Опрашивать свидетелей

Следователям разрешат допрашивать свидетелей онлайн

Свидетели могут получить право давать показания через видео-конференц-связь из следственном органа или органа дознания по месту своего нахождения. Такие поправки к законодательству подготовил сенатор Андрей Кутепов. По его мнению, инициатива позволит сократить сроки расследований и повысить раскрываемость преступлений.

Правительственная комиссия поддержала идею Кутепова , но рекомендовала доработать законопроект. В документе не указаны случаи, когда онлайн допрос невозможен. Например, при высокой вероятности разглашения гостайны следовало бы исключить допрос на расстоянии, пишут «Известия».

Сейчас следователь вынужден ехать в другой регион к свидетелю или договариваться о допросе местными коллегами, что сказывается на длительности и качестве следствия.

Ранее сайт kp.ru сообщал, что в московских судах бесспорные дела доверят искусственному интеллекту. Машине позволят проверять правильность заполнения судебных приказов.

Возрастная категория сайта 18+

Суд опрашивает свидетелей

Сегодня в Великом Новгороде возобновились слушания по делу о подрыве поезда «Невский экспресс». В областном суде проводился допрос свидетелей защиты, передает НТВ.

Напомним: скорый поезд №166 Москва — Петербург потерпел аварию под Малой Вишерой 13 августа 2007 года. Причиной ЧП стало заложенное на путях взрывное устройство. Пострадали 60 человек, 30 были госпитализированы.

По данным Новгородской облпрокуратуры, теракт был совершен группой, возглавляемой одним из чеченских боевиков Доку Умаровым, который числится в розыске. «Российские железные дороги» оценили сумму ущерба более чем в 230 миллионов рублей.

По подозрению в причастности к теракту были задержаны жители Ингушетии Саламбек Дзахкиев и Макшарип Хидриев, которые, согласно сведениям Следственного комитета, приобрели и доставили в Маловишерский район взрывчатку.

В организации теракта, изготовлении и установке взрывного устройства подозревается бывший российский военнослужащий Павел Косолапов, находящийся в розыске. Слушания продолжатся 6 октября.

Допрашивать свидетелей разрешено, даже если проверка приостановлена

Финансовое ведомство считает, что допрос свидетеля – сотрудника проверяемого налогоплательщика – в период приостановления выездной проверки не противоречит нормам действующего законодательства. (ПИСЬМО МИНИСТЕРСТВА ФИНАНСОВ РФ от 18.01.13 № 03-02-07/1-11)

ЕСЛИ ПРОВЕРКА ПРИОСТАНОВЛЕНА

На период, когда выездная проверка приостановлена, также приостанавливаются действия налогового органа по истребованию документов у налогоплательщика, которому в этом случае возвращаются все подлинники, ранее истребованные при выполнении проверки (кроме документов, полученных в ходе выемки). А также приостанавливаются действия налогового органа на территории (в помещении) налогоплательщика, связанные с проверкой (п. 9 ст. 89 НК РФ).

А вот запрета на проведение допроса свидетелей, в том числе являющихся сотрудниками проверяемого налогоплательщика-организации, не установлено.

КОГДА МОГУТ ВЫЗЫВАТЬ СВИДЕТЕЛЕЙ

В соответствии с подпунктом 12 пункта 1 статьи 31 НК РФ налоговые органы вправе вызывать в качестве -свидетелей лиц, которым могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для осуществления налогового контроля. Аналогичная норма закреплена и в пункте 1 статьи 90 НК РФ. Хотя действуют некоторые ограничения.

Так, в качестве свидетеля не могут допрашиваться:

1) лица, которые в силу малолетнего возраста, своих физических или психических недостатков не способны правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для осуществления налогового контроля;

2) лица, которые получили информацию, необходимую для проведения налогового контроля, в связи с исполнением ими своих профессиональных обязанностей, и если подобные сведения относятся к профессиональной тайне этих лиц. Ими, в частности, являются адвокат, аудитор.

ГДЕ ДОПРАШИВАЮТ СВИДЕТЕЛЕЙ

Согласно пункту 4 статьи 90 НК РФ, показания свидетеля могут быть получены по месту его пребывания, если из-за болезни, старости или инвалидности он сам не может прибыть в налоговый орган, а по усмотрению должностного лица налогового органа – и в других случаях. Иначе говоря, по общему правилу свидетелей допрашивают по местонахождению налогового органа, проводящего проверку, то есть вне территории проверяемого налогоплательщика.

Поскольку допрос работников предприятия в период приостановления проверки осуществляется вне территории налогоплательщика (без излишнего обременения налогоплательщика в связи с необходимостью предоставления проверяющим условий для работы), то такие действия налоговых органов не могут рассмат-риваться как нарушающие права налогоплательщика-организации (постановление Конституционного суда РФ от 16.07.04 № 14-П).

Из того, что допрос свидетеля, являющегося сотрудником проверяемого налогоплательщика, в период приостановления выездной налоговой проверки соответствует закону, исходит и судебно-арбитражная практика. Такие выводы сделаны, к примеру, в постановлениях ФАС Дальневосточного от 20.03.09 № Ф03-711/2009, Восточно-Сибирского от 12.01.10 № А33-16826/2008, Волго-Вятского от 05.03.12 № А29-1341/2011, от 12.10.11 № А29-8923/2010 округов.

На это же указал Минфин России в своем письме.

10 правил опроса свидетелей в гражданском и арбитражном процессе

При мысли об участии в гражданском или арбитражном процессе свидетелей у большинства юристов учащается пульс.

«Свидетели это как обезьяна с гранатой, никогда не знаешь, куда бросит». Такое мнение достаточно распространено.

Действительно, если методики допроса свидетелей в уголовном процессе подробно исследованы и описаны, то в гражданских делах опрос свидетелей по-прежнему в большой степени импровизация.

Многие судебные юристы прекрасно опрашивают свидетелей и интуитивно понимают, что стоит, а что не стоит делать. В то же время, мне всегда хотелось как-то обобщить правила допроса свидетелей, хотя бы для моих младших коллег.

Приемы допроса свидетелей очень сильно зависят от того, где рассматривается дело (государственный суд или третейский суд), от личности судьи (это судья (российский или иностранный) или арбитры (и из какой системы права)).

Дать в одной статье рекомендации по всем этим видам дел достаточно сложно, поэтому, не претендуя на полноту, остановлюсь на общих рекомендациях, применимых скорее в российских судах и с российскими арбитрами, но частично применяемых и в международном арбитраже.

1.Подготовка и еще раз подготовка.

Надеяться, что правильные вопросы к свидетелю появятся во время его опроса, достаточно самонадеянно.

Особенность российского процесса допроса свидетелей – это его быстрота. Возможность обстоятельно допрашивать свидетелей на протяжении нескольких дней, имеющаяся у английских и американских юристов, у российских юристов отсутствует. Чаще всего, допрос свидетеля длится всего 10-15 минут.

За 10-15 минут нужно успеть войти в психологический контакт со свидетелем, задать вопросы и получить необходимые ответы. Не забывая учитывать, что у участников процесса, у свидетелей, да и у судьи, у каждого — свои интересы, очень часто противоположные.

Все это означает, что подготовка к опросу свидетелей необходима. Нужно понять интересы участников процесса, собрать информацию о свидетелях, определить цели опроса и по итогам составить план. Совет кажется очевидным, однако не сосчитать количество случаев, когда юристы, уверенные в своем опыте и знании людей, не подготовившись к опросу свидетелей, совершали процессуальные просчеты.

План опроса, чаще всего, включает в себя желаемые результаты-утверждения-доказанные обстоятельства, ключевые вопросы для достижения этих результатов и последовательность этих вопросов.

2. Определение задач.

Опрос свидетеля эффективен, если юрист четко понимает задачи опроса.

Свидетели могут быть «свои» или «чужие», в зависимости от этого задачи опроса можно разделить условно на следующие группы:

  • получить четкую информацию о событии;
  • подтвердить необходимые обстоятельства (усиливающие свою позицию или ослабляющие позицию оппонента);
  • выявить ложные показания.

Задачи опроса зависят, в том числе, и от суда, рассматривающего дело (арбитров). В Англии, например, одной из основных задач и процессуальных талантов юриста является показать суду (арбитрам), что свидетель лжет. Все мы помним знаменитое дело Березовского против Абрамовича. Фактором, определившим победу Абрамовича в этом деле, стало мнение судьи о том, что в ходе своего многодневного допроса Березовский обманывал, а Абрамович нет.

Российские судьи живут по принципу героя из сериала Haus M.D. – «все лгут», поэтому часто одной демонстрации обмана со стороны свидетелей для победы в суде бывает недостаточно. И тогда необходимо добиваться выполнения нескольких задач.

Понимание задач опроса помогает выстроить стратегию опроса и сформулировать правильные вопросы свидетелям. Нужно получить информацию, подтвердить обстоятельства – задаем вопросы, помогающие свидетелю вспомнить события, уточняющие вопросы. Нужно выявить ложные показания – задаем изобличающие, неожиданные вопросы, просим комментарии.

3.Психологические особенности свидетелей.

Один из важнейших навыков судебного юриста – понимание психологических особенностей свидетелей и умение использовать это знание при опросе.

Лжец, зубастый свидетель, неподатливый свидетель, нерешительный свидетель, нервный свидетель, веселый свидетель, хитрец, лицемер и ханжа, свидетель, который частью говорит правду и частью лжет, решительный свидетель, «полупрофесиональное лицо», представитель власти, врач, полицейский, правдивый свидетель, щетинистый свидетель. Такую типологию свидетелей приводил в своей замечательной книге «Школа адвокатуры» Р. Гаррис. Написанная в 19 веке, она не утратила актуальности до сих пор. Каждый тип свидетеля требует своего подхода. С одним свидетелем лучше шутить, другому поддакивать, третьего ободрять.

Получить сведения о свидетеле для составления его психологического портрета в современном мире достаточно легко. Если данные о свидетеле невозможно получить от клиента (знакомых людей), в помощь юристу Интернет, справочные системы, социальные сети. Возраст, образование, профессия дают информацию для размышления и подготовки необходимых вопросов.

Учет психологических особенностей свидетеля начинается при подготовке к опросу и продолжается в течение самого опроса. Наши особенности восприятия таковы, что большую часть информации мы получаем из невербальных источников. И юристы, и судья очень часто делают выводы не на основании того, что говорит свидетель, а как он говорит и как выглядит в этот момент.

В ходе опроса свидетеля важно оценить его внешность, одежду, речь (темп, тембр), жесты и мимику, общее поведение, реакцию на вопросы. Реакция других людей (юристов, оппонента, других свидетелей) также может быть полезна.

4.Четкость.

Умение задавать правильные вопросы, не вызывающие аллергию или ярость судьи, в щедро отведенные тебе 5 минут — это бесценно.

Одна из основных ошибок проводящих опрос свидетелей юристов – это начинать опрос с бестолковых вопросов, не относящиеся к существу дела, или задавать вопросы с переходом на личности.

Судьи очень занятые и часто уставшие люди, мечтающие поскорее закончить процесс и не желающие вовлекаться в перепалки. Туманный/нерелевантный/эмоциональный вопрос снижает доверие судьи к юристу, а зачастую приводит и к сокращению времени, предоставленного для вопросов. А это значит, что поставленные юристом задачи могут оказаться не выполненными.

Составляя план вопросов свидетелю, желательно учитывать, какие вопросы может задать сам судья и не повторять их, и, кроме того, продумывать, с какого «сильного» вопроса стоит начать свой опрос.

5. Расчет.

Английские юристы часто говорят, что главное правило опроса свидетелей, это не задавать им вопросов, на которые не знаешь ответы. В английских судах этому правилу следовать проще, поскольку свидетели заранее раскрывают свои показания в письменном виде.

В российских судах юристы могут лишь догадываться, какие пояснения и ответы дадут свидетели. Тем важнее расчет и предвидение возможных ответов. Следование правилу «не уверен-не спрашивай» также полезно. Не раз в судах юристы, пытавшиеся навскидку задать каверзные вопросы свидетелю-эксперту, получали разгромные ответы, ослабляющие их позицию.

Иногда в ходе допроса появляется необходимость задать неожиданный вопрос, с надеждой получить благоприятный ответ («fishing expedition»). Стоит задавать его между двумя сильными вопросами, в середине. В случае получения неблагоприятного ответа, психологическое действие такого ответа будет менее разрушительно для позиции.

6. Вовремя останавливаться.

Получить благоприятный для своей позиции ответ от «чужого» свидетеля – это ли не счастье для процессуального юриста? Счастье – это получить благоприятный ответ и вовремя остановиться.

Не раз приходилось наблюдать, когда юрист, получив от свидетеля благоприятный ответ, пытался «закрепить» успех, переспрашивая или пытаясь «дожать». Итогом такого поведения юриста может стать измененный ответ свидетеля, понявшего, что он допустил ошибку, дал «неверный» ответ.

Правильнее не привлекать сразу внимание к допущенной свидетелем ошибке, а использовать данный свидетелем ответ позднее, в процессуальных документах или прениях.

7.Типы вопросов.

В идеале вопросы свидетелю должны быть краткими, понятными, относимыми, четкими, достаточными и минимальными. Вопросы должны быть заданы в корректной форме. Формулируя вопросы, в целях проверки можно спрашивать себя «зачем я задаю этот вопрос», «какой ответ хочу получить», «можно ли обойтись без этого вопроса», «если судья спросит, какое это отношение имеет к делу, смогу ли я убедительно ответить».

Вопросы могут быть закрытыми (предполагающими ответ «да/нет») или открытыми (предполагающими развернутый ответ). В англосаксонской системе почти всегда задаются закрытые вопросы (с использованием ранее данных свидетелем письменных пояснений). С помощью серии закрытых вопросов юристы вынуждают свидетеля ответить необходимым для юриста образом. В российских судах почти всегда задаются открытые вопросы, поскольку точное содержание показаний свидетеля до его выступления в суде чаще всего неизвестно. В этой связи, при формулировании открытых вопросов желательно не забывать о соблюдении правила №5.

Для восполнения пробелов в существенных для дела обстоятельствах задаются дополнительные вопросы. Например, для взыскания убытков необходимо, в том числе, доказать наличие причинно-следственной связи между действиями нарушителя и возникшими убытками. В целях исключения версии о вине самого пострадавшего в причинении убытков, свидетелю могут быть заданы дополнительные вопросы.

Для усиления определенности каких-либо существенных фактов, свидетелю могут задаваться уточняющие вопросы. Ответы свидетеля могут дать более полную и достоверную картину происходящего.

В целях помощи свидетелю, забывшему существенные для дела обстоятельства, могут быть заданы напоминающие вопросы. Такие вопросы могут быть связаны с ассоциациями по времени, месту, сходству, контрасту. Могут быть использованы вопросы, позволяющие снять эмоциональную напряженность. Свидетелю могут быть предъявлены вещественные доказательства для возникновения воспоминаний.

Для выявления ложных показаний используют контрольные вопросы (чаще всего более детальные вопросы по даваемым показаниям) или изобличающие вопросы.

8.Выявление ложных показаний.

У юриста в отношении «чужого свидетеля», чаще всего, две задачи – понять, что свидетель дает ложные показания, и продемонстрировать судье, что свидетель дает ложные показания.

Признаками ложных показаний могут быть следующие моменты:

  • противоречивость, несогласованность показаний между собой;
  • небольшая степень детализации событий, которые должны быть известны свидетелю хорошо;
  • неподтвержденность показаний другими имеющимися в деле доказательствами;
  • сумбурность, запутанность изложения либо наоборот, заученность показаний.

Некоторые исследователи полагают, что признаком обмана могут являться употребляемые свидетелем вводные слова, такие как «наверное», «только», «уже», «давным-давно», «возможно», «слишком», «все еще», которые на вербальном уровне означают, что свидетель находится в так называемой возможной действительности.

Продемонстрировать судье, что свидетель дает ложные показания, позволяют конкретизирующие вопросы. Такие вопросы требуют от свидетеля большей детализации, при которой лучше видны противоречивость и несогласованность показаний.

Обращение к свидетелю с просьбой прокомментировать несоответствия между его показаниями и документами, заключениями экспертов, показаниями других свидетелей, также может помочь выявить недобросовестность свидетеля.

В некоторых случаях помогает напоминание свидетелю об ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

Признание свидетеля в том, что предоставленные им сведения недостоверны, в судебной практике крайне редки. Поэтому в ряде случаев, можно вместо обвинения свидетеля в заведомой недобросовестности, представлять суду доказательства «заблуждения» свидетеля (из-за особенностей человеческого восприятия, работы памяти и пр.).

9.Собственные действия.

Правильные слова юриста порою могут усилить действие благоприятных показаний и уменьшить ущерб от неблагоприятных сведений. Остроумный комментарий, точное обобщение в нужном ключе, корректное замечание или разъяснение свидетелю – все эти приемы могут быть очень ценными.

Однако за исключением ситуации, когда над вашими шутками смеются даже ваши оппоненты, пользоваться данными приемами стоит дозированно и осторожно.

10.Письменная фиксация показаний.

Опрос свидетеля прошел блестяще, оппонент разгромлен, судья покорен. Для сохранения эффекта и сохранения успеха в судах вышестоящих инстанций, необходимо проверять корректность письменного изложения показаний свидетелей.

Постоянно возникают ситуации, когда протокол допроса свидетелей (в настоящее время составляется лишь в суде общей юрисдикции) имеет содержание абсолютно противоположное происходившему в суде потому, что секретарь не успел/не понял/забыл.

Существующая в российских судах система представления замечаний на протокол судебного заседания неэффективна, поскольку данные замечания судом чаще всего отклоняются. Больше шансов добиться объективности и полноты протокола, если представить суду аудиозапись и расшифровку данной аудиозаписи до изготовления протокола судебного заседания. По опыту, секретари судей периодически используют данные расшифровки для изготовления собственных протоколов.

Кроме того, в отношении «своих» свидетелей можно представлять показания свидетелей в письменной форме для приобщения к материалам дела.

Несмотря на нелюбовь юристов и судей к участию свидетелей в процессе, показания свидетелей нередко влияют на результат дела.

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

Смирнов А.В. Калиновский К.Б. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. СПб.: Питер, 2003. 1008 с.

Статья 56. Свидетель

1. Свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний.

2. Вызов и допрос свидетелей осуществляются в порядке, установленном Статьями 187–191 настоящего Кодекса.

3. Не подлежат допросу в качестве свидетелей:

1) судья, присяжный заседатель – об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу;

2) защитник подозреваемого, обвиняемого – об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с участием в производстве по уголовному делу;

3) адвокат – об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи;

4) священнослужитель – об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди;

5) член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия – об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий.

4. Свидетель вправе:

1) отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен пунктом 4 статьи 5 настоящего Кодекса. При согласии свидетеля дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от этих показаний;

2) давать показания на родном языке или языке, которым он владеет;

3) пользоваться помощью переводчика бесплатно;

4) заявлять отвод переводчику, участвующему в его допросе;

5) заявлять ходатайства и приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда;

6) являться на допрос с адвокатом в соответствии с частью пятой статьи 189 настоящего Кодекса;

7) ходатайствовать о применении мер безопасности, предусмотренных частью третьей статьи 11 настоящего Кодекса.

5. Свидетель не может быть принудительно подвергнут судебной экспертизе или освидетельствованию, за исключением случаев, предусмотренных частью первой статьи 179 настоящего Кодекса.

6. Свидетель не вправе:

1) уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя, прокурора или в суд;

2) давать заведомо ложные показания либо отказываться от дачи показаний;

3) разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с участием в производстве по уголовному делу, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса.

7. В случае уклонения от явки без уважительных причин свидетель может быть подвергнут приводу.

8. За дачу заведомо ложных показаний либо отказ от дачи показаний свидетель несет ответственность в соответствии со Статьями 307 и 308 Уголовного кодекса Российской Федерации.

9. За разглашение данных предварительного расследования свидетель несет ответственность в соответствии со статьей 310 Уголовного кодекса

1. Согласно части первой комментируемой статьи, свидетелем считается лицо, одновременно удовлетворяющее следующим признакам: а) ему могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения данного уголовного дела; б) оно вызвано для дачи показаний. Вопрос о том, могут ли свидетелю быть известными относящиеся к делу обстоятельства, решается не им самим, а органом дознания, дознавателем, следователем, прокурором, судом. Следует особо отметить, что указанный вопрос может решаться и другими участниками процесса (подозреваемым, обвиняемым, защитником, потерпевшим, гражданским истцом и гражданским ответчиком, а также их представителями), заявившими ходатайство о вызове данного лица в качестве свидетеля, если обстоятельства, об установлении которых посредством допроса этого свидетеля они ходатайствуют, имеют значение для дела (ч. 2 ст. 159, ч. 7 ст. 234, ч. 4 ст. 271). Что касается вызова лица для дачи показаний, то до окончания предварительного расследования этот вопрос может быть разрешен только органом дознания, дознавателем, следователем, прокурором. Однако при окончании предварительного расследования с обвинительным заключением к этому документу прилагается список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, в том числе, и со стороны защиты (ч. 4 ст. 220). Учитывая, что представление доказательств (и свидетельских показаний, в частности) есть право подозреваемого, обвиняемого, защитника, необходимо прийти к выводу, что следователь, а также прокурор не могут отказать им во включении в этот список вызываемых стороной защиты свидетелей или сократить его по своему усмотрению (п. 3 ч. 2 ст. 221). Суд также не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля или специалиста, если оно явилось в суд по инициативе любой из сторон (ч. 4 ст. 271).

2. О порядке вызова и допроса свидетелей см. комментарий к ст. 187 – 191 настоящего Кодекса.

3. К числу лиц, не подлежащих допросу в качестве свидетелей законом отнесены: судьи, присяжные заседатели – об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу; защитник подозреваемого, обвиняемого – об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с участием в производстве по уголовному делу; адвокат – об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи; священнослужитель – об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди; член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия – об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий (ч. 3ст. 56); эксперт – по поводу сведений, ставших ему известными в связи с производством судебной экспертизы, если они не относятся к предмету данной судебной экспертизы (ч. 2 ст. 205).

4. Обстоятельствами уголовного дела, которые стали известны судьям или присяжным заседателям в связи с участием в производстве по данному уголовному делу являются как те, о которых они узнали в ходе судебных следственных действий, так и любые другие обстоятельства этого уголовного дела. Под обстоятельствами уголовного дела в данном случае следует понимать не только обстоятельства события преступления, наличие или отсутствие виновности обвиняемого и другие обстоятельства, входящие в предмет доказывания (ст. 73), но и обстоятельства производства самого уголовного дела, в т.ч. суждения, высказанные во время совещания судей или присяжных заседателей; действия участников процесса и действия третьих лиц в отношении участников процесса, которые были лично восприняты судьями и присяжными заседателям либо данные о которых были сообщены им любыми лицами, как в ходе судебного заседания, так и за его пределами и т.д. Смысл данного положения заключается в гарантировании независимости судей, которые не должны опасаться применения к ним в дальнейшем каких бы то ни было санкций в связи с их участием в рассмотрении дела, в т.ч. тех, которые предусмотрены для свидетелей.

5. Более широк круг обстоятельств, о которых не может быть допрошен защитник (п. 2 ч. 3). В отличие от обстоятельств, о которых не могут быть допрошены судьи и присяжные заседатели, защитник не допрашивается не только об обстоятельствах данного уголовного дела, но и о любых других обстоятельствах (в п. 2 ч. 3 ст. 56 не говорится, что это обстоятельства именно «уголовного дела»), которые стали ему известны в связи с участием в данном или во всяком другом уголовном деле (прилагательного «данное» применительно к слову «дело» в п. 2 ч. 3 ст. 56 нет). В частности, неправомерен вызов и допрос защитника об обстоятельствах совершения его подзащитным нового преступления, очевидцем которого был защитник, если он присутствовал при этом в связи с оказанием обвиняемому или подозреваемому юридической помощи по другому делу.

6. Особые гарантии установлены для адвоката, независимо от того, является ли он по данному делу защитником, представителем потерпевшего, частного обвинителя, гражданского истца, гражданского ответчика, либо вообще не принимает участия в данном уголовном деле. Адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля о любых обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему любых лиц за юридической помощью или в связи с ее оказанием (п. 3 ч. 3 УПК РФ, ч. 2 ст. 9 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»). По смыслу ч. 1 ст. 8 закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» являются адвокатской тайной и не подлежат разглашению в какой бы то ни было форме сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю, за исключением сведений о совершении адвокатом деяния, содержащего признаки преступления. Это не означает, что адвокат обязан давать показания об обстоятельствах совершения им такого деяния, поскольку он, как и любое лицо, вправе не свидетельствовать против самого себя. Имеется в виду, что по общему правилу обстоятельства, сведения о которых составляют адвокатскую тайну, не могут быть предметом расследования или судебного разбирательства. Исключение составляют преступные деяния самого адвоката, но и в этом случае он вправе отказаться от дачи показаний.

7. Согласно п. 4 ч. 3 ст. 56 УПК не подлежит допросу в качестве свидетеля священнослужитель – об обстоятельствах, ставших ему известными их исповеди. Однако, исповедь, как религиозный обряд, признается не всеми, но в основном христианскими вероисповеданиями. Исходя из конституционных принципов равенства религиозных объединений и равенства всех граждан независимо от отношения к религии ( ч. 2 ст. 14 , ч. 2 ст. 19 Конституции Росси й ской Федерации ), следует признать, что священнослужители нехристианских официально зарегистрированных религиозных организаций также должны пользоваться свидетельским иммунитетом в отношении конфиденциальных сведений, если они стали им известными от членов соответствующих конфессий в результате исполнения религиозных обрядов.

8. Свидетелями могут быть следователи, дознаватели, в производстве которых находилось данное уголовное дело. Согласно ч. 8 ст. 234, на предварительном слушании по ходатайству сторон в качестве свидетелей могут быть допрошены любые лица, которым что-либо известно об обстоятельствах производства следственных действий или изъятия и приобщения к уголовному делу документов, за исключением лиц, обладающих свидетельским иммунитетом. В случае, если указанные лица были допрошены в качестве свидетелей, они утрачивают право продолжать производство предварительного расследования (п. 1 ч. 1 ст. 61).

9. По ранее действовавшему уголовно-процессуальному закону не могло допрашиваться в качестве свидетеля лицо, которое в силу своих физических или психических недостатков не способно правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания (ст. 72 УПК РСФСР). Новый Кодекс не устанавливает такого ограничения. Нет запрета на допрос в качестве свидетелей также малолетних. Возможность их допроса определяется исходя из конкретных обстоятельств дела, а оценка достоверности показаний дается сторонами и, окончательно, судом.

10. Свидетель вправе отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен п.4 ст. 5 настоящего Кодекса. При согласии свидетеля дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от этих показаний. В перечень близких родственников согласно п.4 ст.5 входят супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и родные сестры, дедушка, бабушка, внуки. Следует иметь в виду, что право не свидетельствовать – это не то же самое, что быть свидетелем. Свидетель – тот, кто вызван для допроса. Он обязан явиться по вызову и дать показания, за исключением тех, о которых говорится в данном пункте.

Право не свидетельствовать против самого себя и своих близких родственников не сводится только к праву свидетеля отказаться от ответа на вопросы, имеющие прямо инкриминирующий характер, но распространяется и на сведения о любых других фактах, которые могут прямо или косвенно, непосредственно или опосредованно быть использованными против интересов указанных лиц. Право не свидетельствовать против себя и своих близких не означает, что следователь не может задавать свидетелю подобные вопросы, а свидетелю не вправе на них отвечать, поскольку это его право, а не обязанность. В соответствии с ч.2 ст.11 УПК, при согласии лиц, обладающих свидетельским иммунитетом, дать показания, дознаватель, следователь, прокурор и суд предупреждают их о том, что данные ими показания могут быть использоваться в качестве доказательств в ходе дальнейшего производства по уголовному делу.

Закон не предусматривает права свидетеля не свидетельствовать против иных близких ему лиц и родственников (за исключением близких родственников). Так, обязаны свидетельствовать друг против друга лица, состоящие в незарегистрированном браке, отцы и дети, рожденные в таком браке, если в свидетельстве о рождении отец не записан как родитель ребенка и т.п.

Представляется, что при отказе свидетеля от показаний против себя и своих близких родственников в судебном заседании суд не имеет права сослаться в приговоре на показания этого свидетеля, данные им в ходе предварительного расследования, даже если на досудебном производстве этому свидетелю и было разъяснено право не свидетельствовать против себя. Дело в том, что показания, данные в ходе предварительного расследования, могут быть оглашены в суде лишь при наличии существенных противоречий в этих показаниях и показаниях, данных в суде, либо при неявке свидетеля в судебное заседание (п. 1, 2 ч. 1 ст. 281). В случае полного отказа явившегося в суд свидетеля от дачи показаний нельзя утверждать, что названные условия соблюдены, поэтому огласить показания, данные на предварительном расследовании нельзя. Но доказательства, которые не были оглашены (исследованы) в судебном заседании не могут быть положены в основу приговора (ч. 3 ст. 240).

Возникает также вопрос, может ли свидетель, отказавшийся от дачи показаний против себя самого или своих близких родственников, быть привлечен к ответственности за отказ от дачи показаний, если в дальнейшем выяснится, что данные, сообщать которые не стал свидетель, объективно не могли быть использованы против этого лица или его близких родственников. Например, свидетель ошибочно полагал, отказываясь от дачи показаний, что за действия, о которых его допрашивают, предусмотрена уголовная ответственность. Как представляется, в подобных случаях должно действовать правило о толковании сомнений в пользу данного лица. Если не сообщенные им сведения на самом деле не могли повредить ему или его близким, но свидетель, с учетом конкретных обстоятельств, имел основания хотя бы предполагать, что такая опасность существует, его нельзя привлечь к уголовной ответственности.

11. По сравнению с ранее действовавшим УПК РСФСР, свидетель в соответствии с данной статьей приобрел ряд новых прав: а) заявлять отвод переводчику (п. 3 ч. 4); б) заявлять ходатайства и приносить жалобы на действия (бездействие), в частности, суда (п. 4 ч. 4); в) являться на допрос с адвокатом в соответствии с частью пятой статьи 189 настоящего Кодекса (п. 6 ч. 4); г) ходатайствовать о применении мер безопасности, предусмотренных частью третьей статьи 11 настоящего Кодекса. Поскольку судом согласно п. 48 ст. 5 считается суд, рассматривающий уголовное дело по существу, содержание п. 5 ч. 4 комментируемой статьи можно понять в том смысле, что свидетель является субъектом обжалования решений суда, принятых в судебных стадиях процесса. Однако нормы Особенной части Кодекса не предусматривают такого права свидетеля, их чего можно заключить, что речь идет лишь об обжаловании постановлений судьи, принимаемых в ходе досудебного производства в соответствии со ст. 127, по смыслу которой свидетель может подавать жалобы на эти решения в апелляционном, кассационном, надзорном порядке и т.д.

12. Право на допрос в присутствии адвоката (п. 6 ч. 3) касается любых свидетелей: как тех, которых допрашивают по вопросам инкриминирующего характера, так и тех, кто должен давать показания по другим обстоятельствам. См. также комментарий к ч. 5 ст. 189 настоящего Кодекса.

13. На основании п. 7 ч. 4 комментируемой статьи и ч. 3 ст. 11 при наличии достаточных данных о том, что свидетелю, а также его близким родственникам, родственникам или близким лицам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества либо иными опасными противоправными деяниями, суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают в пределах своей компетенции в отношении указанных лиц меры безопасности (см. о них пункт 5 комментария к ч. 3 ст. 11 настоящего Кодекса). В частности, к числу этих мер относятся:

· исключение из протокола следственного действия данных о личности свидетеля, вместо которых следователь с согласия прокурора указывает в протоколе присвоенный свидетелю псевдоним и приводит образец его подписи, которые он будет использовать в протоколах следственных действий, произведенных с его участием (ч. 9 ст. 166);

· допрос свидетеля в судебном заседании без оглашения подлинных данных о личности свидетеля в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства. В случае заявления сторонами обоснованного ходатайства о раскрытии подлинных сведений о лице, дающем показания, в связи с необходимостью осуществления защиты подсудимого либо установления каких-либо существенных для рассмотрения уголовного дела обстоятельств суд вправе предоставить сторонам возможность ознакомления с указанными сведениями (ч. 5, 6 ст. 278).

Однако необходимо указать на то, что применение названных положений должно происходить с учетом обязательных и имеющих преимущественную силу перед нормами УПК РФ положений Европейской (Римской) Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. Согласно подпункта ( d ) пункта 3 статьи 6 Конвенции к аждый человек, обвиняемый в совершении уголовного преступления, имеет право допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены. Европейский Суд по правам человека в решении по делу Ван Михелена и других против Нидерландов от 23 апреля 1997 г. дает толкование этой нормы в соотношении с мерами безопасности свидетеля следующим образом: «… Если сохраняется анонимность свидетеля обвинения, защита сталкивается с такими трудностями, которых при рассмотрении уголовных дел обычно быть не должно. Соответственно, Суд признал, что в таких случаях статья 6 п. 1 и п. 3 (d) Конвенции требует, чтобы эти трудности защиты в достаточной мере уравновешивались судебной процедурой (курсив мой А.С.). И наконец, следует напомнить, что обвинительный приговор не должен основываться единственно или в решающей степени на анонимных утверждениях» (п. 54, 55). При этом Европейский Суд указал, что «…не могут считаться достаточным основанием для лишения защиты возможности задавать вопросы свидетелям в своем присутствии и иметь собственное суждение об их поведении» такие меры, как допрос свидетеля лишь следователем, который сам удостоверяется в личности свидетеля, достоверности и надежности сообщаемых им сведений, а также причинах сохранения анонимности. По мнению Суда, высказанного в п. 62, 64 данного решения, достаточной судебной процедурой, уравновешивающей анонимность допроса свидетелей, является их заслушивание в присутствии не только обвинителя, но и защитника-адвоката, который бы имел возможность наблюдать и оценивать поведение свидетеля во время допроса (см. также решение по делу Доорсон против Нидерландов).

14. Уклонением от явки свидетеля по вызовам дознавателя, следователя, прокурора или в суд, является его неявка без уважительных причин. К числу уважительных причин относятся: болезнь самого свидетеля или членов его семьи, за которыми кроме него некому осуществлять уход, неполучение или слишком позднее получение повестки, стихийное бедствие, отсутствие необходимого транспорта и т.д. При установлении, что уважительные причины отсутствуют, свидетель может быть подвергнут приводу (ст. 113). По новому УПК на него не может быть наложено денежное взыскание.