Ск рф раздел долгов между супругами

Оглавление:

Ск рф раздел долгов между супругами

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Кредит взял один из супругов. Ответственность второго супруга по кредитным долгам

25.04.2011г. Во время брака один из супругов оформил на себя несколько кредитов, при этом второй из супругов был в неведении. В течении трёх лет не проживал в семье и не принимал ни какого участия по воспитанию сына. После того как супруга узнала о кредитных задолжностях брак был расторгнут. Все деньги полученные по кредиту были проиграны супругом и в семью не попадали. Может ли суд обязать выплачивать жену часть долга супруга по кредитным задолжностям, а так же опечатать единственную жилплощадь, на которой зарегистрирован несовершеннолетний ребёнок. Юлия

Ответ:

1. Согласно статьи 45 Семейного кодекса РФ, взыскание обращается на общее имущество супругов по общим обязательствам супругов, а также по обязательствам одного из супругов, если судом установлено, что все, полученное по обязательствам одним из супругов, было использовано на нужды семьи. При недостаточности этого имущества супруги несут по указанным обязательствам солидарную ответственность имуществом каждого из них.

В случае предъявления иска кредитором к вашему бывшему мужу и к вам как к соответчику о взыскании с вас солидарно задолженности по кредитам и обращении взыскания на принадлежащее супругам имущество, вам необходимо представить в суд доказательства того, что денежные средства, полученные им по кредитным договорам были использованы не на нужды семьи. В вашем случае, если суд установит, что фактически в период заключения супругом указанных кредитных договоров, вы совместно не проживали, совместного хозяйства не вели, и за данный период не приобретали имущества, то суд должен удовлетворить требования истца только к бывшему супругу как к стороне заемного обязательства.

Например, в «Обобщении судебной практики рассмотрения мировыми судьями споров о разделе имущества между супругами» (подготовленного Липецким областным судом), указывалось следующее:

«..Из содержания п. 2 ст. 45 СК РФ следует, что общие обязательства (долги) супругов — те, которые возникли по инициативе супругов в интересах всей семьи, или обязательства одного из супругов, по которым все полученное им было использовано на нужды семьи (например, кредит, взятый супругами в банке на строительство дома, приобретение квартиры; договор займа, где заемщик — один из супругов, но полученные деньги потрачены на покупку автомашины для семьи). Общий долг может быть результатом совместного причинения супругами вреда третьим лицам (ст. 1080 ГК РФ)».

Необходимо отметить, что суды, в основном, исходят из презумпции (предположения) того, что денежные средства, полученные одним из супругов (разумеется, находящихся в момент заключения договора в зарегистрированном браке) в кредит (займ) расходуются им именно на нужды семьи, если доказательства иного не представит ответчик — второй супруг.

Примеры из судебной практики

Отказывая в иске о взыскании долга с Ш., суд верно исходил из отсутствия бесспорных доказательств того, что все денежные средства, полученные Ш.М., были использованы на нужды семьи

. в силу п. 3 ст. 39 СК РФ общие долги супругов при разделе общего имущества супругов распределяются между супругами пропорционально присужденным им долям.

Как установлено по делу, долги Ш.М., вытекающие из перечисленных выше договоров займа, являются долгами только Ш.М., поскольку его супруга Ш. о получении денежных средств в долг Ш.М. не знала, своего согласия на это не давала, каких-либо обязательств на себя не принимала, расписки о получении денежных средств не подписывала.

Согласно статье 45 СК РФ по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество этого супруга (п. 1). Взыскание обращается на общее имущество супругов по общим обязательствам супругов, а также по обязательствам одного из супругов, если судом установлено, что все, полученное по обязательствам одним из супругов, было использовано на нужды семьи (п. 2).

Отказывая в иске о взыскании долга с Ш., суд верно исходил из отсутствия бесспорных доказательств того, что все денежные средства, полученные Ш.М., были использованы на нужды семьи (Определение Московского городского суда от 08.07.2010 по делу N 33-20500).

Районный суд исходил из недоказанности того обстоятельства, что денежная сумма по кредитному договору не была использована на нужды семьи, между тем, суд не учел, что на момент составления договора займа супруги состояли в браке, что ими не оспаривалось, кроме того, в материалах дела отсутствуют доказательства того, что денежные средства были израсходованы только для личных нужд одного супруга.

. Семейный кодекс РФ (ч. 2 ст. 45) указывает, что имущество супругов по обязательствам одного из супругов является общим в том случае, если судом установлено, что все полученное по обязательствам одного из супругов было использовано на нужды семьи.

Собственность супругов может быть разделена на активную (имущество) и пассивную (долги) части. Долги являются следствием определенных обязательств, которые супруги (один из супругов) берут на себя.

Правомочия собственника в соответствии с ГК РФ определяются: правом владения, пользования и распоряжения своим имуществом. В соответствии со ст. 209 ГК РФ собственник вправе по своему усмотрению совершать со своим имуществом любые действия, не противоречащие закону и не нарушающие права третьих лиц.

Владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляется по обоюдному согласию супругов. Статья 35 СК РФ, установившая это правило, подразумевает презумпцию такого согласия независимо от того, кто из супругов является стороной по сделке распоряжения общим имуществом. Это означает, что супруг, совершающий сделку, не обязан предоставлять доказательства того, что другой супруг выразил согласие на ее совершение.

Супруги несут ответственность по долгам, возникшим в связи с ведением общего хозяйства и приобретением имущества в общую совместную собственность. Долги супругов признаются общими, если они сделаны в интересах семьи. Режим общности имущества супругов законодательно презюмируется, поэтому бремя доказывания того факта, что имущество, полученное по обязательствам одним из супругов, было потрачено не на нужды семьи, является в данном случае обязанностью ответчиков.

Возврат суммы долга предполагается из общих средств семьи, а это, в свою очередь, переводит спорное имущество в разряд общего имущества супругов.

Отказывая в удовлетворении заявленных исковых требований М.С. в полном объеме, районный суд исходил из недоказанности того обстоятельства, что денежная сумма по кредитному договору не была использована на нужды семьи, при этом бремя представления доказательств судом распределено неправильно.

Суд не учел, что на момент составления договора займа супруги состояли в браке, что ими не оспаривалось, кроме того, в материалах дела отсутствуют доказательства того, что денежные средства были израсходованы только для личных нужд или того, что между супругами был произведен раздел имущества с учетом требований кредитора, согласно ст. 38 Семейного кодекса РФ.

Обстоятельства возникновения обязательств одного из супругов, по которому все полученное им было использовано на нужды семьи (ст. 45 СК РФ), судом первой инстанции в полной мере не исследовались, решение в указанной части в достаточной степени не мотивировано (Определение Воронежского областного суда от 18.03.2010 по делу N 33-1433).

Долги, произведенные одним из супругов в период брака, являются общими долгами супругов, также как автомобиль, приобретенный супругами во время брака за счет заемных денежных средств, является их совместной собственностью, независимо от того, на имя кого из супругов имущество приобретено. В связи с чем, бремя доказывания того факта, что полученные по договору займа денежные средства не были использованы одним из супругов на нужды семьи, должно быть возложено на ответчика — второго супруга, а не на истца — кредитора, как ошибочно посчитал суд первой инстанции

П.Л.Ф. обратилась в суд с иском к супругам Ю-вым — Ю.А.С. и Ю.Т.А. о взыскании суммы долга по договору займа, мотивируя свои требования следующими обстоятельствами. 05 октября 2008 г. супруги Ю-вы взяли у нее по расписке в долг денежные средства в размере 200 000 руб. для приобретения автомобиля и обязались их вернуть в срок до 05 февраля 2009 г. Автомобиль был ответчиками приобретен и поставлен на учет, а денежные средства в размере 200 000 руб. по настоящее время не возвращены. В связи с чем, с учетом уточненных исковых требований истец просила взыскать с ответчиков в солидарном порядке означенную денежную сумму, полученную ими по договору займа от 05 октября 2008 г.

..Из материалов дела следует, что Ю.А.С. и Ю.Т.А. с 21 марта 1987 г. состоят в зарегистрированном браке, который не расторгнут.

Ю.Т.А. 05 октября 2008 г. была написана расписка, из содержания которой усматривается, что Ю.Т.А. и ее супругом Ю.А.С. у П.Л.Ф. сроком до 05 февраля 2009 г. были взяты в долг денежные средства в размере 200 000 руб. для приобретения автомобиля. Автомобиль супругами был приобретен и оформлен на Ю.А.С.

Основанием для отказа в удовлетворении требований истца в части взыскания долга с ответчика Ю.А.С. явилось то обстоятельство, что истцом не представлено доказательств того, что денежные средства, полученные ее дочерью Ю.Т.А. по договору займа от 05 октября 2008 г., были использованы последней на нужды семьи Ю-вых.

Однако, такое распределение бремени доказывания по гражданскому делу, при котором судом на займодавца возложена обязанность предоставления доказательств использования денежных средств, полученных по договору займа, на семейные нужды заемщиков судебная коллегия считает несоответствующим положениям нижеследующих норм процессуального и материального права.

На основании ст. 12 ГПК РФ правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Согласно положениям ст. 34 СК РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. К имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся в том числе приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

В силу ч. 2 ст. 35 СК РФ при совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга.

Часть 2 ст. 45 СК РФ определяет, что взыскание обращается на общее имущество супругов по общим обязательствам супругов, а также по обязательствам одного из супругов, если судом установлено, что все, полученное по обязательствам одним из супругов, было использовано на нужды семьи.

При этом общие обязательства (долги) супругов, как следует из смысла ч. 2 ст. 45 СК РФ, это те обязательства, которые возникли по инициативе супругов в интересах всей семьи, или обязательства одного из супругов, по которым все полученное им было использовано на нужды семьи (в частности, полученные денежные средства, потрачены им на покупку автомашины для семьи).

Из приведенных норм процессуального и материального права следует, что долги, произведенные Ю.Т.А. в период брака, являются общими долгами супругов, также как автомобиль, приобретенный супругами Ю-выми во время брака за счет заемных денежных средств, является их совместной собственностью, независимо от того, на имя кого из супругов имущество приобретено. В связи с чем, бремя доказывания того факта, что полученные по договору займа от 05 октября 2008 г. денежные средства не были использованы одним из супругов на нужды семьи, должно быть возложено на ответчика Ю.А.С., а не на истца, как ошибочно посчитал суд первой инстанции (Кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 27.05.2009)

2. Обращение взыскания на жилого помещение, являющееся единственным пригодным для проживания должника

На такое помещение обратить взыскание нельзя, другими словами ни за какие долги квартиру не опишут, не продадут с торгов, и никаким другим образом у вас не отнимут (разумеется, за исключение случае, когда жилое помещении в залоге у банка по ипотеке). Площадь жилого помещения при этом значения не имеет. Данная норма права предусмотрена статьей 446 ГПК РФ:

Взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на следующее имущество, принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности:

жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание;
земельные участки, на которых расположены объекты, указанные в абзаце втором настоящей части, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание;
предметы обычной домашней обстановки и обихода, вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и другие), за исключением драгоценностей и других предметов роскоши;
имущество, необходимое для профессиональных занятий гражданина-должника, за исключением предметов, стоимость которых превышает сто установленных федеральным законом минимальных размеров оплаты труда;
используемые для целей, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, племенной, молочный и рабочий скот, олени, кролики, птица, пчелы, корма, необходимые для их содержания до выгона на пастбища (выезда на пасеку), а также хозяйственные строения и сооружения, необходимые для их содержания;
семена, необходимые для очередного посева;
продукты питания и деньги на общую сумму не менее установленной величины прожиточного минимума самого гражданина-должника и лиц, находящихся на его иждивении;
топливо, необходимое семье гражданина-должника для приготовления своей ежедневной пищи и отопления в течение отопительного сезона своего жилого помещения;
средства транспорта и другое необходимое гражданину-должнику в связи с его инвалидностью имущество;
призы, государственные награды, почетные и памятные знаки, которыми награжден гражданин-должник.

По данному вопросу высказывался и Конституционный Суд РФ.

Извлечение из Определения Конституционного Суда РФ от 04.12.2003 N 456-О «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Октябрьского районного суда города Ижевска о проверке конституционности абзацев первого и второго пункта 1 статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации»):

1. В Октябрьский районный суд города Ижевска обратился судебный пристав-исполнитель с заявлением, в котором просил изменить способ исполнения решения того же суда о взыскании с гражданки Л.Л. Султановой в пользу кредитора — ООО «Удмуртский пенсионный банк» 112 710 руб., обратив взыскание на принадлежащую должнице трехкомнатную квартиру в связи с тем, что у нее нет каких-либо доходов или другого имущества, на которые можно было бы обратить взыскание по исполнительному листу.

Октябрьский районный суд города Ижевска установил, что указанная квартира является для Л.Л. Султановой и ее малолетней дочери единственным жильем, и, следовательно, в данном деле подлежат применению абзацы первый и второй пункта 1 статьи 446 ГПК Российской Федерации, согласно которым взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности жилое помещение (его части), если для него и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем ему помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением. Придя к выводу о том, что названные нормы не соответствуют Конституции Российской Федерации, в частности ее статье 46, суд приостановил производство по делу и обратился в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке их конституционности.

..Оспариваемые в запросе положения статьи 446 ГПК Российской Федерации, запрещающие обращать взыскание не на любое принадлежащее должнику жилое помещение, а лишь на то, которое является для него единственным пригодным для проживания, направлены на защиту конституционного права на жилище не только самого должника, но и членов его семьи, в том числе находящихся на его иждивении несовершеннолетних, престарелых, инвалидов, а также на обеспечение охраны государством достоинства личности, как того требует статья 21 (часть 1) Конституции Российской Федерации, условий нормального существования и гарантий социально-экономических прав в соответствии со статьей 25 Всеобщей декларации прав человека.

Следовательно, законодатель, определив в абзацах первом и втором пункта 1 статьи 446 ГПК Российской Федерации пределы обращения взыскания по исполнительным документам на принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности жилое помещение, и ограничив тем самым право кредитора на надлежащее исполнение вынесенного в его пользу судебного решения, не вышел за рамки допустимых ограничений конституционного права на судебную защиту, установленных статьей 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации. Вместе с тем для законодателя не исключается возможность конкретизировать данное регулирование в части, касающейся размеров такого жилого помещения.

Рекомендуемые публикации на тему:

Александр Отрохов, Правовой центр «Логос» 25.04.2011г.

ВС поправил судей по признанию займа общим долгом супругов

Верховный суд РФ опубликовал на своем сайте 125-страничный, первый за 2016 год, обзор судебной практики. Документ был утвержден Президиумом суда 13 апреля.

В обзор традиционно вошла практика всех судебных коллегий ВС. Вторая его глава посвящена практике коллегии по гражданским делам. В ней ВС анализирует споры, возникающие из договорных отношений, связанные с трудовыми, социальными и семейными отношениями, а также ряд процессуальных вопросов.

В частности, ВС указывает, что в случае заключения одним из супругов договора займа или совершения иной сделки, связанной с возникновением долга, такой долг может быть признан общим лишь при наличии обстоятельств, вытекающих из п. 2 ст. 45 СК РФ. Бремя их доказывания лежит на стороне, претендующей на распределение долга.

В качестве примера разбирается дело о солидарном взыскании суммы долга с супругов на основании п. 2 ст. 45 СК РФ (определение ВС № 5-КГ14-162). В обоснование своих требований истец указал, что по договору займа, оформленному распиской и соглашением об окончательном урегулировании финансовых взаиморасчетов в рамках совместных коммерческих проектов, передал ответчику определенную денежную сумму. Однако обязательства по возврату средств исполнены не были. Причем соответчицей по делу истец привлек супругу заемщика, с которой он состоял в браке на момент заключения договора займа.

Дело неоднократно рассматривалось разными судебными инстанциями. При новом рассмотрении дела суд первой инстанции, удовлетворяя исковые требования, руководствуясь положениями ст. 310, 314, 322, 807, 810 ГК РФ и ст. 34, 39 СК РФ, исходил из того, что поскольку на момент заключения договора займа ответчики состояли в браке, а деньги, полученные одним из них от истца, были потрачены на нужды семьи (в частности, на развитие совместного бизнеса и покупку недвижимости), то данные средства являются общим долгом ответчиков. С этими выводами согласился и суд апелляционной инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС по кассационной жалобе супруги ответчика отменила состоявшиеся по делу судебные постановления и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям. Для возложения на супругу солидарной обязанности по возврату заемных средств обязательство должно являться общим, то есть, как следует из п. 2 ст. 45 СК РФ, возникнуть по инициативе обоих супругов в интересах семьи, либо являться обязательством одного из супругов, по которому все полученное было использовано на нужды семьи.

Пунктом 2 ст. 35 СК РФ, п. 2 ст. 253 ГК РФ установлена презумпция согласия супруга на действия другого супруга по распоряжению общим имуществом. Однако положения о том, что такое согласие предполагается также в случае возникновения у одного из супругов долговых обязательств с третьими лицами, действующее законодательство не содержит. Напротив, в силу п. 1 ст. 45 СК РФ, предусматривающего, что по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество этого супруга, допускается существование у каждого из супругов собственных обязательств.

Следовательно, в случае заключения одним из супругов договора займа или совершения иной сделки, связанной с возникновением долга, такой долг может быть признан общим лишь при наличии обстоятельств, вытекающих из п. 2 ст. 45 СК РФ, бремя доказывания которых лежит на стороне, претендующей на распределение долга. Между тем, сделав вывод о том, что средства, взятые ответчиком в долг у истца, были потрачены на нужды семьи, суд в нарушение этой статьи указал, что доказательств обратного супругой ответчика представлено не было.

По данному делу юридически значимым обстоятельством являлось выяснение вопросов об установлении цели получения ответчиком названной суммы, причины подписания им с истцом двух документов, и того, были ли потрачены средства, полученные истца, на нужды семьи ответчика. Удовлетворяя исковые требования, суд приведенные обстоятельства не учел, не определил их в качестве юридически значимых для правильного разрешения спора, они не вошли в предмет доказывания по делу и, соответственно, не получили правовой оценки суда, что является следствием неправильного применения судом положений п. 2 ст. 45 СК РФ к отношениям сторон, указал ВС.

С полным текстом обзора судебной практики Верховного суда РФ № 1 (2016) можно ознакомиться здесь.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 22 декабря 2015 г. N 16-КГ15-35 Суд отменил апелляционное определение в части отмены решения районного суда об отказе в признании долговых обязательств по кредитному договору и договору займа общим обязательством супругов и направил дело в указанной части на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, поскольку судебной коллегией не выяснен вопрос о том, были ли потрачены денежные средства, полученные ответчиком по кредитному договору и договору займа, на нужды семьи

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Вавилычевой Т.Ю.,

судей Назаренко Т.Н., Юрьева И.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Ерофеева О.П. к Ерофеевой О.А. о разделе совместно нажитого имущества, признании долга по договорам займа общим обязательством супругов и распределении долга, по встречному иску Ерофеевой О.А. к Ерофееву О.П. о разделе совместно нажитого имущества, признании долга по договору займа общим обязательством супругов и распределении долга

по кассационной жалобе Ерофеевой О.А. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 20 мая 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Ерофеев О.П. обратился в суд с иском к Ерофеевой О.А. о разделе совместно нажитого имущества, признании долга по договорам займа общим обязательством супругов и распределении долга, ссылаясь на то, что со 2 сентября 2000 г. по 1 марта 2013 г. Ерофеев О.П. и Ерофеева О.А. состояли в браке, фактически брачные отношения прекращены в декабре 2012 года. В период брака сторонами приобретено имущество, в том числе мебель и бытовая техника. Кроме того, на нужды семьи Ерофеевым О.П. по кредитному договору от 15 октября 2011 г. и договору займа от 3 сентября 2012 г. взяты денежные средства в общем размере . руб. Поскольку спорное имущество является совместно нажитым имуществом супругов, а долг по кредитному договору и договору займа их общим обязательством, Ерофеев О.П. просил произвести раздел этого имущества, выделить его Ерофеевой О.А., взыскав с последней компенсацию стоимости его 1/2 доли в этом имуществе, а также распределить долг по кредитному договору и договору займа в равных долях и взыскать с ответчика денежные средства в размере 1/2 доли от выплаченного им долга после прекращения семейных отношений, а также половину оставшегося долга по кредитному договору от 15 октября 2011 г.

Ерофеева О.А. обратилась в суд со встречным исковым заявлением о разделе совместно нажитого имущества, признании долга по договору займа общим обязательством супругов и распределении долга, ссылаясь на то, что Ерофеев О.П. скрыл иное нажитое в браке имущество, в том числе мебель, бытовую технику и автомобиль, стоимость которого просила учесть при разделе имущества, и взыскать с Ерофеева О.П. компенсацию стоимости её доли в этом имуществе, выделив часть имущества истцу. Кроме того, Ерофеева О.А. указала, что в период брака на нужды семьи по договору от 8 ноября 2011 г. взяла в кредит денежные средства в размере . руб., в связи с чем просила признать долг общим обязательством супругов и распределить его в равных долях, взыскать с Ерофеева О.П. 1/2 части денежных средств, выплаченных ею в счёт погашения долга самостоятельно после прекращения семейных отношений. В удовлетворении требований Ерофеева О.П. о признании долга по заключённым им договорам кредита и займа общим обязательством супругов просила отказать, поскольку не давала согласия на заключение этих договоров и не знала о совершении супругом данных сделок.

Решением Калачёвского районного суда Волгоградской области от 11 февраля 2015 г. первоначальные и встречные исковые требования удовлетворены частично.

Произведён раздел совместно нажитого имущества супругов, определено имущество, подлежащее передаче каждому из них, Ерофеевой О.А. присуждена денежная компенсация за утраченное Ерофеевым О.П. совместно нажитое имущество.

Долг Ерофеевой О.А. по кредитному договору от 8 ноября 2011 г. признан общим обязательством супругов и распределён между ними в равных долях, с Ерофеева О.П. в пользу Ерофеевой О.А. взыскано . руб. . коп. в счёт компенсации произведённых ею по договору платежей за период с декабря 2012 года по август 2013 года.

В удовлетворении остальной части первоначальных и встречных исковых требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 20 мая 2015 г. решение суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении требований Ерофеева О.П. о признании долга по заключённым от его имени кредитному договору от 15 октября 2011 г. и договору займа от 3 сентября 2012 г. общим обязательством супругов и взыскании с ответчика денежной компенсации отменено, в этой части принято новое решение, которым требования Ерофеева О.П. удовлетворены частично.

Долг Ерофеева О.П. по кредитному договору от 15 октября 2011 г., заключённому с ЗАО «Коммерческий межотраслевой банк стабилизации и развития «Экспресс-Волга», и договору займа от 3 сентября 2012 г., заключённому с кредитным потребительским кооперативом граждан «Кредит», признан общим обязательством супругов и распределён между ними в равных долях, с Ерофеевой О.А. в пользу Ерофеева О.П. взыскано . руб. . коп. в счёт компенсации произведённых им платежей за период с декабря 2012 года по сентябрь 2014 года.

В удовлетворении требований Ерофеева О.П. о взыскании с Ерофеевой О.А. суммы компенсации по неисполненному им обязательству перед банком по кредитному договору от 15 октября 2011 г. в размере . руб. . коп. отказано.

Решение суда в части раздела совместно нажитого имущества изменено. В остальной части решение оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Ерофеева О.А. ставит вопрос об отмене апелляционного определения, как незаконного.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М. от 17 ноября 2015 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены апелляционного определения в части отмены решения суда первой инстанции об отказе в удовлетворении иска Ерофеева О.П. о признании долга по договорам займа общим обязательством супругов, распределении долга и принятия в указанной части нового решения.

В соответствии со статьёй 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены судом апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела.

Судом установлено и из материалов дела следует, что со 2 сентября 2000 г. Ерофеев О.П. состоял с Ерофеевой О.А. в браке.

В период брака на основании кредитного договора от 15 октября 2011 г. N . заключённого с ЗАО «Коммерческий межотраслевой банк стабилизации и развития «Экспресс-Волга», Ерофеевым О.П. взят кредит на сумму . руб., поручителем по которому выступил Поцелуев С.Г. (т. 1, л.д. 14).

Согласно пункту 1.1 договора кредит предоставляется заёмщику на неотложные нужды.

Помимо указанного кредитного обязательства Ерофеевым О.П. по договору займа от 3 сентября 2012 г. N 24, заключённому с кредитным потребительским кооперативом граждан «Кредит», получен займ на сумму . руб., поручителями по которому выступили Поцелуев С.Г. и Куницына Н.В. (т. 1, л.д. 16).

Семейные отношения Ерофеевых прекращены в декабре 2012 года, брак прекращён 18 апреля 2013 г. (т. 1, л.д. 12-13).

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении иска Ерофеева О.П. в части признания долга по заключённым им договорам займа общим обязательством супругов и распределения этого долга, суд первой инстанции, руководствуясь статьями 34, 38, 39, 45 Семейного кодекса Российской Федерации, исходил из того, что в нарушение требований статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации Ерофеев О.П. не доказал использование полученных в период брака денежных средств на нужды семьи.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции в указанной части и удовлетворяя требования Ерофеева О.П., исходил из того, что нормами семейного законодательства установлена презумпция возникновения денежных обязательств в период брака в интересах семьи, в силу чего обязанность доказать обратное возложена на Ерофееву О.А., оспаривающую данное обстоятельство. Поскольку Ерофеева О.А. не представила доказательств использования Ерофеевым О.П. денежных средств не на нужды семьи, суд апелляционной инстанции пришёл к выводу о том, что обязательство по их возврату является общим обязательством супругов.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судом апелляционной инстанций допущено существенное нарушение норм материального и процессуального права, что выразилось в следующем.

В силу пункта 1 статьи 39 Семейного кодекса Российской Федерации при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами. Общие долги супругов при разделе общего имущества супругов распределяются между супругами пропорционально присуждённым им долям (пункт 3 указанной статьи).

Пунктом 2 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации, пунктом 2 статьи 253 Гражданского кодекса Российской Федерации установлена презумпция согласия супруга на действия другого супруга по распоряжению общим имуществом.

Однако положения о том, что такое согласие предполагается также в случае возникновения у одного из супругов долговых обязательств перед третьими лицами, действующее законодательство не содержит.

Напротив, в силу пункта 1 статьи 45 Семейного кодекса Российской Федерации, предусматривающего, что по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество этого супруга, допускается существование у каждого из супругов собственных обязательств. При этом согласно пункту 3 статьи 308 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство не создаёт обязанностей для иных лиц, не участвующих в нём в качестве сторон (для третьих лиц).

Следовательно, в случае заключения одним из супругов договора займа или совершения иной сделки, связанной с возникновением долга, такой долг может быть признан общим лишь при наличии обстоятельств, вытекающих из пункта 2 статьи 45 Семейного кодекса Российской Федерации, бремя доказывания которых лежит на стороне, претендующей на распределение долга.

Исходя из положений приведённых выше правовых норм для распределения долга в соответствии с пунктом 3 статьи 39 Семейного кодекса Российской Федерации обязательство должно являться общим, то есть возникнуть по инициативе обоих супругов в интересах семьи, либо являться обязательством одного из супругов, по которому всё полученное было использовано на нужды семьи.

В соответствии с частью 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Юридически значимым обстоятельством по данному делу являлось выяснение вопроса о том, были ли потрачены денежные средства, полученные Ерофеевым О.П. по кредитному договору и договору займа, на нужды семьи.

Между тем указанные обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения спора, суд апелляционной инстанции оставил без исследования и правовой оценки.

С учётом того, что Ерофеев О.П. является заёмщиком денежных средств, то именно он должен был доказать, что всё полученное им было использовано на нужды семьи. В силу этого возложение судом апелляционной инстанции на Ерофееву О.А. бремени доказывания факта использования этих средств супругом на иные цели, нежели семейные нужды, противоречит требованиям действующего законодательства.

С учётом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Ерофеевой О.А., в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 20 мая 2015 г. в части отмены решения суда первой инстанции об отказе в удовлетворении иска Ерофеева О.П. о признании долговых обязательств общим обязательством супругов, распределении долга и принятия в указанной части нового решения нельзя признать законным, оно в указанной части подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

В остальной части обжалуемое определение суда апелляционной инстанции подлежит оставлению без изменения, поскольку выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на правильном применении норм материального права.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 20 мая 2015 г. в части отмены решения Калачевского районного суда Волгоградской области от 11 февраля 2015 г. об отказе в удовлетворении иска Ерофеева О.П. о признании долговых обязательств по кредитному договору от 15 октября 2011 г., договору займа от 3 сентября 2012 г. общим обязательством супругов, взыскании с Ерофеевой О.А. денежной компенсации по ним и принятия в этой части нового решения отменить, дело в указанной части направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

В остальной части апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 20 мая 2015 г. оставить без изменения.

Статья 38 СК РФ. Раздел общего имущества супругов

Новая редакция Ст. 38 СК РФ

1. Раздел общего имущества супругов может быть произведен как в период брака, так и после его расторжения по требованию любого из супругов, а также в случае заявления кредитором требования о разделе общего имущества супругов для обращения взыскания на долю одного из супругов в общем имуществе супругов.

2. Общее имущество супругов может быть разделено между супругами по их соглашению. Соглашение о разделе общего имущества, нажитого супругами в период брака, должно быть нотариально удостоверено.

3. В случае спора раздел общего имущества супругов, а также определение долей супругов в этом имуществе производятся в судебном порядке.

При разделе общего имущества супругов суд по требованию супругов определяет, какое имущество подлежит передаче каждому из супругов. В случае, если одному из супругов передается имущество, стоимость которого превышает причитающуюся ему долю, другому супругу может быть присуждена соответствующая денежная или иная компенсация.

4. Суд может признать имущество, нажитое каждым из супругов в период их раздельного проживания при прекращении семейных отношений, собственностью каждого из них.

5. Вещи, приобретенные исключительно для удовлетворения потребностей несовершеннолетних детей (одежда, обувь, школьные и спортивные принадлежности, музыкальные инструменты, детская библиотека и другие), разделу не подлежат и передаются без компенсации тому из супругов, с которым проживают дети.

Вклады, внесенные супругами за счет общего имущества супругов на имя их общих несовершеннолетних детей, считаются принадлежащими этим детям и не учитываются при разделе общего имущества супругов.

6. В случае раздела общего имущества супругов в период брака та часть общего имущества супругов, которая не была разделена, а также имущество, нажитое супругами в период брака в дальнейшем, составляют их совместную собственность.

7. К требованиям супругов о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, применяется трехлетний срок исковой давности.

Комментарий к Статье 38 СК РФ

1. О разделе совместной собственности супругов см. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака». В п. 12 указанного Постановления отмечено следующее: «Решая вопрос о возможности рассмотрения в бракоразводном процессе требования о разделе общего имущества супругов, необходимо иметь в виду, что в случаях, когда раздел имущества затрагивает интересы третьих лиц (например, когда имущество является собственностью крестьянского (фермерского) хозяйства либо собственностью жилищно-строительного или другого кооператива, член которого еще полностью не внес свой паевой взнос, в связи с чем не приобрел право собственности на соответствующее имущество, выделенное ему кооперативом в пользование, и т.п.), суду в соответствии с п. 3 ст. 24 СК необходимо обсудить вопрос о выделении этого требования в отдельное производство.

Правило, предусмотренное п. 3 ст. 24 Семейного кодекса РФ, о недопустимости раздела имущества супругов в бракоразводном процессе, если спор о нем затрагивает права третьих лиц, не распространяется на случаи раздела вкладов, внесенных супругами в кредитные организации за счет общих доходов, независимо от того, на имя кого из супругов внесены денежные средства, поскольку при разделе таких вкладов права банков либо иных кредитных организаций не затрагиваются.

Если же третьи лица предоставили супругам денежные средства и последние внесли их на свое имя в кредитные организации, третьи лица вправе предъявить иск о возврате соответствующих сумм по нормам ГК РФ, который подлежит рассмотрению в отдельном производстве. В таком же порядке могут быть разрешены требования членов крестьянского (фермерского) хозяйства и других лиц к супругам — членам крестьянского (фермерского) хозяйства.

Вклады, внесенные супругами за счет общего имущества на имя их несовершеннолетних детей, в силу п. 5 ст. 38 СК считаются принадлежащими детям и не должны учитываться при разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов».

Одним из оснований прекращения совместной собственности супругов является раздел совместно нажитого имущества. Он может быть произведен по заявлению одного или обоих супругов во время брака, при его расторжении, а также и после его расторжения. Кроме того, раздел имущества супругов может быть результатом требования кредиторов одного из супругов, желающих обратить взыскание на долю в общем имуществе супругов, а также раздел возможен в случае смерти одного из супругов, поскольку необходимо определить, какая доля его имущества переходит к наследникам, а какая — является собственностью оставшегося супруга.

Раздел имущества может быть произведен как добровольно, так и принудительно (путем обращения в суд с иском о разделе имущества). Он означает окончание общей совместной собственности супругов, в результате чего каждый из супругов приобретает право собственности на какую-то конкретную часть этого имущества и становится ее единоличным собственником.

2. Добровольный раздел имущества супругов предполагает достижение соответствующего соглашения между супругами. Конкретная форма для такого соглашения законодательством не установлена. При этом по желанию супругов их соглашение о разделе общего имущества может быть совершено в нотариальной форме.

Согласно ст. 74 Основ законодательства о нотариате нотариус по совместному письменному заявлению супругов выдает одному из них или обоим супругам свидетельства о праве собственности на долю об общем имуществе, нажитом за время брака. Свидетельство о праве собственности на жилой дом, квартиру, дачу, садовый дом, гараж, а также на земельный участок выдается нотариусом по месту нахождения этого имущества.

3. В случае недостижения соответствующего соглашения раздел общего имущества осуществляется судом, который сам определяет по требованию супругов, какое имущество подлежит передаче каждому из супругов. В случае, если одному из супругов передается имущество, стоимость которого превышает причитающуюся ему долю, другому супругу может быть присуждена соответствующая денежная или иная компенсация. Определение долей производится в идеальной доле (обычно в арифметических дробях), а затем осуществляется попредметный раздел имущества. При осуществлении раздела имущества суд учитывает пожелания супругов, наличие профессиональных интересов, состояние здоровья и другие факторы.

При разделе так называемых неделимых вещей (т.е. тех, которые невозможно разделить в натуре) производится раздел в идеальных (арифметических) долях и каждый супруг имеет право владеть, пользоваться и распоряжаться этим имуществом в соответствии со своей долей.

В п. 17 Постановления Пленума ВС РФ от 5 ноября 1998 года N 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» было отмечено, что суд при разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, может в отдельных случаях отступить от начала равенства долей супругов, учитывая интересы несовершеннолетних детей и (или) заслуживающие внимания интересы одного из супругов. Под таковыми понимают, в частности, случаи, когда супруг без уважительных причин не получал доходов либо расходовал общее имущество супругов в ущерб интересам семьи (например, проигрывал семейные средства в азартные игры, тратил их на алкоголь, наркотики), а также случаи, когда один из супругов по состоянию здоровья или по иным не зависящим от него обстоятельствам лишен возможности получать доход от трудовой деятельности.

К иным не зависящим от супруга обстоятельствам судебная практика относит невозможность трудоустроиться (в частности, речь идет о женах военнослужащих, проживающих в отдаленных гарнизонах), нахождение на учебе и т.д.

В состав имущества, которое подлежит разделу, также входят права требования и общие долги супругов. Раздел такого имущества осуществляется по общим правилам. Так, согласно п. 3 ст. 39 СК общие долги супругов при разделе общего имущества супругов распределяются между супругами пропорционально присужденным им долям.

Разделу подлежат доли, паи, акции, составляющие складочный и уставный капитал хозяйственных обществ и товариществ. Учредительные документы некоторых из них могут предусматривать обязательное трудовое участие в их деятельности. Представляется, что входящие в состав супружеского имущества акции, облигации, другие ценные бумаги должны быть поделены не по их номинальной стоимости, а по стоимости в соответствии с той биржевой котировкой, которую они имеют на момент рассмотрения спора в суде. Номинальная стоимость может быть положена в основу оценки лишь в случае, если те или иные акции не котируются на фондовой бирже.

На практике при разделе имущества супругов возникают сложности, касающиеся раздела домашних животных. Для многих семей домашнее животное — это не просто одушевленная вещь, а, по сути, член семьи. Судебная практика при решении вопроса о том, у кого из супругов должно остаться то или иное животное, руководствуется следующими критериями:

— наличие факта жестокого обращения с животным одним из супругов;

— наличие условий для его содержания у одного или у второго супруга;

4. Временное раздельное проживание супругов не колеблет принципа общности имущества, если только раздельное проживание не означает фактического прекращения брака без намерения восстановить супружеские отношения. В этом случае суд может признать имущество, нажитое каждым из супругов в период их раздельного проживания при прекращении семейных отношений, собственностью каждого из них.

5. Особый правовой режим установлен для вещей, приобретенных исключительно для удовлетворения потребностей несовершеннолетних детей (одежда, обувь, школьные принадлежности, спортивные принадлежности, музыкальные инструменты, детская библиотека и другие). Такое имущество вообще разделу не подлежит и передается без компенсации тому из супругов, с которым проживают дети.

Отдельно закон в пункте 5 комментируемой статьи говорит о банковских вкладах, внесенных супругами за счет общего имущества на имя их общих несовершеннолетних детей. Такие вклады считаются принадлежащими этим детям и не учитываются при разделе общего имущества супругов.

6. Возможны ситуации, когда супруги производят раздел только части имущества. Соответственно оставшаяся часть имущества будет по-прежнему находиться в совместной собственности, независимо от того, расторгли они брак или нет.

7. В п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 года N 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» указано, что течение трехлетнего срока исковой давности для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут (п. 7 ст. 38 Семейного кодекса РФ), следует исчислять не со времени прекращения брака (дня государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния при расторжении брака в органах записи актов гражданского состояния, а при расторжении брака в суде — дня вступления в законную силу решения), а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Другой комментарий к Ст. 38 Семейного кодекса Российской Федерации

1. Общей совместной собственностью супругов, подлежащей разделу (п.1 и 2 ст.34 СК РФ), является любое нажитое ими в период брака движимое и недвижимое имущество, которое в силу ст.128, 129, п.1 и 2 ст.213 ГК РФ может быть объектом права собственности граждан, независимо от того, на имя кого из супругов оно было приобретено или внесены денежные средства, если брачным договором между ними не установлен иной режим этого имущества. Раздел общего имущества супругов производится по правилам, установленным ст.38, 39 СК РФ и ст.254 ГК РФ. Стоимость имущества, подлежащего разделу, определяется на время рассмотрения дела.

2. Если брачным договором изменен установленный законом режим совместной собственности, то суду при разрешении спора о разделе имущества супругов необходимо руководствоваться условиями такого договора. При этом, в силу п.3 ст.42 СК РФ (см. комментарий к ней), условия брачного договора о режиме совместного имущества, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение (например, один из супругов полностью лишается права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака), могут быть признаны судом недействительными по требованию этого супруга.

В состав имущества, подлежащего разделу, включается общее имущество супругов, имеющееся у них в наличии на время рассмотрения дела либо находящееся у третьих лиц. При разделе имущества учитываются также общие долги супругов (п.3 ст.39 СК РФ) и право требования по обязательствам, возникшим в интересах семьи.

3. Не является общим совместным имущество, приобретенное хотя и во время брака, но на личные средства одного из супругов, принадлежавшие ему до вступления в брак, полученное в дар или в порядке наследования, а также вещи индивидуального пользования, за исключением драгоценностей и других предметов роскоши (ст.36 СК РФ).

Поскольку в соответствии с п.1 ст.35 СК РФ владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов должно осуществляться по их обоюдному согласию, в случае когда при рассмотрении требования о разделе совместной собственности супругов будет установлено, что один из них произвел отчуждение общего имущества или израсходовал его по своему усмотрению вопреки воле другого супруга и не в интересах семьи, либо скрыл имущество, то при разделе учитывается это имущество или его стоимость.

4. Если после фактического прекращения семенных отношении и ведения общего хозяйства супруги совместно имущество не приобретали, суд в соответствии с п.4 ст.38 СК РФ может произвести раздел лишь того имущества, которое являлось их общей совместной собственностью ко времени прекращения ведения общего хозяйства.

Поскольку в соответствии с действовавшим до издания Указа Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г. законодательством незарегистрированный брак имел те же правовые последствия, что и зарегистрированный, на имущество, приобретенное совместно лицами, состоявшими в семейных отношениях без регистрации брака, до вступления в силу Указа распространяется режим общей совместной собственности супругов. Исходя из п.6 ст.169 СК РФ при разрешении спора о разделе такого имущества необходимо руководствоваться правилами, установленными ст. ст.34 — 37 СК РФ.

5. Течение трехлетнего срока исковой давности для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут (п.7 ст.38 СК РФ), следует исчислять не со времени прекращения брака (дня государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния при расторжении брака в органах записи актов гражданского состояния, а при расторжении брака в суде — дня вступления в законную силу решения), а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (п.1 ст.200 ГК РФ).