Ст 109 ук рф реферат

УК ст 109 Причинение смерти по неосторожности

Оригинальная работа

Детальная информация о работе

Содержание

1. Становление уголовного законодательства о причинении смерти по неосторожности

2. Уголовно-правовая характеристика состава причинения смерти по неосторожности

2.1. Объект преступления

2.2. Объективная сторона

2.3. Субъект преступления

2.4. Субъективная сторона

3. Квалифицированные виды причинения смерти по неосторожности

4. Назначение наказания за причинение смерти по неосторожности

Список литературы

1. Постановление ВЦИК от 01. 06. 1922 «О введении в действие Уголовного кодекса Р.С.Ф.С.Р.» (вместе с «Уголовным кодексом Р.С.Ф.С.Р. «) // «СУ РСФСР», 1922, N 15, ст. 153.

2. «Уголовный кодекс РСФСР» (утв. ВС РСФСР 27. 10. 1960) (ред. от 30. 07. 1996) // « Ведомости В С РСФСР», 1960, N 40, ст. 591.

3. «Уголовный кодекс Российской Федерации» от 13. 06. 1996 N 63-ФЗ (принят ГД ФС РФ 24. 05. 1996) (ред. от 25. 11. 2008) // «Собрание законодательства РФ», 17. 06. 1996, N 25, ст. 2954.

4. Закон Р Ф от 22. 12. 1992 N 4180−1 (ред. от 29. 11. 2007) «О трансплантации органов и (или) тканей человека» // «Ведомости СНД и ВС РФ», 14. 01. 1993, N 2, ст. 62.

5. Федеральный закон от 20. 05. 2002 N 54-ФЗ «О временном запрете на клонирование человека» (принят ГД ФС РФ 19. 04. 2002) // «Собрание законодательства РФ», 27. 05. 2002, N 21, ст. 1917.

6. Федеральный закон от 08. 12. 2003 N 162-ФЗ (ред. от 05. 01. 2006) «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» (принят ГД ФС РФ 21. 11. 2003) // «Собрание законодательства РФ», 15. 12. 2003, N 50, ст. 4848.

7. Приказ Минздрава Р Ф N 318, Постановление Госкомстата Р Ф N 190 от 04. 12. 1992 «О переходе на рекомендованные Всемирной организацией здравоохранения критерии живорождения и мертворождения» (вместе с Инструкцией «Об определении критериев живорождения, мертворождения, перинатального периода») // СПС «КонсультантПлюс»

8. Приказ Минздрава Р Ф от 20. 12. 2001 N 460 «Об утверждении Инструкции по констатации смерти человека на основании диагноза смерти мозга» (Зарегистрировано в Минюсте Р Ф 17. 01. 2002 N 3170) // «Российская газета», N 18, 30. 01. 2002.

9. Приказ Минздрава Р Ф от 04. 03. 2003 N 73 «Об утверждении Инструкции по определению критериев и порядка определения момента смерти человека, прекращения реанимационных мероприятий» (Зарегистрировано в Минюсте Р Ф 04. 04. 2003 N 4379) // «Российская газета», N 72, 15. 04. 2003.

Специальная научная и учебная литература, монографии, диссертации

10. Агильдин В. В. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика причинения смерти по неосторожности. Дис. … канд. юрид. наук: 12. 00. 08. — Иркутск, 2003. — 208 c.

11. Бородин С. В. Преступления против жизни. — С. -Пб.: Юрид. центр Пресс, 2003. — 467 c.

12. Векленко С. В. Понятие , сущность, содержание и формы вины в уголовном праве. Монография / Науч. ред.: Марцев А. И. — Омск: Изд-во Омск. юрид. акад. МВД России, 2002. — 192 c.

13. Иванов С. А. Понятие , основные характеристики и показатели вины в уголовном праве России. Монография / Науч. ред.: Блинников В. А. — Ставрополь: Ставропольсервисшкола, 2005. — 136 c.

14. Кибальник А. Г. , Старостина Я. В. Актуальные проблемы уголовной ответственности медицинских работников. Монография. — М.: Илекса, 2006. — 92 c.

15. Колосова В. И. , Маляев К. В. , Маляева Е. О. Уголовно-правовые проблемы медицины. Монография. — Нижний Новгород: Изд-во ННГУ, 2004. — 166 c.

16. Никифоров А. С. Юридическое лицо как субъект преступления и уголовной ответственности. — 2-е изд. — М.: Центр ЮрИнфоР, 2003. — 204 c.

17. Нерсесян В. А. Ответственность за неосторожные преступления. — С. -Пб.: Юрид. центр Пресс, 2002. — 223 c.

18. Рарог А. И. Квалификация преступлений по субъективным признакам. — С. -Пб.: Юрид. центр Пресс, 2002. — 304 c.

19. Строгий А. В. Причинение смерти по неосторожности и предупреждение таких преступлений. Дис. … канд. юрид. наук: 12. 00. 08. — М., 2004. — 174 c.

20. Шаргородский М. Д. Вина и наказание в советском уголовном праве. — М.: Юрид. изд-во НКЮ СССР, 1945. — 56 c.

Статьи в периодических изданиях и сборниках научных материалов

21. Агильдин В. В. Проблемы законодательной регламентации квалифицированных видов причинения смерти по неосторожности // Уголовно-правовые и криминологические проблемы борьбы с преступностью. Сборник научных трудов. Вып. 1. — Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2003. С. 135−139.

22. Бородин С. Некоторые вопросы квалификации умышленных убийств // Советская юстиция. № 5. 1960. С. 14−18.

23. Епифанова Е. В. Юридическое лицо как субъект преступления // Современное право. № 2. 2003. С. 43−45.

24. Коробеев А. И. Причинение смерти по неосторожности // Актуальные проблемы теории борьбы с преступностью и правоприменительной практики. Межвузовский сборник научных трудов. Вып. 7. — Красноярск: Изд-во Сиб. юрид. ин-та МВД России, 2004. С. 57−65.

25. Мулюков Ф. Б. Проблема признания юридических лиц субъектами преступлений против личности в уголовном праве России // Сборник аспирантских научных работ. Вып. 9. — Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2008. С. 226−232.

26. Тишкевич И. С. Некоторые вопросы квалификации убийств // Вопросы уголовного права и процесса. Сборник статей. Вып. 2. — Минск: Изд-во БГУ, 1960. С. 31−54.

27. Шарапов Р. Начало уголовно-правовой охраны жизни человека: опыт юридического анализа // Уголовное право. № 1. 2005. С. 75−77.

Причинение смерти по неосторожности

Реферат УП.docx

по дисциплине «Уголовное право: особенная часть»

на тему «Причинение смерти по неосторожности»

1. Предмет преступления, предусмотренного статьей 109 УК РФ. Квалифицирующие признаки состава причинения смерти по неосторожности.

2. Легкомыслие и небрежность как формы причинения смерти по неосторожности, невиновное причинение смерти.

3. Отграничение причинения смерти по неосторожности от невиновного причинения смерти, от убийства с косвенным умыслом, и от преступлений, повлекших смерть по неосторожности.

Список использованной литературы

1. Предмет преступления, предусмотренного статьей 109 УК РФ. Квалифицирующие признаки состава причинения смерти по неосторожности.

Преступлением, совершенным по неосторожности, признается деяние, совершенное по легкомыслию или небрежности. Как убийство может быть расценено такое лишение жизни другого человека, которое одновременно заключает в себе два общих признака преступления — противоправность (противозаконность) и виновность деяния. Таким образом, убийство можно определить как противоправное и виновное причинение смерти другому человеку. Вот почему непротивоправное лишение жизни (например, в условиях задержания преступника, необходимой обороны), а равно случайное (невиновное) причинение другому человеку смерти не может быть квалифицировано как убийство.

Убийство относится к так называемым материальным составам и признается оконченным с момента наступления смерти потерпевшего. Правильная квалификация убийства предполагает всестороннее и глубокое исследование мотивов и целей совершенного преступления. Особенностью преступления против жизни, причиняющего смерть по неосторожности, ответственность за которое предусмотрена ст.109 УК, заключается всубъективной стороне, которая характеризуется небрежностью либо легкомыслием.

Субъектом данного состава преступления является лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста. Объектом преступления выступает жизнь человека. Объективной стороной действие или бездействие, нарушающее какое-либо правило предосторожности, совершенное в результате пренебрежения мерами осмотрительности, выработанными в процессе человеческого общения, повлекшее за собой наступление смерти человека.

Так, ярким примером совершения преступления, предусмотренного статьей 109 УК РФ, может выступать уголовное дело по обвинению Расула Мирзаева в причинении смерти по неосторожности Ивану Агафонову. Сущность преступления состоит, как установлено Замоскворецким районный судом г. Москвы, в причинение смерти в результате падения И. Агафонова и ушибом головы об асфальт, вызванного ударом Р.Мирзаева.

По данному делу был вынесен обвинительный приговор, содержащий обвинение по ч.1 ст.109 УК РФ – причинение смерти по неосторожности.

Данная квалификация отражает соответствие состава преступления признакам совершенного деяния: отсутствие у Р.Мирзаева умысла на убийство, однако явное наличие преступной небрежности свидетельствует о наличие субъективной стороны, присущей составу статьи 109 УК РФ.

В ч. 2 ст. 109 УК РФ впервые предусмотрены квалифицирующие признаки рассматриваемого преступления:

а) причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей;

б) причинение смерти по неосторожности двум или более лицам.

В первом случае ответственность повышается, поскольку объектом преступления является не только жизнь человека, но и общественные отношения в сфере выполнения лицом своих профессиональных обязанностей. Имеет значение также наличие у виновного профессиональной подготовки, знание им специальных правил безопасности. Данная норма не применяется, если причинение смерти по неосторожности в результате нарушения специальных правил предусмотрено другими статьями УК.

При этом чтобы избежать ошибок на практике, необходимо исследовать входили ли в профессиональную деятельность (профессиональные обязанности) те действия субъекта, которые повлекли причинение смерти по неосторожности.

По ч. 2 ст. 109 УК могут быть привлечены к ответственности медицинские работники, воспитатели детских учреждений и другие лица, причинившие смерть по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей. Профессиональные обязанности (правила) могут быть установлены законом, другим нормативным актом, утверждены администрацией данного предприятия, установлены государственным стандартом (типовые правила техники безопасности) и т.п.

В некоторых случаях причиной совершения преступления являются слабые волевые усилия, проявленные субъектом. Например, растерявшись, врач не оказал помощи больному, не поставил правильный диагноз, что повлекло или заведомо могло повлечь смерть больного. Подобные случаи могут повлечь уголовную ответственность лишь при условии, что субъект имел возможность проявить требуемые волевые усилия.

Как отмечает Наумов А.В., при привлечении лица к уголовной ответственности за причинение смерти человеку по неосторожности в результате нарушения профессиональных обязанностей должно быть установлено, что данное лицо знало эти обязанности и было предупреждено об опасности их нарушения. Наличия диплома или свидетельства по специальности для наступления уголовной ответственности при работе с источником повышенной опасности, по нашему мнению, недостаточно. Если не установлено, что лицо знало свои профессиональные обязанности, ответственность должна наступать для руководителей такого лица. 8

Причинение смерти по неосторожности двум или более лицам также отягчает ответственность ввиду наступления более тяжких последствий. Действия виновного подпадают под признаки состава, предусмотренного ч. 2 ст. 109, если в результате неосторожных действий (бездействия) была причинена смерть двум или более лицам.

Вместе с тем, уголовная ответственность по ч. 2 ст. 109 исключается, если в результате неосторожного деяния наступила смерть одного человека, а другому причинен лишь тяжкий вред. В случаях, когда смерть причинена двум и более лицам в результате ненадлежащего выполнения лицом своих профессиональных обязанностей, виновному необходимо вменять два указанных признака, что, естественно, будет учитываться судом при назначении уголовного наказания.

Важно подчеркнуть, что если причинение смерти по неосторожности является необходимым признаком специальной уголовно-правовой нормы, то квалификация ч. 2 ст. 109 исключается. Таковы квалифицирующие составы незаконного производства аборта (ст. 123), неоказания помощи больному (ст. 124), выпуска и продажи опасных работ и услуг (ст. 238), многие экологические (гл. 26) и транспортные (гл. 27) преступления и пр.

2. Легкомыслие и небрежность как формы причинения смерти по неосторожности, невиновное причинение смерти

Как уже отмечено, по ст. 109 УК РФ квалифицируется причинение смерти по неосторожности, как по легкомыслию, так и по небрежности.

Согласно части 2 статьи 26 Уголовного Кодекса РФ преступление признается совершенным по легкомыслию, если совершившее его лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение. Иными словами по легкомыслию может быть совершено преступление в случае, если виновный предвидит возможность наступления смерти, но без достаточных на то оснований рассчитывает на ее предотвращение. Виновный при этом может сознательно рассчитывать на свои силы, действия других лиц, какие-либо конкретные обстоятельства. Он сознательно нарушает определенные правила предосторожности. Это могут быть действия, противоречащие данным науки или профессиональным правилам, запрещенные законом, но не являющиеся преступлением, а также в случае, когда на занятие этой профессией данное лицо не имело право.

Предвидение лицом возможности наступления общественно опасных последствий своего деяния составляет интеллектуальный элемент преступного легкомыслия, а самонадеянный расчет без достаточных к тому оснований на их предотвращение – его волевой элемент.

Волевой момент преступного легкомыслия заключается в необоснованном без достаточных к тому оснований самонадеянном (легкомысленном) расчете на предотвращение общественно опасных последствий. Данная особенность волевого содержания легкомыслия обусловлена порочностью интеллектуальной деятельности лица, неправильной оценкой своих сил, факторов и иных обстоятельств, которые, по его мнению, должны были помешать наступлению общественно опасных последствий. В силу своего заблуждения относительно истинной сущности факторов и обстоятельств лицо избирает общественно опасный способ осуществления своих намерений, будучи уверенным, что ему удастся избежать наступления преступных последствий.

Легкомысленный расчет на предотвращение последствий считается составным элементом волевого момента. Однако расчет, в том числе и легкомысленный, – это прежде всего интеллектуальная деятельность, это мышление и только уже потом деятельность волевая, выразившаяся в непроявлении лицом необходимых волевых усилий для более обстоятельного расчета возможности предотвращения прогнозируемых вредных последствий. Характеризуя интеллектуальный элемент преступного легкомыслия законодатель указывает только на возможность предвидения общественно опасных последствий, но опускает психическое отношение лица к действию (бездействию). Это объясняется тем, что сами деяния, взятые в отрыве от последствий, обычно не имеют уголовно-правового значения. При совершении преступления с преступным легкомыслием лицо должно хотя бы в общих чертах предвидеть развитие причинной связи, а иначе невозможно не только предвидение этих последствий, но и расчет на их предотвращение. Субъект предвидит как могла бы развиваться причинная связь, если бы не те обстоятельства на которые рассчитывает он и которые, по его мнению, должны прервать развитие причинной связи. 1

По своему интеллектуальному элементу преступное легкомыслие имеет некоторое сходство с косвенным умыслом. Их отличие состоит в том, что при косвенном умысле виновный предвидит большую вероятность наступления преступных последствий, а при легкомыслии – виновный предвидит наступление этих последствий в меньшей степени. При умысле субъект предвидит конкретные последствия, а при легкомыслии эти последствия предстают в общей форме, хотя виновный предвидит не абстрактную, а реальную возможность их наступления. Предвидение общественно опасных последствий при преступном легкомыслии отличается от предвидения при умысле и тем, что при легкомыслии субъект предвидит лишь возможность, а не неизбежность наступления последствия. Он в силу не осознания действительного развития причинной связи легкомысленно, несерьезно подходит к оценке тех обстоятельств, которые, по его мнению, должны предотвратить наступление преступного результата, но на самом деле оказались неспособными противодействовать его наступлению. Таким образом, при легкомыслии предвидение возможности наступления последствия сопровождается и нейтрализуется предвидением его предотвращения.

Основное, главное отличие легкомыслия от косвенного умысла заключается в содержании волевого элемента. Если при косвенном умысле виновный сознательно допускает наступление общественно опасных последствий, то есть одобрительно относится к ним, то при легкомыслии отсутствует не только желание, но и сознательное допущение этих последствий, и, наоборот, субъект стремится не допустить их наступления, относится к ним отрицательно. При преступном легкомыслии в отличии от косвенного умысла сознание и воля не безграничны к возможным отрицательным последствиям своего деяния, а направлены на их предотвращение. Закон характеризует волевое содержание легкомыслия не только как надежду, а именно как расчет на предотвращение общественно опасных последствий, имеющий под собой вполне реальные, хотя и недостаточные основания. Обстоятельства, на которые рассчитывает субъект при преступном легкомыслии, несмотря на все их разнообразие можно сгруппировать следующим образом:

1) относящиеся к личности самого виновного (сила, ловкость, знание, умение, опыт, мастерство и так далее);

2) относящиеся к обстановке, в которой совершается преступление (ночное время);

3) относящиеся к действию других;

4) расчет на силы природы, на механизмы и так далее.

Расчет, хотя и необоснованный, самонадеянный, на конкретные факторы, способные, по мнению виновного, предотвратить наступление общественно опасных последствий, существенно отличает преступное легкомыслие от косвенного умысла, при котором такой расчет отсутствует, хотя и возможна ни на чем не основанная надежда, что вредные последствия не наступят.

При причинении смерти по небрежности необходимо определить, что лицо не предвидело наступления общественно опасных последствий, хотя должно было и могло предвидеть их наступление. Проблема преступной небрежности (неосознанной неосторожности) является более сложной и недостаточно разработанной в теории уголовного права.

Одна из точек зрения по этой проблеме заключается в следующем:

1) отрицание возможности неосторожной формы вины при поставлении в опасность причинения вреда;

2) неосторожность может иметь место лишь при реальном наступлении преступного результата, когда наличие психического отношения лица к последствиям при преступной небрежности отрицается;

3) ограниченная область наказуемой небрежности, ответственность за которую наступает лишь в случаях, когда лицо должно было и могло предвидеть;

4) для ответственности за преступную небрежность достаточно одного из критериев – объективного или субъективного.

Причинение смерти по неосторожности

Главная > Кодекс >Государство и право

1. Причинение смерти по неосторожности.

Деяние медсестры Петренко следует квалифицировать в соответствии с ч.2 ст.109 Уголовного Кодекса Российской Федерации как причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей.

Состав данного преступления материальный, квалифицированный.

Состав причинения смерти по неосторожности сконструирован по типу материальных составов преступлений, и поэтому объективная сторона причинения смерти по неосторожности состоит из деяния, нарушающего правила безопасности, чаще всего не являющееся преступлением и происшедшего в результате совершения данного деяния лишения жизни другого человека, однако наступления данного последствия виновный не желал или не предвидел.

Под ненадлежащим исполнением своих профессиональных обязанностей понимается нарушение правил предосторожности, допущенное в особой области отношений — профессиональной, т.е. отношения между работником и работодателем скреплены в специальном порядке — контрактом, трудовым договором, договором найма или другими предусмотренными трудовым законодательством способом. При этом необходимым признаком является, то, что работник ознакомлен с этими профессиональными обязанностями. Профессиональные обязанности (правила) могут быть установлены законом, другим нормативным актом, утверждены администрацией данного предприятия, установлены государственным стандартом (типовые правила техники безопасности) и т.п. При привлечении лица к уголовной ответственности за причинение смерти человеку по неосторожности в результате нарушения профессиональных обязанностей должно быть установлено, что данное лицо знало эти обязанности и было предупреждено об опасности их нарушения.

Случаи неосторожного причинения смерти, тяжкого и средней тяжести вреда здоровью пациента в результате осуществления медицинским работником своих профессиональных обязанностей по оказанию медицинской помощи принято назвать неблагоприятными исходами лечения.

Частью 2 ст. 109 предусматривает повышенную ответственность за причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей, а равно причинение смерти по неосторожности двум или более лицам.
Квалифицированный состав данного преступления наличествует, если содеянное не образует состав преступления, предусмотренного иными статьями УК, устанавливающими ответственность за нарушение специальных правил предосторожности. Это и ст. 143 о нарушении правил охраны труда, и ст. 215 о нарушении правил безопасности на объектах атомной энергетики, и ст. 215.1 об ответственности за прекращение или ограничение подачи электрической энергии либо отключении от других источников жизнеобеспечения, и ст. 216 о нарушении правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ, и ст. 217 о нарушении правил безопасности на взрывоопасных объектах, и другие статьи УК об ответственности за нарушение правил предосторожности при осуществлении определенной профессиональной деятельности, повлекших по неосторожности смерть потерпевшего. Во всех этих случаях норма, предусмотренная ч. 2 ст. 109, является общей нормой, а перечисленные и другие подобные им нормы — специальными нормами. Конкуренция между ними в соответствии с ч. 3 ст. 17 УК РФ предопределяется в пользу специальной нормы. В данном случае содеянное необходимо квалифицировать по ч. 2 ст. 109.

Таким образом, объективная сторона действий Петренко состоит в действии, выразившемся в ненадлежащем исполнении ею своих профессиональных обязанностей.

В случае, если препараты поменяла местами медсестра Тумашева, ее действия следует квалифицировать в зависимости от формы вины. Так, они могут быть квалифицированны по ч.2 ст.109 Уголовного кодекса, по ч.1 ст.111, по п. «е» ч.2 ст. 105 Уголовного кодекса (Тумашева, не имея цели причинить смерть именно Мурашевой, совершает действия, создающие опасность для жизни многих людей). Петренко же в данном случае несет ответственность по ч.2 ст.109 Уголовного Кодекса.

2. Действие уголовного закона в пространстве.

В соответствии со ст.12 Уголовного Кодекса Российской Федерации граждане Российской Федерации и постоянно проживающие в Российской Федерации лица без гражданства, совершившие вне пределов Российской Федерации преступление против интересов, охраняемых настоящим Кодексом, подлежат уголовной ответственности в соответствии с настоящим Кодексом, если в отношении этих лиц по данному преступлению не имеется решения суда иностранного государства.

Интересы собственности охраняются главой 21 Уголовного кодекса. В статье 12 отражен национальный принцип действия уголовного закона в пространстве. Граждане РФ подчиняются российским законам, где бы они не находились, в том числе за границей. Таким образом, гражданин России Цукерман подлежит уголовной ответственности на территории России, если в отношении него по данному преступлению не имеется решения суда иностранного государства.

В соответствии с ч.3 ст. 12 УК РФ иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в Российской Федерации, совершившие преступление вне пределов Российской Федерации, подлежат уголовной ответственности по настоящему Кодексу в случаях, если преступление направлено против интересов Российской Федерации либо гражданина Российской Федерации или постоянно проживающего в Российской Федерации лица без гражданства, а также в случаях, предусмотренных международным договором Российской Федерации, если иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в Российской Федерации, не были осуждены в иностранном государстве и привлекаются к уголовной ответственности на территории Российской Федерации.

Таким образом, являясь гражданином Израиля, Цукерман не подлежит уголовной ответственности на территории РФ.

В соответствии с ч.3 ст.12 УК РФ иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в Российской Федерации, совершившие преступление вне пределов Российской Федерации, подлежат уголовной ответственности по настоящему Кодексу в случаях, если преступление направлено против гражданина Российской Федерации или постоянно проживающего в Российской Федерации лица без гражданства. Таким образом, являясь гражданином Израиля, Цукерман в данном случае подлежит уголовной ответственности на территории РФ по ст. 158 УК РФ.

В соответствии с ч.3 ст.12 УК РФ иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в Российской Федерации, совершившие преступление вне пределов Российской Федерации, подлежат уголовной ответственности по настоящему Кодексу в случаях, если преступление направлено против интересов Российской Федерации. Цукерман похитил у гражданина России документы, содержащие государственную тайну Российской Федерации, совершил преступление против интересов Российской Федерации, если имел умысел именно на хищение документов, содержащих государственную тайну Российской Федерации, и в этом случае подлежит уголовной ответственности на территории РФ.

3. Причинение смерти по неосторожности.

В данном случае деяния Ротова следует квалифицировать по ч.1 ст.109 УК РФ.

Состав данного преступления материальный, основной.

Причинение смерти по неосторожности обусловлено в данном случае недисциплинированностью, пренебрежительным отношением к правилам предосторожности, к жизни и здоровью окружающих.

Объективная сторона преступления, совершенного Ротовым, выражается в деяниях, которые, нарушая правила предосторожности, причинили смерть Маркову.

Субъективная сторона выражается неосторожной формой вины в виде небрежности. Виновный Ротов не предвидел возможности причинения смерти Маркову в результате поджога, но по обстоятельствам дела должен был и мог это предвидеть, если бы действовал с большей осторожностью.

Имущество, уничтоженное в результате пожара, уничтожено неправомерно, так как в соответствии со ст. 209 Гражданского кодекса собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом.

В данном случае имущество уничтожено общеопасным способом, в результате действий Ротова могли пострадать окружающие.

Уголовный кодекс Российской Федерации.

Гражданский Кодекс Российской Федерации.

Комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации. Под общей редакцией В.М. Лебедева. М.: Издательство НОРМА, 2007.

Убийство (ч.1 ст. 105 УК РФ): уголовно-правовая характеристика

Глава 1. Понятие убийства

1.1 Понятие убийства в науке уголовного права

1.2 Понятие убийства в уголовном законодательстве

Глава 2. Объективные признаки

2.1 Объект убийства

2.2 Объективная сторона убийства

Глава 3. Субъективные признаки

3.1 Субъект убийства

3.2 Субъективная сторона убийства

Глава 4. Отграничение убийства от несчастного случая и самоубийства. Особенности квалификации убийства

Список использованной литературы

Жизнь человека — самый ценный и хрупкий дар природы. Основные враги человеческой жизни — это жажда власти, корысть и болезни. Демографы утверждают, что половина жителей Земли умирают преждевременно и значительная часть из них — в результате насилия. В начале 90-х годов 20 века ежегодно на почве насилия на Земле умирало около 750 тыс. человек1. Насильственную смерть несут, прежде всего, войны, порождаемые жаждой власти и корыстью.

Жизни человека угрожают и многие другие опасности, не связанные непосредственно с войнами и службой в армии. Это, прежде всего самоубийства.

Особое место среди других опасностей для человеческой жизни занимают убийства. Они тяжело переживаются близкими потерпевшего, коллегами по работе, знакомыми, вызывают резкую отрицательную оценку со стороны общества. Здесь ситуация тоже неблагоприятная. Анализ показывает, что рост числа убийства в последние годы тесно связан с корыстными устремлениями преступников на базе передела собственности и крайне агрессивных способов завладения ею.

Убийства нередко маскируются под самоубийства, а число потерпевших в делах об убийствах, как правило, в статистике не учитывается: одно дело — единичное убийство, другое — не составляющие исключения случаи, когда убитыми оказываются несколько человек. К этому следует добавить, что остается не раскрытым каждое четвертое-пятое убийство, и преступники избегают уголовной ответственности.

Сложившаяся ситуация и намечаемая в результате прогноза перспектива свидетельствует о том, что провозглашенное в ст. 20 Конституции Российской Федерации право каждого человека на жизнь для многих граждан не имеет реальной гарантии. Оно лишь косвенно реализуется в уголовном преследовании лица, виновного в убийстве, и то, далеко не всегда. Уголовное преследование виновного для данного потерпевшего безразлично, так как его уже нет в живых. В этом случае речь идет о другом — о справедливом наказании лица, совершившего убийство, что безусловно важно для общества и для каждого гражданина. Раскрытие убийства и наказание убийцы повышает возможность реализации гражданами их конституционного права на жизнь.

В законодательстве всех стран убийство признается наиболее тяжким преступлением. Кроме того, убийство и другие посягательства на жизнь относятся к числу тех преступлений, которые часто вызывают серьезные трудности при расследовании, юридической квалификации и назначения наказания. Эти трудности обусловлены многообразием различных ситуаций совершения таких преступлений, зачастую с тщательной подготовкой к преступлению, сокрытием его следов, что приводит к искажению действительных признаков преступления. Все эти обстоятельства предопределили содержания курсовой работы. В ней исследуются различные аспекты общих условий квалификации преступлений против жизни, признаки состава преступления и их значение для квалификации преступлений, «простого» убийства, убийства при отягчающих и смягчающих обстоятельствах.

Основной целью дипломной работы является проведение анализа с правовой точки зрения состава преступления, предусмотренного ст. 105 УК РФ. При написании работы нами были поставлены следующая задача: анализ и правовая характеристика основного состава преступления, предусмотренного ст. 105 УК РФ.

Значительное внимание в своей работе я уделила отграничению убийства от самоубийства и несчастного случая, одного убийства от другого, убийства от доведения до самоубийства, а также разграничению преступлений против жизни и других преступлений, связанных с причинением смерти по неосторожности.

В своей работе я ссылалась на Уголовный кодекс, на постановления Пленума, на определения Верховного Суда СССР, которые хотя и утратили силу, но не потеряли консультативного значения как выражение определенной позиции судебной практики прошлых лет.

Глава 1. Понятие убийства

1.1 Понятие убийства в науке уголовного права

В действующем УК РФ, в отличие от уголовного закона 1960 г. впервые понятие убийства определено законодательно. Согласно ч. 1 ст.105 УК РФ убийством признается умышленное причинение смерти другому человеку.

Данное определение является итогом многолетней дискуссии в науке уголовного права, которая развивалась еще с начала 40-х годов. В ней приняли участие многие видные российские ученые в области уголовного права.

Сам термин “убийство” утвердился в российском уголовном праве во второй половине XIX века. Согласно Русской правде – это “душегубство”, по Своду законов Российской империи 1832 г. – “смертоубийство”. Неоднократно высказывались мнения о том, что, несмотря на простоту термина “убийство”, он по-разному понимается в различных сферах человеческой жизни. Он имеет научное, правовое, медицинское, бытовое толкование. В уголовном же праве понятие убийства более узкое, так как требует указания на определенные признаки, которые бы свидетельствовали о совершении преступления. В связи с этим многие авторы предлагали свои определения данного понятия. Так, Э. Ф. Побегайло определял убийство как «общественно опасное, уголовно — противоправное умышленное лишение жизни другого человека»2.

С. В Бородин пишет: « Убийство — это предусмотренное Особенной частью Уголовного кодекса виновное деяние, посягающее на жизнь другого человека и причиняющее ему смерть»3.

М. К Аниянц считал, что «Убийство — это противоправное умышленное или неосторожное лишение человека жизни»4.

М. Д Шаргородский наоборот полагал, что неосторожное лишение жизни не следует называть убийством. При этом он ссылался на то, что в Уголовном кодексе РСФСР 1960 г., кроме ст. 106 УК РСФСР, предусматривающей неосторожное убийство, имеется большое количество статей, предусматривающих наказуемость деяний по неосторожности «повлекших смерть потерпевшего » или « гибель людей » (ст. 211, 213 УК РСФСР), однако, никто не квалифицирует деяние водителя, нарушившего правила дорожного движения и причинившего смерть человеку как убийство, хотя этот случай ничем не отличается от любого нарушения правил, повлекших за собой чью – либо смерть и квалифицируемых по ст. 106 как неосторожное убийство.5 В своей работе, в 1948 году, он указал на то, что во всех странах законодательство резко разграничивает умышленное убийство от неосторожного причинения смерти, что никто не называет человека, неосторожно причинившего смерть – убийцей. Однако это мнение было почти единодушно отвергнуто всеми российскими учеными в области уголовного права.

Так, например А.А Пионтковский писал: « Признание неосторожного лишения жизни человека не убийством, а каким – то иным, особым преступлением было бы способно лишь ослабить отрицательную моральную оценку этого преступления»6. На этой же позиции стоял Н.И Загородников7, В.Д Меньшагин, и А.Н Трайнин. Однако следует учесть, что данная точка зрения господствовала в годы “коммунистической морали” и “социалистического уголовного права”, тогда как законодательство многих зарубежных стран резко разграничивало умышленное убийство и неосторожное причинение смерти. В последние годы преобладающей стала иная точка зрения, согласно которой убийством можно считать лишь умышленное действие, причинившее смерть другому человеку.8

Убийство – причинение смерти другому человеку. По данному признаку проводится отличие убийства от самоубийства, которое по уголовному праву России не является преступлением, а также от несчастного случая. Данный признак предлагали ввести в определение убийства многие ученые. Так, по определению С.В. Бородина, “убийство – предусмотренное Особенной частью Уголовного кодекса виновное деяние, посягающее на жизнь другого человека и причиняющее ему смерть”9 Следует учесть, что данное определение также нуждается в доработке, так как понятие “виновное” предполагает как умысел, так и неосторожность, таким образом, сложно отличить убийство от других составов преступлений, предусматривающих в качестве последствий смерть человека.

Причинение смерти – необходимое последствие преступления, предусмотренного составом ст. 105 УК РФ. Таким образом, деяние может быть квалифицировано как убийство лишь при причинении насильственной смерти потерпевшему. Естественная смерть не может быть квалифицирована как убийство.

В теории уголовного права для полного определения понятия убийства указывается еще на его противоправность (неправомерность), чтобы отграничить убийство от правомерного лишения жизни, как это бывает при необходимой обороне, исполнении приказа, приговора и т. п10.

Убийство человека в отдельных, установленных законом случаях составляет необходимый признак объективной стороны другого преступления. То есть оно рассматривается не только как посягательство на жизнь, а на некую систему ценностей, куда входит и право на жизнь (например, террористический акт). А.Н. Красиков писал, что, определяя убийство, необходимо указать, что право человека на жизнь является непосредственным объектом посягательства11. Ранее об этом же говорил Н.И. Загородников, указывая в определении убийства на то, что “причинение смерти является основанием уголовной ответственности”12. Я вполне согласна с данным мнением.

Таким образом, исходя из вышесказанного, убийство можно определить как противоправное умышленное причинение смерти другому человеку, когда право на жизнь является непосредственным объектом преступления.

1.2 Понятие убийства в уголовном законодательстве

Первым законом, в котором были кодифицированы уголовно – правовые нормы, устанавливающие ответственность за преступления против жизни, явился УК РСФСР 1922 г., введенный в действие с 1 июня 1922 г.13 В основе структуры кодекса лежало разграничение преступлений по объекту посягательства. Это относилось и к преступлениям против жизни. Если объектом посягательства выступала только жизнь человека, то преступление признавалось убийством. В тех же случаях когда наряду с жизнью преступление посягало и на другой объект, оно было отнесено в УК к соответствующим главам. Например, ст. 64 УК предусматривала ответственность за »участие в выполнении в контрреволюционных целях террористических актов, направленных против представителей Советской власти и деятелей революционных рабоче-крестьянских организаций»; ст. 65 УК – ответственность за диверсию (взрывы поджоги, связанные с человеческими жертвами); ст. 76 УК – ответственность за бандитизм, состав которого и охватывал лишение жизни.

Ответственность за преступления, посягающие на жизнь, была установлена и в гл. 5 УК »Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности». В разделе 1 »Убийство» предусматривалась ответственность: за умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах (ст.142), за умышленное убийство без отягчающих обстоятельств (ст.143), за умышленное убийство при смягчающих обстоятельствах (ст.144 и ст. 145); за неосторожное убийство (ст.147). В этом же разделе УК предусматривалась ответственность за содействие или подговор к самоубийству несовершеннолетнего или лица, заведомо неспособного понимать свойства или значения им совершаемого или руководить своими поступками, если самоубийство или покушение на него последовали (ст.148). В таком решении вопроса об ответственности за содействие самоубийству нельзя не видеть определенной непоследовательности. С одной стороны исходя из не преступности самоубийства, не предусматривалась ответственность за содействие этому деянию, а с другой – устанавливалась ответственность за содействие самоубийству несовершеннолетнего или невменяемого с пониженной санкцией (до 3 лет лишения свободы) по сравнению с санкциями статей, предусматривавших ответственность за убийство. Этим фактически создавался самостоятельный состав убийства при смягчающих обстоятельствах.

УК РСФСР 1922 г. относил к преступлениям против жизни производство аборта лицом, не имеющим медицинской подготовки, либо в ненадлежащих условиях (ст. 146).

В числе обстоятельств, отягчающих умышленное убийство, в ст. 142 УК предусматривались: а) корысть, ревность (при отсутствии сильного душевного волнения) и другие низменные побуждения; б) убийство лицом, уже отбывшим наказание за умышленное убийство или весьма тяжкое телесное повреждение; в) убийство способом, опасным для жизни многих людей или особо мучительным для убитого; г) убийство с целью облегчить или скрыть другое тяжкое преступление; д) убийство лицом, на обязанности которого лежала особая забота об убитом; е) убийство с использованием беспомощного положения убитого. За умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах предусматривалось наказание в виде лишения свободы на срок не ниже 8 лет14 со строгой изоляцией.

Умышленное убийство без отягчающих обстоятельств наказывалось по ст. 143 УК лишением свободы на срок не ниже 3 лет со строгой изоляцией. Эта статья содержала примечание, в котором говорилось, что убийство, совершенное по настоянию убитого из чувства сострадания, не наказывается. Однако судебная практика показала, что безнаказанность лишения жизни по просьбе потерпевшего из сострадания является неправильной, и примечание буквально через несколько месяцев после введения в действие кодекса было отменено15.

К убийству при смягчающих обстоятельствах было отнесено: умышленное убийство, совершенное под влиянием сильного душевного волнения, вызванного противозаконным насилием со стороны потерпевшего (наказывалось по ст. 144 УК лишением свободы до 3 лет); превышение пределов необходимой обороны, повлекшее за собой смерть нападающего, а также убийство застигнутого на месте преступления преступника с превышением необходимых для его задержания мер (наказание по ст. 145 УК — лишение свободы на срок до 1 года).

УК 1922 г. предусматривал два вида неосторожного убийства: по ч. 1 ст. 147 наказывалось неосторожное убийство лишением свободы или исправительными работами на срок до 1 года; в ч. 2 ст. 147 предусматривалось неосторожное убийство, которое явилось результатом сознательного несоблюдения правил предосторожности. Оно наказывалось лишением свободы на срок до 3 лет. Кроме того, суд мог запретить осужденному навсегда или на определенный срок ту деятельность при выполнении которой он причинил смерть. Сопоставление ч. 1 и ч. 2 этой статьи показывает, что в ч. 1 была предусмотрена ответственность за неосторожное убийство по небрежности, когда лицо не предвидело возможности причинения смерти потерпевшему, хотя должно было и могло ее предвидеть, а в ч. 2 — за неосторожное убийство в результате преступной самонадеянности, когда лицо предвидело возможность наступления смерти потерпевшего в результате своего действия или бездействия, но легкомысленно рассчитывало на ее предотвращение.

С 1 января 1927 г. был введен в действие утвержденный 22 ноября 1926 г. новый УК РСФСР16. Этот кодекс оставил без существенного изменения ответственность за умышленное убийство. Были изменены лишь санкции — устанавливался высший предел наказания, а не низший, как это было в УК РСФСР 1922 г. За умышленное убийство npи отягчающих обстоятельствах (ст. 136 УК) было предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 10 лет; за умышленное убийство без отягчающих обстоятельств (ст. 137 УК) — до 8 лет; за умышленное убийство в состоянии сильного душевного волнения (ст. 138 УК) — до 5 лет лишения свободы или исправительно-трудовые работы на срок до 1 года. Было увеличено наказание до 3 лет лишения свободы за убийство при превышении пределов необходимой обороны, а за убийство по неосторожности (как по небрежности, так и в результате преступной самонадеянности) установлено наказание до 3 лет лишения свободы. Оба эти убийства были предусмотрены одной ст. 139 УК, которая допускала также применение наказания до 1 года исправительно-трудовых работ.

В УК РСФСР 1926 г. был введен новый состав, где объектом посягательства была жизнь человека, — это “доведение лица, находящегося в материальной или иной зависимости от другого, жестоким обращением последнего или иным подобным путем до самоубийства или покушения на него”. В ч. 1 ст. 141 за это преступление устанавливалось наказание в виде лишения свободы на срок до 5 лет. Вместе с тем в ч. 2 ст. 141 этого кодекса сохранялись положения ст. 148 УК РСФСР 1922 г., которая предусматривала ответственность за содействие или подговор к самоубийству несовершеннолетнего или невменяемого лица.

В 1934 г. ст. 136 УК РСФСР была дополнена ч. 2, которая предусматривала ответственность за убийство, совершенное военнослужащим при особо отягчающих обстоятельствах. За это преступление предусматривалась высшая мера наказания — расстрел17. Других изменений в уголовное законодательство об ответственности за преступления против жизни не вносилось до 1954 г.

За годы действия УК РСФСР 1926 г., особенно в послевоенные годы, после принятия указов Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1947 г. “Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества” и “Об усилении охраны личной собственности граждан”, санкции которых предусматривали наказание до 20—25 лет лишения свободы, выявилось несоответствие наказания за эти преступления наказанию за преступления против жизни, прежде всего за убийство, максимальная санкция за которое предусматривала 10 лет лишения свободы. Это несоответствие пытался в судебной практике поправить Верховный Суд СССР. Так, была дана рекомендация при рассмотрении дел об убийстве, соединенном с разбоем, квалифицировать эти преступления только по ч. 2 ст. 2 Указа от 4 июня 1947 г18. В некоторых случаях, с тем чтобы увеличить меру наказания, суды квалифицировали убийство по аналогии как бандитизм пост. 16 и 5919 УК РСФСР20.

Президиум Верховного Совета СССР 30 апреля 1954 г. принял Указ “Об усилении уголовной ответственности за умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах”. Применение этого Указа позволило значительно усилить борьбу с умышленными убийствами при отягчающих обстоятельствах, повысить предупредительное воздействие уголовного закона.

Вместе с тем практика ставила вопрос о дальнейшем совершенствовании законодательства об убийствах. В частности, возникал вопрос о недостатках ч. 1 ст. 136 УК РСФСР, которой устанавливались отягчающие обстоятельства умышленного убийства. Правильное разрешение этого вопроса было очень важным, так как отнесение тех или иных обстоятельств, при наличии которых совершаются убийства, к отягчающим и оказывающим влияние на их квалификацию определяет направленность борьбы с этими преступлениями.

Эту задачу в то время разрешил УК РСФСР 1960г., который, сохранив прежнюю классификацию преступлений против жизни, внес серьезные изменения в характеристику обстоятельств, отягчающих умышленное убийство.

В соответствии со ст. 102 УК РСФСР совершенным при отягчающих обстоятельствах признавалось убийство:

а) из корыстных побуждений;

б) из хулиганских побуждений;

в) в связи с выполнением потерпевшим своего служебного или общественного долга;

г) с особой жестокостью;

д) способом, опасным для жизни многих людей;

е) с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием;

ж) женщины, заведомо для виновного находившейся в состоянии беременности;

з) двух или более лиц;

и) лицом, ранее совершившим умышленное убийство, за исключением убийства при превышении пределов необходимой обороны и в состоянии сильного душевного волнения;

к) на почве кровной мести;

л) особо опасным рецидивистом.

Сравнивая ст. 102 УК РСФСР 1960 г. со ст. 136 УК РСФСР 1926 г., следует отметить, что она содержала более полный перечень отягчающих обстоятельств. В то же время в ней не было неопределенной формулировки отягчающего обстоятельства умышленного убийства “из иных низменных побуждений”, позволявшей в прошлом необоснованно расширять перечень отягчающих обстоятельств при квалификации умышленных убийств.

В УК I960 г. не были отнесены к отягчающим обстоятельствам умышленного убийства ревность, месть на почве личных взаимоотношений, совершение убийства военнослужащим21, а также лицом, на обязанности которого лежала особая забота об убитом (чаще всего к этому обстоятельству относилось детоубийство), с использованием беспомощного положения потерпевшего. Опыт показал, что отнесение указанных признаков умышленных убийств всегда к отягчающим не оправдало себя. Наоборот, некоторые из таких преступлений, так же как детоубийство, нередко признавались совершенными при смягчающих обстоятельствах.

Наконец, некоторые обстоятельства, отягчающие умышленное убийство, в 1960 г. были изложены в иной, более точной редакции. Это относится к обстоятельствам, характеризующим умышленное убийство: из хулиганских побуждений; в связи с выполнением потерпевшим своего служебного или общественного долга; с особой жестокостью; с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием; лицом, ранее совершившим умышленное убийство, за исключением убийства на почве кровной мести, предусмотренного ст. 104 или 105 УК.

В ст. 104 УК 1960 г. полнее были раскрыты признаки убийства в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения.

В 1960 г. убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, и убийство по неосторожности, в отличие от УК 1926 г., были сформулированы в разных статьях, что позволило устранить имевшую ранее место путаницу. В связи с тем, что оба преступления были предусмотрены в одной статье, некоторые допускали по этим чисто формальным соображениям возможность совершения убийства при превышении пределов необходимой обороны по неосторожности. Кроме того, была дана более четкая формулировка каждого из этих преступлений. В ст. 105 предусматривалась ответственность за убийство при превышении пределов необходимой обороны, а в ст. 106 – за убийство, совершенное по неосторожности.

Уточнялась диспозиция ст. 107, предусматривающая ответственность за доведения до самоубийства лица, находящегося в материальной или иной зависимости от виновного. Не только воспроизводилось указание на жестокость обращения виновного с потерпевшим, но и вместо слов »иным подобным путем» вводился признак систематического унижения личного достоинства потерпевшего.

В УК 1960 г. не была предусмотрена ответственность за содействие или подговор к самоубийству несовершеннолетнего или невменяемого лица, как это делалось в ч. 2 ст. 141 УК 1926 г. Это не означает, что УК 1960 г. исключил уголовную ответственность за это преступление. Судебная практика пошла по пути признания убийством содействия или подговора к самоубийству несовершеннолетнего или невменяемого лица.

Характеризуя действующее в то время законодательство об ответственности за преступления против жизни, необходимо подчеркнуть, что по сравнению с прежним оно полнее регламентировало ответственность за эти преступления и предусматривало более строгие санкции, особенно за умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах.

В нормы УК РСФСР 1960 г., предусматривающие ответственность за преступления против жизни, был внесен ряд изменений в 1962 – 1994 гг. Это вполне закономерное явление, так как действенность и эффективность законодательства проверяется на практике, в ходе его применения. Так, в ст. 102 УК РСФСР был изменен п. »б» – предусмотрена ответственность за совершение убийства не только лица, но и его близких родственников, а также с целью воспрепятствования законной деятельности должностного лица. В число отягчающих обстоятельств убийства были включены совершение его по предварительному сговору группой лиц и на почве национальной или расовой вражды или розни22. В ст. 103 УК был установлен низший предел санкции (от 3 лет лишения свободы), который ранее указан не был23. Вносились также изменения в ст. 104 (убийство в состоянии аффекта); ст. 105 (убийство при превышении пределов необходимой обороны), ст. 106 (неосторожное убийство) – в санкциях этих статей увеличен срок исправительных работ с одного года до 2 лет24. Кроме того была существенно изменена ст. 13 УК РСФСР в целях расширения права на необходимую оборону. Однако анализ показал, что эти изменения ст. 13 носили декларативный характер и не были восприняты в новом УК25.

Оценивая законодательство советского периода о преступлениях против жизни, необходимо иметь в виду, что наряду с системой общих судов, рассматривающих дела об этих преступлениях, в 1918 – 1951 гг. действовала система внесудебной расправы. На основании решений Особого совещания НКВД, двоек, троек, а иногда и просто по спискам уничтожались лица, не угодные тоталитарному режиму. Их действия как правило не получили юридической оценки по УК, не исследовались доказательства, не было суда. Таким путем посягательства на жизнь, предусмотренные УК, приумножались фактически государственной политикой по уничтожению невиновных людей. Верховный Суд РФ до недавних пор рассматривал »дела» о реабилитации жертв этих репрессий.

В УК РФ 1996 года впервые в истории нашего уголовного законодательства дается определение понятия убийства. Убийством признается только умышленное причинение смерти другому человеку (ч.1 ст.105). В отличие от УК РСФСР (ст.106) УК РФ не знает термина «неосторожное убийство», ибо в общественном сознании «убийство» ассоциируется лишь с умышленным причинением смерти. Такой подход соответствует и традициям русского дореволюционного уголовного права. Причинение смерти по неосторожности образует по новому УК РФ самостоятельный состав преступления (ст. 109). Объект убийства образуют общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни человека. Уголовно-правовой охране подлежит жизнь любого человека независимо от его возраста, физических и моральных качеств от начала рождения и до момента смерти.

Под началом жизни человека следует понимать от начала физиологических родов. Уничтожение плода до начала родового процесса не образует состава убийства26. Моментом завершения жизни следует считать биологическую смерть, при которой прекращается деятельность центральной нервной системы и в коре головного мозга наступает необратимый распад белковых тел, в результате чего восстановить жизнедеятельность организма уже невозможно27. Согласно ст.9 Закона РФ «О трансплантации органов и (или) тканей человека» от 22 декабря 1992 г. заключение о смерти дается на основе констатации гибели всего головного мозга.

Значительная часть людей преждевременно умирает в результате болезней или насильственных действий. Установление наступления насильственной смерти человека в результате действий другого лица является еще одной предпосылкой, характеризующей преступления против жизни. Помимо фактических предпосылок, для признания деяния преступлением против жизни, необходимы и юридические предпосылки и в их числе противоправность и виновность. Дело в том, что насильственная смерть может носить и правомерный характер (например, приведение в исполнение приговора к смертной казни). Кроме того, насильственная смерть может свидетельствовать не только о преступлении против жизни, но и о других преступлениях связанных с причинением смерти человеку, а также о несчастном случае и о самоубийстве.

Помимо фактических и юридических предпосылок, которые необходимы для отнесения деяния к преступлению против жизни, у каждого из преступлений данной категории есть свои признаки, имеющие значение для общей характеристики этих преступлений.

В ч. 1 ст. 105 УК дано определение понятия убийства, которое существенно уточняет понятие этого преступления.

Убийством признается умышленное причинение смерти другому человеку. Из этого определения следует, что убийством является только умышленное причинение смерти другому человеку. Определение понятия убийства, данное в законе, не вполне совершенно еще и потому, что в нем не заложен критерий отграничения убийства от других преступлений, которые также предполагают умышленное лишение жизни другого человека.

С учетом о необходимости в определении отграничивать убийство не только от правомерного лишения жизни, случая и самоубийства, но и от других преступлений, включающих в свой состав умышленное причинение смерти. В соответствии со ст. 8, 14 и 19 определение понятия убийства можно было сформулировать следующим образом: убийство — это предусмотренное статьей Особенной части УК умышленное виновное общественно опасное деяние, посягающее на жизнь другого человека и причиняющее ему смерть.

Приведенное определение убийства характеризует все виды убийства, предусмотренные ст. 106-108 УК.

Определение понятия причинения смерти по неосторожности в ст. 109 УК не содержит. В ст. 110 УК не определяется понятие доведения до самоубийства. Нет в нем также определения понятия до самоубийства, без которого нельзя в полной мере уяснить понятие доведения до самоубийства.

Лицо, совершившее самоубийство, обязательно должно быть вменяемым. Если лишает себя жизни лицо, неспособное понимать значение своих действий и руководить ими, то такая смерть должна относиться не к самоубийству, а к несчастному случаю.

Оценивая самоубийство с позиций современной морали, следует признать такой способ ухода из жизни в принципе не отвечающим идеалам совершенной человеческой личности.

Таким образом, к самоубийству не могут быть отнесены причинение себе смерти по неосторожности и лишение себя жизни невменяемым лицом. Сказанное выше позволяет заключить, что самоубийство — это осуждаемое обществом и общечеловеческой моралью деяние, которое состоит в намеренном лишении себя жизни. При определении понятия доведения до самоубийства необходимо исходить из диспозиции ст. 110 УК, которая формулирует его как преступление особого рода, когда последствия преступления достигаются руками потерпевшего. Здесь последствия наступают в результате действий виновного, вынуждающего потерпевшего совершить самоубийство. Следовательно, доведение до самоубийства состоит в жестоком обращении, угрозах или систематическом унижении человеческого достоинства со стороны виновного в отношении потерпевшего, который вынужден в результате лишить себя жизни.

Место «простого» убийства среди других видов убийства.

Убийство, предусмотренное ч. 1 ст. 105 УК РФ, или «простое» убийство, является так называемым основным составом данного вида преступлений.

По ч. 1 ст. 105 Ук РФ подлежит квалификации убийство, совершенное без отягчающих обстоятельств, указанных в ч. 2 этой статьи. Однако формулировка закона недостаточно полно характеризует «простое» убийство. Для квалификации убийства по ч 1 ст. 105 необходимо отсутствие не только отягчающих, но и смягчающих обстоятельств, влекущих применение ст. 107 и 108 УК. Все это дает основание считать, что убийство, предусмотренное ч.1 ст. 105 УК, — это такое преступление, которое совершается без отягчающих и смягчающих обстоятельств.