Швеков гВ первый советский уголовный кодекс 1970

Тема № 14. УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РСФСР 1922 ГОДА

1. Начало кодификации и ее инициаторы:

а) работы 1918 года;

б) «Руководящие начала по уголовному праву РСФСР» 1919 г.;

в) споры при разработке проектов кодекса;

г) принятие кодекса.

2. Общая часть:

а) Общее понятие преступления:

— общественная опасность деяния и лица (ст. 5, 6, 7, 49),

— противоправность с признанием аналогии (ст. 10),

— наказуемость (меры социальной защиты) (ст. 32 и сл.).

б) Состав преступления:

— субъект (вменяемость — ст. 17, равенство перед законом — ст. 7, социальный подход — ст. 49),

— субъективная сторона (ст. 11),

— объективная сторона (ст. 12, 13 и др.),

3. Особенная часть, особенности системы преступлений:

— приоритет общественного начала (гл. 1, 2 и др.);

— отражение особенностей нэпа в уголовном законе (ст. 129, 130, 137 и др.).

Л И Т Е Р А Т У Р А:

Отечественное законодательство XI-XX веков: Пособие для семинаров. Часть II (XX в.) / Под ред. Проф. О. И. Чистякова. – М.: Юристъ, 2000. С. 106-145.

Хрестоматия по отечественной истории государства и права 1917-1991 гг. / Под ред. О. И. Чистякова (любое издание).

Исаев И. А. История государства и права России. (любое издание).

История отечественного государства и права. В 2 т. Под ред. О. И. Чистякова. Т. 2. (любое издание).

История советского государства и права: В 3-х книгах. Кн. 2. / Под ред. А. П. Косицына. М.: Наука, 1968. Гл. ХIII.

Курицын В.М. Переход к НЭПу и революционная законность, М., 1972.

Ленин В.И. О задачах Наркомюста в условиях новой экономической политики. Полн. собр. соч. Т. 44. С. 396-400.

Ленин В.И. Замечания по проекту Уголовного кодекса. Полн. собр. соч. Т. 45. С. 189-191

Мишунин П.Г. Очерки по истории советского уголовного права (1917 — 1918 гг.). — М.: Госюриздат, 1954. — 231 с.

Новицкий И. Б. Развитие кодификации советского законодательства. М.: Юрид. лит., 1968. — 247 c.

Сырых В. М. История государства и права России. Советский и современный периоды. – М.: Юристъ, 1999. С. 162-166.

Швеков Г.В. Первый советский уголовный кодекс. М.: Высшая школа, 1970. — 207 с.

Шишов О.Ф. Проблемы уголовной ответственности в истории советского уголовного права. М., 1982.

Шишов О.Ф. Становление и развитие науки уголовного права в СССР. Проблемы общей части (1917-1936гг.). М., 1987

Тема № 15: ОБРАЗОВАНИЕ СОЮЗА ССР. КОНСТИТУЦИЯ СССР 1924 ГОДА

1. Предпосылки создания Союза ССР:

а) распад Российской империи в 1917-1918 гг. и формирование новых государств и государственных образований на ее территории;

б) причины превращения Советской России в главную объединяющую силу для народов бывшей империи;

в) политико-идеологические и военные факторы, способствовавшие объединению бывших российских территорий;

г) социально-экономические предпосылки объединения независимых советских республик в Союз.

2. Образование Союза ССР и его конституционное оформление:

а) изменения в национальной политике РКП/б/ в 1917-1922 годах;

б) межнациональные отношения и взаимоотношения между независимыми советскими республиками накануне создания СССР;

в) политическая борьба вокруг проектов «автономизации», «конфедерализации» и предложения В.И. Ленина по формам будущего Советского Союза;

г) разработка и принятие Конституции СССР 1924 года на I и II съездах Советов Союза ССР, характеристика основных частей этой Конституции.

3. Проблемы федерализма и укрепления государственного единства республик Союза ССР в Конституции 1924 года:

а) высшие органы власти Союза ССР, их предметы ведения и компетенция; причины сохранения «съездовской» организации в Союзе;

б) проблема государственного суверенитета республик в Конституции, предоставленные ею возможности защиты специфических интересов республик перед общесоюзными властными органами;

в) степень соответствия положений Конституции 1924 года предложениями В.И. Ленина о формах будущего Союза, высказанным ранее.

4. Высшие органы государственного управления Союза ССР в Конституции 1924 года:

а) СНК СССР, структура и компетенция наркоматов;

б) Верховный Суд СССР и его место в тогдашней судебной системе;

в) ОГПУ и его конституционный статус, структура, полномочия.

Л И Т Е Р А Т У Р А:

История Советской Конституции; Сборник документов. М.: Изд-во АН СССР, 1957. С. 189-243.

Отечественное законодательство XI-XX веков: Пособие для семинаров. Часть II (XX в.) / Под ред. Проф. О. И. Чистякова. – М.: Юристъ, 2000. С. 218-233.

Хрестоматия по истории государства и права России / Под ред. Ю. П. Титова (любое издание)

Хрестоматия по отечественной истории государства и права 1917-1991 гг. / Под ред. О. И. Чистякова (любое издание).

Исаев И. А. История государства и права России. (любое издание).

История отечественного государства и права. В 2 т. Под ред. О. И. Чистякова. Т. 2. (любое издание).

История государства и права России. /Под ред. Ю. П. Титова. (любое издание).

Боффа Д. История Советского Союза. В 2 т. Т. 1. М. Международные отношения. 1990. С. 79-81, 101-105, 110-119, 172-188.

Верт Н. История советского государства 1900-1991. М.: Прогресс, 1992. С. 95 -101, 148-156.

Златопольский Д.Л., Чистяков О.И. Образование Союза ССР. М.: М.: Юридлит., 1977. — 295 с.

История национально-государственного строительства в СССР 1917-1978гг.: В 2т. Т. 1. М.: Мысль, 1979. С. 96.

История советского государства и права: В 3 кн. Кн. 2. М.: Наука, 1968. Гл. 3.

Карр Э. История Советской России. Кн. 1. М.: Прогресс, 1990. Часть 3. С. 209-341.

Коржихина Т. П. Советское государство и его учреждения: ноябрь 1917-декабрь 1991. М., 1995.

Кукушкин Ю.С., Чистяков О.И. Очерк истории Советской Конституции. M.: Политиздат, 1987. – 367 с.

Ленин В.И. Рабочий класс и национальный вопрос // Полн. собр.соч. Т. 23. С. 149-150.

Ленин В.И. Критические заметки по национальному вопросу // Полн.собр.соч. Т. 24. С. 142-148.

Ленин В.И. Заключительное слово перед закрытием Третьего Всероссийского съезда Советов // Полн.собр.соч. Т. 35. С. 286-290.

Ленин В.И. Записка Л.Б.Каменеву о борьбе с великодержавным шовинизмом // Полн.собр.соч. Т. 45. С. 214.

Ленин В.И. Об образовании Союза ССР // Полн.собр.соч. Т. 45. С. 211-213.

Ленин В.И. К вопросу о национальностях или об «автономизации» // Полн.собр.соч. Т. 45. С. 356-362.

Рогожкин К.И., Гончаренко В.Д. Экономические связи советских республик до образования СССР // Советское государство и право. 1982. № 8. С. 3-10.

Стешенко Л. А., Шамба Т. М. История государства и права России: Академический курс. В 2 т. – Т. 2. М.: Издательство НОРМА, 2003. С. 159-174.

Чистяков О.И. Взаимоотношения советских республик до образования СССР. М., 1955. С. 10-33.

Чистяков О. И. Конституция СССР 1924 года. Учебное пособие. М.; ИКД «Зерцало-М», 2004. – 224 с.

Якубовская С.И. Строительство союзного советского социалистического государства /1922-1925 гг./ М.: Наука, 1980.Гл.1-2.

Дата добавления: 2015-10-19 ; просмотров: 827 . Нарушение авторских прав

Уголовный кодекс РСФСР 1922 г

Рекомендуемая литература:

Хрестоматия по истории государства и права России : учеб. пособие для студ. вузов / сост. Ю. П. Титов. – 3-е изд., перераб. и доп. – М. : Проспект, 2010.

Государство Российское: власть и общество. С древнейших времен до наших дней. Сборник документов / Под ред. Ю.С. Кукушкина. – М., 1996.

История государства и права России в документах и материалах. С древнейших времен по 1930 г. Авт.-сост. И.Н.Кузнецов. – 2-е изд. – Мн.: Амалфея, 2003.

Исаев, И.А. История государства и права России : учеб. пособие для студ. вузов / И. А. Исаев. – М. : Проспект, 2009.

Становление социалистической законности. – М., 1983.

Гимпельсон Е.Г. Формирование советской политической системы: 1917-1923 гг. – М., 1995.

Коржихина Т.П. Советское государство и его учреждения: ноябрь 1917 г. — декабрь 1991 г. – М., 1994.

Швеков Г.В. Первый советский Уголовный кодекс. – М. 1970.

Кодекс законов о труде РСФСР 1922 г.

Рекомендуемая литература:

Хрестоматия по истории государства и права России : учеб. пособие для студ. вузов / сост. Ю. П. Титов. – 3-е изд., перераб. и доп. – М. : Проспект, 2010.

Государство Российское: власть и общество. С древнейших времен до наших дней. Сборник документов / Под ред. Ю.С. Кукушкина. – М., 1996.

История государства и права России в документах и материалах. С древнейших времен по 1930 г. Авт.-сост. И.Н.Кузнецов. – 2-е изд. – Мн.: Амалфея, 2003.

Исаев, И.А. История государства и права России : учеб. пособие для студ. вузов / И. А. Исаев. – М. : Проспект, 2009.

Становление социалистической законности. – М., 1983.

Гимпельсон Е.Г. Формирование советской политической системы: 1917-1923 гг. – М., 1995.

Коржихина Т.П. Советское государство и его учреждения: ноябрь 1917 г. — декабрь 1991 г. – М., 1994.

Астапович З.А. Первые мероприятия Советской власти в облас­ти труда. – М., 1958.

Государственное устройство СССР по Конституции 1924 г.

Рекомендуемая литература:

Хрестоматия по истории государства и права России : учеб. пособие для студ. вузов / сост. Ю. П. Титов. – 3-е изд., перераб. и доп. – М. : Проспект, 2010.

Государство Российское: власть и общество. С древнейших времен до наших дней. Сборник документов / Под ред. Ю.С. Кукушкина. – М., 1996.

История государства и права России в документах и материалах. С древнейших времен по 1930 г. Авт.-сост. И.Н.Кузнецов. – 2-е изд. – Мн.: Амалфея, 2003.

Исаев, И.А. История государства и права России : учеб. пособие для студ. вузов / И. А. Исаев. – М. : Проспект, 2009.

Становление социалистической законности. – М., 1983.

Гимпельсон Е.Г. Формирование советской политической системы: 1917-1923 гг. – М., 1995.

Коржихина Т.П. Советское государство и его учреждения: ноябрь 1917 г. — декабрь 1991 г. – М., 1994.

Кукушкин Ю.С., Чистяков О.И. Очерк истории Советской Кон­ституции. – М.,1987.

Портам В.П., Славин М.М. Этапы развития Советской Консти­туции. – М., 1982.

185.238.139.36 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

Швеков гВ первый советский уголовный кодекс 1970

  • О нас
    • Об издательстве
    • Ресурсы
    • Реквизиты
    • Документы
    • Политика
    • Этические принципы
    • Проекты
    • Партнеры
    • Вакансии
    • Контактная информация
  • Журналы

      Мкртычян С.А. Система наказаний в УК РСФСР 1922, 1926 и 1960 гг.

      Опубликовано в журнале «Актуальные проблемы российского права» в № 5 за 2014 год в рубрике «Актуальные проблемы уголовного права» на страницах 856-860.

      Аннотация: Статья посвящена проблеме формирования системы наказаний в пер-вых советских уголовных кодексах.
      УК РСФСР 1922 г. предусмотрел, с одной стороны, лестницу наказа-ний, а с другой – перечень мер социальной защиты. Меры социальной защиты применялись не только к лицам, совершившим преступление, но и за связь с преступной средой.
      В УК РСФСР 1926 г. произошел полный отказ от понятия «наказания», которое было заменено «мерами социальной защиты». В рассматриваемом документе не было еще системы наказаний, так как меры социальной защиты, основываясь на теории опасного состояния личности (ст. 6) применялись не только к тем, кто совершил преступление, но и в отношении лиц, представляющих опасность по своей связи с преступной средой или по своей прошлой деятельности.
      УК РСФСР 1960 г.: а) возвратился от мер социальной защиты к понятию наказания; б) не включил ряд политизированных видов наказания; г) более детально урегулировал применения конкретных видов наказаний, сузив пределы судейского усмотрения при назначении наказания; д) использовал иной порядок расположения наказаний – от более строгого к менее строгому.

      Ключевые слова: формирование системы наказаний, Уголовный кодекс РСФСР, признаки системы наказаний, меры социальной защиты, виды наказаний, Система наказаний, проблемы формирования, правовая защита, элементы, Основы уголовного законодательства

      Эта статья может быть бесплатно загружена в формате PDF для чтения. Обращаем ваше внимание на необходимость соблюдения авторских прав, указания библиографической ссылки на статью при цитировании.

      Библиография:
      Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1: Учение о преступлении / под ред. Н.Ф. Кузнецовой и И.М. Тяжковой. М., 2002.
      Курс советского уголовного права. Часть Общая. Т. 2 / отв. ред. Н.А. Беляев, М.Д. Шаргородский. Л., 1970.
      Уголовное право. Общая часть / Науч. ред. В.Д. Меньшагина. Изд. 4. М., 1948.
      Чучаев А.И. Уголовный закон. Ульяновск, 1995.
      Ной И.С. Вопросы теории наказания в советском уголовном праве. Саратов, 1962.
      Винокуров А.Н. О пересмотре Основных начал // Советское строительство. 1930.
      Учение о наказании в уголовном праве России / под ред. А.И. Коробеева. Владивосток, 2011.
      Жижиленко А.А. Очерки по общему учению о наказании. М., 1923.
      Чучаев А.И. Цели наказания в советском уголовном праве. М., 1989.
      Швеков Г.В. Первый советский уголовный кодекс. М., 1970.
      Скрыпник Н. Уголовная политика советской власти. Харьков, 1924.

      Правильная ссылка на статью:
      просто выделите текст ссылки и скопируйте в буфер обмена

      уголовный кодекс 1922

      1. Начало кодификации и ее инициаторы: а) работы 1918 года; б) «Руководящие начала по уголовному праву РСФСР» 1919 г.; в) споры при разработке проектов кодекса; г) принятие кодекса.

      1. Разработка и принятие кодекса, его источники и структура

      В истории советского уголовного права уголовные кодексы советских республик 1922 — 1923 гг., в особенности первый из них — Уголовный кодекс РСФСР 1922 г., играют выдающуюся роль.

      Советское уголовное законодательство первоначально формировалось в условиях борьбы за власть, оно прямо или косвенно решало общегосударственные задачи. Экономический кризис, голод большинства населения, гражданская война и интервенция представляли прямую угрозу национальной безопасности и целостности советского государства. В этой обстановке жесткая репрессивная политика была призвана стать эффективным и мощным стабилизирующим фактором.

      Необходимость систематизации и кодификации уголовного законодательства в 1917-1922 гг. была объективно обусловлена, во-первых, сменой экономических и политических условий развития страны и произошедшей вслед за ней изменением уголовной политики, заменившей собой характерные ей ранее революционную аффектированность и гипертрофированную классовую нетерпимость, актуализированные борьбой за власть и ее удержание в экстремальных условиях; во-вторых, усилением централизации государства, требующим концентрации правотворческих функций в руках верховной власти, установлением единства карательной политики и уголовного законодательства в качестве ее инструмента; в-третьих, потребностью в единообразии судебной практики, что в свою очередь диктовало необходимость установления четких оснований и конкретизации мер уголовной ответственности; в-четвертых, концептуальным развитием социалистического уголовного права.

      Попытка создать новую науку уголовного права на первоначальном этапе не увенчалась успехом. Криминалисты того периода не смогли сформулировать принципиально новую социалистическую уголовно-правовую доктрину; были эклектично соединены идеи марксизма с некоторыми положениями основных предшествующих ему теорий. При этом «новизна» сводилась в основном к классовому отличию советского уголовного права от буржуазного. Советское уголовное право не создавалось на пустом месте, не было чем-то принципиально иным, но восприняло «в снятом виде» ранее существовавшие положения. Немаловажным фактором являлась идеологическая борьба среди специалистов в области уголовного права. Результатами предпринятой попытки создать принципиально новую уголовно-правовую концепцию 1917-1922 гг. стали идеологизированность, политизированность и эклектичность уголовного законодательства.

      С изданием УК РСФСР 1922 г. было в основном завершено построение советского социалистического уголовного права, начатое с первых же дней Великой Октябрьской социалистической революции.

      Основными источниками Уголовного кодекса РСФСР 1922 г. являлись советское уголовной законодательство и судебная практика революционных трибуналов и народных судов 1917 — 1921 гг. Однако Уголовный кодекс 1922 г. не был ни воспроизведением норм декретов или выводов судебной практики, ни даже простой их переработкой. Создание Уголовного кодекса было творческим процессом, в котором все предшествующее уголовное законодательство явилось только материалом. В процессе подготовки и издания Уголовного кодекса весь этот материал пересматривался и по существу и с точки зрения юридической его конструкции, причем многое отбрасывалось или вследствие непригодности, или же вследствие того, что норма была связана только с временными обстоятельствами. Герцензон А. А., Грингауз Ш.С., Дурманов Н.Д., Исаев М.М., Утевский Б.С. История советского уголовного права. По изданию 1947 г. М., 2003. С. 246

      Издание Уголовного кодекса, предназначенного к тому, чтобы охватить весь круг общественно-опасных деяний, караемых по закону, если не считать применения УК в виде исключения по аналогии, предполагало и создание значительного числа новых норм, отсутствовавших ранее в законодательстве и судебной практике.

      Идея создания советского уголовного кодекса, предусматривающего преступные и наказуемые деяния, возникла в первые же дни Великой Октябрьской социалистической революции. В первые месяцы советской власти в Народном комиссариате юстиции РСФСР велись подготовительные работы по созданию Уголовного кодекса. При этом в тот недолгий период, когда руководство Народного комиссариата юстиции РСФСР принадлежало левым эсерам, последние попытались контрабандой протащить дореволюционное Уголовное уложение 1903 г. с незначительными модификациями. Эта попытка не удалась; несколько экземпляров «нового» Уложения осталось как доказательство совершенной невозможности рецепции дореволюционных уголовных законов — для строящегося социалистического общества.

      После изгнания левых эсеров из Народного комиссариата юстиции в первой половине 1918 г. велись значительные работы по подготовке к изданию Уголовного кодекса или свода советских уголовных законов.

      Новое социалистическое уголовное законодательство, приведенное в систему, могло быть создано только на базе грандиозных изменений общественного строя, осуществление которых началось со дня Октябрьской революции. Новый Уголовный кодекс, изданный в начале перестройки, не был бы жизненным.

      Таким образом, наметился несомненно правильный путь создания советских уголовных кодексов — на базе множества отдельных законодательных актов, запрещавших и каравших различные деяния, преимущественно такие, которые стали общественно-опасными, а в силу этого преступными и наказуемыми уже при советской власти.

      На III Всероссийском съезде деятелей советской юстиции в июне 1920 г. М. Ю. Козловский в качестве докладчика от Народного комиссариата юстиции выдвинул конкретные предложения о создании уголовного кодекса, который установил бы единообразие в определении наказуемости отдельных деяний, устранив пестроту в мерах наказаний, применяемых судами, как «например, за спекуляцию, которая считается преступлением важным, налагается в одном месте маленький штраф, который немыслим в другом месте, где применяется исключительно лишение свободы и т, д. По целому ряду дел получается невероятное разнообразие и путаница».

      III Всероссийский съезд деятелей юстиции по докладу М. Ю. Козловского принял принципиальное решение о необходимости издания уголовного кодекса. Сулейманов А.А. Основные этапы подготовки первого советского Уголовного кодекса / А.А. Сулейманов // Право: теория и практика. 2006. №12. с. 19

      На этом же съезде началась подготовка кодекса, была предложена его система. В резолюции съезда было записано: «Съезд признает необходимость классификации уголовных норм, приветствует работу в этом направлении НКЮ и принимает за основу предложенную схему классификации деяний по проекту нового Уголовного кодекса, не предрешая вопроса об установлении кодексом карательных санкций. Съезд признает необходимым, чтобы проект кодекса был разослан на заключение губотделов юстиции». Герцензон А. А., Грингауз Ш.С., Дурманов Н.Д., Исаев М.М., Утевский Б.С. История советского уголовного права. По изданию 1947 г. М., 2003. С. 247

      Помимо основной задачи — дать правовую основу для борьбы с преступностью в РСФСР, перед разработчиками кодекса стояла и дополнительная: подготовка модельного акта в области уголовного права, который мог бы взят за основу при подготовке уголовных кодексов других союзных республик, а также стал бы первым шагом на пути к общему для всех республик кодифицированному уголовному закону.

      Вся работа сосредоточивается вокруг подготовки Уголовного кодекса РСФСР. Это вполне понятно. Речь шла о выработке совершенно нового, не имевшего прецедента в истории, Уголовного кодекса социалистического государства. Поэтому было необходимо все силы сосредоточить на разработке норм советского кодекса одной республики, РСФСР, и этот Уголовный кодекс должен был бы стать образцом для других независимых советских республик. В подготовке проекта, в обсуждении его на IV Всероссийском съезде деятелей советской юстиции активное участие приняли представители других советских республик, в особенности УССР. В проект Уголовного кодекса РСФСР были включены и некоторые имеющие общее принципиальное значение нормы уголовного законодательства других, кроме РСФСР, независимых советских республик.

      Всего было разработано три проекта уголовного кодекса. Разработчиком первого из них стал общеконсультационный отдел наркомата юстиции (Общая часть — 1920 год, Особенная — 1921 год), второго — секция судебного права и криминалистики Института советского права (конец 1921 года) и, наконец, третьего — коллегия наркомата юстиции (1921 год, опубликован в 1922 году). Именно последний проект и лёг в основу уголовного кодекса.

      Особенностью проектов, разработанных наркомюстом в 1920 и 1921 году, являлось восприятие ими разработанной в рамках социологической школы уголовного права теории «опасного состояния» личности.

      Проект 1920 года устанавливал следующую норму о преступности и наказуемости деяний: «Лицо, опасное для существующего порядка общественных отношений, подлежит наказанию по настоящему Кодексу. Наказуемыми являются как действие, так и бездействие. Опасность лица обнаруживается наступлением последствий, вредных для общества, или деятельностью, хотя и не приводящей к результату, но свидетельствующей о возможности причинения вреда». В окончательной редакции кодекса разработчики частично отказались от этих положений, связав наказуемость деяния прежде всего с совершением преступления, однако отдельные элементы теории «опасного состояния» в кодексе всё же сохранились; так, содержание задач уголовного закона в УК РСФСР 1922 года определялось следующим образом: «Уголовный Кодекс Р. С. Ф. С. Р. имеет своей задачей правовую защиту государства трудящихся от преступлений и от общественно-опасных элементов и осуществляет эту защиту путем применения к нарушителям революционного правопорядка наказания или других мер социальный защиты» (ст. 5).

      Другой особенностью проекта, ставшего основой для будущего кодекса, стала крайняя размытость границ между преступлением и правонарушением (административным или гражданским): проект криминализовал такие деяния, как курение табака в неразрешенных для того местах, превышение предельных норм скорости езды, появление в публичном месте в состоянии опьянения, самовольное пользование чужим имуществом без намерения присвоить его, и т. д. Эти составы были позже исключены при рассмотрении кодекса ВЦИК.

      Проектами предлагались и другие новшества, отвергнутые в ходе дальнейшей работы над кодексом: например, предлагалось ввести систему «родовых» (приблизительных, ориентировочных) составов преступлений (позже эта идея частично воплотилась в норме об аналогии), отказаться от закреплённых в законе санкций за совершение преступлений и перейти к неопределённым приговорам (в которых суд определял минимальную и максимальную меру наказания); даже в поздних вариантах проекта допускалось варьирование санкций с увеличением их выше высшего предела наказания, предусмотренного кодексом.

      В целом к началу 1922 года проект кодекса ещё был далёк от совершенства, содержал множество пробелов, материал декретов не был в достаточной степени переработан. Тем не менее, в январе 1922 года состоялось его обсуждение на IV Всероссийском съезде деятелей юстиции, в котором приняло участие 5500 делегатов.

      В марте 1922 года проект УК был рассмотрен специальной комиссией при Малом Совнаркоме. Работа велась крайне интенсивно, было принято более 100 поправок. Нарком Наркомюста Д. И. Курский так охарактеризовал проект кодекса в том виде, в котором он был внесён на рассмотрение ВЦИК: проект представлял собой «как бы кристаллизованное правосознание работников, которые сейчас ведут дело правосудия у нас в Советской республике». Герцензон А. А., Грингауз Ш.С., Дурманов Н.Д., Исаев М.М., Утевский Б.С. История советского уголовного права. По изданию 1947 г. М., 2003. С. 248

      На сессии Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета проект подвергся ряду изменений, по внесении которых был утвержден 24 мая 1922 г. и в качестве Уголовного кодекса РСФСР введен в действие с июня 1922 г. «в целях ограждения рабоче-крестьянского государства и революционного правопорядка от его нарушителей и общественно-опасных элементов и установления твердых основ революционного правосознания» (Введение закона).

      Таким образом, важнейшими источниками Уголовного кодекса 1922 г. являлись декреты рабоче-крестьянского правительства 1917-1922 гг., «Руководящие начала по уголовному праву РСФСР» 1919 г. и свыше чем четырехлетний огромный опыт работы революционных трибуналов и народных судов. Швеков Г.В. Первый советский уголовный кодекс. М., 1970. С. 11

      УК РСФСР 1922 г. явился итогом не только сложнейших работ по кодификации уголовного законодательства и обобщения судебной и следственной практики первых лет советской власти, но и научного осмысления специфики уголовной политики, ее задач, методов и средств осуществления, обусловленных сменой политического строя, системы ценностей, в охране которых было заинтересовано государство. Общая часть Кодекса в концентрированном виде отражала политику советской власти после пяти лет ее существования.

      УК РСФСР 1922 года состоял всего лишь из 227 статей, четверть из которых относились к общей части. Это был один из самых коротких уголовных кодексов во всей мировой истории. Кодекс состоял из Введения, Общей и Особенной частей.

      2. Общая часть: а) Общее понятие преступления: — общественная опасность деяния и лица (ст. 5, 6, 7, 49), — противоправность с признанием аналогии (ст. 10), — вина (ст. 11), — наказуемость (меры социальной защиты) (ст. 32 и сл.).

      б) Состав преступления: — субъект (вменяемость — ст. 17, равенство перед законом — ст. 7, социальный подход — ст. 49), — субъективная сторона (ст. 11), — объективная сторона (ст. 12, 13 и др.), — объект.

      2. Основные положения Общей части УК (понятие преступления, состав преступления, аналогия, обстоятельства, устраняющие или смягчающие уголовную ответственность, цели и виды наказаний)

      Некоторые принципиальные вопросы, как и нормы, определяющие наиболее важные институты Общей части уголовного права, получили неодинаковое решение в различных проектах Уголовного кодекса и в самом Уголовном кодексе 1922 г., при этом в процессе разработки отдельных вопросов отмечались чуждые советскому праву построения.

      В переработанном проекте 1922 г. центральное место занимает определение преступления (ст. 6), включенное затем в Уголовный кодекс РСФСР 1922 г.

      Докладчик на 3-й сессии ВЦИК IX созыва Д. И. Курский при обсуждении Уголовного кодекса отметил, что ведущим понятием кодекса является понятие преступления. В соответствии с этим из проекта 1922 г. исчезают нормы, определявшие в качестве главного основания уголовной ответственности не совершение деяния, а опасность лица. Кодекс определил, что советское уголовное право учитывает опасность деяния и лица в их неразрывном единстве, не противопоставляя одно другому. Вместе с тем была изменена и формулировка основных задач Уголовного кодекса.

      Таким образом, УК формулирует два центральных понятия уголовного права — преступление и наказание. Герцензон А. А., Грингауз Ш.С., Дурманов Н.Д., Исаев М.М., Утевский Б.С. История советского уголовного права. По изданию 1947 г. М., 2003. С. 250

      Под преступлением Кодекс понимал «всякое общественно опасное действие или бездействие, угрожающее основам советского строя и правопорядку, установленному рабоче-крестьянской властью на переходный к коммунистическому строю период времени». Исаев И.А История государства и права России. М., 2010. С. 510.

      Уголовный кодекс 1922 г. принял двучленное деление преступлений на а) преступления, направленные против установленных рабоче-крестьянской властью основ нового правопорядка или признаваемые наиболее опасными, по которым определен кодексом низший предел наказания, не подлежащий понижению судом, и б) все остальные преступления (ст. 27 УК РСФСР 1922 г.).

      Таким образом, первая группа преступлений определялась положительными признаками, вторая же определялась по методу исключения: Это деление не отражалось в структуре Особенной части, но, поскольку оно было связано с характером строения санкции, деление Особенной части на две указанные группы преступлений подразумевалось.

      В этом делении обращает на себя внимание соединение в общей группе двух видов преступлений: одни включаются по признаку направленности на важнейший объект — основы нового правопорядка, другие по признаку, относящемуся к любому элементу состава — «наиболее опасные». Определение в законе лишь минимального предела санкции за эти преступлений означало отнесение их по признаку опасности к первой группе. Здесь в основу деления была положена степень опасности деяния, а не тяжесть наказания, характер санкции был производным от опасности преступления.

      Судебная практика пошла по пути сужения круга преступлений, включаемых в первую группу, относя к ней преимущественно преступления, направленные против основ советского строя. В директивном письме №1 Уголовно-кассационной коллегии Верховного суда РСФСР за 1925 г. говорилось, что в общем все преступления можно разбить на две основные группы. Первая группа — это те преступления, которые угрожают самым основам советского строя. Сюда следует отнести преступления контрреволюционные, шпионаж, бандитизм и корыстные хозяйственные и должностные преступления с тяжелыми для государства последствиями. Вторая группа — это все остальные виды преступлений.

      Таким образом, Верховный суд РСФСР, во-первых, говорил о посягательствах не на основы нового правопорядка, а на основы советского строя, чем существенно уточнял понятие первой группы преступлений, а во-вторых, исключал из этой группы преступления, относимые к ней ст. 27 УК РСФСР 1922 г. по признаку особой опасности, выраженному в строении санкции по принципу указания минимального ее предела: «не ниже такого-то размера».

      Следует признать эту классификацию в основном правильной. УК РСФСР 1922 г. устанавливал по очень многим статьям санкцию с указанием лишь низшего предела наказания, вследствие чего нарушался принцип выделения преступлений, направленных против основ советского строя: они как бы растворялись во множестве других преступлений, за которые назначалась названная санкция.

      Проблема определения круга преступных деяний среди других важнейших принципиальных вопросов встала перед советскими законодательными органами при издании Уголовного кодекса РСФСР 1922 г.

      Законодательство 1917-1921 гг. ограничивало круг преступного только общественно опасными деяниями. Отдельные деяния, признававшиеся преступными по декретам 1917-1921 гг., например, нарушения правил учета специалистов, впоследствии, с переходом на мирную работу по восстановлению народного хозяйства, стали считаться проступками, влекущими административное или дисциплинарное взыскание. Но это произошло не потому, что до издания УК 1922 г. смешивались понятия уголовного преступления и проступка, а потому, что в условиях военного коммунизма эти деяния являлись общественно опасными и, следовательно, карались как преступления. При издании Уголовного кодекса необходимо было дать точный, в основном исчерпывающий; если не считать применения в виде исключения аналогии, перечень преступных деяний. В связи с этим встал общий вопрос — следует ли считать уголовным преступлением всякое нарушение советского правопорядка и соответственно надо ли включать в уголовные кодексы нормы, определяющие ответственность за те нарушения правопорядка, которые не имеют общественно опасного характера.

      Народный комиссариат юстиции сначала разрешил этот вопрос в утвердительном смысле.

      При рассмотрении проекта Уголовного кодекса 3-й сессией ВЦИК IX созыва статья 113 проекта была исключена, а из 43 статей главы IX сохранено только 13 статей. Вместе с тем сессия исключила предусматривавшие мелкие упущения по службе и самовольное пользование чужим имуществом.

      Решение сессии имело огромное принципиальное значение. Оно вытекало из принятого сессией материального определения преступления как общественно опасного действия или бездействия. Это определение, данное в статье 6, являлось краеугольным камнем кодекса.

      В дальнейшем некоторые из деяний, которые были исключены сессией из перечня преступлений, были признаны преступными, но не потому, что изменился принципиальный взгляд советского законодательства на понятие преступлений, а потому, что эти деяния стали в других условиях общественно опасными и, следовательно, приобрели тот материальный признак, который характеризует преступление в советском социалистическом уголовном праве.

      После издания Уголовного кодекса 1922 г. круг уголовно наказуемых деяний неоднократно изменялся как в ту, так и в другую сторону, что вызывалось изменениями общественной опасности тех или иных деяний в данной конкретной обстановке. Неизменным оставалось, однако, что каждое деяние, которое советский уголовный закон считает преступлением, объективно относится к числу общественно опасных.

      Вопрос о вине проект 1921 г. разрешал так же, как и «Руководящие начала» 1919 г., т. е. умысел или неосторожность не определялись в качестве обязательных условий преступности и наказуемости деяния.

      Проект 1922 г. включил принципиальное положение огромной важности, установив, что наказанию подлежат лишь те, которые действовали умышленно или неосторожно. Вместе с тем проект дал определения умысла и неосторожности, которые без изменения вошли в Уголовный кодекс 1922 г. и с незначительными изменениями в «Основные начала» 1924 г. и действующие УК союзных республик.

      УК 1922 г. дал прекрасную формулу умысла, значительно превосходящую формулу ст. 48 Уголовного уложения. Согласно смыслу ст. 11 УК РСФСР 1922г., субъект действовал неосторожно, когда он мог предвидеть последствия и к тому же должен был их предвидеть.

      «Наказанию подлежат лишь те, которые: а) действовали умышленно, т. е. предвидели последствия своего деяния и их желали или же сознательно допускали их наступление, или б) действовали неосторожно, т. е. легкомысленно надеялись предотвратить последствия своих действий или же не предвидели их, хотя и должны были их предвидеть». Хрестоматия по истории отечественного государства и права 1917- 1991 гг. / Под ред. О.И.Чистякова. М., 2005. С. 97

      Проект 1921 г. включил норму об аналогии, которую не знало уголовное законодательство 1917-1921 гг. Поскольку уголовное и уголовно-процессуальное законодательство 1917-1921 гг., помимо случаев, регламентированных законом, допускало определение преступности и наказуемости деяний судом, руководившимся революционным правосознанием, не мог даже ставиться вопрос об аналогии.

      Уголовный кодекс 1922 г. знал точные санкции, построенные по принципу или «не ниже» или «до» такого-то срока и отбрасывал систему неопределенных приговоров. Ст. 28 определяла, что в приговоре суда должно быть указано, на какой срок осужденный приговаривается к лишению свободы и требуется ли строгая изоляция.

      «Наказания, налагаемые по Уголовному кодексу, суть:

      а) изгнание из пределов РСФСР на срок или бессрочно;

      б) лишение свободы со строгой изоляцией или без таковой;

      в) принудительные работы без содержания под стражей;

      г) условное осуждение;

      д) конфискация имущества — полная или частичная;

      ж) поражение прав;

      з) увольнение от должности;

      и) общественное порицание;

      к) возложение обязанности загладить вред». Хрестоматия по истории отечественного государства и права 1917- 1991 гг. / Под ред. О.И.Чистякова. М., 2005. С. 99

      Лишение свободы по УК 1922 г. являлось наиболее распространенным наказанием. Минимальный шестимесячный срок лишения свободы удержался лишь около года. Законом 10 июля 1923 г. было введено краткосрочное лишение свободы.

      Срок принудительных работ проектами УК был определен от 7 дней до 2 лет. В этом отношении проекты отступили от декрета 21 марта 1921 г., установившего одинаковый пятилетний предельный срок и для лишения свободы и для принудительных работ.

      При дальнейшем обсуждении проекта предельный максимальный срок принудительных работ был установлен в один год.

      В Уголовном кодексе 1922 г. ответственность иностранцев, совершивших преступления за пределами РСФСР, ограничивается случаями совершения преступлений против основ государственного строя и военной мощи РСФСР (ст. 3). Специально указано, что УК не распространяется на иностранцев, пользующихся правом экстерриториальности.

      Уголовный кодекс (ст. 21) редакции 1 июня 1922 г. распространил давность только на преступления, караемые в качестве наиболее сурового наказания лишением свободы, и установил удвоенные сроки давности, если виновный уклонился от следствия или суда.

      УК включил норму о крайней необходимости, отсутствовавшую в проекте 1921 г.

      Ст. 13 УК РСФСР 1922 г. дала четкое определение как оконченного, так и неоконченного покушения.

      «Покушением на преступление считается действие, направленное на совершение преступления, когда совершающий таковое не выполнил всего того, что было необходимо для приведения его намерения в исполнение, или когда, несмотря на выполнение им всего, что он считал необходимым, преступный результат не наступил по причинам, от него не зависящим». Хрестоматия по истории отечественного государства и права 1917- 1991 гг. / Под ред. О.И.Чистякова. М., 2005. С. 99

      Вместе с тем в Кодексе содержались нормы, применение которых обернулось существенными нарушениями прав граждан. Речь идет о придании закону обратной силы (ст. 23), введении института аналогии (ст. 10 гласила: «В случае отсутствия в УК прямых указаний на отдельные виды преступлений наказания или меры социальной защиты применяются согласно статьям УК, предусматривающим наиболее сходные по важности и роду преступления с соблюдением правил общей части сего Кодекса»), применении наряду с наказанием понятия других мер социальной защиты (ст. 32 и 461), допущении применения к уголовной ответственности без наличия в деяниях субъекта состава преступления, а по признакам его социальной опасности (ст. 49: «Лица, признанные судом по своей преступной деятельности или по связи с преступной средой данной местности социально опасными, могут быть лишены права пребывания в определенных местностях на срок не свыше трех лет»). История отечественного государства и права: Учебник / Под ред. доктора юрид. наук, профессора Р. С. Мулукаева. — М.: ЦОКР МВД России, 2006. С. 371

      Таким образом, Общая часть предусматривала пределы действия Уголовного кодекса, общие начала применения наказания, определение меры наказания, роды и виды наказаний и других мер социальной защиты, порядок отбывания наказания.

      Особенности кодекса[править | править вики-текст]

      Преступление[править | править вики-текст]