Новое судебное разбирательство уголовного дела

Статья 389.22 УПК РФ. Отмена обвинительного приговора или иных решений суда первой инстанции с передачей уголовного дела на новое судебное разбирательство либо с возвращением уголовного дела прокурору

Новая редакция Ст. 389.22 УПК РФ

1. Обвинительный приговор или иные решения суда первой инстанции подлежат отмене с передачей уголовного дела на новое судебное разбирательство, если в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции были допущены нарушения уголовно-процессуального и (или) уголовного законов, неустранимые в суде апелляционной инстанции.

1.1. Обвинительный приговор, постановленный на основании вердикта присяжных заседателей и противоречащий ему, при наличии оснований, предусмотренных частью первой настоящей статьи, подлежит отмене с передачей уголовного дела на новое рассмотрение в суд, постановивший приговор, но иным составом суда с момента, следующего за провозглашением вердикта присяжных заседателей.

2. В случаях, предусмотренных частью первой настоящей статьи, уголовное дело передается на новое судебное разбирательство в суд, постановивший приговор, но иным составом суда, при отмене приговора или иного итогового решения мирового судьи — мировому судье другого судебного участка.

3. Обвинительный приговор или иные решения суда первой инстанции подлежат отмене с возвращением уголовного дела прокурору, если при рассмотрении уголовного дела в апелляционном порядке будут выявлены обстоятельства, указанные в части первой и пункте 1 части первой.2 статьи 237 настоящего Кодекса.

Комментарий к Статье 389.22 УПК РФ

1. Проверяя по апелляционным жалобам и (или) представлениям законность, обоснованность и справедливость приговора или иных судебных решений, суд апелляционной инстанции должен устранить допущенные нарушения и рассмотреть уголовное дело по существу с вынесением итогового судебного решения, за исключением случаев, предусмотренных в ч. 1 к.с. Если суд апелляционной инстанции, отменяя приговор или иное решение суда первой инстанции, передает дело на новое судебное разбирательство либо возвращает уголовное дело прокурору, он указывает причины, по которым судом апелляционной инстанции не может быть устранено допущенное нарушение .

———————————
См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 ноября 2012 г. N 26 «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2013. N 1.

2. Приговор, определение или постановление суда отменяется и уголовное дело передается на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые не могут быть устранены судом апелляционной инстанции. Неустранимыми в суде апелляционной инстанции следует признавать такие нарушения фундаментальных основ уголовного судопроизводства, последствием которых является процессуальная недействительность самого производства по уголовному делу (например, рассмотрение дела незаконным составом суда либо с нарушением правил подсудности) .

———————————
См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 ноября 2012 г. N 26 «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2013. N 1.

3. В случае отмены приговора или иного судебного решения с передачей уголовного дела на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции либо с возвращением уголовного дела прокурору суд апелляционной инстанции в целях охраны прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства и надлежащего проведения судебного разбирательства в разумные сроки по ходатайству прокурора или по своей инициативе решает вопрос об оставлении без изменения, изменении либо отмене избранной в отношении лица меры пресечения. При этом суд вправе избрать любую из предусмотренных ст. 98 УПК РФ меру пресечения, при условии что она обеспечит достижение названных целей.

4. Принимая решение о применении меры пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста, суд апелляционной инстанции в резолютивной части определения (постановления) указывает конкретный разумный срок действия данной меры пресечения в пределах, указанных в ст. ст. 109 и 255 УПК РФ. Если на момент принятия судом апелляционной инстанции решения не истек ранее избранный (продленный) срок содержания под стражей или домашнего ареста и этого срока достаточно для обеспечения названных выше целей, то в резолютивной части определения (постановления) следует указывать на оставление данной меры пресечения без изменения. В любом случае в описательно-мотивировочной части определения (постановления) должны быть приведены мотивы принятого решения .

———————————
См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 ноября 2012 г. N 26 «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2013. N 1.

5. По смыслу п. 4 ч. 1 ст. 389.20 и ч. 1 к.с. суд апелляционной инстанции по результатам рассмотрения жалобы, представления на постановление судьи об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста, о продлении срока действия этих мер пресечения либо об отказе в этом при наличии к тому оснований вправе отменить постановление и передать материалы на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции, если допущенные нарушения уголовно-процессуального закона (например, правил подсудности) не могут быть устранены в суде апелляционной инстанции. Передавая материалы на новое судебное разбирательство, суд апелляционной инстанции должен разрешить вопрос о мере пресечения в отношении лица, содержащегося под стражей или домашним арестом.

6. По смыслу п. 6 ч. 1 ст. 389.20 и ч. 1 к.с. суд апелляционной инстанции по результатам рассмотрения жалобы, представления на постановление судьи об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста, о продлении срока действия этих мер пресечения либо об отказе в этом при наличии к тому оснований вправе изменить или отменить постановление и принять новое решение без передачи материалов на рассмотрение суда первой инстанции, если допущенные нарушения уголовно-процессуального закона могут быть устранены в суде апелляционной инстанции.

7. Принимая новое решение, суд апелляционной инстанции вправе избрать более строгую меру пресечения, в избрании которой было отказано судом первой инстанции, если об этом ставится вопрос в представлении прокурора либо жалобе потерпевшего, его законного представителя и (или) представителя .

———————————
См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013 г. N 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2014. N 2.

8. См. также комментарий к ст. ст. 108, 237, 389.16, 389.17, 389.28 УПК РФ.

Другой комментарий к Ст. 389.22 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

Комментарий к статье 389.22 УПК в процессе написания. Заходите позже.

Статья 386. Отмена приговора с направлением уголовного дела на новое судебное разбирательство

1. Уголовное дело направляется на новое судебное разбирательство:

1) другому судье суда апелляционной инстанции — в случаях отмены либо приговора, постановленного мировым судьей, и постановления суда апелляционной инстанции, либо приговора суда апелляционной инстанции;

2) в суд, постановивший приговор, но иным составом суда — в случае отмены приговора, за исключением случаев, указанных в пункте 1 настоящей части.

2. При отмене приговора и направлении уголовного дела на новое судебное рассмотрение суд кассационной инстанции не вправе предрешать вопросы:

1) о доказанности или недоказанности обвинения;

2) о достоверности или недостоверности того или иного доказательства;

3) о преимуществах одних доказательств перед другими;

4) о мере наказания.

3. Приговор, постановленный на основании вердикта присяжных заседателей и противоречащий ему, подлежит отмене с передачей уголовного дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции. В этом случае новое рассмотрение уголовного дела начинается с момента, следующего за провозглашением вердикта присяжных заседателей.

ОТМЕНА ПРИГОВОРА С НАПРАВЛЕНИЕМ УГОЛОВНОГО ДЕЛА НА НОВОЕ СУДЕБНОЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВО

Закон запрещает повторное рассмотрение уголовного дела тем же судьей (составом суда), которым был постановлен приговор, отмененный судом кассационной инстанции.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 386 УПК РФ в случае отмены приговора уголовное дело направляется на новое судебное разбирательство в суд, постановивший приговор, но иным составом суда, за исключением случаев, указанных в п.

Необходимо иметь в виду, что на практике уголовное дело после отмены приговора судом кассационной инстанции не всегда может быть направлено на новое судебное разбирательство в суд, постановивший приговор.

В Российской Федерации до настоящего времени действует множество односоставных и двусоставных судов. Таким образом, направление дела после отмены приговора в тот же односоставный суд исключается в силу требования закона о том, что дело должно рассматриваться иным составом суда.

В связи с рядом обстоятельств, нередко встречающихся на практике (например, длительная болезнь, отсутствие другого судьи в связи с тем, что он еще не назначен на должность и т.п.), дело в установленном законом порядке может быть направлено в другой суд того же уровня (звена), что не следует считать нарушением ч. 1 ст. 47 Конституции РФ, гарантирующей право на рассмотрение дела в том суде и тем судьей, к подсудности которого оно отнесено законом. Исключения из общего правила и порядок изменения территориальной подсудности предусмотрены ст. 35 УПК РФ.

Поскольку суд кассационной инстанции, отменяя приговор и направляя уголовное дело на новое рассмотрение, не завершает дело, то есть не разрешает его окончательно, он в соответствии с принципами уголовного процесса, закрепленными в законе, не вправе предрешать вопросы, перечисленные в пп.

Следует отметить, что запрет на предрешение вопросов о мере наказания не противоречит праву суда кассационной инстанции в предусмотренных законом случаях и порядке решать вопрос о несправедливости назначенного наказания вследствие его мягкости. В то же время суд кассационной инстанции не имеет права указывать в определении: какое конкретно наказание должно быть назначено в случае признания подсудимого виновным.

Приговор, постановленный на основании вердикта присяжных заседателей, не должен ему противоречить. В противном случае такой приговор подлежит отмене с передачей уголовного дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Приговор не следует считать противоречащим вердикту, если он постановлен председательствующим в соответствии с требованиями, установленными п. 2 ч. 1 ст. 350 УПК, предусматривающим независимо от признания лица присяжными заседателями виновным, постановление оправдательного приговора в случаях, когда присяжные заседатели дали отрицательный ответ хотя бы на один из трех основных вопросов, указанных в ч. 1 ст. 339 УПК, либо председательствующий признал отсутствие в деянии состава преступления.

Одним из важнейших для практики является установленный ч. 3 ст. 386 УПК порядок, при котором отмена приговора, постановленного на основании вердикта присяжных заседателей, влечет начало нового рассмотрения уголовного дела с момента, следующего за провозглашением вердикта присяжных заседателей.

Новое судебное разбирательство уголовного дела

Воронежский областной суд располагается по адресу:
г. Воронеж, Проспект Революции, 14а
Схема проезда :
любым транспортом следующим до центра
(остановка: Первомайский сад)

График работы
понедельник – четверг с 09.00 до 18.00 часов
пятница – с 09.00 до 16.45 часов
перерыв с 13.00 до 13.45 часов
суббота, воскресенье – выходные дни

Телефоны для справок

Отдел по обеспечению судопроизводства
по уголовным делам Воронежского областного суда
тел./факс: (473) 269-45-07
Канцелярия первой инстанции по уголовным делам
и работе с присяжными заседателями
тел.(473) 222-64-81
располагается по адресу:
г. Воронеж, ул. Орджоникидзе, 39,41
Схема проезда:
любым транспортом, следующим до центра
(остановки: площадь им. Ленина, ул. Платонова)

Статья 389.20 Уголовно-процессуального кодекса РФ предусматривает по результатам рассмотрения дел в апелляционном порядке возможность вынесения различных судебных решений, в том числе: об отмене обвинительного приговора и о вынесении оправдательного приговора; об отмене обвинительного приговора и о вынесении обвинительного приговора; об отмене оправдательного приговора и о вынесении оправдательного приговора; об отмене определения или постановления и о вынесении оправдательного приговора либо иного судебного решения; об отмене приговора, определения, постановления суда первой инстанции и о передаче уголовного дела на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции со стадии подготовки к судебному заседанию или судебного разбирательства.

В соответствии с ч.1 и 3 ст.389.22 УПК РФ, обвинительный приговор или иные решения суда первой инстанции подлежат отмене с передачей уголовного дела на новое судебное разбирательство, если в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции были допущены нарушения уголовно-процессуального и (или) уголовного законов, неустранимые в суде апелляционной инстанции.

Согласно ст.389.23 УПК РФ, случае, если допущенное судом нарушение может быть устранено при рассмотрении уголовного дела в апелляционном порядке, суд апелляционной инстанции устраняет данное нарушение, отменяет приговор, определение, постановление суда первой инстанции и выносит новое судебное решение.

Верховный суд РФ в постановлении Пленума №26 от 27 ноября 2012 года (в редакции от 1 декабря 2015 года) «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса РФ, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции» в п.18 указал, что проверяя по апелляционным жалобам и (или) представлению законность, обоснованность и справедливость приговора или иных судебных решений, суд апелляционной инстанции должен устранить допущенные нарушения и рассмотреть уголовное дело по существу с вынесением итогового судебного решения, за исключением случаев, предусмотренных в части 1 ст.389.22 УПК РФ. Если суд апелляционной инстанции, отменяя приговор или иное решение суда первой инстанции, передает дело на новое судебное разбирательство либо возвращает уголовное дело прокурору, он указывает причины, по которым судом апелляционной инстанции не может быть устранено допущенное нарушение.

В соответствии с п.18.1 указанного постановления Пленума Верховного Суда РФ суд апелляционной инстанции по результатам рассмотрения жалобы, представления на судебные решения, вынесенные в ходе досудебного производства в соответствии с частями 2 и 3 статьи 29 УПК РФ, а также на решения суда по вопросам, связанным с исполнением приговора, при наличии к тому оснований вправе изменить или отменить постановление и принять новое решение без передачи материала на рассмотрение суда первой инстанции, если допущенные нарушения уголовно-процессуального закона могут быть устранены в суде апелляционной инстанции.

Согласно п.19 названного постановления Пленума Верховного Суда РФ, приговор, определение или постановление суда отменяется и уголовное дело передается на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции при наличии таких существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые не могут быть устранены судом апелляционной инстанции (например, в случаях рассмотрения дела незаконным составом суда либо с нарушением правил подсудности, нарушения права обвиняемого на защиту, которое не может быть восполнено судом апелляционной инстанции).

Исходя из изложенных положений уголовно-процессуального закона и правовых позиций Верховного Суда РФ, приоритетным решением при отмене приговора или иного судебного решения должно быть вынесение нового решения самим судом апелляционной инстанции и лишь в исключительных случаях, в том числе предусмотренных п.19 постановления Пленума Верховного Суда РФ, дело передается на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Согласно статистике, в 2016 году апелляционной инстанцией Воронежского областного суда было рассмотрено 2423 уголовных дел и материалов, из них уголовных дел 775, из них было отменено обвинительных приговоров с вынесением новых обвинительных приговоров – 2, с вынесением оправдательных приговоров – 2, с возвращением дел на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции – 43, отменено оправдательных приговоров с передачей дел на новое рассмотрение в суд первой инстанции – 7.

За шесть месяцев 2017 года было рассмотрено 1290 уголовных дел и материалов, из них уголовных дел 425, из них было отменено обвинительных приговоров с вынесение нового обвинительного приговора – 1, с вынесением оправдательного приговора – 1, с возвращением дел на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции – 14, отменен 1 оправдательный приговор с передачей дела на новое судебное рассмотрение.

Обобщение судебной практики показало, что в основном апелляционной инстанцией при отмене приговоров и иных судебных решений принимались правильные решения либо о вынесении нового приговора, определения (постановления) по существу дела после устранения допущенных судом первой инстанции нарушений закона, либо о возвращении уголовного дела (материала) в суд первой инстанции на новое рассмотрение.

При этом в большинстве случаев при направлении дел и материалов на новое рассмотрение в суд первой инстанции в судебных актах приводились мотивированные обоснования причин, по которым допущенное нарушение не может быть устранено самим судом апелляционной инстанции.

Так, отменяя приговор Острогожского районного суда от 26 декабря 2016 года в отношении Дятлова А.И., осужденного по п.«а» ч.3 ст.158, п.«г» ч.2 ст.158 УК РФ, и направляя уголовное дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, судебная коллегия в своем апелляционном определении от 19 мая 2017 года указала, что как следует из протокола судебного заседания, адвокат Дудкин в ходе судебных прений, вопреки требованиям закона, согласился с позицией государственного обвинителя, просил назначить Дятлову наказание до 5 лет лишения свободы и таким образом занял позицию, противоречащую интересам подсудимого, который просил строго его не наказывать. При этом апелляционная инстанция усмотрела нарушение судом первой инстанции права на защиту осужденного и обоснованно в соответствии с требованиями закона и правовой позицией Верховного суда РФ признала данное нарушение неустранимым в суде апелляционной инстанции.

По аналогичным основаниям в связи с допущенным неустранимым в суде апелляционной инстанции нарушением права на защиту обвиняемого, было отменено с направлением материала на новое рассмотрение в районный суд постановление Железнодорожного районного суда г.Воронежа от 22 декабря 2016 года о продлении срока содержания под стражей обвиняемого Родионова Ф.С. Принимая решение об отмене данного постановления, суд апелляционной инстанции учел, что несмотря на то, что обвиняемый возражал против продления срока содержания его под стражей и просил избрать ему иную более мягкую меру пресечения, адвокат Тетюхин А.Н., выступая в защиту интересов обвиняемого, позицию последнего не поддержал, оставив вопрос о разрешении ходатайства следственного органа на усмотрение суда, и не возражал против ходатайства следователя.

Обоснованно были признаны неустранимыми, влекущими отмену постановлений суда с направлением материалов в районный суд на новое рассмотрение, нарушения права на защиту, допущенные при вынесении постановления Семилукского районного суда о пересмотре приговора в соответствии со ст.10 УК РФ в отношении осужденного Оганяна А.Б., поскольку материал был рассмотрен в отсутствие Оганяна А.Б., несмотря на наличие ходатайства осужденного о рассмотрении материала с его участием (апелляционное постановление от 25 мая 2017 года), а также при вынесении постановления Советского районного суда от 3 апреля 2017 года об отмене условного осуждения в отношении Черенкова А.Н. в отсутствие защитника (апелляционное постановление от 16 мая 2017 года).

16 декабря 2016 года судебная коллегия отменила постановленный в особом порядке принятия судебного решения приговор Борисоглебского городского суда в отношении Потлова В.А., осужденного по п.«а» ч.3 ст.158, п.п.«а»,«в» ч.2 ст.158, п.«б» ч.2 ст.158 УК РФ, в связи с тем, что ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке было заявлено обвиняемым на предварительном слушании, которое проводилось по основаниям, не предусмотренным уголовно-процессуальным законом, и при этом на предварительном следствии и в апелляционной жалобе осужденный оспаривал фактические обстоятельства и правильность квалификации его действий. Отменяя приговор с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции, судебная коллегия обоснованно указала, что приговор в отношении Потлова В.А. постановлен без судебного разбирательства незаконно, с существенными нарушениями прав обвиняемого на защиту, то есть судом первой инстанции допущено нарушение фундаментальных основ уголовного судопроизводства, последствием которого является процессуальная недействительность судебного производства по уголовному делу.

По ряду материалов принимались решения об отмене промежуточных судебных решений, вынесенных в досудебном производстве по уголовному делу либо в порядке исполнения приговора, в связи с неизвещением сторон о дате и времени судебного заседания либо с нарушением сроков такого извещения, что влекло за собой нарушение прав осужденных на защиту, а также прав иных участников производства по делу на надлежащую подготовку к судебному заседанию. Такие нарушения обоснованно признавались неустранимыми в суде апелляционной инстанции, влекущими направление материалов на новое рассмотрение в суд первой инстанции, так как проведенные при указанных обстоятельствах судебные разбирательства оказывались юридически ничтожными.

Так, в связи с извещением участников процесса о дате и времени судебного разбирательства менее чем за 14 суток до начала судебного заседания (ст.399 ч.2.1 УПК РФ) обоснованно были отменены с направлением материалов в суд первой инстанции на новое рассмотрение постановление Панинского районного суда о пересмотре приговора в соответствии со ст.10 УК РФ в отношении Кондрашова В.А., постановление Нововоронежского городского суда от 7 марта 2017 года об отмене условного осуждения в отношении Асьминина А.В., постановление Лискинского районного суда от 23 марта 2017 года об отмене условного осуждения в отношении Ницерина М.В.

Постановление Центрального районного суда г.Воронежа от 1 марта 2017 года о замене неотбытого наказания более мягким видом наказания в отношении Сурина М.В. было правильно отменено с направлением ходатайства осужденного на новое рассмотрение в районный суд, так как потерпевший Кержаков А.А., чьи интересы непосредственно затрагивались данным судебным решением, и его представитель адвокат Ерошенко А.Н., несмотря на наличие сведений об удовлетворении их ходатайства о направлении им информации о времени освобождения осужденного из мест лишения свободы, вовсе не извещались о дате и времени судебного заседания, что ограничило право потерпевшего на участие в судебном заседании и могло повлиять на законность и обоснованность принятого судом решения.

Апелляционным постановлением от 27 марта 2017 года было отменено постановление Центрального районного суда г.Воронежа от 24 января 2017 года о продлении в ходе предварительного расследования уголовного дела срока применения меры процессуального принуждения в виде наложения ареста на имущество, денежные средства, находящиеся на расчетном счете ООО «Воронежпаркет-Сервис», по тем основаниям, что о рассмотрении ходатайства следователя ООО «Воронежпаркет-Сервис» не извещалось. В апелляционном постановлении областного суда правильно указано о том, что выявленное нарушение уголовно-процессуального закона является существенным и не может быть устранено в суде апелляционной инстанции, поскольку районным судом нарушено фундаментальное процессуальное право лица, на чье имущество наложен арест, на участие в судебном разбирательстве, а следовательно право на состязательность сторон.

По аналогичным основаниям 27 марта 2017 года было отменено постановление того же суда от 24 января 2017 года о продлении срока наложения ареста на имущество ОАО «Реннесанс».

Имели место факты отмены обвинительных приговоров с направлением дел на новое рассмотрение в суд первой инстанции в связи с тем, что дела были рассмотрены с нарушением правил о подсудности, что с очевидностью свидетельствует о невозможности принятия нового решения по существу дела судом апелляционной инстанции.

Апелляционным постановлением от 31 января 2017 года был отменен приговор Калачеевского районного суда от 1 ноября 2016 года в отношении Шоназарова А.З., осужденного по ч.3 ст.30, ч.1 ст.291.1 УК РФ, и принято решение о направлении дела на новое рассмотрение мировому судье соответствующего судебного участка, так как дела об указанном преступлении в силу ч.1 ст.31 УПК РФ подсудны мировому судье.

По аналогичным основаниям с направлением дела на новое рассмотрение мировому судье был отменен приговор Панинского районного суда от 20 октября 2016 года, постановленный с нарушением правил о подсудности районным судом в отношении Рябинина А.В., осужденного по ч.3 ст.30, ч.1 ст.291.2 УК РФ (апелляционное постановление от 10 января 2017 года).

Представляется, что правильно поступал суд апелляционной инстанции, когда отменяя решения суда первой инстанции, направлял материалы на новое рассмотрение в тот же суд, в связи с тем, что по жалобам в порядке ст.125 УПК РФ, ходатайствам осужденных и другим материалам не все требования заявителей были разрешены и получили в судебных решениях соответствующую оценку.

Так, отменяя постановление Грибановского районного суда от 22 февраля 2017 года суда по жалобе Мосеева В.А. в порядке ст.125 УПК РФ, в которой ставился вопрос о признании незаконными и необоснованными постановления о возбуждении уголовного дела и постановления о прекращении уголовного дела, но суд принял решение только по вопросу законности постановления о прекращении уголовного дела, оставив без разрешения доводы жалобы заявителя о незаконности постановления о возбуждении уголовного дела, суд в апелляционном постановлении, обосновывая вывод о невозможности вынесения нового решения по существу жалобы, указал, что такое решение повлечет нарушение предусмотренного ст.47 Конституции РФ права заявителя на рассмотрение дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. Соблюдение же этого порядка без пропуска стадий является гарантией конституционного права личности на судебную защиту (апелляционное постановление от 6 апреля 2017 года).

По аналогичным основаниям правильно 25 мая 2017 года апелляционной инстанцией было принято решение о направлении ходатайства осужденного Тулаева А.Б. об условно-досрочном освобождении на новое рассмотрение в районный суд при отмене постановления суда первой инстанции, в котором суд ошибочно посчитал, что осужденный не отбыл необходимый предусмотренный законом срок лишения свободы, а по другим доводам ходатайства своего суждения не высказал.

Аналогичные правильные решения были приняты по жалобам в порядке ст.125 УПК РФ: 1 июня 2017 года по жалобе Ишевского К.В., 21 июня 2017 года по жалобе адвоката Раева С.В. в интересах Горбачева А.Е., 12 октября 2016 года по жалобе Якуткина В.М., 15 августа 2016 года по жалобе Трофимова Ю.В., поскольку не все доводы жалоб были рассмотрены судом первой инстанции и не по всем требованиям заявителей приняты решения.

Также правильно поступила апелляционная инстанция, когда 19 мая 2016 года отменила приговор Новоусманского районного суда от 14 августа 2015 года в отношении Митрофанова П.В., осужденного по ч.1 ст.119, ч.1 ст.139 УК РФ, и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку районный суд не принял никакого решения по обстоятельствам обвинения Митрофанова П.В. в угрозе убийством от 23 декабря 2014 года. При этом апелляционная инстанция указала, что любое решение, принятое судом апелляционной инстанции по данной части обвинения, будет нарушать принцип инстанционности, право подсудимого на рассмотрение его дела по существу тем судом, к подсудности которого оно относится в качестве суда первой инстанции.

Вместе с тем, по ряду уголовных дел и материалов, когда при отмене приговоров и постановлений имелась возможность устранения допущенных районным судом нарушений самим судом апелляционной инстанции, принимались необоснованные решения о направлении дел на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Так, согласно п.2 ч.1 ст.389.26 УПК РФ, при изменении приговора или иного судебного решения в апелляционном порядке суд вправе усилить осужденному наказание или применить в отношении него уголовный закон о более тяжком преступлении.

Апелляционным определением судебной коллегии от 30 марта 2017 года по апелляционному представлению прокурора было принято решение об отмене постановленного в особом порядке принятия судебного решения приговора Центрального районного суда от 1 февраля 2017 года в отношении Старцева А.А., осужденного по ч.2 ст.162, ст.319 УК РФ, и направлении дела на новое рассмотрение в районный суд по тем основаниям, что установив фактические обстоятельства совершения Старцевым А.А. разбоя с применением ножа, как предмета, используемого в качестве оружия, суд при квалификации действий осужденного произвольно и немотивированно исключил из обвинения квалифицирующий признак «применение предмета, используемого в качестве оружия», тогда как данный признак инкриминировался Старцеву А.А. органами предварительного следствия.

Отменяя приговор с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции, судебная коллегия в апелляционном определении не указала, в связи с чем допущенное нарушение не могло быть устранено путем внесения в приговор соответствующих изменений. Между тем, каких-либо препятствий к этому у суда апелляционной инстанции не имелось.

Исходя из смысла положений главы 45.1 УПК РФ, п.3 ч.1 ст.389.20, ч.1 ст.389.24 УПК РФ, в апелляционном порядке по представлению прокурора, жалобам потерпевшего, частного обвинителя, их законных представителей и представителей может быть отменен обвинительный приговор с вынесением нового обвинительного приговора, ухудшающего положение осужденного, как по юридической оценке его действий, так и по фактическим обстоятельствам преступления.

Апелляционным определением от 25 февраля 2016 года по апелляционному представлению государственного обвинителя был отменен приговор Левобережного районного суда от 11 декабря 2015 года в отношении Шишлянникова В.А., осужденного по ч.3 ст.30, ч.1 ст.228.1, ч.2 ст.228 УК РФ, с направлением дела на новое рассмотрение в районный суд по тем основаниям, что суд неправильно переквалифицировал действия осужденного с ч.3 ст.30, п.«г» ч.4 ст.228.1 УК РФ на ч.3 ст.30, ч.1 ст.228.1 и ч.2 ст.228 УК РФ, необоснованно указав в приговоре о неустановлении по делу с достоверностью, что хранившаяся по месту жительства осужденного марихуана массой 1105,414 грамма в высушенном состоянии предназначалась Шишлянниковым В.А. для сбыта. При этом судебная коллегия расценила как неконкретный и носящий предположительный характер вывод районного суда о том, что подсудимый, будучи потребителем наркотических средств, мог хранить обнаруженную у него марихуану для личного употребления, а не для сбыта, указала, что этот вывод опровергается показаниями Шишлянникова В.А., отрицавшего хранение им наркотических средств, в том числе и с целью личного употребления, противоречит исследованным судом иным доказательствам, которым не дана оценка в указанной части в соответствии с требованиями ст.87 УПК РФ. Указав о том, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, коллегия при отмене приговора не мотивировала свое решение о направлении уголовного дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции, тогда как поскольку все доказательства по делу были исследованы районным судом, и нарушений уголовно-процессуального закона при этом, как следует из апелляционного определения, допущено не было, каких-либо препятствий для постановления нового приговора с установлением иных фактических обстоятельств у апелляционной инстанции не имелось.

Еще подобные примеры.

Апелляционным определением от 18 февраля 2016 года по представлению государственного обвинителя был отменен приговор Калачеевского районного суда от 8 октября 2015 года в отношении Цыбулько В.А., осужденного по п.«в» ч.4 ст.162, ч.3 ст.30, п.п.«а»,«з» ч.2 ст.105 УК РФ, по тем основаниям, что в приговоре при описании обстоятельств преступления, признанных судом доказанными, не в полной мере указаны все фактические обстоятельства совершенных преступлений, значительно уменьшен объем предъявленного обвинения, а изложенные судом обстоятельства не соответствуют юридической оценке содеянного. При этом принимая решение о направлении дела на новое рассмотрение в районный суд, апелляционная инстанция не указала, какие имеются препятствия для вынесения нового апелляционного приговора с указанием всех юридически значимых установленных предварительным следствием и судом обстоятельств преступления.

Аналогичное нарушение было допущено в апелляционном определении от 22 января 2016 года при отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции приговора Железнодорожного районного суда от 16 ноября 2015 года в отношении Струкова С.Ю., осужденного по ч.4 ст.111 УК РФ.

Нельзя согласиться с решением апелляционной инстанции, изложенным в апелляционном определении от 1 июля 2016 года об отмене с направлением дела на новое рассмотрение в районный суд приговора Павловского районного суда от 12 мая 2016 года в отношении Павлова А.П., осужденного по ч.3 ст.30, п.п.«а»,«б» ч.3 ст.228.1 УК РФ. Как следует из содержания апелляционного определения, данное решение было принято в связи с тем, что суд в приговоре указал фамилии соучастников преступления Калмыковой Л.Ф.и Павловой М.П., уголовное дело в отношении которых не рассматривалось и было выделено в отдельное производство, а также в связи с тем, что в приговоре не была разрешена судьба вещественных доказательств. В данной ситуации никаких оснований для отмены приговора не имелось, возможно было изменение приговора с исключением из описания обстоятельств совершения преступления, признанных судом доказанным, указаний на фамилии конкретных лиц – соучастников преступления, в отношении которых уголовное дело не рассматривалось, а что касается судьбы вещественных доказательств, то этот вопрос мог быть разрешен в порядке исполнения приговора в соответствии с.п.15 ст.397 УПК РФ.

Апелляционным определением от 22 марта 2017 года был отменен с направлением уголовного дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции приговор Борисоглебского городского суда от 25 ноября 2016 года в отношении Шмитько Н.Г., осужденной по ч.3 ст.160 УК РФ, по тем основаниям, что осужденной, совершившей преступление с использованием своего служебного положения заведующей муниципальным детским садом, было назначено наказание в виде лишения права занимать руководящие должности в учреждениях дошкольного образования, тогда как исходя из разъяснений, содержащихся в п.9 постановления Пленума Верховного Суда РФ №58 от 22 декабря 2015 года «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания», лишение права занимать определенные должности состоит в запрещении занимать должности только на государственной службе или в органах местного самоуправления. При этом апелляционная инстанция пришла к выводу о том, что суд фактически не назначил осужденной наказание, в связи с чем при отмене приговора дело подлежит направлению в городской суд. Между тем, суд апелляционной инстанции не указал, почему по представлению государственного обвинителя данное нарушение не могло быть устранено им самим с вынесением апелляционного приговора и назначением наказания, соответствующего требованиям закона.

Вызывает сомнения обоснованность отмены приговора с направлением дела на новое рассмотрение в районный суд по уголовному делу в отношении Сиволапова Н.И., осужденного Калачеевским районным судом 27 декабря 2016 года по ч.3 ст.143 УК РФ. Как изложено в апелляционном постановлении, Сиволапов Н.И., как руководитель учреждения, был осужден за допущенное нарушение требований охраны труда, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц. Органами предварительного следствия Сиволапов Н.И. обвинялся при указанных обстоятельствах в смерти трех лиц, однако суд исключил из его обвинения нарушение требований охраны труда, повлекшее смерть одного из лиц, поскольку тот не являлся работником учреждения, а квалификацию действий осужденного оставил прежней. В апелляционном представлении государственного обвинителя ставился вопрос об изменении приговора и уточнении квалификации действий Сиволапова Н.И., как нарушение требований охраны труда, совершенное лицом, на которое возложены обязанности по их соблюдению, повлекшее по неосторожности смерть двух лиц. В дополнительном апелляционном представлении по тем же основаниям государственный обвинитель просил об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение.

Отменяя приговор с направлением дела на новое рассмотрение, суд апелляционной инстанции указал, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции. Апелляционная инстанция не изложила причины, по которым не смогла самостоятельно устранить нарушение, допущенное районным судом, и принять новое решение по существу обвинения Сиволапова Н.И. при том, что как изложено в апелляционном постановлении, в представлении государственного обвинителя выводы суда первой инстанции об исключении из обвинения Сиволапова Н.И. нарушения им правил охраны труда, повлекшего смерть лица, не являющегося работником данного учреждения, не оспаривались.

Имели место факты, когда отменяя приговор с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции, апелляционная инстанция не учитывала положения ст.389.13 УПК РФ, согласно которой производство по уголовному делу в суде апелляционной инстанции осуществляется в порядке, установленном главами 35-39 УПК РФ, предусматривающими в ходе судебного следствия возможность исследования доказательств, устранения установленных противоречий в них, в том числе путем назначения дополнительных, либо повторных экспертиз.

Так, апелляционным определением от 14 июня 2016 года был отменен приговор Россошанского районного суда от 20 января 2016 года в отношении Панова А.С., осужденного по ч.1 ст.109, ч.1 ст.111 УК РФ. Как следует из апелляционного определения, органами предварительного следствия Панов А.С. обвинялся в совершении преступлений, предусмотренных ч.4 ст.111, ч.1 ст.111 УК РФ. Районный суд переквалифицировал действия осужденного с ч.4 ст.111 на ч.1 ст.109 УК РФ, сославшись на заключение судебно-медицинской экспертизы, исключившее возможность образования телесных повреждений, повлекших смерть потерпевшего, в результате ударов руками и ногами в область головы, и указавшее, что обнаруженные телесные повреждения являются характерными для одномоментного образования в результате падения и соударения правыми отделами головы потерпевшего с преобладающей твердой поверхностью. Судебная коллегия, отменяя по жалобе потерпевшей, не согласившейся с переквалификацией действий осужденного, приговор с направлением дела на новое рассмотрение, указала, что по заключению другой судебно-медицинской экспертизы, причиной наступления смерти послужили, в том числе и повреждения, дислоцирующиеся в левой стороне головы, однако вопрос о причинах образования кровоизлияний в левой височной доле, а также под твердой мозговой оболочкой слева в полной мере не исследован, и переквалификация действий осужденного основана на неоднозначных противоречивых выводах экспертов. При этом апелляционная инстанция не учла, что при наличии недостаточной ясности в заключениях экспертиз и для устранения противоречий в выводах экспертов она вправе назначить дополнительную либо повторную экспертизу, по результатам которой вправе по жалобе потерпевшей изменить приговор, в том числе применив в отношении осужденного уголовный закон о более тяжком преступлении.

Апелляционным определением от 14 апреля 2017 года был отменен приговор Острогожского районного суда в отношении Панина И.В., осужденного по п.«а» ч.3 ст.158 УК РФ, с направлением дела на новое рассмотрение в районный суд по тем основаниям, что в приговоре изложены показания потерпевшего в судебном заседании дословно так, как они были даны в ходе предварительного следствия, тогда как его показания на предварительном следствии в судебном заседании не оглашались. Кроме того, апелляционная инстанция посчитала, что проверка доводов Панина И.В. о том, что его признательные показания в ходе предварительного следствия были обусловлены применением к нему физического и психологического давления со стороны сотрудника полиции Рыжкова А.Н., заключающаяся лишь в допросе указанного сотрудника полиции, не является достаточной и объективной проверкой указанных доводов. Между тем, с учетом положений ст.389.13, глав 35-39 УПК РФ, ничто не препятствовало суду апелляционной инстанции самому устранить изложенные недостатки приговора без возвращения дела в районный суд.

Нельзя согласиться с решением, изложенным в апелляционном определении от 9 декабря 2016 года об отмене приговора Лискинского районного суда от 5 сентября 2016 года в отношении Смирнова А.И., осужденного по п.«в» ч.2 ст.115, п.«з» ч.2 ст.111 УК РФ, с направлением дела на новое рассмотрение в районный суд. В качестве основания такого решения суд указал, что изложенным в приговоре доказательствам суд не дал какой-либо оценки с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности, не оценил довод Смирнова А.И. о том, что он причинил тяжкий вред здоровью потерпевшего, находясь в состоянии необходимой обороны, либо превысив ее пределы, не раскрыл содержание письменных доказательств, приведенных в приговоре, не сделал в приговоре ссылок на протоколы очных ставок, исследованные в судебном заседании.

Между тем, в апелляционном определении отсутствуют выводы о том, каким образом допущенные нарушения повлияли на выводы суда о виновности осужденного и в связи с чем они не могли быть устранены судом апелляционной инстанции без отмены приговора.

Отменяя приговор Россошанского районного суда от 4 августа 2016 года в отношении Мельникова М.Н., осужденного по п.«в» ч.2 ст.115, п.«з» ч.2 ст.111 УК РФ, с направлением дела на новое рассмотрение в районный суд, судебная коллегия в апелляционном определении от 18 ноября 2016 года, сославшись на допущенные в приговоре противоречия в выводах относительно формы вины в действиях осужденного (в описательно-мотивировочной части приговора при изложении обстоятельств совершения преступления, предусмотренного п.«з» ч.2 ст.111 УК РФ, признанных судом доказанными, указано, что осужденный действовал с прямым умыслом, а при мотивировке квалификации его действий сослался на наличие в действиях осужденного косвенного умысла), суд апелляционной инстанции ограничился формальным указанием о неустранимости в суде апелляционной инстанции данного нарушения фундаментальных основ уголовного судопроизводства, последствия которых могли повлиять на правильность применения уголовного закона. Между тем, с учетом доводов апелляционного представления о том, что из приговора неясно, какая форма вины имеет место у подсудимого, суд апелляционной инстанции имел возможность сделать самостоятельные выводы о фактическом виде умысла в действиях осужденного, внеся в приговор необходимые коррективы.

Значительное количество решений об отмене приговора, постановления, определения суда первой инстанции с направлением дела на новое рассмотрение в тот же суд выносилось при том, что суд апелляционной инстанции, приходя к мнению о несоответствии выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, и указывая, какое решение в конечном итоге должно быть принято, не принимал, однако, нового решения и не приводил мотивов этого.

Так, апелляционным определением от 7 апреля 2016 года по представлению государственного обвинителя был отменен приговор Павловского районного суда от 8 декабря 2015 года в отношении Аносова А.А., осужденного по ч.1 ст.290 УК РФ, с направлением дела на новое рассмотрение в районный суд по тем основаниям, что суд необоснованно переквалифицировал действия осужденного с п.«в» ч.5 ст.290 УК РФ на ч.1 ст.290 УК РФ, необоснованно уменьшил размер взятки, получение которой охватывалось умыслом осужденного, а также необоснованно при получении осужденным под контролем сотрудников оперативных подразделений одной взятки в несколько приемов расценил последующие (после первого) эпизоды получения Аносовым А.А. денежных средств как провокацию на получение взятки. При наличии таких выводов в апелляционном определении имелись все основания для вынесения апелляционного приговора с осуждением Аносова А.А. по п.«в» ч.5 ст.290 УК РФ, однако этого сделано не было, и мотивы, по которым вынесение такого решения невозможно, не приведены.

Апелляционным постановлением от 29 марта 2017 года принято решение об отмене постановления Борисоглебского городского суда от 7 февраля 2017 года, которым жалоба Анненко М.И. в порядке ст.125 УПК РФ была удовлетворена, признано незаконным бездействие руководителя Борисоглебского МСО СУ СК России по Воронежской области, связанного с нерегистрацией ее заявления о злоупотреблениях директора ООО «Межрегиональный правовой центр «Эксперт» Васильева С.Л. и сотрудника Мартакова Д.И., как преступления, и непроведением по данному заявлению процессуальной проверки в порядке ст.ст.144-145 УПК РФ. При этом принимая решение об отмене постановления суда первой инстанции и о направлении жалобы Анненко М.И. на новое рассмотрение в городской суд, апелляционная инстанция указала, что между заявительницей и ООО «Межрегиональный правовой центр «Эксперт» имеет место гражданско-правовой спор, что проверка заявления Анненко М.И. в порядке, регламентированным уголовно-процессуальным законодательством, при заведомом отсутствии в нем данных, указывающих на признаки преступления, повлечет за собой нарушение прав и законных интересов лиц, в отношении которых будет проводиться проверка, что действиями руководителя следственного органа не причинен ущерб конституционным правам и свободам Анненко М.И. Указанные выводы свидетельствуют о необходимости вынесения судом апелляционной инстанции нового решения по существу жалобы заявительницы с отказом в ее удовлетворении, тем более что подобные формулировки при направлении жалобы на новое рассмотрение в районный суд в апелляционном постановлении недопустимы, поскольку они предрешают вопросы, которые подлежат разрешению при новом рассмотрении жалобы.

Апелляционным постановлением от 7 июля 2016 года отменено постановление Калачеевского районного суда от 20 мая 2016 года об отмене условного осуждения в отношении Кочегина С.А. с направлением ходатайства уголовно-исполнительной инспекции в районный суд на новое рассмотрение. При этом апелляционная инстанция учла, что по одному из фактов появления Кочегина С.А. в общественном месте в состоянии опьянения, оскорбляющем человеческое достоинство и общественную нравственность, ему был продлен испытательный срок, а по другому он был предупрежден о возможной отмене условного осуждения. Поскольку после этого Кочегин С.А. никаких правонарушений не совершал, суд апелляционной инстанции указал, что при таких обстоятельствах постановление районного суда нельзя признать законным и обоснованным, в связи с чем оно подлежит отмене с направлением материала на новое рассмотрение. Между тем, учитывая изложенные в постановлении выводы, следовало принять новое решение об отказе в удовлетворении представления уголовно-исполнительной инспекции.

Апелляционным постановлением от 10 марта 2017 года отменено постановление Рамонского районного суда от 17 ноября 2016 года об отказе в удовлетворении ходатайства осужденного Башмакова Р.Н. о его условно-досрочном освобождении с направлением ходатайства осужденного на новое рассмотрение в тот же суд. При этом суд апелляционной инстанции оценил положительные данные о личности осужденного, мнение представителя администрации исправительной колонии о том, что Башмаков Р.Н. доказал свое исправление примерным поведением, и указал, что суд первой инстанции оставляя без удовлетворения ходатайство осужденного, фактически не мотивировал и не обосновал своего решения, сославшись лишь на формальные основания отказа. При этом сам суд апелляционной инстанции не мотивировал и не обосновал своего решения о направлении ходатайства осужденного в районный суд на новое рассмотрение, сославшись на формальное основание – неисследование районным судом личного дела осужденного, тогда как в случае недостаточности представленных материалов, содержащих сведения о поведении осужденного в период отбывания наказания, либо при наличии сомнений в достоверности этих сведений, суд апелляционной инстанции не был лишен возможности истребовать и исследовать в судебном заседании личное дело осужденного.

Аналогичное нарушение было допущено 17 февраля 2017 года при отмене судом апелляционной инстанции с направлением материала на новое рассмотрение в районный суд постановления Россошанского районного суда от 23 декабря 2016 года об отмене условного осуждения в отношении Шукало Г.Е.

Отменяя апелляционным постановлением от 14 марта 2017 года постановление Россошанского районного суда от 26 декабря 2016 года об удовлетворении ходатайства осужденного Попова И.А. о его условно-досрочном освобождении от наказания, суд апелляционной инстанции не согласился с приведенной в постановлении оценкой сведений о личности осужденного, посчитав эти сведения противоречивыми, и не указал, в связи с чем отсутствует возможность вынесения нового решения по существу ходатайства осужденного без направления его для повторного рассмотрения в районный суд.

Аналогичные нарушения были допущены судом апелляционной инстанции при отмене с направлением материалов на новое рассмотрение в суд первой инстанции: 1 марта 2016 года – постановления Россошанского районного суда от 17 ноября 2015 года о переводе в исправительную колонию строгого режима Черных В.И., 31 марта 2016 года – постановления Борисоглебского городского суда от 3 февраля 20126 года об отказе в замене неотбытого наказания более мягким видом наказания в отношении осужденного Елизарова К.Н., 17 февраля 2017 года — постановления Россошанского районного суда от 2 ноября 2016 года о переводе из колонии-поселения в исправительную колонию осужденного Головина Р.А., 21 февраля 2017 года – постановления Бобровского районного суда от 22 декабря 2016 года о переводе из воспитательной колонии в исправительную колонию осужденного Светличного Я.С., 6 мая 2016 года – постановления Панинского районного суда от 25 февраля 2016 года об отказе в замене неотбытого наказания более мягким видом наказания осужденному Малахову А.И.

Отменяя с направлением материала на новое рассмотрение постановление Панинского районного суда от 27 января 2016 года от отказе в условно-досрочном освобождении осужденного Лобачева С.Л., суд апелляционной инстанции в постановлении от 27 января 2016 года сослался на единственное основание – районный суд не выяснил у потерпевших, возмещен ли причиненный преступлениями ущерб, кто его возмещал и какое отношении к этому имеет осужденный. Между тем, в материалах личного дела осужденного имеются полные сведения по указанному вопросу, и при необходимости эти сведения могли быть получены и оценены судом апелляционной инстанции с принятием окончательного решения по существу ходатайства осужденного без направления материала для повторного рассмотрения в районный суд.

25 января 2016 года апелляционной инстанцией было отменено с направлением материала на новое рассмотрение в районный суд постановление судьи Богучарского районного суда от 24 ноября 2015 года об отказе в удовлетворении заявления адвоката Титаренко П.Н. о выплате ему вознаграждения за счет средств федерального бюджета за защиту интересов Ивановой С.И. в судебном заседании по жалобе на постановление следователя, поданной в порядке ст.125 УПК РФ. Суд апелляционной инстанции в своем постановлении пришел к выводу об ошибочности выводов районного суда об отсутствии правовых оснований для выплаты вознаграждения адвокату, участвовавшему на этой стадии уголовного процесса в судебном заседании в порядке ст.51 УПК РФ, однако по непонятным причинам не принял нового решения об удовлетворении заявления адвоката.

3 марта 2016 года было вынесено два апелляционных постановления об отмене постановлений Бутурлиновского районного суда от 31 декабря 2015 года о разрешении производства обыска в жилищах Степанова В.А. и Сапожникова А.Ю. с направлением ходатайств следователя на новое рассмотрение в районный суд. При этом суд апелляционной инстанции в указанных постановлениях сделал идентичные выводы о том, что разрешая производство обыска в жилищах указанных лиц, районный суд проигнорировал положения ст.182 УПК РФ, поскольку никаких оснований полагать, что в жилищах этих лиц могут находиться орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела, не имеется. Указанные выводы являлись основанием для отказа в удовлетворении ходатайства следователя о производстве обыска, а не для направления этого ходатайства на новое рассмотрение.

В отдельных апелляционных постановлениях при отмене решений суда первой инстанции принимались прямо противоречащие закону решения о направлении материалов на новое рассмотрение в районный суд.

Так, согласно ч.2 ст.389.5 УПК РФ, постановление судьи об отказе в восстановлении пропущенного срока может быть обжаловано в вышестоящий суд, который вправе отменить такое постановление и рассмотреть поданные апелляционные жалобу, представление по существу либо вернуть их в суд, вынесший обжалуемое судебное решение, для выполнения требований, предусмотренных ст.389.6 УПК РФ.

Таким образом, возможность отмены вынесенного постановления об отказе в удовлетворении ходатайства о восстановлении пропущенного срока обжалования судебного решения с направлением ходатайства на новое рассмотрение в тот же суд законом не предусмотрена.

Однако апелляционными постановлениями от 6 июля 2016 года и от 28 июля 2016 года были приняты решения об отмене постановлений суда первой инстанции об отказе в удовлетворении ходатайств о восстановлении пропущенного срока обжалования судебных решений и направлении этих ходатайств на новое рассмотрение в суд первой инстанции по причине того, что заявителями были приведены уважительные причины пропуска срока обжалования (постановления по заявлению Канунника В.В. и по заявлению адвоката Гура В.В. в интересах Гладкова, Кузьмичева).

В ряде случаев вызывает нарекания качество составления апелляционных решений, поскольку иногда невозможно понять, не только почему дело возвращено на новое рассмотрения в суд апелляционной инстанции, но и в связи с чем было отменено судебное решение.

Так, апелляционным определением от 16 ноября 2016 года был отменен с направлением дела на новое рассмотрение в районный суд приговор Коминтерновского районного суда от 8 июля 2016 года в отношении Петренко А.А., осужденного по ч.1 ст.116, ч.1 ст.105 УК РФ. При этом в апелляционном определении указано буквально следующее: «В соответствии с п.1 ст.307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления. Однако указанные требования закона по настоящему делу районным судом не выполнены.

Так, из содержания описательно-мотивировочной части приговора следует, что при описании содержания протокола следственного эксперимента (т.5 л.д.146 об.) не указаны: конкретное место расположения трупа на земельном участке и расстояние нахождения тела от стены многоквартирного дома. Но, несмотря на это, судом сделан вывод о том, что телу было придано ускорение. Таким образом, по мнению судебной коллегии, суд, излагая в своем решении обстоятельства и механизм преступления, фактически не установил и не привел конкретных данных, свидетельствующих о наличии причинной связи между приданным телу ускорением и местом падения и расположения тела потерпевшей на земельном участке возле жилого дома. Допущенное судом нарушение уголовно-процессуального закона влечет отмену приговора с направлением уголовного дела на новое рассмотрение».

Из содержания указанной формулировки неясно, какое конкретно нарушение уголовно-процессуального закона было допущено судом, и какая имеется связь между требованиями закона к изложению в приговоре обстоятельств совершения преступления, признанных судом доказанными, и неполно изложенным в приговоре, по мнению апелляционной инстанции, содержанием протокола следственного эксперимента.

Отменяя постановление Нововоронежского городского суда от 14 апреля 2017 года, которым оставлена без удовлетворения поданная в порядке ст.125 УПК РФ жалоба защитника Панина Е.А. на постановление следователя от 20 января 2017 года о возбуждении уголовного дела в отношении Фаустова И.В. по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст.264 УК РФ, и принимая решение о направлении этой жалобы на новое рассмотрение в районный суд, апелляционная инстанция в постановлении от 22 мая 2017 года указала: «Суд не мотивировал свой вывод относительно наличия достаточных оснований, указывающих на признаки преступления. Материал содержит противоречивые выводы, в частности, заключение экспертизы, где указывается о том, каким образом должны были действовать оба участника дорожного движения, именно в этой части суд каких-либо выводов и суждений не высказал». Смысл указанного изречения суда апелляционной инстанции также неясен, что делает затруднительным выполнение его указаний городским судом при новом рассмотрении жалобы защитника.