Невозможность исполнения денежного обязательства

Невозможность исполнения денежного обязательства

Законодательные акты, которые могут
пригодиться при создании ТСЖ

Прекращение обязательства невозможностью
исполнения

1. Обязательство прекращается невозможностью исполнения, если она вызвана обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает.

2. В случае невозможности исполнения должником обязательства, вызванной виновными действиями кредитора, последний не вправе требовать возвращения исполненного им по обязательству.

1. Невозможность исполнения обязательства означает неосуществимость прав и неисполнимость обязанностей, входящих в его содержание.

Правила коммент. ст. применяются ко всем случаям невозможности исполнения, для которых законом не предусмотрено иное (ст. 417-419 ГК, см. коммент. к ним).

2. Формулировка п. 1 коммент. ст. не вполне корректна, поскольку ставит решение вопроса о судьбе обязательства в зависимость от ответственности сторон за его неисполнение. Вместе с тем между этими вопросами нет (и не может быть) подобной взаимообусловленности. Очевидно, что привлечение должника к ответственности не может сделать неосуществимое осуществимым. Так, в ситуации гибели индивидуально-определенной вещи, являющейся предметом обязательства, исполнение его становится невозможным, независимо от причин, вызвавших такую гибель.

К сожалению, неправильное представление о данном институте свойственно и судебной практике. Так, в целом ряде случаев суды констатировали невозможность исполнения денежного обязательства бюджетными учреждениями, ссылаясь на невыделение им денежных средств из бюджета (см., напр., постановления Президиума ВАС от 21 октября 1997 г. N 4051/97; от 9 января 1997 г. N 4991/96). В подобных ситуациях речь может идти об освобождении от ответственности на основании ст. 401 ГК. Но это никоим образом не отразится на судьбе денежного обязательства. Последнее вообще не может прекратиться по данному основанию, ибо деньги всегда имеются в обороте (подр. см.: Лунц Л. А. Деньги и денежные обязательства в гражданском праве. М., 1999. С. 105-106).

3. Юридический эффект прекращения обязательства производит лишь постоянная невозможность исполнения, т. е. невозможность, носящая неопределенно-длительный характер. В противоположность ей временная невозможность должна рассматриваться лишь как определенного рода затруднительность исполнения. Она не может прекратить обязательства, а лишь отсрочивает момент его исполнения.

4. В зависимости от времени возникновения различают невозможность первоначальную, существующую уже к моменту установления обязательства, и последующую, наступившую в период действия обязательства.

В доктрине преобладает мнение, что коммент. ст. имеет в виду лишь невозможность последующую, поскольку первоначальная невозможность вообще не допускает возникновение обязательства. При этом в качестве аргумента приводится «общепризнанный принцип»: «невозможное не может стать предметом обязательства» (Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право: Общие положения. М., 1998. С. 366 (автор гл. — М. И. Брагинский)). Однако ссылка на юридическую максиму двухтысячелетней давности, которая уже в момент своего возникновения знала достаточное число исключений, а ныне не имеет ни прямого, ни косвенного закрепления в законодательстве, вряд ли допустима. Более того, действующее законодательство (в частности, ст. 455 и 826 ГК) недвусмысленно дает понять допустимость и законность установления обязательства по поводу имущества, не существующего к моменту заключения договора. Современные международно-правовые акты (напр., ст. 3.3 Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА, ст. 4.102 Принципов Европейского договорного права), устанавливают: «сам по себе факт, что в момент заключения договора исполнение принятого на себя обязательства было невозможным (либо сторона не была управомочена распоряжаться имуществом, к которому относится договор), не влияет на действительность договора».

Таким образом, следует признать, что обстоятельство невозможности во всех случаях должно оцениваться только в момент наступления срока исполнения обязательства, а первоначальная невозможность должна рассматриваться по правилам коммент. ст.

5. Последствием невозможности исполнения является прекращение права кредитора и обязанности должника, составляющих содержание обязательства.

В случае, когда указанное обязательство возникло из взаимного договора и являлось встречным и взаимообусловленным по отношению к другому обязательственному отношению, последнее также прекращается. Поскольку отпадает основание уже совершенного предоставления, оно должно быть возвращено по правилам гл. 60 ГК как неосновательное обогащение.

В изъятие из общего правила п. 2 коммент. ст. устанавливает, что если причиной невозможности явились виновные действия кредитора, последний не вправе требовать возвращения исполненного им (как должником) по встречному обязательству. Тем самым законодатель создает специальный случай недопустимости возврата неосновательного обогащения.

1. Невозможность исполнения

Наступление физической невозможности исполнения должно ус-танавливаться с учетом содержания обязательства и сопутствующих ему обстоятельств. Согласно п. 3 ст. 401 ГК отсутствие у должника необходимых денежных средств не является обстоятельством, ис-ключающим его ответственность, и, таким образом, к денежным обязательствам правило о невозможности их исполнения практиче-ски неприменимо1.

Юридическая невозможность исполнения, влекущая прекраще-ние обязательства, регламентируется ст. 417 ГК, названной «Пре-кращение обязательства на основании акта государственного орга-на». Такого рода запретительные акты государственных органов чаще всего издаются в отношении международных сделок, в частно-сти вследствие запретов на торговые операции, вводимых ООН. Во внутреннем обороте — это запреты органов санитарного контроля вследствие эпидемий, а также запреты и ограничения на перевозки грузов в определенных направлениях ввиду крупных аварий и сти-хийных бедствий.

Особенностью юридической невозможности исполнения явля-ются случаи ее временного действия, а также возможность при-знания судом вынесенного запрета недействительным. В таких ситуациях согласно п. 2 ст. 417 ГК ранее действовавшее обяза-тельство восстанавливается, если этому не препятствуют его суще-ство, соглашение сторон и обязательство не утратило интерес для кредитора. Таким образом, при незаинтересованности кредитора в восстановлении обязательства оно должно считаться прекратив-шимся.

1 Подробнее вопрос о невозможности исполнения рассматривается в гл. 26 Учебника.

Рыночным отношениям давно известна также экономическая не-возможность исполнения (точнее, его обременительность), возни-кающая в условиях резкого изменения хозяйственной конъюнктуры и экономических кризисов. Это особая правовая проблема, которая связана с исполнением обязательств и должна решаться по правилам ст. 451 ГК о последствиях существенного изменения обстоятельств (см. § 5 гл. 22 Учебника).

38. Прекращение обязательства зачетом.

Статья 410. Прекращение обязательства зачетом Обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования. В случаях, предусмотренных законом, допускается зачет встречного однородного требования, срок которого не наступил. Для зачета достаточно заявления одной стороны.

Условия: — выставляемые к зачету требования должны быть встречными, предъявляемыми друг к другу одними и теми же лицами, каждое из которых в одном обязательстве выступает кредитором, а в другом — должником — данные требования должны быть однородными, т.е. такими, предметом которых является одинаковое имущество, определенное родовыми признаками. Чаще всего зачет используется для прекращения встречных денежных обязательств — наступление срока исполнения по встречным обязательствам, которые должны «созреть» для исполнения. В противном случае зачет невозможен. Зачету подлежат также обязательства с неопределенным сроком и обязательства, по которым допускается досрочное исполнение.

Для прекращения обязательства путем зачета достаточно волеизъявления одной стороны. При этом, как отмечается в утвержденном Высшим Арбитражным Судом РФ Обзоре практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований, для прекращения обязательства зачетом заявление о зачете должно быть получено соответствующей стороной.

Моментом прекращения обязательства при зачете следует считать момент наступления срока исполнения того обязательства, срок исполнения которого наступил позднее. Момент совершения или получения заявления о зачете при этом значения не имеет.

В случае если зачетом денежное требование покрывается не полностью, подлежат применению правила ст. 319 ГК РФ, т.е., если иное не предусмотрено договором, при недостаточности встречного денежного требования заемщика для полного прекращения его денежного обязательства зачетом в первую очередь должны считаться возмещенными издержки кредитора по получению исполнения, затем — проценты, а в оставшейся части — основная сумма долга.

Статья 411. Случаи недопустимости зачета Не допускается зачет требований: — о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью; — о пожизненном содержании; — о взыскании алиментов; — по которым истек срок исковой давности; — в иных случаях, предусмотренных законом или договором

Статья 412. Зачет при уступке требования В случае уступки требования должник вправе зачесть против требования нового кредитора свое встречное требование к первоначальному кредитору. Зачет производится, если требование возникло по основанию, существовавшему к моменту получения должником уведомления об уступке требования, и срок требования наступил до его получения либо этот срок не указан или определен моментом востребования.

39. Прекращение обязательства невозможностью исполнения. Статья 416. Прекращение обязательства невозможностью исполнения 1. Обязательство прекращается невозможностью исполнения, если она вызвана наступившим после возникновения обязательства обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает. 2. В случае невозможности исполнения должником обязательства, вызванной виновными действиями кредитора, последний не вправе требовать возвращения исполненного им по обязательству.

Иногда должник лишен возможности совершить те действия, которые обязался (выполнить работы, передать вещь и т.д.). Различаются физическая (фактическая) невозможность исполнения и юридическая невозможность (ст.417), т.е. когда должник не имеет права исполнять обязательство. Если, предположим, субъект обязался передать индивидуально-определенную вещь (по договору купли-продажи, в аренду и т.п.), то в случае гибели этой вещи обязательство не может быть исполнено (в связи с исчезновением объекта). Если же погибла вещь, определяемая родовыми признаками, то обязательство продолжает существовать, ибо, как известно, род не может погибнуть.

Обязательство прекращается вследствие физической (фактической) невозможности его исполнения только в том случае, если обстоятельства, обусловившие невозможность исполнения, наступили случайно или вследствие непреодолимой силы; ни одна из сторон не должна нести ответственность за наступление таких обстоятельств. В случае же наступления физической невозможности исполнения обязательства по вине какой-либо из сторон происходит трансформация обязательства — вместо ранее существовавшей обязанности передать вещь, выполнить работу, уплатить деньги и т.д. возникает обязанность выплатить неустойку, возместить убытки и пр.

По предусмотренному в комментируемой статье основанию обязательства могут прекращаться как полностью, так и в части.

Юридическая невозможность исполнения обязательства описана в статье 417. Статья 417. Прекращение обязательства на основании акта органа государственной власти или органа местного самоуправления 1. Если в результате издания акта органа государственной власти или органа местного самоуправления исполнение обязательства становится невозможным полностью или частично, обязательство прекращается полностью или в соответствующей части. Стороны, понесшие в результате этого убытки, вправе требовать их возмещения в соответствии со статьями 13 и 16 настоящего Кодекса. 2. Обязательство не считается прекращенным, если издание акта органа государственной власти или органа местного самоуправления, повлекшее невозможность исполнения обязательства, вызвано неправомерными действиями (бездействием) самого должника. 3. В случае признания недействительным либо отмены в установленном порядке акта органа государственной власти или органа местного самоуправления (пункт 1 настоящей статьи) обязательство не считается прекращенным, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа обязательства либо если кредитор в разумный срок не отказался от исполнения обязательства.

Невозможность исполнения.

Любые студенческие работы — ДОРОГО!

100 р бонус за первый заказ

Согласно ст. 416 ГК обязательство прекращается невозможностью исполнения, если оно вызвано обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает.

Невозможность исполнения означает неосуществимость надлежащего исполнения обязательства. При невозможности исполнения не предусматривается возмещение убытков, вызванных прекращением обязательства. Невозможностью исполнения могут быть прекращены обязательства как договорного, так и внедоговорного характера.

Невозможность исполнения прекращает обязательства при следующих условиях:

1) Невозможность исполнения должна наступить после возникновения обязательства, т.е. при возникновении обязательства ее нельзя было предвидеть (например, при заключении договора купли-продажи дома нельзя было предвидеть, что он сгорит от удара молнии во время грозы);

2) Невозможность исполнения должна быть объективной, т.е. такой, когда исполнение вообще невозможно для каждого субъекта гражданского права (например, при гибели индивидуально-определенной вещи, являющейся объектом обязательства);

3) Невозможность исполнения должна быть случайной, т.е. она не должна быть вызвана виной должника или кредитора.

Если невозможность исполнения произошла по вине должника, то обязательство не прекращается, а изменяется (например, если продавец по неосторожности разбил вазу — предмет обязательства, то вместо обязанности передать ее покупателю у него возникает обязанность возместить ему причиненные этим убытки).

В случае невозможности исполнения должником обязательства, вызванной виновными действиями кредитора, последний не вправе требовать возвращения, исполненного им по обязательству (п. 2 ст. 416 ГК).

Невозможность исполнения может быть полной или частичной. При частичной невозможности исполнения обязательство также прекращается частично. Однако кредитор может отказаться принять частичное исполнение, поскольку надлежащим исполнением является исполнение обязательства в полном объеме. Например, если существенным условием выбора гостиницы для проведения научного симпозиума было наличие достаточного количества номеров для проживания и конференц-зала, невозможность предоставить последний может повлечь за собой отказ кредитора от договора.

Невозможность исполнения может существовать к моменту возникновения обязательства (первоначальная невозможность исполнения) либо появиться уже в период его действия (последующая невозможность исполнения). По общему правилу, основанием прекращения обязательств признается последующая невозможность исполнения. Если невозможность исполнения существовала в момент возникновения обязательства, оно считается несуществующим, а сделка, направленная на его создание, признается недействительной.

Вместе с тем, согласно Принципам международных коммерческих договоров (принципам УНИДРУА) сам факт того, что в момент заключения договора исполнение принятого обязательства было невозможным (первоначальная невозможность исполнения), не влияет на действительность договора. Последствия невозможности исполнения в данном случае зависят от того, знала или нет обязанная сторона в момент возникновения обязательства о невозможности его исполнения. Если сторона знала или должна была знать об отсутствии возможности исполнения обязательства, она несет ответственность перед контрагентом за нарушение обязательства. Если же о невозможности исполнения не было и не должно было быть известно, обязательство подлежит прекращению.

Невозможность исполнения может возникнуть по объективным причинам (например, в результате гибели вещи), либо иметь субъективный характер (к примеру, отсутствие у конкретного покупателя необходимых денежных средств для оплаты товара). Обязательство прекращается в том случае, когда невозможность исполнения носит объективный характер, т.е. не только данный субъект, но и любое другое лицо при сложившихся обстоятельствах исполнить обязательство было бы не в состоянии.

В зависимости от характера обстоятельств, т.е. вызвавших ее юридических фактов, невозможность исполнения подразделяется на фактическую и юридическую.

Основанием прекращения обязательства может быть как юридическая, так и фактическая невозможность исполнения. Юридическая невозможность исполнения регламентируется ст. 417 ГК. Причиной ее возникновения является издание акта государственного органа, полностью или частично препятствующего исполнению обязательства.

Под актами государственных органов понимаются акты федеральных органов и органов субъектов РФ. Кроме того, несмотря на то, что органы местного самоуправления не относятся к государственным органам, издаваемые ими акты также могут служить основанием прекращения обязательства в соответствии со ст. 417 ГК. Невозможность исполнения может возникнуть в результате издания как индивидуального, так и нормативного правового акта.

Подлежат применению и порождают правовые последствия только акты, изданные в установленном законодательством порядке. Следовательно, юридическая невозможность исполнения не возникает, если акт государственного органа, содержащий положения, препятствующие исполнению обязательства, не подлежит применению. Прежде всего не подлежит применению акт, изданный государственным органом за пределами предоставленных ему законодательством полномочий.

Кроме того, законодательством предусмотрены виды актов, которые может издавать тот или иной государственный орган. К примеру, в Постановлении Правительства РФ от 13 августа 1997 г. N 1009 предусмотрено, что нормативные правовые акты должны издаваться федеральными органами исполнительной власти в виде постановлений, приказов, распоряжений, правил, инструкций и положений. Нормативные правовые акты, изданные в виде писем, телеграмм и т.п., не должны применяться. Согласно ч. 3 ст. 15 Конституции РФ любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не применяются, если не опубликованы официально для всеобщего сведения. обязательство должник кредитор

В соответствии с действующим законодательством нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина или носящие межведомственный характер, должны регистрироваться в Министерстве юстиции РФ. В силу п. 10 Указа Президента РФ от 23 мая 1996 г. N 763 «О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти» нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти, не прошедшие государственную регистрацию, а также зарегистрированные, но не опубликованные в установленном порядке, не влекут правовых последствий, как не вступившие в силу. Не должны применяться также нормативные акты государственных органов, противоречащие актам, имеющим большую юридическую силу (например, не должно применяться постановление Правительства, противоречащее федеральному закону).

Если содержание акта государственного органа противоречит законодательству, он может быть признан недействительным в судебном порядке (ч. 2 ст. 46 Конституции РФ, гл. гл. 24, 25 ГПК, ст. 29 АПК). Не могут быть обжалованы в суд акты государственных органов, проверка которых отнесена к исключительной компетенции Конституционного Суда РФ. Хотя суды отнесены Конституцией РФ к органам, осуществляющим государственную власть (ст. 11), издаваемые ими акты не могут быть признаны недействительными в соответствии со ст. 13 и ст. 417 ГК. Судебные акты могут быть обжалованы или опротестованы в установленном процессуальным законодательством порядке.

При признании акта государственного органа недействительным обязательство восстанавливается, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа обязательства и исполнение не утратило интерес для кредитора. Лица, понесшие убытки (в том числе, вызванные прекращением обязательства) в результате издания такого акта, вправе требовать их возмещения. Данное право, предусмотренное п. 1 ст. 417 ГК, конкретизирует провозглашенный в ст. 53 Конституции РФ принцип, согласно которому каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. Возмещение убытков может последовать и в случаях, когда не соответствующий законодательству акт государственного органа был отменен или признан не подлежащим применению.

Фактическая невозможность исполнения может наступить как в результате событий, не зависящих от воли людей, так и в результате действий сторон обязательства или третьих лиц. Однако обязательство подлежит прекращению в связи с невозможностью исполнения только в случае, если ни одна из сторон за это не отвечает, не несет риск наступления соответствующего обстоятельства.

Фактическая невозможность исполнения (ст. 416 ГК) возникает чаще всего в случае гибели индивидуально-определенной вещи, являющейся предметом исполнения. В отношении родовых вещей со времен римского права действовало правило, что «ни одна из вещей, определяемых по роду, не прекращает обязательства, даже если пропали все вещи данного рода». В настоящее время это положение не считается абсолютным, и в некоторых случаях исчезновение родовых вещей делает исполнение невозможным, как и гибель вещи, определенной индивидуальными признаками.

Так, если потребитель предъявил продавцу требование о замене товара с недостатками на товар той же марки, но такой товар уже снят с производства либо прекращены его поставки и т.п., в соответствии со ст. 416 ГК обязательство продавца в части замены вещи прекращается в связи с невозможностью исполнения. Статья 157 КТМ допускает прекращение обязательства невозможностью исполнения в случае гибели груза, определенного родовыми признаками, после сдачи его для погрузки, если отправитель не успевает сдать другой груз для погрузки.

Фактическая невозможность исполнения может быть вызвана и другими причинами, в частности, действиями или бездействием третьих лиц. Так, в судебной практике как невозможность исполнения квалифицируется неисполнение обязательства в результате не выделения средств из бюджета учреждению, которое по статусу не вправе осуществлять предпринимательскую деятельность, а, следовательно, лишено самостоятельных источников дохода (см., например, Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 марта 1997 г. N 7522/95).Невозможность исполнения может быть связана с уже состоявшейся передачей имущества третьим лицам. Этот вывод подтверждается ст. 398 ГК, не допускающей передачи кредитору индивидуально-определенной вещи, если она уже передана третьему лицу, имеющему на нее право собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления.

Зачастую факторами, порождающими невозможность исполнения, являются обстоятельства непреодолимой силы, т.е. явления чрезвычайного и непредотвратимого характера, исключающие ответственность сторон за неисполнение обязательства. К таковым относятся обычно стихийные бедствия, иные обстоятельства, находящиеся вне контроля сторон (например, война).

В настоящее время наблюдается тенденция к расширению перечня обстоятельств, влекущих за собой прекращение обязательств невозможностью исполнения. В связи с этим необходимо обратиться к зарубежной и международной практике, где используется пришедшее из английского права понятие «тщетности договора».

Теория тщетности договора изначально исходила также исключительно из принципа физической невозможности исполнения. Сейчас основания тщетности исполнения включают в себя юридическую невозможность исполнения, физическую невозможность исполнения, вызванную порчей или гибелью индивидуально-определенной вещи; невозможность, вызванную отпадением цели, для достижения которой заключался договор, смертью обязанного лица, если исполнение должно было осуществляться лично, а также нецелесообразность исполнения обязательства в связи с изменением обстоятельств.

Особую сложность вызывают случаи, когда обязательство прекращается в связи с существенным изменением обстоятельств. Эти изменения обычно выражаются в том, что обязанная сторона в силу наступления обстоятельств, которые она при принятии на себя обязательства не могла и не должна была предвидеть, не может исполнить обязательства без несоразмерного ущерба для себя. Данные обстоятельства в германском праве именуются экономической невозможностью исполнения.

Особую актуальность проблема экономической невозможности исполнения получила в XX столетии. Мировые войны, а также крупные политические кризисы зачастую создавали для участников правоотношений весьма существенные сложности. Показательны в данном отношении дела, рассмотренные английскими судами в связи с закрытием в 1956 г. Суэцкого канала. Закрытие прохода через Суэцкий канал не препятствовало доставке товаров из порта Судан, однако альтернативный маршрут через мыс Доброй Надежды был в три раза длиннее. По данной категории дел суды признали, что само по себе удорожание фрахта не является основанием для прекращения обязательств. Обязательства могли прекратиться, только если товар был скоропортящимся, подлежал поставке к определенной дате либо изменение маршрута иным образом кардинально влияло на обязательство.

Проблемы экономической невозможности исполнения отражены и в действующем ГК РФ. Так, согласно ст. 451 ГК существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, является основанием для его изменения или расторжения, если иное не предусмотрено договором или не вытекает из его существа. Однако данная норма не рассматривает существенное изменение обстоятельств как основание прекращения договора невозможностью исполнения, а лишь предоставляет заинтересованной стороне право требовать изменения или расторжения договора в судебном порядке (ст. 451 ГК). Таким образом, действующее российское законодательство не относит экономическую (коммерческую) невозможность исполнения к основаниям прекращения обязательств.

Сложности с применением теории экономической невозможности исполнения связаны с тем, что она заметно ограничивает один из основных принципов договорного права — pacta sunt servanda.

Необходимо отметить, что понятие экономической невозможности исполнения применяется, в основном, в отношении договорных обязательств, хотя такая невозможность может возникнуть и при исполнении обязательств внедоговорного характера.

В законодательстве и договорах, как правило, предусматривается обязанность стороны, для которой наступила невозможность исполнения, информировать об этом другую сторону; к примеру, о прекращении и об ограничении погрузки грузов, багажа, грузобагажа железные дороги уведомляют грузоотправителей (ст. 29 УЖТ). Неизвещение или несвоевременное извещение другой стороны влечет за собой, как правило, обязанность по возмещению убытков, причиненных неизвещением или несвоевременным извещением.

Прекращение обязательства невозможностью исполнения не исключает возможности стороны, исполнившей обязательство, но не получившей исполнения от другой стороны, требовать возврата переданного имущества, а если возвратить его в натуре не представляется возможным (например, оказанную услугу) — возместить его стоимость в деньгах или путем иного встречного предоставления (гл. 60 ГК).

Статья 416 ГК регламентирует последствия наступления невозможности исполнения обязательства должником по вине кредитора: он лишается права требовать возврата того, что уже было передано должнику во исполнение обязательства. Из формулировки п. 2 ст. 416 ГК неясно, считается ли наступление невозможности исполнения по вине кредитора основанием прекращения обязательства. Поскольку п. 1 ст. 416 ГК относит к основаниям прекращения обязательств невозможностью исполнения только обстоятельства, за наступление которых ни одна из сторон не отвечает, при наличии вины кредитора должны применяться правила об ответственности за нарушение обязательства, и оно не может считаться прекращенным невозможностью исполнения. Не вполне обоснованно и положение о том, что кредитор лишается права требовать возврата переданного во исполнение обязательства только при наличии его вины в невозможности исполнения. Представляется, что право на возврат переданного должно считаться утраченным, если невозможность наступила по любым обстоятельствам, риск наступления которых лежит на кредиторе.

Исполнение в натуре и астрент: проект комментария к ст.308.3 новой редакции ГК

Продолжаю начатое на прошлой неделе выкладывание отдельных фрагментов постатейного комментария к ГК, который я сейчас в соавторстве с рядом коллег пишу. На прошлой неделе я выкладывал проекты комментариев к ст.395 и 317.1 ГК. В этот раз решил выложить для публичного обсуждения проект комментария к ст.308.3 ГК, посвященной вопросам присуждения к исполнению обязательства в натуре. Напоминаю, что этот текст не окончательный. Я его еще буду дорабатывать, возможно, с учетом ваших замечаний. Так что ссылаться на него и цитировать вовне нежелательно.

Статья 308.3. Защита прав кредитора по обязательству

1. В случае неисполнения должником обязательства кредитор вправе требовать по суду исполнения обязательства в натуре, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, иными законами или договором либо не вытекает из существа обязательства. Суд по требованию кредитора вправе присудить в его пользу денежную сумму (пункт 1 статьи 330) на случай неисполнения указанного судебного акта в размере, определяемом судом на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения (пункт 4 статьи 1).

2. Защита кредитором своих прав в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи не освобождает должника от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства (глава 25).

Комментарий:

1. Пункт 1 ст.308.3 ГК закрепляет, что кредитору по обязательству по общему правилу доступен иск о присуждении к исполнению обязательства в натуре, то есть иск, цель которого состоит в том, чтобы обеспечить реальное исполнение обязательства. Эта норма, вступившая в силу 1 июня 2015 года, разрешает важный и вызывавший ранее споры вопрос о сфере применения такого иска. Доступность кредитору возможности подать такой признается за общее правило, а иное может вытекать из закона, договора или существа обязательства. В случае когда в силу закона, договора или существа обязательства кредитору недоступен иск о присуждении к исполнению в натуре, обязательство не превращается в натуральное, а кредитор не оказывается беззащитным, так как ему остается доступным универсальный способ защиты – право на взыскание убытков.

Это решение законодателя установить доступность иска о присуждении к исполнению обязательства в натуре в качестве общего правила и допустить исключения, когда это вытекает из закона, договора и существа обязательства, является абсолютно правильным и в общем и целом соответствует доминирующему в цивилистической традиции континентально-европейских стран подходу. Международные акты унификации договорного права идут по этому же пути с той лишь особенностью, что они пытаются исключения из общего правила о доступности иска об исполнении в натуре обозначить прямо, не скрываясь за туманной фразой о существе обязательства (ст.7.2.1-7.2.2 Принципов УНИДРУА, ст.III.-3:301 и ст.III.-3:302 Модельных правил европейского частного права).

1.1. Иск о присуждении к исполнению обязательства в натуре имеет место и тогда, когда истец требует погашения денежного долга. В ст.12 ГК, где перечисляются признаваемые правом способы защиты гражданских прав, не упоминается такой способ защиты как взыскание основного денежного долга, но при этом упоминается иск о принуждении к исполнению обязанности в натуре. Именно к последней категории и следует относить иск о взыскании основного долга, так как посредством такого иска кредитор принуждает ответчика к исполнению своей договорной обязанности.

1.2. Применительно к случаям ненадлежащего исполнения неденежного обязательства (например, выполнения работ или поставки товара с дефектами) иск кредитора об устранении дефектов (п.1 ст.475 ГК, п.1 ст.723, п.1 ст.612 ГК и т.п.) также квалифицируется как иск о присуждении к исполнению обязательства в натуре

1.3. В случае если должник нарушил негативное обязательство аналогом иска об исполнении обязательства в натуре является иск о пресечении действий, нарушающих негативное обязательство (п.6 ст.393 ГК).

1.4. В судебной практике иски об исполнении неденежных обязательств в натуре встречаются не так часто, как иски о взыскании основного долга. Тем не менее, такие случаи нередко поддерживались в практике высших судебных инстанций. См.: п.61 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 29 апреля 2010 года №10/22 (истребование в натуре недвижимости, не переданной продавцом по договору купли-продажи, и принудительная регистрация перехода права собственности на покупателя); Постановления Президиума ВАС РФ от 11 апреля 2000 года №6056/99 и от 30 мая 2000 года №6088/99 (удовлетворены иски о поставке товара в натуре); Постановление Президиума ВАС РФ от 15 февраля 2002 г. N 7715/01 (удовлетворен иск о принуждении энергоснабжающей организации к исполнению своих обязательств); Постановление Президиума ВАС РФ от 28 июля 2011 г. N 3024/11 (признан допустимым иск об устранении дефектов в выполненных работах в натуре); Постановление Президиума ВАС от 2 апреля 2013 г. N 17195/12 (признан допустимым иск об устранении недостатков в проектной документации в натуре).

1.5. В п.1 ст.308.3 ГК указывается на то, что в законе право подачи иска о присуждении к исполнению обязательства в натуре может быть ограничено. В качестве примера можно привести п.3 ст.328 ГК в редакции, вступившей в силу с 1 июня 2015 года. Согласно данной норме «ни одна из сторон обязательства, по условиям которого предусмотрено встречное исполнение, не вправе требовать по суду исполнения, не предоставив причитающегося с нее по обязательству другой стороне». Из этой нормы следует, что сторона, чье обязательство должно исполняться вторым по очереди, не вправе требовать в принудительном порядке исполнения встречного обязательства, подлежащего исполнению в первую очередь. Ранее такой подход находил отражение в судебной практике (Постановление Президиума ВАС РФ от 25 декабря 2012 г. N 9924/11). Соответственно, в частности, продавец (подрядчик, исполнитель) не может принудить покупателя (заказчика) к уплате предоплаты, и получает право на взыскание долга, только если осуществит свое встречное обязательство (подробнее см. комментарий к п.3 ст.328 ГК). С таким подходом можно согласиться. Если должник не желает исполнять договор, а кредитор еще не осуществил встречное исполнение, праву следует стимулировать кредитора расторгать договор, находить должнику замену (то есть того, кто заинтересован во взаимодействии с кредитором) и взыскивать с должника убытки. Но судам следует делать одно исключение. Такой иск (в том числе иск о взыскании предоплаты) следует признать допустимым, если у кредитора нет реальной возможности найти должнику замену или эта замена существенно затруднена.

1.6. Упомянутая в п.1 ст.308.3 ГК оговорка о том, что такой иск доступен кредитору, если иное не предусмотрено в договоре, означает, что стороны вправе в своем соглашении заблокировать возможность подачи иска об исполнении обязательства в натуре. Это в полной мере соответствует принципу свободы договора и не нарушает баланса интересов сторон, если при этом договор не исключает право расторжение договора и возврат предоставленного должнику встречного исполнения, а также взыскание убытков.

1.7. Наибольший интерес представляют случаи, когда иск о присуждении к исполнению обязательства в натуре блокируется в силу существа обязательства.

Во-первых, такой иск должен отклоняться, когда он направлен на принуждение гражданина к совершению действий, требующих использования им своих личных навыков, мастерства и творческих способностей (например, иск к артисту о принуждении к съемкам в кинофильме). Причины такого ограничения вполне понятны и имеют сугубо этическую природу.

Во-вторых, в таком иске должно быть отказано, если принуждение вовлекает должника в длительное и тесное сотрудничество с кредитором (например, иск об исполнении своих обязательств по договору простого товарищества). Это ограничение связано с тем, что иначе бы право провоцировало возникновение долгосрочного конфликта.

В-третьих, в силу этических соображений суд должен отклонить иск о присуждении к исполнению обязательств одарить по консенсуальному договору дарения. Права одаряемого при этом могут защищаться иском о возмещении убытков.

В-четвертых, такой иск может быть отвергнут, когда должник по неденежному обязательству легко может быть заменен кредитором (то есть существует развитый рынок) и при этом исполнение обязательства крайне затруднительно с точки зрения реальных возможностей должника в их соотношении с интересом кредитора в реальном исполнении. Если для должника исполнение обязательства сопряжено со значительными сложностями (например, у подрядчика, обязанного к выполнению работ, арестовали и продали с торгов строительную технику), а при этом кредитор может легко найти замену должнику, было бы целесообразно пресекать попытки принуждать должника по суду и стимулировать кредитора расторгать договор, заключать заменяющую сделку и взыскивать с должника убытки, в том числе в виде соответствующей ценовой разницы. Этот вариант защиты договорных прав куда более целесообразен и разумен.

В-пятых, такой иск может быть отклонен, если должник по неденежному обязательству легко может быть заменен кредитором и при этом принудительное исполнение крайне проблематично обеспечить на стадии исполнительного производства в связи с невозможностью или затруднительностью исполнения решения без участия ответчика. Это ограничение связано с реализацией принципа эффективности правосудия. Право не должно поощрять иски, которые имеют туманные перспективы на стадии исполнительного производства и могут провоцировать череду новых конфликтов на этой стадии, если у кредитора есть возможность достаточно безболезненно защитить свои права посредством расторжения договора, нахождения должнику замены и взыскания убытков (в том числе в виде ценовой разницы). Так, в частности, судебная практика считает невозможным принуждение продавца, обещавшего построить и передать вещь, к выполнению обязательства по созданию вещи или ее приобретению, допуская лишь иск об отобрании вещи, которая уже находится во владении продавца (п.5 Постановления Пленума ВАС от 11 июля 2011 г. N 54). В тех случаях, когда аналогичная вещь, действительно, может быть легко приобретена на рынке, такой подход следует поддержать. Иное бы решение применительно, например, к договорам купли-продажи создаваемой в будущем недвижимости означало бы, что приставам-исполнителям пришлось бы контролировать процесс строительства недвижимости. Также см.: Постановление Президиума ВАС РФ от 08 февраля 2001 года №2478/01 (иск о поставке товара в натуре отклонен в том числе в силу того, что истец не доказал фактическое наличие истребуемого товара у ответчика); Постановление Президиума ВАС РФ от 24 июня 2003 года №3260/03 (указано на то, что для удовлетворения иска о поставке товара имеет значение выяснение вопроса о том, имеются ли у ответчика реальные возможности исполнить обязательство). По этой же причине должны отклоняться иски о принуждении к выполнению работ или оказанию услуг в натуре, если заказчик может относительно легко найти должнику замену. См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 7 марта 2000 г. №3486/99 (решение о принуждении к выполнению работ в натуре отменено, так как суды не выяснили наличие реальной возможности обеспечить исполнение подобного решения).

1.8. Удовлетворение иска о присуждении к исполнению обязательства в натуре недопустимо в тех случаях, когда исполнение обязательства должником невозможно. В случаях, когда наступление невозможности исполнения прекращает обязательство, удовлетворение такого иска блокируется в силу отсутствия у кредитора договорного правопритязания. В тех же случаях, когда наступление невозможности исполнения не прекращает обязательство (например, при отзыве у должника лицензии), удовлетворение иска должно быть исключено, так как вынесение по определению неисполнимых решений суда не соответствует принципам правосудия. О невозможности исполнения см. комментарий к статьям 416-417 ГК.

1.9. Также надо выделить еще одно условие удовлетворения данного иска, не упомянутое в ст.308.3 ГК. Речь идет о том, что иск о принуждении к исполнению неденежного обязательства в натуре должен быть заявлен в разумный срок после того, как кредитор узнал или должен был узнать о нарушении договора. Это условие вытекает из принципа добросовестности и недопустимости злоупотребления правом (п.3 ст.1 ГК и ст.10 ГК) и связано с тем, что иначе создавалась бы крайне длительная (до трех лет) неопределенность в отношении перспектив выбора кредитором такой стратегии защиты как принуждение должника к исполнению неденежного обязательства в натуре. Например, если покупатель выявляет дефект в поставленной продукции, предъявление иска об устранении дефекта или замене товара по прошествии двух лет после этого является явным злоупотреблением правом. Если кредитор не воспользовался своим правом на подачу иска о присуждении к исполнению неденежного обязательства в натуре в течение разумного срока, он сохраняет право на расторжение договора, возврат предоплаты и взыскание убытков.

1.10. Если суд вынес решение об исполнении обязательства в натуре (выполнении работ, передаче товара и т.п.), а на стадии исполнительного производства выявляется невозможность исполнения решения, суд на основании соответствующего ходатайства изменяет способ исполнения решения и выдает исполнительный лист на взыскание денежной стоимости присужденного реального исполнения (Определение Верховного Суда РФ от 15.04.2015 N 304-ЭС14-6750, Постановление Президиума ВАС РФ от 19 марта 2013 г. N 12981/12)

1.11. С точки зрения исполнения подобных решений все иски об исполнении обязательства в натуре могут быть разделены на три группы. Первая группа – это иски, решения по которым могут быть исполнены без участия ответчика (в том числе силами приставов-исполнителей). К этой группе могут быть отнесены иски о взыскании долга (исполнение решения по которым осуществляется посредством списания денег или обращения взыскания на иное имущество должника); отобрании имеющейся у ответчика индивидуально-определенной (ст.398 ГК) или родовой вещи и передаче ее истцу; освобождении (выселении из) занимаемого помещения; переоформлении прав на долю в ООО (отражение перехода прав на долю в ЕГРЮЛ согласно п.11 ст.21 Закона об обществах с ограниченной ответственностью), акции (отражение перехода прав на акции в реестре акционеров согласно п.4 ст.149.2 ГК) и прав на недвижимость (отражение перехода прав на недвижимость в ЕГРП согласно ст.551 ГК).

Ко второй группе следует отнести иски, решения по которым могут быть исполнены приставами-исполнителя без участия ответчика путем привлечения третьих лиц, на которых возлагается совершение определенных действий за счет и от имени должника по правилам пп.7 п.3 ст.68 Закона об исполнительном производстве.

Наконец, к третьей группе относятся иски, решения по которым в принципе не могут быть исполнены без участия ответчика (выполнение работ или оказание услуг при отсутствии у приставов-исполнителей возможности возложить исполнение на третье лицо на стадии исполнительного производства по правилам пп.7 п.3 ст.68 Закона об исполнительном производстве). Такие решения исполняются за счет наложения на ответчика административных штрафов. Также существует возможность возбуждения в отношении руководителя организации-ответчика уголовного дела и привлечения его к уголовной ответственности по правилам ст.315 УК РФ.

1.12. Применительно к третьей группе случаев (когда исполнение решения невозможно без участия ответчика) особую актуальность представляет положение второго предложения п.1 ст.308.3 ГК, согласно которому суд вправе присудить по требованию кредитора в его пользу денежную сумму, которую ответчик должен выплачивать в случае неисполнения основного решения суда. Тут мы имеем введение в наше законодательство института, аналогичного признанному во многих странах институту l’astreinte (далее «астрент»). По ходатайству истца суд должен определить размер этой суммы, руководствуясь тем, чтобы он эффективно стимулировал ответчика исполнять решение суда. Это означает, что сумма должна быть такой, чтобы исполнение решения суда для ответчика оказалось более выгодным, чем его неисполнение и уплата данной суммы (п.3 Постановления Пленума ВАС от 4 апреля 2014 г. N 22). При этом суд вправе определить как фиксированный штраф за неисполнение судебного решения, так и периодическое начисление такой суммы в виде своеобразных «судебных пени» (например, за каждый день или неделю неисполнения судебного решения). Процессуальные аспекты применения «астрента» в судебной практике и законодательстве пока не прояснены. При представляется логичной следующая процедура. По итогам начисления установленного судам ранее «астрента» за определенный период суд по ходатайству истца производит окончательную калькуляцию размера «астрента» с учетом длительности периода неисполнения и выдает соответствующий исполнительный лист на его взыскание. При этом суд вправе учесть уважительные причины, помешавшие своевременному исполнению решения суда, и на стадии окончательной калькуляции «астрента» снизить его размер по сравнению с заранее определенной величиной. При установлении «судебных пени» эта процедура калькуляции начисленного «астрента» и его взыскания может повторяться до тех пор, пока ответчик не исполнит судебное решение.

В принципе из буквального толкования п.1 ст.308.3 ГК использование судом механизма «астрент» не ограничено только той группой случаев, когда исполнение решения невозможно без участия ответчика. В то же время удовлетворение ходатайства об установлении «астрента» целесообразно в основном только в тех случаях, когда суд предвидит, что без участия ответчика исполнение решения либо невозможно, либо будет крайне затруднено. В случаях, когда решение суда исполняется без участия ответчика (например, по решениям о переводе прав на долю в ООО или акции) установление «астрента» вряд ли возможно. Кроме того, установление «астрента» по решениям о взыскании денежного долга нецелесообразно, так как, во-первых, такие решения могут исполняться без участия ответчика посредством списания денег с банковского счета или обращения взыскания на имущество ответчика, а, во-вторых, аналогичную функцию стимулирования ответчика к исполнению решения суда о взыскании в определенной степени выполняет начисление на сумму присужденного денежного долга процентов годовых по ст.395 ГК (во многих случаях наряду с законными процентами по ст.317.1 ГК).

1.13. Следует обратить внимание на то, что в случае подачи иска о принуждении к заключению договора (в том числе на основании ранее заключенного предварительного договора) исполнение решения вовсе не требуется, так как суд выносит решение о признании договора заключенным (п.4 ст.445 ГК).

2. Согласно п.2 ст.308.3 ГК тот факт, что кредитор прибегнул к такому способу защиты как иск о присуждении к исполнению обязательства в натуре, не исключает его права требовать привлечения должника к ответственности за допущенное нарушение договора (взыскание убытков, пени и т.п.). Исключением являются только такие меры ответственности, которые по своей природе не сочетаются с реальным исполнением. Сюда следует отнести взыскание убытков, вызванных вынужденным расторжением договора, согласно п.5 ст.453 ГК и ст.393.1 ГК; взыскание договорного штрафа, установленного на случай вынужденного расторжения договора по вине должника (см. комментарий к ст.330 ГК); а также реализацию прав согласно условию о задатке (см. комментарий к ст.381 ГК).