждаются протоколами опознания потерпевшим А*** Д.Г. осужденных Халилова В.Н. и Бабаяна А.А., сведениями о телефонных соединениях номеров телефонов, которыми пользовались А*** Д.Г., Бабаян А.А., аудиозаписью телефонных разговоров К*** М.Н.

В частности, потерпевший А*** Д.Г. опознал Халилова В.Н. и Бабаяна А.А. как лиц, которые требовали у него деньги, угрожая применить насилии, уничтожить его имущество, а Бабаян А.А. забрал у него автомобиль.

Доводам стороны защиты о том, что данное следственное действие было проведено с нарушениями требований УПК РФ, суд дал надлежащую оценку в приговоре, признав их несостоятельными, с которыми соглашается судебная коллегия.

Из содержания аудиозаписи телефонных переговоров К*** М.Н. установлено, что 30 апреля 2015 года он сообщает Чавкину А.Е о том, что у Д*** (А*** Д.Г.) забрали машину и у того остался долг в 215 тысяч. А*** его ещё на 150 тысяч «загрузил» из-за обмана. «***» и А*** задержали, но поскольку Д*** отказался писать заявление в полиции, то ему «150» простили.

Потерпевший А*** Д.Г. подтвердил в суде, что ему знакомы Чавкин А.Е., К*** М.Н., поскольку он с ними поддерживал отношения.

Из показаний свидетеля А*** Е.А., исследованных в суде на основании ч.3 ст.281 УПК РФ и подтвержденных в судебном заседании, следует, что в период с марта по апрель 2015 года у её супруга А*** Д.Г. были проблемы с мужчинами из криминальной группировки в г.Димитровграда, которые вымогали у него денежные средства, а затем забрали у него машину.

Показания в суде свидетеля К*** М.В. в той части, что в 2015 году из телефонного разговора с его дядей Б*** С.А. ему стало известно о передаче А*** Д.Г. дядей денежных средств в сумме 500 000 рублей для решения вопроса о его (К*** М.В.) досрочном освобождении из колонии и последующем возвращении А*** Д.Г. денег в сумме около 300 000 рублей, суд обоснованно признал не соответствующими действительности, поскольку они противоречат показаниям потерпевшего А*** Д.Г., установленным в суде обстоятельствам требований денежных средств у потерпевшего подсудимыми, а также сведениям о времени смерти Б*** С.А.

Данная судом оценка показаниям К*** М.В. подтверждается и тем, что требуемая Бабаяном А.А. и Халиловым В.Н. сумма значительно превышала размер долгового обязательства А*** Д.Г., так как после фактической передачи потерпевшим суммы 290 000 рублей размер требований был увеличен до 365 000 рублей. Под предлогом плохого возвращения долга А*** Д.Г. осужденными было предъявлено новое требование о передаче им 150000 рублей, а затем у потерпевшего А*** Д.Г. была изъята автомашина.

Таким образом, наличие долгового обязательства у потерпевшего А*** Д.Г. использовалось Бабаяном А.А. и Халиловым В.Н. как предлог к предъявлению требования передачи им чужого имущества в свою пользу.

При этом, Халилов В.Н. поддержал требования Бабаяна А.А. к потерпевшему о передачи им денежных средств после высказанных Бабаяном А.А. угроз потерпевшему насилием, уничтожением и повреждением его имущества. Именно вследствие таких угроз А*** Д.Г. согласился выполнить предъявленные ему требования, передав осужденным денежные средства в сумме 290 000 рублей.

Поскольку умыслом Халилова В.Н. охватывалось высказывание потерпевшему имущественных требований, сопряжённых с угрозами насилия и повреждения имущества, он, как руководитель преступной группы, несет ответственность за все действия Бабаяна А.А. при совершении данного преступления в составе организованной группы.

Судом были исследованы и оценены все обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела. Все положенные в основу приговора доказательства проанализированы. Не согласиться с выводами суда о признании достоверными одних доказательств и несостоятельными других не имеется оснований.

Таким образом, на основании совокупности исследованных приведенных в приговоре доказательств, суд обоснованно пришел к выводу о виновности осужденных Халилова В.Н., Бабаяна А.А. в совершении преступления в отношении потерпевшего А*** Д.Г. и правильно квалифицировал действия каждого из них по п. «а» ч.3 ст.163 УК РФ, как вымогательство, т.е. требование передачи чужого имущества под угрозой применения насилия, уничтожения и повреждения чужого имущества, совершенное в крупном размере, организованной группой.

Оснований для переквалификации деяний, совершенных осужденными Халиловым В.Н. и Бабаяном А.А., на ч.2 ст.330 УК РФ, как об этом просит сторона защиты, судебная коллегия не усматривает.

Из протокола судебного заседания видно, что судебное следствие проведено в соответствии с требованиями ст.ст.273-291 УПК РФ. Все представленные сторонами доказательства судом были исследованы, все заявленные сторонами ходатайства на судебном следствии рассмотрены, по ним судом приняты решения в установленном законом порядке. При этом в судебном заседании было обеспечено равенство прав сторон, которым суд, сохраняя объективность и беспристрастность, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Оснований полгать, что суд занял обвинительный уклон, предоставляя государственному обвинителю больше возможностей для реализации своих полномочий, судебная коллегия не усматривает.

Что касается доводов апелляционных жалоб в той части, что суд отказал в удовлетворении ходатайств стороны защиты о признании в качестве недопустимых доказательств показаний сотрудников полиции, о повтором допросе в суде свидетеля А*** Г.М., то они не могут свидетельствовать о заинтересованности суда в рассмотрении дела, и не нарушают права подсудимых на защиту, поскольку все ходатайства разрешены судом в соответствии с требованиями УПК РФ, а принятые по результатам их рассмотрения решения надлежащим образом мотивированы и являются правильными.

Как следует из протокола судебного заседания, свидетель А*** Г.М. был допрошен в судебном заседании и дал ответы на все заданные ему вопросы по обстоятельствам данного дела. То обстоятельство, что не все адвокаты принимали участие в допросе данного свидетеля в судебном заседании, не может свидетельствовать о нарушении прав осужденных на защиту, поскольку суд предоставил указанным защитникам для ознакомления часть протокола судебного заседания, содержащего показания свидетеля А*** Г.М. Отказывая в удовлетворении ходатайств адвокатов Басмановой Л.Н., Креховой А.С. о повторном допросе данного свидетеля, председательствующий обоснованно указал, что свидетель А*** Г.М. был допрошен полно по всем обстоятельствам, подлежащим доказыванию по обвинению, предъявленному подсудимым, а обстоятельства, которые привела сторона защиты в качестве необходимости повторного допроса — вовлечение А*** Г.М. в преступную группу, получение им указаний на совершение преступлений, получения им вознаграждения, обоснованно не признаны судом основанием для такого допроса указанного свидетеля.

Нарушений требований к изготовлению и подписанию протокола судебного заседания, предусмотренных статьей 259 УПК РФ, не имеется. Замечания на протокол судебного заседания, указанные в апелляционных жалобах осужденным Бабаяном А.А. и адвокатом Рябцевой Е.П., рассмотрены председательствующим по делу в установленном законом порядке. Постановления судьи мотивированы. Отклонение замечаний обосновано тем, что в протоколе судебного заседания полно и правильно отражены все показания допрошенных по делу лиц, а также действия участников процесса.

Наказание осужденным Халилову В.Н., Бабаяну А.А., Семахину С.Е. назначено в соответствии с требованиями закона с учётом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных об их личностях, обстоятельств, смягчающих и влияющих на назначение наказания, в том числе судом были учтены состояние здоровья осужденных и членов их семей.

Назначенное Халилову В.Н., Бабаяну А.А., Семахину С.Е. наказание отвечает принципу справедливости и соразмерно содеянному. Оснований для смягчения назначенного им наказания судебная коллегия не находит.

Назначение вида исправительного учреждения для отбывания лишения свободы осужденным Халилову В.Н., Бабаяну А.А., Семахину С.Е., а также решение суда в части отбывания основного наказания в виде лишения свободы Халиловым В.Н. в течение первых пяти лет в тюрьме, соответствуют требованиям ст.58 УК РФ. Доводы осужденного Бабаяна А.А. о пересчете ему срока наказания с учетом времени содержания в условиях следственного изолятора из расчета один день содержания в тюрьме за полтора дня отбывания наказания в исправительной колонии строгого режима, не основаны на законе, поэтому судебная коллегия находит их несостоятельными.

Разрешая вопрос о назначении наказания осужденному Чавкину А.Е., судебная коллегия учитывает характер и степень общественной опасности совершенного им преступления, данные о его личности. В качестве обстоятельств, смягчающих наказание, судебная коллегия учитывает наличие у него поощрений и наград за участие в спортивных мероприятиях, частичное признание им вины и его молодой возраст. С учетом того, что Чавкин А.Е. впервые совершил преступление, которое относится к категории небольшой тяжести, судебная коллегия назначает ему наказание в виде штрафа. При определении размера штрафа судебная коллегия учитывает имущественное положение и условия жизни осужденного Чавкина А.Е., условия жизни его семьи, возраст Чавкина А.Е., возможность получения им дохода, и не находит оснований для применения рассрочки выплаты штрафа в соответствии с ч.3 ст.46 УК РФ.

Часть 4 статьи 7 УПК РФ установлено, что решение суда должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

В соответствии со статьей 104-1 УК РФ, деньги, ценности и иное имущество подлежат конфискации в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, если они указаны в пунктах «а» — «в» части первой указанной статьи, то есть получены в результате совершения преступлений, либо использовались или предназначались для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества. Эти основания подлежат доказыванию в общем порядке.

При этом деньги, ценности и иное имущество, полученное в результате совершения преступлений, подлежат конфискации только в случаях предусмотренных пунктом «а» части 1 статьи 104-1 УК РФ. Совершение преступления, предусмотренного ст.163 УК РФ, в указанный перечень не входит.

Суд первой инстанции признал вещественными доказательствами денежные средства в суммах 73 400 рублей, 145 000 рублей, 20 700 рублей, изъятые при обыске по месту жительства Халилова В.Н. в доме №*** по улице *** г.Д*** У*** области, и руководствуясь ст.81 УПК РФ и п.«в» ч.1 ст.104-1 УК РФ, и принял решении об их конфискации в доход государства.

Однако свой вывод о том, что указанные деньги являются общей накопительной массой денежных средств организованной группы и были предназначены для финансирования данной группы, фактически не мотивировал, поскольку каких-либо данных, подтверждающих данные выводы, в приговоре не привел.

Из материалов уголовного дела усматривается, что в двух спальных комнатах по месту жительства Халилова В.Н., его родителей и его брата, были изъяты деньги, которые находились в кармане джинс, под матрасом кровати, в коробке и тубусе. При этом Х*** А.Г., являющаяся матерью осужденного Халилова В.Н., в ходе проведения данного следственного действия никаких пояснений по поводу этих денег не давала.

Указанные денежные средства признаны следователем вещественными доказательствами как предметы, являющиеся средством обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела (п.3 ч.1 ст.81 УК РФ). Однако в справке к обвинительному заключению данные денежные средства не включены в перечень вещественных доказательств, а указаны как имущество для обеспечения гражданского иска и возможной конфискации. В судебном заседании следователь Л*** А.Е. пояснил, что изъял указанные денежные средства для обеспечения возможных гражданских исков.

Из протокола судебного заседания видно, что обстоятельства происхождения данных денежных средств, в том числе их получения в результате совершения преступлений членами организованной группы, либо их принадлежности Халилову В.Н., третьим лицам, суд фактически не установил. Данный вопрос не выяснялся у Халилова В.Н. Отец и брат Халилова В.Н., проживавшие в указанном доме, допрошены в суде не были. Утверждениям в судебном заседании свидетеля Х*** А.Г., являющейся матерью Халилова В.Н., о принадлежности их семье указанных денежных средств, изъятию денежных средств из кармана брюк её сына Р***, оценка судом не дана.

Указанные нарушения уголовного и уголовно-процессуального закона являются существенными, повлиявшими на исход дела в части разрешения вопроса о денежных средствах, изъятых при обыске по месту жительства Халилова В.Н. в доме №*** по улице *** г.Д*** У*** области.

При таких обстоятельствах, приговор в этой части подлежит отмене с направлением дела в этой части на новое рассмотрение в тот же суд в порядке ст.397 УПК РФ.

Существенных нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора в отношении осужденных Халилова В.Н., Бабаяна А.А., Семахина С.Е., Чавкина А.Е., не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь ст.389-13, п.9 ч.1 ст.389-20, ст.389-28, ст.389-33 УПК РФ, судебная коллегия

приговор Димитровградского городского суда Ульяновской области от 01 августа 2016 года в отношении Халилова В*** Н*** о***, Бабаяна А*** А***, Семахина С*** Е***, Чавкина А*** Е*** в части решения судьбы вещественного доказательства – денежных средств в суммах 73 400 рублей, 145 000 рублей, 20 700 рублей, изъятых при обыске в доме №*** по улице *** г.Д*** У*** области, отменить и дело в этой части передать на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе суда в порядке ст.397 УПК РФ.

Этот же приговор в отношении Чавкина А*** Е*** изменить, переквалифицировать действия Чавкина А.Е. с п. «а» ч.3 ст.163 УК РФ на ст.316 УК РФ, по которой назначить наказание в виде штрафа в размере 150 000 рублей.

В соответствии с ч.5 ст.72 УК РФ с учетом содержания Чавкина А.Е. под стражей с 01 августа 2016 года смягчить назначенное наказание в виде штрафа до 80 000 рублей.

Меру пресечения осужденному Чавкину А.Е. в виде содержания под стражей отменить, Чавкина А.Е. из-под стражи освободить немедленно.

В остальной части этот приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы и апелляционное представление — оставить без удовлетворения.