Раздел vi международное частное право гк рф

Оглавление:

Раздел VI. МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО

  1. Термин “международное частное право” редко встречается в отечественном законодательстве и лишь в 2001 г. впервые был использован в качестве названия одной из основных структурных единиц ГК РФ – раздела VI. Термин этот многозначен, и поэтому важно представлять себе, в каком значении он употребляется в данном случае.

В юридической литературе, особенно в учебной, под названием “международное частное право” нередко объединяют изложение всего, что имеет отношение к особенностям регулирования частноправовых отношений (гражданских, семейных, трудовых), так или иначе осложненных иностранным элементом, – отношений с участием иностранцев, использованием находящегося за границей имущества и т.п. Международное частное право в таком его понимании включает и коллизионное право, и вопросы международной унификации частного права, и специальные положения процессуального права о разрешении споров с участием иностранцев, и правила о статусе и процедуре международных коммерческих арбитражей.

В доктрине, прежде всего западной, понятие международного частного права чаще всего означает коллизионное право вместе с тесно примыкающим к нему так называемым правом иностранцев, определяющим частноправовой статус иностранцев, иностранных юридических лиц и лиц без гражданства (апатридов). Значительную часть “права иностранцев” составляют не коллизионные, а материальные нормы национального частного права (о предоставлении национального режима, его ограничениях и др.).

В самом узком значении, равнозначном понятию коллизионного права, термин “международное частное право” используется в некоторых современных международных договорах об унификации гражданского права, в том числе и тех, участницей которых является Российская Федерация. В этих случаях на основании “права, применимого в силу норм международного частного права”, участникам соответствующей конвенции предлагается разрешать “вопросы, относящиеся к предмету регулирования” конвенции, но прямо в ней не разрешенные .

Такие положения есть, например, в Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров, принятой в Вене 11 апреля 1980 г. (далее – Венская конвенция) (п. 2 ст. 7), и в подписанной Россией, но не ратифицированной Конвенции ООН об использовании электронных сообщений в международных договорах, принятой в Нью-Йорке 23 ноября 2005 г. (п. 2 ст. 5). В Венской конвенции, кроме того, установлено, что сфера ее действия может зависеть от применения “согласно международному частному праву” права Договаривающегося государства (подп. “в” п. 1 ст. 1).

В отечественной науке с 40-х гг. прошлого столетия господствует представление о международном частном праве как области (отрасли) частного права (или подотрасли одной из отраслей частного права – гражданского, семейного), объединяющей и материальные, и коллизионные нормы права (но не процессуальные и не нормы об арбитраже), специально предназначенные для регулирования частноправовых отношений, осложненных иностранным элементом.

При таком понимании международного частного права, основанном на представлении о единстве его предмета регулирования (“частноправовые отношения, осложненные иностранным элементом”), состав международного частного права образуют нормы права, в которых используются разные методы (способы) регулирования названных отношений: прямое регулирование национальным правом, международная унификация права, коллизионный метод, автономия воли и др.

Название разд. VI ГК РФ отражает последнюю из изложенных концепций понятия международного частного права. Несмотря на то что основное содержание этого раздела составляют коллизионные нормы российского права, в нем впервые определенно сформулировано подчиненное значение коллизионного метода регулирования по отношению к юридически превалирующему методу унификации материальных норм гражданского права в международных договорах Российской Федерации (п. 3 ст. 1186 ГК). Допуская в п. 1 ст. 1186 определение применимого права “на основании международных договоров Российской Федерации”, ГК РФ тем самым включает в состав российского международного частного права унифицированные коллизионные нормы. В комментируемом разделе имеются так называемые нормы прямого действия (см. вторую фразу ст. 1196 и – в сочетании с п. 3 ст. 162 – п. 2 ст. 1209 ГК). Целый ряд норм разд. VI регламентирует действие принципа автономии воли (см. ст. ст. 1210, 1211, п. 3 ст. 1219, п. 2 ст. 1221, п. 1 ст. 1223 ГК).

  1. Своим названием комментируемый раздел обязан не только отражению в его содержании господствующего в отечественной доктрине представления о международном частном праве, но и тому, что в ГК РФ впервые выделены и структурно обособлены общие положения международного частного права (гл. 66, ст. ст. 1186 – 1194). Большинство их являются общими по отношению к коллизионным нормам российского права, но некоторые, как уже отмечалось, выходят за эти рамки.
  2. Наряду с ГК РФ нормы международного частного права содержит ряд других российских законов. В нашем законодательстве с 20-х гг. прошлого столетия традиционно существует свод норм международного частного морского права. В настоящее время они установлены в ст. ст. 414 – 427 гл. XXVI “Применимое право” Кодекса торгового мореплавания 1999 г. (далее – КТМ). Есть отдельные нормы международного частного права и в других законах. В Концепции развития гражданского законодательства РФ, одобренной Советом при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства 7 октября 2009 г., обращается внимание на ряд таких “отдельных, установленных в разное время, разнородных по существу” норм . В связи с этим в Концепции отмечается, что “при необходимости сохранения в указанных и других законах правил международного частного права как норм специальных по отношению к нормамГК, в этих законах целесообразно прямо указать на применение к соответствующим отношениям, осложненным иностранным элементом, также общих правилраздела VIГК (выделено нами. – Л.М.)” .

В Законах РФ от 29 мая 1992 г. N 2872-1 “О залоге” (ст. 10) и от 20 августа 1993 г. N 5663-1 “О космической деятельности” (ст. 28), в Федеральных законах от 3 августа 1995 г. N 123-ФЗ “О племенном животноводстве” (ст. ст. 43, 46) и от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ “О рынке ценных бумаг” (ст. 27.2) и др. (Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации / Исслед. центр частного права при Президенте Российской Федерации. М.: Статут; КонсультантПлюс, 2009. С. 155).

Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации. С. 155.

В данном случае под “общими правилами раздела VI ГК” в Концепции имеются в виду не только “общие положения” гл. 66 Кодекса, но и все нормы этого раздела как общие по отношению к другим нормам отечественного международного частного права, находящимся вне ГК РФ. Это общее значение норм комментируемого раздела выражается в разных связях и отношениях, которые обнаруживаются при взаимодействии норм разд. VI ГК с нормами других законов, например коллизионными нормами гл. XXVI КТМ:

1) общие положения гл. 66 ГК РФ являются в равной мере общими как для специальных правил, помещенных в гл. 67 и 68 этого Кодекса, так и для всех коллизионных норм КТМ. И в отношении последних правила о квалификации (ст. 1187), взаимности (ст. 1183), об обратной отсылке (ст. 1190), о публичном порядке (ст. 1193) и другие действуют так же, как в отношении коллизионных норм самого ГК РФ;

2) регулируемые КТМ “имущественные отношения, возникающие из торгового мореплавания” (п. 2 ст. 1 КТМ), для которых в этом Кодексе специальные коллизионные нормы не предусмотрены (например, отношения по договору о ледокольной проводке судна – см. ст. 418 КТМ), подпадают под действие коллизионных норм ГК РФ (в данном примере – о праве, применимом к отношениям сторон по договору, установленным в ст. ст. 1210, 1211 ГК и др.);

3) неполнота имеющегося в КТМ коллизионного регулирования может быть восполнена субсидиарным применением более детальных коллизионных правил ГК РФ. Так, в КТМ имеются свои правила о праве, применимом к отношениям, возникающим из столкновения судов (ст. 420), во многом отличающиеся от коллизионных норм ГК РФ о праве, подлежащем применению к деликтным обязательствам (ст. 1219). Но при этом к отношениям, возникшим из столкновения судов, могут быть дополнительно применены правила ГК РФ о выборе права сторонами такого обязательства (п. 3 ст. 1219) и о содержании деликтного статута (ст. 1220).

Выводы в приведенных примерах могут быть обоснованы еще и имеющимися в КТМ (п. 2 ст. 1) двумя важными нормами о том, что гражданско-правовые отношения, возникающие из торгового мореплавания, регулируются КТМ “в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации”, и о субсидиарном применении гражданского законодательства Российской Федерации к таким отношениям, когда они “не регулируются или не полностью регулируются” КТМ. Однако нет оснований не исходить из тех же принципов при определении соотношения норм разд. VI ГК РФ с нормами международного частного права других российских законов.

4. Семейное законодательство обособлено от Гражданского, и Семейный кодекс РФ имеет свою систему коллизионных норм в разд. VII “Применение семейного законодательства к семейным отношениям с участием иностранных граждан и лиц без гражданства” (ст. ст. 156 – 167). Благодаря тому что в ст. 4 СК РФ предусмотрено субсидиарное применение гражданского законодательства к имущественным и личным неимущественным отношениям между членами семьи, подпадающим под действие СК РФ, но семейным законодательством не урегулированным, нормы разд. VII СК РФ находятся с нормами разд. VI ГК РФ в таком же соотношении, как и нормы международного частного права других гражданских законов (см. п. 3 настоящего комментария).

Раздел VI. Международное частное право

Международное частное право

Определение права, подлежащего применению к гражданско-правовым отношениям с участием иностранных лиц или гражданско-правовым отношениям, осложненным иным иностранным элементом

1. Право, подлежащее применению к гражданско-правовым отношениям с участием иностранных граждан или иностранных юридических лиц либо гражданско-правовым отношениям, осложненным иным иностранным элементом, в том числе в случаях, когда объект гражданских прав находится за границей, определяется на основании международных договоров Российской Федерации, настоящего Кодекса, других законов (пункт 2 статьи 3) и обычаев, признаваемых в Российской Федерации.

Особенности определения права, подлежащего применению международным коммерческим арбитражем, устанавливаются законом о международном коммерческом арбитраже.

2. Если в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи невозможно определить право, подлежащее применению, применяется право страны, с которой гражданско-правовое отношение, осложненное иностранным элементом, наиболее тесно связано.

3. Если международный договор Российской Федерации содержит материально-правовые нормы, подлежащие применению к соответствующему отношению, определение на основе коллизионных норм права, применимого к вопросам, полностью урегулированным такими материально-правовыми нормами, исключается.

Похожие главы из других книг

Раздел VI. Международное частное право

Раздел VI. Международное частное право Глава 66. Общие положения Статья 1186. Определение права, подлежащего применению к гражданско-правовым отношениям с участием иностранных лиц или гражданско-правовым отношениям, осложненным иным иностранным элементом 1. Право,

Раздел VI. МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО

Раздел VI. МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО Глава 66. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ СТАТЬЯ 1186. Определение права, подлежащего применению к гражданско-правовым отношениям с участием иностранных лиц или гражданско-правовым отношениям, осложненным иным иностранным элементом 1. Право,

Раздел VI. МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО

Раздел VI. МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО Глава 66. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ Статья 1186. Определение права, подлежащего применению к гражданско-правовым отношениям с участием иностранных лиц или гражданско-правовым отношениям, осложненным иным иностранным элементом 1. Право,

Раздел VI. МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО

Раздел VI. МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО Глава 66. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ СТАТЬЯ 1186. Определение права, подлежащего применению к гражданско-правовым отношениям с участием иностранных лиц или гражданско-правовым отношениям, осложненным иным иностранным элементом 1. Право,

5. МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В РОССИИ, СОВЕТСКАЯ ДОКТРИНА МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА

5. МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В РОССИИ, СОВЕТСКАЯ ДОКТРИНА МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА Развитие научных изысканий в области МЧП в дореволюционной России можно отнести ко второй половине XIX в. В широкий научный оборот термин «МЧП» ввел Н. П. Иванов, употребив его в

Международное частное право

Частное право

49. Публичное и частное право классического периода

49. Публичное и частное право классического периода В судебной практике и юриспруденции Рима в классический период было выработано деление права на публичное и частное, что отразило противоречие между частным и общественным интересом, оставило глубокий след в

4. Публичное и частное право классического периода

4. Публичное и частное право классического периода Деление права на публичное и частное имело объективные различия в методах правового регулирования. Публичное право носило императивный характер и включало в себя отношение власти – подчинения. Частное право отражало

15.5 Публичное и частное право

15.5 Публичное и частное право Группировка отраслей права в две категории — отрасли публичного и частного права восходит к эпохе Древнего Рима. Римский юрист Ульпиан (II–III вв.) считал, что публичное право охраняет общие интересы государства, а частное — интересы отдельных

32. Как соотносятся между собой право Европейского Союза, международное право и национальное право государств-членов?

32. Как соотносятся между собой право Европейского Союза, международное право и национальное право государств-членов? Система внутригосударственного права разных стран и система международного права долгое время развивались как два различных, мало между собой

Публичное и частное право

Публичное и частное право В романо-германской семье система объективного права делится на право публичное и частное. Основными критериями тут выступают юридическое положение субъектов по отношению друг к другу, особенности метода правового регулирования, преобладание

Частное право. Регламентированная и нерегламентированная свобода.

Государство и частное право[35]

Государство и частное право[35] В двух различных категориях правоотношений – публичных и частных – государство в лице своих органов выступает в качестве основного активного участника публичных отношений. Как известно, для таких юридических отношений характерна

Раздел III Римское частное право и современность

Раздел III Римское частное право и современность

§ 8.2. Публичное и частное право

§ 8.2. Публичное и частное право Широко известно деление права на две отрасли — публичное и частное.Публичное право (jus publicum — лат.) — та часть системы действующего права, нормы которого направлены на защиту общего блага, государственного интереса, связаны с полномочиями и

Раздел vi международное частное право гк рф

См., в частности: Маковский А.Л. Новый этап в развитии международного частного права в России // Журнал российского права. 1997. N 1. С. 147; Он же. Концепция развития российского законодательства в сфере международного частного права // Концепция развития российского законодательства. М., 1998. С. 244. Специальные законы о международном частном праве были приняты в Швейцарии (Федеральный закон 1987 г. «О международном частном праве»), Австрии (Федеральный закон 1978 г. «О международном частном праве»), Италии (Закон 1995 г. N 218 «Реформа итальянской системы международного частного права»), Чехословакии (Закон 1963 г. «О международном частном праве и процессе»; действует в Чехии и Словакии) и ряде других стран (тексты см. в кн.: Международное частное право: Иностранное законодательство. М.: Статут, 2001), в последнее время — в Бельгии (Закон от 16 июля 2004 г. «О кодексе международного частного права»), Болгарии (Кодекс международного частного права от 4 мая 2005 г.), Украине (Закон от 23 июня 2005 г. «О международном частном праве»). Во ВНИИСЗ в свое время был разработан проект закона о международном частном праве, охватывающий все основные области международного частного права и процесса. Проект был опубликован и широко обсуждался (см.: ВНИИСЗ. Материалы по иностранному законодательству и международному частному праву. Труды 49. М., 1991. С. 134). На базе его положений были сформулированы соответствующие правила раздела VII ОГЗ 1991 г.

2. Будучи включенными в ГК, нормы международного частного права оказываются в сфере действия основных начал и принципов гражданского права (неприкосновенность собственности, самостоятельность предпринимательской деятельности, свобода договора и др.), в том числе и тех, которые прямо относятся к данной области права. Так, п. 1 ст. 2 ГК распространяет правила гражданского законодательства на отношения с участием иностранных граждан, лиц без гражданства и иностранных юридических лиц, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Существенное значение (для применения правил раздела VI) имеет ст. 7 ГК, базирующаяся на нормах ст. 15 Конституции РФ. В сфере международного частного права весьма значительна регулирующая роль международных договоров, которые, как и общепризнанные принципы и нормы международного частного права, являются в соответствии с Конституцией РФ составной частью правовой системы Российской Федерации. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены гражданским законодательством, применяются правила международного договора. Это положение применимо и при сопоставлении соответствующих норм международного договора с нормами раздела VI. Например, гражданская дееспособность иностранного гражданина, имеющего место жительства в России, не будет определяться по российскому праву, как это предусмотрено в ст. ст. 1195 и 1197 (см. комментарий к этим статьям), при наличии в международном договоре нормы о регулировании дееспособности законом страны гражданства (так предусмотрено в большинстве договоров Российской Федерации о правовой помощи).

Помещение ст. 7 в часть первую ГК (ранее аналогичная ст. 170 содержалась в разделе VII ОГЗ 1991 г.) лишь подчеркивает ее общее для всего Кодекса значение.

Под «международным договором Российской Федерации» понимается (см. ст. 2 Федерального закона от 15 июля 1995 г. N 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» ) международное соглашение, заключенное Российской Федерацией с иностранным государством (или государствами), с международной организацией либо с иным образованием, обладающим правом заключать международные договоры, в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится такое соглашение в одном документе или в нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования. Обязательны для Российской Федерации как государства-продолжателя, по общему правилу, и международные договоры, заключенные ранее СССР. Следует вместе с тем иметь в виду, что согласие на обязательность для Российской Федерации международного договора, устанавливающего иные правила, чем предусмотренные законом, должно быть выражено в форме федерального закона (о ратификации, присоединении и др.) (о действии ст. 7 ГК см. подробнее в комментарии к этой статье ).

СЗ РФ. 1995. N 29. Ст. 2757.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (под ред. О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации — КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2005 (издание третье, исправленное, дополненное и переработанное).

См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части первой (постатейный). Изд. 2-е. М., 2002. С. 21 — 23 (автор комментария к ст. 7 — О.Н. Садиков).

Правила международных договоров Российской Федерации, регулирующие те же отношения, что и раздел VI, анализируются далее при постатейном комментировании раздела. Здесь следует лишь заметить, что имеющую существенное значение для отношений стран СНГ Минскую конвенцию 1993 г. предполагается заменить новой Конвенцией с таким же названием, подписанной 7 октября 2002 г. в Кишиневе странами — участницами Минской конвенции 1993 г., кроме Туркменистана и Узбекистана (Конвенция вступила в силу 27 апреля 2004 г. и действует в отношениях между Азербайджаном, Арменией, Белоруссией, Казахстаном, Киргизией и Таджикистаном. Россия ее подписала, но не ратифицировала). Минская конвенция 1993 г. с вступлением Кишиневской конвенции в силу сохранит свое действие в отношениях Российской Федерации лишь с двумя названными странами. Надо, однако, иметь в виду, что коллизионные нормы новой Конвенции практически воспроизводят соответствующие нормы Минской конвенции 1993 г.

3. Раздел VI ГК содержит в основном коллизионные нормы, регулирующие — путем отсылки к подлежащему применению праву — гражданско-правовые отношения с участием иностранных граждан и юридических лиц или осложненные иным иностранным элементом (о понятии «иностранный элемент» см. комментарий к ст. 1186). За его рамками остаются материально-правовые предписания, призванные регулировать гражданско-правовые отношения с иностранным элементом иным (не коллизионным) методом (см. комментарий к п. 3 ст. 1186). Раздел VI содержит лишь единичные нормы, которые не являются коллизионными. Таково, в частности, правило ст. 1196 ГК о приравнивании иностранных граждан и лиц без гражданства в вопросах пользования гражданской правоспособностью к российским гражданам.

4. Коллизионные нормы раздела VI не исключают действия коллизионных норм специального характера, содержащихся в иных, кроме ГК, федеральных законах. Возможность специального («иного») регулирования иногда оговаривается и в самих нормах раздела VI (ст. ст. 1187, 1196, 1198, 1204 ГК).

Специальными коллизионными нормами являются, в частности, нормы КТМ. Указывая в качестве общего правила на то, что имущественные отношения, возникающие из торгового мореплавания и основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников, регулируются этим Кодексом в соответствии с ГК (п. 2 ст. 1), КТМ вместе с тем содержит в гл. XXVI коллизионные нормы, специально рассчитанные на отношения, возникающие из торгового мореплавания (о праве собственности на судно, о возмещении ущерба в связи с морской перевозкой и т.п.).

Надо, однако, иметь в виду, что коллизионные нормы некоторых федеральных законов, принятых до введения в действие раздела VI, регулируют тот же круг отношений, что и соответствующие нормы этого раздела, и поэтому едва ли могут рассматриваться как специальное регулирование. В силу п. 2 ст. 3 ГК, предусматривающего, что «нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать настоящему Кодексу», они не должны иметь преимущества перед нормами раздела VI.

5. Наличие в ГК раздела VI, хотя и имеющего широкое название «Международное частное право», не означает, что эта область права может рассматриваться как институт гражданского права. Раздел VI включает далеко не все нормы (не говоря об упомянутых выше материально-правовых и специальных коллизионных нормах) международного частного права, сохраняющего, независимо от способа кодификации, свою самостоятельность в качестве особой области права . Его нормы, охватывающие гражданско-правовые отношения в широком смысле слова (собственно гражданские, семейные, трудовые и т.п.), содержатся помимо ГК и в других отраслевых актах, действующих параллельно с правилами раздела VI.

Учебник М.М. Богуславского «Международное частное право» включен в информационный банк согласно публикации — Юристъ, 2005 (5-е издание, переработанное и дополненное).

О понятии и предмете международного частного права см.: Перетерский И.С. Система международного частного права // Советское государство и право. 1946. N 8 — 9; Лунц Л.А. Курс международного частного права. В 3-х томах. М.: Спарк, 2002. С. 20 и след.; Садиков О.Н. Развитие советской науки международного частного права // ВНИИСЗ. Ученые записки. Вып. 23. М., 1971; Лебедев С.Н. О природе международного частного права // Советский ежегодник международного частного права 1978. М., 1980; Маковский А.Л. Указ. соч.; Богуславский М.М. Международное частное право. М.: Юристъ, 2002; Ануфриева Л.П. Международное частное право: Учебник: В 3-х томах. М.: БЕК, 2000. Т. 1. Общая часть; Звеков В.П. Международное частное право: Учебник. 2-е изд. М., 2004; Международное частное право: Учебник / Под ред. Г.К. Дмитриевой. М., 2000; Международное частное право: Учебник / Под ред. Н.И. Марышевой. М., 2004; и др.

Применительно к семейным отношениям с иностранным элементом действует раздел VII СК. Поскольку СК допускает применение гражданского законодательства к отношениям членов семьи, не урегулированным семейным законодательством, если это не противоречит их существу (ст. 4 СК), нормы рассматриваемого раздела VI (при недостаточности регулирования в нормах СК) применимы и к семейным отношениям. Допускается применение гражданского законодательства к семейным отношениям и по аналогии (ст. 5 СК).

Что касается трудовых отношений, осложненных иностранным элементом, то новый Трудовой кодекс коллизионных норм не содержит . В сфере трудового права можно указать лишь на норму ст. 416 КТМ, предусматривающую применение к трудовому договору (в отношении торгового мореплавания) — при отсутствии выбора сторонами подлежащего применению права — закона государства флага судна. При отсутствии коллизионного регулирования некоторые нормы раздела VI, возможно, могли бы найти свое применение и в данной сфере .

Правило абз. 4 ст. 11 Трудового кодекса о распространении на территории России норм этого Кодекса на трудовые отношения иностранных граждан, лиц без гражданства, организаций, созданных или учрежденных ими либо с их участием, работников международных организаций и иностранных юридических лиц выражает принцип приравнивания указанных лиц к российским лицам и не определяет право, подлежащее применению к трудовому договору с участием таких лиц.

О соотношении норм ГК и отраслевого, в том числе трудового, законодательства см.: Институт законодательства и сравнительного правоведения / Новый ГК России и отраслевое законодательство. Труды 59. М., 1995. Относящуюся к трудовому договору коллизионную норму содержал разработанный во ВНИИСЗ проект закона о международном частном праве.

При отсутствии самостоятельной кодификации норм международного частного права (отдельного закона о международном частном праве) нормы раздела VI практически должны, очевидно, играть определенную регулирующую роль применительно и к другим выходящим за рамки регулирования ГК областям международного частного права, если соответствующее регулирование в отраслевом акте отсутствует, и в той мере, в какой это не противоречит существу соответствующих отношений. В первую очередь это касается таких общих и не решенных в СК или других отраслевых актах вопросов, как квалификация юридических понятий (ст. 1187), применение права страны с множественностью правовых систем (ст. 1188), взаимность (ст. 1189), обратная отсылка (ст. 1190), применение императивных норм (ст. 1192).

Сказанное, однако, на наш взгляд, не означает, что нормы международного частного права, содержащиеся в других, кроме ГК, отраслевых актах, в частности в СК, должны рассматриваться в качестве специальных по отношению к нормам раздела VI ГК, как это имеет место, например, в отношении правил КТМ. Коллизионные нормы семейного права, коль скоро они помещены в СК, находятся в сфере действия отраженных в этом Кодексе общих принципов семейного права, рассматриваемого в России как самостоятельная отрасль права .

Иначе О.Н. Садиков, рассматривающий СК в общем ряду специальных по отношению к ГК законов (КТМ и др.) и утверждающий, что коллизионные нормы СК как lex specialis «подчиняются» общим предписаниям правил ГК (части третьей): Sadikow Oleg. Die Kodifikation des Internationalen Privatrechts Rupblands. Rabels Zeitschrift fur auslandisches und internationales Privatrecht. Band 67 (2003). H. 2. S. 337 — 338.

Некоторые правила раздела VI, например нормы ст. 1191 об установлении содержания норм иностранного права (ГПК соответствующего правила не содержит), будут иметь значение и в процессуальном аспекте.

6. По сравнению с ранее действовавшим законодательством общий объем регулирования в разделе VI значительно увеличен: число его статей более чем в два раза превышает число статей в разделе VII ОГЗ 1991 г. Произошла более глубокая детализация, дифференциация норм, сформулированы и новые нормы, восполнившие пробелы в законодательстве. Сфера регулирования теперь включает практически все основные институты международного частного права: правовое положение участников гражданского оборота, право, определяющее личный статус граждан и юридических лиц, право собственности и иные вещные права, исковую давность, форму сделки, право, подлежащее применению к договору, наследованию и др. Получили дальнейшее развитие и нормы общего характера (ст. ст. 1186 — 1193).

В основу регулирования (при определении содержания конкретных коллизионных норм) положены проверенные временем и апробированные практикой положения. Безусловно, налицо преемственность норм раздела VI по отношению к ОГЗ 1991 г. Вместе с тем новеллы столь значительны, что позволяют говорить о качественно новом урегулировании гражданско-правовых отношений с иностранным элементом, адекватном существующим в стране новым экономическим отношениям и направленном на обеспечение их в будущем. В формулировках норм прослеживается использование зарубежного опыта законотворчества и применения соответствующих законодательных норм, учет новых тенденций, воплощенных в кодификациях международного частного права последнего времени (законодательство в данной сфере в последние годы во многих странах существенно обновлено) и в международных договорах. В большей или меньшей степени учтены нормы раздела VI Модели ГК для стран СНГ.

Из многочисленных нововведений раздела VI (они анализируются далее) прежде всего надо обратить внимание на следующие правила: о том, что в случаях, когда подлежащее применению право определить невозможно, применяется право страны, с которой гражданско-правовое отношение, осложненное иностранным элементом, наиболее тесно связано (п. 2 ст. 1186 и ряд других статей); об обязательном применении определенной группы императивных норм российского законодательства независимо от указания коллизионной нормы на подлежащее применению право (ст. 1192); о личном законе физического лица (ст. 1195), о правоспособности физического лица (ст. 1196); об определении личного закона юридического лица и иностранной организации, не являющейся юридическим лицом (ст. ст. 1202, 1203); о применении правил раздела VI к гражданско-правовым отношениям с участием государства (ст. 1204); нормы, развивающие применение принципа автономии воли сторон договора, в том числе договора с участием потребителя (ст. ст. 1210, 1212); о праве, подлежащем применению к договору (ст. 1211); об определении права, подлежащего применению к обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда (ст. 1219), в частности вреда, причиненного вследствие недостатков товара, работы или услуги (ст. 1221), и к обязательствам, возникающим вследствие недобросовестной конкуренции (ст. 1222).

Раздел VI. Международное частное право (ст.ст. 1186 — 1224)

Раздел VI. Международное частное право

  • Глава 66. Общие положения (ст.ст. 1186 — 1194)
    • Статья 1186. Определение права, подлежащего применению к гражданско-правовым отношениям с участием иностранных лиц или гражданско-правовым отношениям, осложненным иным иностранным элементом
    • Статья 1187. Квалификация юридических понятий при определении права, подлежащего применению
    • Статья 1188. Применение права страны с множественностью правовых систем
    • Статья 1189. Взаимность
    • Статья 1190. Обратная отсылка
    • Статья 1191. Установление содержания норм иностранного права
    • Статья 1192. Нормы непосредственного применения
    • Статья 1193. Оговорка о публичном порядке
    • Статья 1194. Реторсии
  • Глава 67. Право, подлежащее применению при определении правового положения лиц (ст.ст. 1195 — 1204)
    • Статья 1195. Личный закон физического лица
    • Статья 1196. Право, подлежащее применению при определении гражданской правоспособности физического лица
    • Статья 1197. Право, подлежащее применению при определении гражданской дееспособности физического лица
    • Статья 1198. Право, подлежащее применению при определении прав физического лица на имя
    • Статья 1199. Право, подлежащее применению к опеке и попечительству
    • Статья 1200. Право, подлежащее применению при признании физического лица безвестно отсутствующим и при объявлении физического лица умершим
    • Статья 1201. Право, подлежащее применению при определении возможности физического лица заниматься предпринимательской деятельностью
    • Статья 1202. Личный закон юридического лица
    • Статья 1203. Личный закон иностранной организации, не являющейся юридическим лицом по иностранному праву
    • Статья 1204. Участие государства в гражданско-правовых отношениях, осложненных иностранным элементом
  • Глава 68. Право, подлежащее применению к имущественным и личным неимущественным отношениям (ст.ст. 1205 — 1224)
    • Статья 1205. Общие положения о праве, подлежащем применению к вещным правам
    • Статья 1205.1. Сфера действия права, подлежащего применению к вещным правам
    • Статья 1206. Право, подлежащее применению к возникновению и прекращению вещных прав
    • Статья 1207. Право, подлежащее применению к вещным правам на суда и космические объекты
    • Статья 1208. Право, подлежащее применению к исковой давности
    • Статья 1209. Право, подлежащее применению к форме сделки
    • Статья 1210. Выбор права сторонами договора
    • Статья 1211. Право, подлежащее применению к договору при отсутствии соглашения сторон о выборе права
    • Статья 1212. Право, подлежащее применению к договору с участием потребителя
    • Статья 1213. Право, подлежащее применению к договору в отношении недвижимого имущества
    • Статья 1214. Право, подлежащее применению к договору о создании юридического лица и к договору, связанному с осуществлением прав участника юридического лица
    • Статья 1215. Сфера действия права, подлежащего применению к договору
    • Статья 1216. Право, подлежащее применению к уступке требования
    • Статья 1216.1. Право, подлежащее применению к переходу прав кредитора к другому лицу на основании закона
    • Статья 1217. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим из односторонних сделок
    • Статья 1217.1. Право, подлежащее применению к отношениям представительства
    • Статья 1217.2. Право, подлежащее применению к прекращению обязательства зачетом
    • Статья 1218. Право, подлежащее применению к отношениям по уплате процентов
    • Статья 1219. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда
    • Статья 1220. Сфера действия права, подлежащего применению к обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда
    • Статья 1220.1. Право, подлежащее применению к установлению допустимости требования о возмещении вреда страховщиком
    • Статья 1221. Право, подлежащее применению к ответственности за вред, причиненный вследствие недостатков товара, работы или услуги
    • Статья 1222. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие недобросовестной конкуренции и ограничения конкуренции
    • Статья 1222.1. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие недобросовестного ведения переговоров о заключении договора
    • Статья 1223. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие неосновательного обогащения
    • Статья 1223.1. Выбор права сторонами обязательства, возникающего вследствие причинения вреда или вследствие неосновательного обогащения
    • Статья 1224. Право, подлежащее применению к отношениям по наследованию

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2018. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Проект изменений раздел VI «Международное частное право»

1. Часть третья ГК, куда помещен раздел VI «Международное частное право», вступила в силу относительно недавно (с 1 марта 2002 г.). Содержащееся в разделе VI коллизионное регулирование по своей природе менее подвержено изменениям, чем материально-правовая регламентация. Анализ правоприменительной практики, российской и иностранной научной литературы, опросы специалистов-практиков показывают правильность основных концептуальных подходов, заложенных в раздел VI.

Сказанное не исключает целесообразности дальнейшего развития и определенной коррекции положений раздела VI ГК с учетом накопленного опыта и произошедших изменений.

В мире продолжается интенсивное развитие коллизионного регулирования. Особенно стоит выделить принятие Регламента Европейского Союза от 17 июня 2008 г. о праве, применимом к договорным обязательствам («Рим I»), и Регламента Европейского Союза от 11 июля 2007 г. о праве, применимом к внедоговорным обязательствам («Рим II»). Эти документы являются результатом многолетней работы и представляют собой важные шаги в развитии коллизионного права Европейского Союза. В них воплощен ряд новых подходов, представляющих серьезный интерес с точки зрения совершенствования российского законодательства.

При подготовке настоящего раздела Концепции учитывался характер предлагаемых в ней изменений материально-правовых норм ГК для поддержания необходимого соответствия между ними и коллизионной регламентацией. Расширение круга отношений, регулируемых материально-правовыми нормами, равно как изменение характера такого регулирования, вызвало необходимость оценки действующих коллизионных норм на предмет возможного их дополнения или коррекции.

2. Предлагаемые дополнения и изменения раздела VI ГК преследуют достижение следующих основных целей: 1) расширение круга отношений, прямо регулируемых новыми коллизионными нормами, с исключением необходимости определения применимого права на базе общего резервного критерия «тесной связи» (пункт 2 статьи 1186 ГК) ввиду известной сложности его использования и возможной трудной предсказуемости конечного результата; 2) коррекция некоторых коллизионных норм для достижения большей адекватности регулирования; 3) совершенствование ряда положений с точки зрения юридической техники с тем, чтобы способствовать их правильному применению судами.

При этом необходимо учитывать, что практически каждая из норм раздела VI ГК и, соответственно, даже не большие ее изменения затрагивают довольно широкий круг отношений.

2.1. Терминологического уточнения требует заголовок статьи 1192 ГК. Притом что эта статья носит название «Применение императивных норм», фактически она касается особой категории императивных норм, действие которых не зависит от того, каким правом регулируется правоотношение, осложненное иностранным элементом. Кроме того, термин «императивные нормы» в более общем традиционном значении используется в других нормах ГК (статья 422, пункт 5 статьи 1210, пункт 1 статьи 1212). Статья 1192 могла бы быть озаглавлена «Нормы непосредственного применения», что в контексте раздела VI ГК более точно отражает коллизионную специфику норм, о которых говорится в данной статье.

2.2. Желательно некоторое уточнение положений статьи 1193 ГК («Оговорка о публичном порядке») в целях более четкого определения условий, при которых может быть отказано в применении норм иностранного права. В национальном законодательстве и судебной практике ряда государств проводится различие между публичным порядком, применимым в чисто внутренних отношениях, и публичным порядком, применяемым при регулировании отношений, осложненных иностранным элементом. При сохранении общей гибкости защитного механизма оговорки о публичном порядке целесообразно предусмотреть соответствующее уточнение и в статье 1193, указав, что ее применение осуществляется с учетом осложненности отношений иностранным элементом.

Оговорка о публичном порядке в контексте регулирования отношений, осложненных иностранным элементом, также содержится в Семейном кодексе Российской Федерации (статья 167), но при этом не содержит предусмотренных в статье 1193 ГК положений, подчеркивающих исключительность этого защитного механизма. В этой связи целесообразно внести соответствующие изменения в Семейный кодекс.

2.3. В разделе VI ГК отсутствуют коллизионные нормы, прямо направленные на определение права, применимого к ответственности юридических лиц по долгам их дочерних юридических лиц. Целесообразно рассмотреть возможность включения в ГК соответствующей коллизионной нормы с учетом подходов, предлагаемых в западноевропейской доктрине, где применение личного закона дочерней компании предлагается дополнять некоторыми субсидиарными коллизионными привязками, помогающими скорректировать результат с учетом обстоятельств конкретного дела (в частности, путем применения права места осуществления коммерческой деятельности дочернего юридического лица).

2.4. В целях большей определенности регулирования предлагается дополнить нормы о праве, подлежащем применению к вещным правам, перечнем конкретных вопросов, которые решаются на основе применимого права (вещного статута), по аналогии с личным статутом (пункт 2 статьи 1202 ГК), договорным статутом (статья 1215 ГК) и деликтным статутом (статья 1220 ГК).

2.5. Неоднозначное толкование вызывает положение статьи 1210 ГК о применении выбранного сторонами договора права к возникновению и прекращению вещных прав на движимое имущество (пункт 1). Неясно, допустимо ли подчинение названного вопроса праву, подлежащему применению к договору и в отсутствие соглашения сторон о выборе права (статья 1211 ГК). В основе расхождений в толковании этой нормы лежит несовпадение точек зрения по поводу того, относится ли этот вопрос к вещному статуту или к договорному статуту, что в свою очередь влечет различия в коллизионном регулировании. С учетом преобладающих международных подходов, вероятно, целесообразно урегулировать названный вопрос в рамках коллизионных норм, посвященных вещным правам.

2.6. В статье 1209 ГК нашел проявление принцип альтернативного применения права разных стран путем признания достаточным соблюдения менее строгих требований касательно формы сделки одного из поименованных правопорядков (принцип favor negotii). В качестве таких правопорядков названы право места совершения сделки и российское право, если сделка совершена за границей. С учетом широко распространенного международного подхода предлагается использовать в качестве дополнительной альтернативной коллизионной привязки отсылку к праву, регулирующему существо обязательства (lex causae). Такой подход уже закреплен в двусторонних договорах России с иностранными государствами о правовой помощи (в частности, с Болгарией, Венгрией, Вьетнамом, Кубой, Польшей).

2.7. В статье 1209 ГК содержится специальная коллизионная норма о форме внешнеэкономической сделки, отсылающая к российскому праву (пункт 2). Она призвана обеспечить соблюдение материально-правовой нормы о недействительности внешнеэкономической сделки при нарушении требования о ее письменной форме (статья 162 ГК). В настоящей Концепции обоснованно предлагается отказаться от выделения особых последствий несоблюдения простой письменной формы для внешнеэкономических сделок как неоправданных в современных условиях. С реализацией данного предложения отпадает необходимость в сохранении пункта 2 статьи 1209 ГК.

2.8. Коллизионная норма, направленная на определение права, подлежащего применению к договору при отсутствии соглашения сторон о выборе права (пункт 2 статьи 1211 ГК), предусматривает, что по общему правилу подлежит применению право страны, где находится место жительства или основное место деятельности стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора. Данная коллизионная норма является гибкой, поскольку суд может прийти к выводу о необходимости применения права другого государства, если это вытекает из условий или существа договора либо совокупности обстоятельств дела. В целях обеспечения определенности правового регулирования и предсказуемости его результата желательно уточнить эту норму путем указания на то, что отказ от применения общей коллизионной привязки к месту жительства или основному месту деятельности стороны возможен только в ситуации, когда договор явным образом демонстрирует более тесную связь с правом другой страны.

2.9. Пункт 3 статьи 1211 ГК, в котором установлено, какая сторона осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания ряда видов договоров (если иное не вытекает из закона, условий или существа договора либо совокупности обстоятельств дела) целесообразно дополнить: 1) нормой о том, что стороной, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора возмездного оказания услуг, является исполнитель, и 2) нормой касательно определения права, подлежащего применению к договору об отчуждении исключительного права, предусмотрев, что стороной, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для данного договора, является правообладатель.

2.10. В ГК отсутствуют коллизионные нормы, посвященные внесудебному зачету встречных требований, его допустимости и порядку осуществления. Применение общих правил (статьи 1210 и 1211 ГК) представляется затруднительным в данной ситуации, поскольку зачетом могут прекращаться два встречных обязательства, каждое из которых регулируется своим применимым правом. Заслуживает внимания возможность формулирования специальной коллизионной нормы с учетом международных подходов, в частности, норм Регламента Европейского Союза «Рим I».

2.11. Необходимо расширить круг внедоговорных обязательств, в отношении которых ГК предусматривается коллизионное регулирование. В том числе желательно включить коллизионные нормы относительно: 1) действий, ограничивающих свободную конкуренцию, 2) нарушения интеллектуальных прав, 3) ведения чужих дел без поручения (negotiorum gestio), 4) так называемой преддоговорной ответственности (culpa in contrahendo).

2.12. Применительно к случаям, когда потерпевший и причинитель вреда состоят в договорных отношениях и вред причинен в связи с договором, целесообразно установить в статье 1219 ГК возможность применения к обязательству из причинения вреда права, применимого к такому договору.

2.13. Пункт 3 статьи 1219 ГК о допустимости выбора применимого права сторонами обязательства вследствие причинения вреда нуждается в пересмотре в направлении расширения автономии воли сторон. Желательно предусмотреть возможность выбора сторонами права любой страны, а не только права страны суда. Целесообразно также включить положение о том, что стороны, осуществляющие предпринимательскую деятельность, могут выбрать право, применимое к обязательствам вследствие причинения вреда, путем заключения соглашения до момента совершения действия или наступления иного обстоятельства, послужившего основанием для требования о возмещении вреда. При этом необходимо исходить из того, что выбор права не должен затрагивать права третьих лиц. В связи с этим надо решить вопрос о соотношении указанных положений с нормами, регулирующими выбор права сторонами договора: ряд пунктов статьи 1210 ГК может быть распространен и на иные случаи, когда допустим выбор применимого права, в частности, когда речь идет об обязательствах вследствие причинения вреда.

3. Необходим тщательный сопоставительный анализ норм международного частного права, содержащихся в ГК и представляющих собой целостную систему скоординированных правил, с отдельными, установленными в разное время, разнородными по существу нормами международного частного права, имеющимися в других федеральных законах, в частности:

  • в Законе Российской Федерации от 29 мая 1992 г. N 2872-1 «О залоге» (статья 10),
  • в Законе Российской Федерации от 20 августа 1993 г. N 5663-1 «О космической деятельности» (статья 28),
  • в Федеральном законе от 3 августа 1995 г. N 123-ФЗ «О племенном животноводстве» (статьи 43, 46),
  • в Федеральном законе от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» (статья 27.2) и др.

В случаях необходимости сохранения в указанных и других законах правил международного частного права как норм специальных по отношению к нормам ГК, в этих законах целесообразно прямо указать на применение к соответствующим отношениям, осложненным иностранным элементом, также общих правил раздела VI ГК.

Нашли опечатку ?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!
Сервис предназначен только для отправки сообщений об орфографических и пунктуационных ошибках.