Материально правовые нормы в мчп

1.4. Нормы международного частного права

Одной из особенностей международного частного права является объединение в его составе разнохарактерных правовых норм. В литературе неоднозначно определяется круг норм, составляющих международное частное право, что объясняется разным подходом к его природе и сущности.

Природа и характерные особенности нормативного состава международного частного права непосредственно зависят от общего метода и способов правового регулирования частноправовых отношений международного характера. В соответствии с двумя способами регулирования оно состоит из двух групп норм разного характера: коллизионных и унифицированных материальных частноправовых. Их системная принадлежность к международному частному праву определяется тем, что они имеют единый предмет регулирования, являются выражением его общего метода и имеют единое функциональное назначение — преодоление коллизии права.

I. Коллизионные нормы, посредством которых осуществляется коллизионный способ регулирования, преодолевают коллизионную проблему путем выбора права. Главная особенность этих норм заключается в том, что они не содержат прямого определения прав и обязанностей участников отношений, а указывают, право какого государства нужно применить для определения этих прав и обязанностей. Отсюда эти нормы называют отсылочными.

Коллизионные нормы — не однородны. В зависимости от механизма создания и механизма применения они подразделяются на внутренние и договорные.

Внутренние коллизионные нормы- это нормы, которые государство разрабатывает и принимает самостоятельно в пределах своей юрисдикции. Они содержатся во внутренних законодательных актах соответствующего государства. В Российской Федерации такие нормы сосредоточены главным образом в двух отраслевых законодательных актах: в Основах 1991 г. и Семейном кодексе РФ 1995 г. (далее-СК РФ). Внутренние коллизионные нормы составляют историческую основу международного частного права и до сих пор сохраняют в нем главенствующие позиции.

Рассматриваемые коллизионные нормы решают коллизию чаще всего отечественных и иностранных законов, реже — коллизию законов двух иностранных государств, но в любом случае — коллизию законов, возникшую в сфере международного частного оборота. Вместе с тем коллизии могут возникнуть и возникают в сфере внутренних отношений одного государства, когда отдельные территориальные части этого государства имеют самостоятельное частное право (например, в государстве с федеративным устройством).

В частности, такое положение было в СССР, союзные республики которого имели свои гражданские кодексы и кодексы о браке и семье. Для разрешения коллизий между законами республик в советском праве существовали специальные нормы, которые называли межреспубликанскими коллизионными норма- 25 —

3.3. МАТЕРИАЛЬНО-ПРАВОВЫЕ НОРМЫ

“Предложение о заключении договора, адресованное одному или нескольким конкретным лицам, является офертой, если оно достаточно определено и выс-ловлює намерение оферента считать себя связанным в случае акцепта. Предложение является достаточно определена, если в нем указан товар и прямо или косвенно устанавливается количество и цена либо предусматривается порядок их определения” (п. 1 ст. 14).

“1) Заявление или иное поведение адресата оферты, выражающее согласие с офертой, является акцептом. Молчание или бездействие сами по себе не являются акцептом.

2) Акцепт оферты вступает в силу в момент, когда указанное согласие получено оферентом. Акцепт не имеет силы, если оферент не получает ого-ди в установленный срок, а если срок не установлен, то в течение разумного срока, принимая при этом во внимание обстоятельства сделки, в том числе скорость использования оферентом средств связи. Устная оферта должна быть акцептована немедленно, если из обстоятельств не следует иное.

3) Но если в силу оферты или в результате практики, которую стороны установили в своих взаимных отношениях, выразить согласие путем совершения какого-либо действия, в частности действия, что касается отгрузке то-вара или уплате цены, акцепт вступает в силу в момент совершения такого действия, при условии, что она осуществлена в пределах срока, предусмотренного в пре-предыдущем пункте” (ст. 18).

В ст. 136 “Реквизиты рейсового чартера” Кодекса торгового мо-реплавства Украины от 23 мая 1995 г. установлены следующие важные мо-менты:

“Рейсовый чартер должен содержать основные реквизиты: наименование сторон, судна и груза, порта отправителя и назначения (или места на направлении судна). В судебное чартер могут включаться по согласованию сторон другие условия и оговорки. Рейсовый чартер подписывается фрахта-вальщиком (перевозчиком) и фрахтователем или их уполномоченными пред-наставниками”. Итак, статья четко предусматривала реквизиты и позволяла по согласию сторон вносить до рейсового чартера другие условия и застере-ния.

Статья 1553 “Объем иностранного права” проекта Гражданского кодекса Украины от 25 августа 1996 г. содержала такую формулировку:

“Отсылка к иностранному праву охватывает все его нормы, которые и по-стосовувалися к конкретной стороны в связи с этим иностранным правом. Применение нормы иностранного права не может быть ограничено лишь на том основании, что эта норма относится к публичного права”.

Цитированная статья предусматривала учета всех причастных к делу норм иностранного права: материальных, процессуальных, административных и др.

В зависимости от механизма создания и применения существуют два вида ко-лізійних и материально-правовых норм: внутренние и договорные.

Внутренние коллизионные нормы государство разрабатывает и создает самостоятельно. Они решают коллизию отечественного и иностранного законов, иногда — коллизию иностранных законов.

Договорные коллизионные нормы создаются на основе международных соглашений, но им придается сила национального права.

Унифицированные материально-правовые нормы являются прямыми, они регулируют отношения прямо, без коллизионной стадии. В предыдущей теме было показано, как материально-правовая норма международного договора трансформируется в норму национального законодательства.

Бывают случаи, когда трансформация происходит с перекру-нием.

Коллизионные и материально-правовые нормы напоминают сиамских близ-нюків, которые не могут существовать отдельно. Часто не только в том самом нормативно-правовом акте, но и в той же его статье встречаются оба вида норм. Для примера приведем текст ст. 6 Парижской кон-венції об охране промышленной собственности от 20 марта 1883 г.

“1. Условия подачи заявки и регистрация товарных знаков определяются в каждой стране Союза ее внутренним законодательством.

2. Но в заявке на регистрацию знака, поданной физическим или юриди-ной лицом страны Союза в любой стране Союза, не может быть отказа-ва, а также не может быть отменена регистрация на том основании, что в стране происхождения не были выполнены подачи заявки, регистрация или ее по-дление.

3. Знак, который надлежащим образом зарегистрирован в стране Союза, розг-лядається как независимый от знаков, зарегистрированных в других странах Со-юзу, включая страну происхождения”.

Как видим, п. 1 содержит колізійну норму, а п. 2 и 3 — материально-пра-вову (регистрация товарного знака является независимой в каждой стране — участ-нице Парижской конвенции об охране промышленной собственности).

1.2. Коллизионные и материально-правовые методы регулирования в международном частном праве

1.2. Коллизионные и материально-правовые методы регулирования в международном частном праве

Особенность международного частного права как полисистемного комплекса определяется не только характерными чертами его предмета и источников. Специфичен также и метод (способ) правового регулирования, используемый в МЧП. Его основной задачей является устранение возникающей в процессе осуществления международных отношений частноправового характера «коллизии» законов (от лат. collisio – столкновение), при которой два или более нормативных акта из различных правовых систем одновременно претендуют на урегулирование одного и того же фактического состава.

Такая ситуация достаточно редка в тех случаях, когда общественное отношение возникает между субъектами одной и той же государственной принадлежности и в рамках границ конкретного государства. Однако если оно имеет одну или несколько составляющих, придающих соответствующему отношению международный характер, то подобный фактический состав как бы одновременно «привязывается» сразу к нескольким правовым системам, каждая из которых потенциально может быть использована в данном случае. Поэтому задача правоприменителя значительно усложняется, так как из всех систем, претендующих на регулирование взаимоотношений субъектов, необходимо выбрать одну.

Как бы ни были значительны достижения в унификации права, по-прежнему остаются Существенными различия в регулировании частноправовых отношений (Даже в рамках правовых систем, принадлежащих к одной и той же правовой семье, и более того – применительно к истолкованию правил одного и того же закона, действующего в разных странах)» как МЧП при помощи использования коллизионного и материально-правового способов регулирования, каждому из которых присущи свои достоинства и недостатки.

Коллизионный способ регулирования. Ему международное частное право фактически обязано своим рождением и дальнейшим развитием. Проблема выбора надлежащего источника регулирования решается в данном случае посредством использования специальных коллизионных норм, формулирующих принципы, на основе которых определяется применимое материальное право.

Коллизионный способ регулирования иногда называют отсылочным, поскольку, по мнению некоторых исследователей, коллизионная норма лишь «передает» соответствующие отношения на разрешение компетентного правопорядка, а не регулирует их сама. С этой точкой зрения нельзя согласиться.

Несмотря на кажущуюся простоту, применение коллизионного способа сопряжено с рядом объективных трудностей и недостатков, которые значительно снижают эффективность его действия.

Во-первых, указанный способ не способствует достижению единообразия разрешения одинаковых по содержанию правовых споров или других конфликтных ситуаций между контрагентами в судах различных государств, так как нормы национальных правовых систем могут по-разному подходить к регулированию одних и тех же отношений. Здесь мы имеем дело с феноменом, который в доктрине международного частного права получил наименование «хромающие отношения».

Во-вторых, так как коллизионные нормы содержатся в законодательстве различных государств, возникает коллизия между самими этими нормами. Поэтому иностранное право, к которому отсылает коллизионная норма, может в свою очередь предусмотреть необходимость применения нормативных предписаний первого государства или какой-нибудь третьей страны. Другими словами, в данном случае ни одна из национальных правовых систем может не признать себя компетентной в регулировании спорного правоотношения.

В последнее время международное сообщество предпринимает значительные усилия по устранению противоречий между коллизионными нормами различных стран. Для этой цели используются международные договоры, заключаемые между государствами. Их участники принимают на себя обязательства применять сформулированные в таких соглашениях единообразные коллизионные нормы по определенному кругу отношений, входящих в предмет регулирования МЧП. Однако прогресс, достигнутый сегодня в этой области, все еще нельзя признать существенным.

В-третьих, коллизионный метод регулирования, несмотря на то, что он используется при регулировании международных отношений, национален по своей сути. Материальный закон, к применению которого неизбежно приводит коллизионный метод, в подавляющем большинстве случаев будет являться внутренним законом конкретного государства, изначально не рассчитанным на регулирование отношений типа МНН.

В-четвертых, в тех случаях, когда в соответствии с коллизионными нормами подлежит применению иностранное право, возникает серьезная проблема уяснения его содержания, толкования и принципов реализации. Проведение качественной работы в этой области представляет значительную сложность для национальных правоохранительных органов разных стран, которые, конечно же, не могут знать право иностранного государства с такой степенью детальности, как свое.

Материально-правовой метод регулирования. Разрешение проблемы выбора применимого права в рамках этого метода обеспечивается посредством использования унифицированных материальных норм, которые регулирую поведение субъектов отношений типа МНН без помощи коллизионных механизмов.

Появление материально-правового метода было вызвано стремлением участников международного общения заменить разноречивые положения национального законодательства отдельных стран системой однородных нормативных предписаний, предназначенных для непосредственного регулирования международных немежгосударственных невластных отношений. Первоначально этот метод, применялся только в области международной торговли – сферы, для регулирования которой национальное прав было наименее приспособлено, а затем распространился на другие институты международного частного права включая международный гражданский процесс.

В настоящее время основной формой достижения унификации материально-правового регулирования отношений в области МЧП является заключение международный, договоров. Как правило, все они являются итогом многолетней напряженной работы международных организаций; и конференций и отражают баланс интересов отдельны государств в соответствующих вопросах. Унификация норм международного частного права возможна сегодня также посредством утверждения международно-правовых обычаев, вырабатываемых на основе широкой и единообразной практики международного сотрудничества. Наконец, в качестве неправовых вспомогательных унифицированных норм, оказывающих воздействие на регулирование отношений типа МНН, следует рассматривать рекомендации межправительственных и неправительственных международных организаций и ассоциаций (например, Арбитражный регламент Комиссии ООН по праву международной торговли 1976 г., публикации Международной торговой палаты в Париже или типовые договоры на поставку готовых изделий, разрабатываемые различными международными торговыми ассоциациями), а также международные обыкновения.

Как и коллизионный метод, метод материально-правового регулирования отношений типа МНН обладает рядом недостатков, к числу которых можно, в частности, отнести:

1) сравнительно узкую предметную сферу распространения унифицированных материальных норм. Данный факт объясняется нежеланием государств на современном этапе развития международных отношений отказываться в ряде случаев от национально-правового регулирования отношений, входящих в предмет МЧП, в пользу регулирования международно-правового, полноценная реализация которого заведомо связана для них со значительными финансовыми, организационными и психологическими трудностями;

2) наличие значительного количества пробелов и нечетких формулировок в текстах актов, содержащих унифицированные нормы. Даже в тех случаях, когда государства пришли к согласию относительно необходимости разработки того или иного договора, они не всегда способны прийти к такому соглашению относительно содержания составляющих его норм. Поэтому многие международные источники МЧП носят обобщенный и неполный характер, что снижает их регулятивные возможности и иногда может привести к необходимости их детализации на уровне национального законодательства. В последнем случае регулирование отношений будет уже невозможным без использования коллизионного метода;

3) диспозитивный характер предписаний большинства унифицированных норм. Стремление расширить предметную сферу международных источников МЧП и количество субъектов, на которые они распространяли бы свое действие, вынуждают создателей международных договоров и конвенций в большинстве случаев отказываться от использования в их текстах положений императивного характера. Это обстоятельство открывает вполне легальные пути для выборочного применения участниками международных немежгосударственных невластных отношений такого рода источников или даже сознательного их игнорирования;

4) сам по себе факт наличия унифицированных норм не устраняет проблемы их единообразного применения. Одинаковые категории и понятия, используемые в международно-правовых источниках МЧП, могут по-разному пониматься, толковаться и использоваться в разных странах.

НОРМЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА

В МЧП существует 2 нормы:

1. Коллизионные нормы.

2. Унифицированные нормы.

1. Коллизионная норма – это норма, определяющая, право какого государства должно быть применено к соответствующему правоотношению.

Главная особенность этих норм заключается в том, что они не содержат прямого определения прав и обязанностей участников гражданских отношений, а указывают, право какого государства нужно применить для определения этих прав и обязанностей. Отсюда эти нормы называются отсылочными.

Коллизионная норма – норма отсылочного характера, ею можно руководствоваться только вместе с какими-либо материально-правовыми нормами, к которым она отсылает, т.е. нормами законодательства, решающими вопрос по существу.

Значение коллизионных норм — заключается в определении права, которое должно быть применено к отношениям, возникающим в условиях международного общения, когда на регулирование таких отношений может претендовать правопорядок нескольких государств и необходимо разрешить возникшую коллизию. Коллизионные нормы МЧП разрешают эту коллизию, подчиняя отношения с иностранным элементом праву определенной страны.

Согласно традиционным представлениям коллизионные нормы МЧП включают два элемента, т.е. имеют Структуру:

— объем – указание на те отношения, к которым должна применяться коллизионная норма,

— привязка – указание на подлежащее применению право (международное, своей страны или иного государств).

Принято различать следующие виды коллизионных норм:

1. национально-правовые и международно-правовые, направленные на достижение международной унификации. Их различие проявляется как в сфере действия, так и применения. Сфера действия коллизионных норм, предусмотренных международным договором, значительно шире, так как они применяются всеми участниками международных договоров при полном тождестве их редакции;

2. диспозитивные — подразумевают автономию воли сторон при заключении международных сделок;

3. императивные – означают недопустимость отступления от предусмотренных обязательств;

4. относительно-императивные – нормы, отступления от которых допускается при наличии определенных, заранее зафиксированных условий;

5. односторонние – определяют пределы применения только одного, обычно собственного государства;

6. двухсторонние – сформулированы более широко и устанавливают пределы применения как отечественного, так и национального права;

Исходя из содержания и назначения могут быть:

Особенность таких норм заключается в том, что они устанавливаются пока только для отношений договорного права, с учетом того, что именно в этой области возникают наиболее сложные спорные вопросы.

Особую и пока немногочисленную группу норм составляют те, которые содержат отсылки не к праву какой-либо страны, а к положениям соответствующего международного договора, устанавливающего унифицированную коллизионную привязку по конкретному вопросу.

В зависимости от механизма создания и применения существует 2 вида коллизионных норм: внутренние и договорные.

1). Внутренние коллизионные нормы – это нормы, которые государство разрабатывает и принимает самостоятельно в пределах своей юрисдикции. Они содержатся во внутренних законодательных актах соответствующего государства.

Они решают коллизию чаще всего отечественных и иностранных законов, реже коллизию законов двух иностранных государств, но в любом случае – коллизию законов возникшую в сфере международного гражданского оборота.

2) Договорные коллизионные нормы – это единообразные коллизионные нормы, созданные на основе международных соглашений как результат согласованной воли договаривающихся стран.

Договорные коллизионные нормы отличаются от внутренних не только по механизму создания, но и механизму применения.

Международный договор порождает юридические обязательства для государств-участников. Для осуществления договорных коллизионных норм необходимо придать им силу национального права, что сделает их обязательными для участников гражданских правоотношений.

В результате трансформации договорные коллизионные нормы действуют как нормы внутреннего порядка. При этом договорные не сливаются с внутренними коллизионными нормами, они существуют параллельно и имеют ряд особенностей, связанных с договорным происхождением:

Пространственная сфера – она всегда уже сферы применения внутренних коллизионных норм. Первые предназначены для решения коллизий законов только между государствами-участниками договора. Пространственная сфера применения коллизионных норм практически ничем не ограничена.(она применяется даже в отношении непризнанных государств).

Толкование – договорные нормы должны толковаться в свете целей, принципов и содержания договора. Необходима единообразная практика их применения, что предполагает единообразное толкование.

Временные рамки – договорные коллизионные нормы приобретают юридическую силу не ранее того момента, когда договор вступает в силу. Даже если государство ратифицировало договор, но он не вступил в силу, договорные коллизионные нормы не действуют. Прекращение действия договора ведет к прекращению действия договорных коллизионных норм. Односторонних выход государства из договора также прекращает действие соответствующих норм на территории данного государства.

Виды коллизионных привязок:

1. личный закон участников отношений (lex personalis) — разновидности –закон гражданства и закон места жительства;

2. закон места нахождения имущества (lex rei sitai) — сфера применения этой привязки – вопросы собственности и других вещных прав;

3. закон места совершения акта (правомерного – при сделках, неправомерного – при деликтах) (lex loci aktus) – закон места совершения договора, закон места совершения сделки, определяющий ее форму и закон места исполнения обязательства;

4. закон места осуществления деятельности (lex loci activitis);

5. закон суда (арбитража), разрешающего спор (lex fori)

6. закон, с которым данное отношение наиболее тесно связано (lex causae) – сфера этого закона – определение статута отношения, регулирования на его основе вопросов, связанных с существом отношения. (закон, регулирующий статут («существо») отношения);

7. закон места заключения сделки (lex loci contractus);

8. закон флага (lex flagi);

9. закон места заключения брака (lex loci celebrations).

2. Унифицированные нормы МЧП.

В большинстве государств нормы МЧП содержатся в различных отраслях внутреннего права и, следовательно, в различных нормативных актах. Лишь немногие государства имеют единые кодифицирующие акты в области МЧП. В других государствах ведется разработка единых кодификаций.

В связи с этим в развитии нормативной базы МЧП все более решающую роль играют международные договоры.

Международные договоры позволяют создать унифицированные нормыМЧП не только коллизионно-правового, но и материально-правового характера. Тем самым создаются предпосылки для единообразия правоприменительной практики, а следовательно, широкого развития экономических и иных связей между субъектами различных государств.

Объективно существующие различия в правовом регулировании гражданско-правовых отношений в каждом государстве могут быть устранены с помощью межгосударственной унификации в рамках деятельности международных организаций.

Унифицированные материально-правовые нормы – непосредственно (прямо) устанавливают правила поведения для участников гражданских правоотношений, осложненных иностранным элементом.

Поэтому эти нормы часто называют – прямыми — они регулируют рассматриваемые отношения прямо, минуя коллизионную стадию.

Эти нормы преодолевают коллизионную проблему путем создания единообразных норм гражданского права различных государств, что устраняет саму причину возникновения коллизии права.

Поскольку унификация материального гражданского права осуществляется в международно-правовых формах (главным образом в форме международного договора), то унифицированные материальные гражданско-правовые нормы по сути являются договорными.

Их договорное происхождение порождает те же особенности в механизме создания и применения, которые характеризуют договорные коллизионные нормы рассмотренные выше.

Виды унификации норм МЧП:

— создание государствами единообразных материальных норм гражданского, семейного и трудового права;

— создание государствами единообразных коллизионных норм путем принятия универсальных и региональных международных договоров;

— создание государствами единообразных коллизионных норм путем принятия договоров о правовой помощи по гражданским и семейным делам.

Вопрос о принадлежности унифицированных материальных гражданско-правовых норм к МЧП остается дискуссионным.

Не дискутируя по этому поводу, следует сказать, что объединение столь отличных друг от друга норм – коллизионных и унифицированных материально-правовых – в системе одной отрасли – МЧП – имеет объективные основания.

— во-первых, общий предмет регулирования (и те и другие направлены на регулирования гражданских правоотношений с иностранным элементом),

— во-вторых, общий метод регулирования (и те и другие при помощи различных приемов преодолевают коллизионную проблему).

Одновременное наличие двух этих критериев является единственным основанием для включения этих норм в состав МЧП.

При помощи этих критериев можно решить вопрос о месте материальных норм национального гражданского права, специально предназначенных для регулирования гражданских отношений с иностранным элементом.

Международные организации, влияющие на формирование норм МЧП:

1. Гаакские конвенции по МЧП —

2. Международная торговая палата (МТП) –

3. Всемирная торговая палата (ВТО).

4. Комиссия ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ) –

5. Конвенция ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД).

6. Международный институт по унификации частного права в Риме (УНИДРУА).

7. Всемирная организация интеллектуальной собственности (ВОИС).

8. Международный союз для охраны литературы и художественных произведений.

9. Международное бюро интеллектуальной собственности.

10. Международный центр по урегулированию инвестиционных споров.

11. Многостороннее агентство по гарантиям инвестиций (МИГА).

12. Международный центр патентной документации (ИНПАДОК) и др.

studopedia.org — Студопедия.Орг — 2014-2018 год. Студопедия не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования (0.005 с) .

Нормы международного частного права, их строение, особенности

Особенностью международного частного права является объединение в его составе разнохарактерных правовых норм. В литературе круг этих норм определяется неоднозначно из-за разных подходов к их природе и сущности.

1. Коллизионные нормы. С их помощью осуществляется коллизионный способ регулирования, преодолевается коллизионная проблема путём выбора права. Их особенность: они не содержат прямого определения прав и обязанностей участников отношений, а указывают, право какого государства нужно применить для определения этих прав и обязанностей. Поэтому эти нормы называют отсылочными. Коллизионные нормы подразделяются (в зависимости от механизма создания и механизма применения) на а) внутренние и б) договорные. Внутренние коллизионные нормы – те, которые государство разрабатывает и принимает самостоятельно в пределах своей юрисдикции. Они содержатся во внутренних законодательных актах государства. В РФ такие нормы главным образом содержатся в двух отраслевых законодательных актах: в ч. 3 ГК РФ от 2001 г. и Семейном кодексе РФ от 1995 г. Договорные коллизионные нормы это единообразные коллизионные нормы, созданные на основе межгосударственных соглашений как результат согласованной воли договаривающихся государств. По правовому характеру они такие же, что и внутренние коллизионные нормы. Но отличаются от внутренних по механизму создания (через международные договоры и их трансформацию в национальное право) и по механизму применения (пространственная и временная сфера действия, а также толкование).

Таким образом, независимо от происхождения, внутренние и договорные коллизионные нормы являются нормами внутреннего права государства. Их совокупность составляет коллизионное право соответствующего государства.

2. Унифицированные материальные частноправовые нормы. С их помощью осуществляется материально-правовой способ регулирования. Они преодолевают коллизионную проблему путём создания единообразных норм частного права различных государств. При этом устраняется сама причина возникновения коллизии права. Эти унифицированные нормы, по сути, являются договорными, так как они осуществляются в основном в форме международного договора.

3. Материальные нормы внутреннего частного права. В РФ есть нормы, которые специально предназначены для регламентации отношений с иностранным элементом, но которые не являются коллизионными. Они не предусматривают выбор права, а прямо устанавливают права и обязанности участников отношений. Поэтому по своему характеру это материальные нормы.

Есть целые законы и подзаконные акты, регламентирующие отношения международного характера, например: Закон о правовом положении иностранных граждан в СССР 1981г.; Таможенный кодекс РФ 1993 г.; ФЗ о государственном регулировании внешнеторговой деятельности 1995 г.; ФЗ об иностранных инвестициях в РФ от 9 июля 1999 г.; ФЗ об экспортном контроле от 18 июля 1999 г.; Указ Президента о привлечении и использовании в РФ иностранной рабочей силы 1993 г. и др.

Иногда в нормативных актах, регламентирующих внутренние отношения, содержатся нормы, касающиеся отношений международного характера. Например: Закон о валютном регулировании и валютном контроле 1992 г.; Патентный закон 1992 г.; Закон об авторском праве и смежных правах 1993 г.; Закон о соглашениях о разделе продукции 1995 г.; Федеральный закон о лизинге 1998 г.; Положение о порядке передачи детей, являющихся гражданами РФ, на усыновление гражданам РФ и иностранным гражданам (утверждено Постановлением Правительства РФ в 1995 г.).

Необходимо отметить, что правовая природа названных актов различна: они могут быть как частноправовыми, так и публично-правовыми. Часто они носят комплексный характер, объединяя нормы различной отраслевой принадлежности. Например, Закон о соглашениях о разделе продукции включает в себя гражданско-правовые, административно-правовые, финансово-правовые и гражданско-процессуальные нормы.

Публично-правовыми нормами являются нормы Закона о государственном регулировании внешнеторговой деятельности, Закона об иностранных инвестициях и др.

Таким образом, однозначного ответа о месте внутренних материальных правовых норм нет. Эти нормы входят в соответствующие отрасли внутреннего права, как нормы lex specialis. Как и другие специальные нормы, они применяются при наличии каких-то особых, дополнительных условий (в данном случае – при наличии иностранного элемента), оставаясь при этом нормами соответствующих отраслей либо публичного, либо частного права.

Материально-правовые и коллизионные нормы

Историческое развитие внешнеэкономических связей между различными странами порождает проблему регулирования возникающих между контрагентами отношений. В результате наличия иностранного элемента в гражданских правоотношениях возникает ситуация, когда одним и тем же фактам может быть дана различная юридическая оценка, т.е. в соответствии с правом разных стран может быть дан разный ответ на один и гот же вопрос.

Если бы в гражданских правоотношениях отсутствовал иностранный элемент, т.е. субъекты правоотношений были гражданами одной страны, то применялись бы материально-правовые нормы национального законодательства для урегулирования их правоотношений. Однако наличие в правоотношениях иностранного элемента создает коллизию права, которая порождается двумя причинами: наличием иностранного элемента в гражданском правовом отношении и различным содержанием гражданского права разных государств, с которыми это правоотношение связано.

«Коллизия» – латинское слово, означающее «столкновение». Для разрешения коллизии права судье нужно решить, право какой страны он должен выбрать, т.е. в российском праве ему необходимо найти такую норму, которая обосновала бы ответ на возникший коллизионный вопрос. Такая норма называется коллизионной, а их совокупность составляет коллизионное право того или иного государства. Коллизионная проблема – это проблема выбора права, подлежащего применению к какому-то конкретному правоотношению.

В отличие от материально-правовых норм, определяющих содержание права и обязанностей субъектов международного частного права и, следовательно, непосредственно регулирующих их поведение, коллизионная норма указывает, право какого государства применимо к данному отношению.

Коллизионная норма не решает вопроса по существу, она отсылает к материально-правовым нормам того или иного государства, предусматривающим соответствующие правила. Коллизионная норма в международном частном праве (МЧП) является нормой отсылочного характера, и ею можно руководствоваться только вместе с какими-либо материально-правовыми нормами, к которым она отсылает. Коллизионные нормы содержатся во внутреннем законодательстве каждого государства. В России коллизионные нормы содержатся в части третьей ГК РФ.

При возникновении коллизии права ее разрешение в мировой практике производится специальными приемами и способами международного частного права. К ним относятся коллизионный способ и способ унификации.

Способ унификации материального гражданского права осуществляется путем заключения международных договоров, содержащих единые нормы, подлежащие применению всеми субъектами договаривающихся государств. Несмотря на прогрессивность способа унификации, коллизионный способ остается лидирующим по объему правового регулирования – разрешения основной задачи МЧП – устранений коллизии права.

В российской юридической науке большинством юристов признается следующее определение коллизионной нормы. Коллизионная норма – это норма права, указывающая на то, право какой страны или какое международное соглашение подлежит применению к данному гражданскому правоотношению, осложненному иностранным элементом.

Источниками коллизионных норм являются только федеральные законы и международные договоры РФ, решения о согласии на обязательность которых для Российской Федерации приняты в форме федерального закона, а также обычаи, признаваемые в Российской Федерации (п. 2 ст. 3 ГК РФ).

Специфическое назначение коллизионных норм существенным образом обусловливает отличие их структуры от структуры других правовых норм. Коллизионная норма состоит из двух элементов: объема, указывающего на вид регулируемого правоотношения, т.е. круга отношений гражданско-правового характера, к которым эта норма применяется, и привязки – права, подлежащего применению с целью регулирования правоотношения, осложненного иностранным элементом.

В качестве примера можно привести коллизионную норму п. 2 ст. 1213 ГК РФ: » К договорам в отношении находящихся на территории Российской Федерации земельных участков, участков недр, обособленных водных объектов и иного недвижимого имущества применяется российское право». Объем данной коллизионной нормы указывает на вид регулируемого правоотношения – договоры в отношении находящихся на территории РФ земельных участков и иного недвижимого имущества, а привязка указывает на правовую систему, подлежащую применению для регулирования данных отношений. В данном случае это будет российское право.

Коллизионные нормы подразделяются на различные виды в зависимости от критериев, взятых за основу их классификации. К таким критериям относятся: форма коллизионной привязки; характер регулирования; признак приоритетности.

По форме привязки коллизионные нормы бывают односторонними и двусторонними. Привязка односторонней коллизионной нормы указывает на применение одного материального права, чаще всего материального права того государства, в правовой системе которого находится рассматриваемая коллизионная норма. Как правило, такие коллизионные нормы регулируют отношения собственности на недвижимое имущество, а также отношения по наследованию недвижимого имущества.

Привязка двусторонней коллизионной нормы не указывает на конкретную правовую систему, подлежащую применению, а содержит общий принцип, руководствуясь которым можно выбрать нужную правовую систему. Привязку двусторонней коллизионной нормы называют формулой прикрепления. На практике двусторонних коллизионных норм встречается значительно больше, чем односторонних.

Допустим, что возник спорный вопрос по наследованию строения, находящегося в Германии. По какому праву его рассматривать – российскому или германскому? Российская коллизионная норма по данному вопросу трактует, что «. форма сделок по поводу строений, находящихся в Российской Федерации, подчиняется российскому праву». Объем данной нормы – форма сделок по поводу строений, находящихся в Российской Федерации, а привязка подчиняется российскому праву. Типичная односторонняя норма, но она не определяет, какое право следует применить, если спорное строение находится на территории иностранного государства. Для разрешения данного вопроса, видимо, следует путем аналогии из односторонней нормы сформулировать двустороннюю. Место нахождения строения может стать общим признаком для привязки двусторонней нормы, которую можно сформулировать так: подчиняется праву того государства, на территории которого находится строение. На основании этого можно сформулировать двустороннюю норму: форма сделок по поводу строений подчиняется праву того государства, на территории которого строение находится.

По характеру регулирования коллизионные нормы подразделяются иа диспозитивные, императивные и альтернативные.

Диспозитивные нормы закрепляют общее правило поведения, адресованное участникам правоотношения, от содержания которого они могут отступить при наличии их взаимного согласия, т.е. они содержат дозволения. Формальным признаком диспозитивности являются такие формулировки, как «стороны могут», «если иное не установлено соглашением сторон». Так, ст. 1210 ГК РФ гласит, что «стороны договора могут при заключении договора или в последующем выбрать по соглашению между собой право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по этому договору».

Императивные нормы не предполагают возможности отступлении от содержащихся в них правил поведения, даже при наличии соглашения сторон, т.е. они содержат предписания. Так, ст. 1223 ГК РФ устанавливает, что к обязательствам, возникающим вследствие неосновательного обогащения, применяется право страны, где обогащение имело место.

Альтернативные нормы предполагают наличие нескольких привязок для регулирования конкретного правоотношения, закрепленного в объеме. При этом та или иная привязка применяется по усмотрению соответствующего субъекта правоотношения или иного лица (например, правоохранительного органа). Примером может служить п. 1 ст. 1209 ГК РФ относительно формы доверенности, которая была совершена за границей: она не может быть признана недействительной, если соблюдены требования российского права, даже если не соблюдены требования местного (т.е. иностранного) закона.

По признаку приоритетности применения коллизионные нормы делятся на основные (генеральные) и субсидиарные (дополнительные). Основная норма формулирует главное правило: если главная норма не может быть применима по каким-либо причинам, то выбор права осуществляется согласно правилу, содержащемуся в субсидиарной норме.

Значительно небольшую группу норм составляют те, которые содержат отсылки не к праву какой-либо страны, а к положениям соответствующего международного договора, устанавливающего унифицированную коллизионную привязку по конкретному вопросу.

Формулы прикрепления, используемые в МЧП России, сложились и берут свое начало в римском частном праве, поэтому по сложившемуся правилу их формулировку принято выражать на латинском языке. К числу наиболее известных и распространенных формул прикрепления относятся:

1) личный закон физического лица (lex personalis). Личный закон физического лица определяет правовой статус физического лица: сто гражданскую правоспособность и дееспособность, объем личных прав (право на имя, его использование и защиту), сферу брачно-семейных (опека и попечительство) и наследственных (способность лица к составлению завещания, наследование) правоотношений.

Личный закон выступает в двух формах: как закон гражданства (lex patrie), т.е. закон того государства, гражданином которого лицо является; как закон домицилия (lex domisilii), т.е. закон того государства, на территории которого лицо имеет постоянное место жительства.

Использование той или иной формы личного закона зависит от принципов конкретной правовой системы. В странах романо-германской системы права (европейские государства, за исключением Норвегии, Дании, Исландии, и ряд североафриканских стран – Алжир, Египет и др.) применяется закон гражданства, а в странах англо-американской системы права (Великобритания, США, Канада, Индия и др. и ряд латиноамериканских стран – Аргентина, Бразилия и др.) – закон домицилия. Однако в последнее время такое твердое разграничение двух форм личного закона постепенно отходит и уступает сочетанию различных элементов, и все большее количество государств использует смешанную систему личного закона;

2) личный закон юридического лица (lex societatis). Личный закон юридического лица определяет его правовой статус. Понятие правового статуса охватывает целую группу правоотношений, включающих:

– признание того или иного объединения юридическим лицом и определение его организационно-правовой формы;

– порядок создания, реорганизации и ликвидации юридического лица;

– правосубъектность юридического лица, т.е. компетенцию его управленческих органов.

Смысл данной формулы прикрепления заключается в том, что правовой статус юридического лица определяется законом того государства, чью государственную принадлежность оно имеет, а это существенным образом влияет на установление его принадлежности к конкретному правопорядку – собственному или иностранному, который и является его личным статутом. Личный статут юридического лица устанавливается посредством определения его государственной принадлежности. Традиционно выделяют три доктрины определения государственной принадлежности (национальности) юридического лица: инкорпорации, оседлости и центра эксплуатации.

Согласно доктрине инкорпорации «национальность» юридического лица должна определяться на основании места его создания. Наибольшее признание эта доктрина получила в странах англо-американского права. Российское право в вопросе правоспособности юридических лиц также следует доктрине инкорпорации.

Доктрина оседлости (места нахождения административного центра юридического лица) предполагает, что за юридическим лицом признается национальность того государства, на территории которого расположены управленческие органы юридического лица. Эта доктрина используется в законодательстве некоторых странах романо-германской системы права. Однако понятие оседлости неодинаково трактуется в практике разных государств. В одних случаях под оседлостью понимается «уставная оседлость», т.е. место расположения управленческих органов, закрепленное в учредительных документах, в других случаях – «реальная оседлость», обусловленная фактическим местонахождением административного центра юридического лица.

Согласно доктрине центра эксплуатации «национальность» юридического лица должна определяться не местом его пребывания согласно уставу, а фактическим местом осуществления им своей основной деятельности.

На практике нередко складывается ситуация, когда в уставе юридического лица указано одно место, а на самом деле место основной деятельности находится в другом государстве. В результате признание национальности юридического лица по разным основаниям порождает неопределенность в определении личного статута юридического лица. Из-за применения разных доктрин в разных государствах возникает целый ряд противоречий и коллизий. Если, например, юридическое лицо учреждено в государстве, использующем доктрину оседлости, а в последующем его управленческий центр перемещается в государство, где признается доктрина инкорпорации, то национальность данного юридического лица будет определена каждым государством по-своему. Такие сочетания могут встречаться и в других вариантах. Особую сложность в определении статута юридического лица представляют транснациональные компании со своей разветвленной структурой по разным городам и странам. Здесь, конечно, необходима унификация доктрин определения национальности юридического лица путем заключения многосторонних международных договоров;

3) закон места нахождения вещи (lex rei sitae). Это одна из первых сложившихся в практике МЧП формул прикрепления. Смысл ее заключается в применении права того государства, на территории которого находится вещь, являющаяся объектом гражданского правоотношения. С момента своего зарождения и долгое время закон места нахождения вещи применялся к недвижимым вещам, но в настоящее время в сферу его действия входит и движимое имущество. По данному закону определяются: содержание вещного права; квалификация имущества на движимое и недвижимое; возникновение, переход и прекращение права собственности на имущество, не являющееся предметом сделки, и др. Согласно ст. 1205 ГК РФ принадлежность имущества к движимым или недвижимым вещам определяется по праву страны, где это имущество находится.

Закон места нахождения вещи является основным коллизионным началом для разрешения вопросов права собственности, признанным подавляющим большинством государств и международной практикой;

4) закон автономии воли (lex voluntatis). Данный закон определяет право возможности выбора самими субъектами договора применимого права к сделке и их правам и обязанностям. Закон автономии воли занимает центральное место во всех национальных системах МЧП, законодательства практически всех государств закрепляют его в качестве определяющего начала в регулировании договорно-правовых отношений с иностранным элементом.

В соответствии со ст. 1210 ГК РФ стороны договора могут при заключении договора или впоследствии избрать по соглашению между собой право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по этому договору. Соглашение сторон о выборе подлежащего применению права должно быть явно выражено или прямо вытекать из условий договора и обстоятельств дела, рассматриваемых в их совокупности.

Существует два условия применения закона автономии воли, связанных с различиями в правовых системах разных стран:

– выбор сторонами права, подлежащего применению к договорным отношениям между ними, не должен противоречить публичному порядку государства, где это применение должно осуществляться;

– выбор сторонами подлежащего применению права не должен быть сделан с единственной целью обойти закон, т.е. путем выбора права исключить императивные нормы, применение которых к договору в противном случае было бы обязательным.

Право, избранное сторонами договора, считается применимым правом и регулирует следующий круг вопросов:

– порядок заключения договора;

– формальную и юридическую действительность договора, а также основания для признания его недействительным;

– права и обязанности сторон по договору, а также порядок его толкования;

– порядок приведения договора в исполнение, а также меры ответственности сторон за его неисполнение или ненадлежащее исполнение;

– порядок прекращения обязательств по договору;

5) закон места совершения акта (lex loci actus). Данная формула прикрепления означает применение права того государства, на территории которого совершен гражданско-правовой акт. Это общая формула прикрепления, но она конкретизируется в зависимости от того, о каком конкретно виде акта идет речь. Из наиболее часто встречаемых актов следующие.

Закон места совершения договора (lex loci contractus). По общему правилу договор признается заключенным в том месте, которое указано в самом договоре, и если стороны не оговорили при этом применимое право к данному договору, то применяется право того государства, на территории которого сторонами был заключен договор. Однако понятие места заключения договора законодательством различных стран трактуется по-разному; особую сложность определение места заключения договора представляет, когда сделка заключена по переписке (т.е. между отсутствующими сторонами). Так, в континентальном праве местом заключения договора по переписке считалось место получения акцепта, а в системе английского права действует правило, согласно которому местом заключения является место отправления акцепта.

В настоящее время по российскому законодательству согласно ст. 444 ГК РФ, если в договоре не указано место его заключения, договор признается заключенным в месте жительства гражданина или месте нахождения юридического лица, отправившего оферту.

Закон места исполнения договора (lex loci solutionis). Данный закон прикрепления означает применение права того государства, где обязательство, вытекающее из договора, подлежит исполнению. Этот закон содержится в законодательствах некоторых государств романо-германской системы права, а также в некоторых международных конвенциях. Чаще он используется в более узкой трактовке, как закон места фактической сдачи товара или места совершения платежа.

Закон места совершения брака (lex loci celebrationis). Данный закон означает применение права того государства, на территории которого заключен брак. Это довольно распространенная формула прикрепления, которая используется при регулировании вопросов, связанных с формой заключения брака, условий вступления в брак, действительности заключенного брака и др.

В п. 1 ст. 156 Семейного кодекса РФ содержится положение о том, что «форма и порядок заключения брака на территории Российской Федерации определяется законодательством Российской Федерации»;

6) закон страны продавца (lex venditoris). Данная формула прикрепления означает применение права того государства, которому принадлежит продавец, и применяется в том случае, когда стороны при заключении договора купли-продажи не оговорили применимое право по договору. Это относительно новая, но наиболее распространенная формула прикрепления. Этот закон был положен в основу Гаагской конвенции 1955 г. о праве, применяемом к международной продаже товаров;

7) закон, с которым данное правоотношение наиболее тесно связано (lex causae). Исторически данная формула прикрепления сложилась в англосаксонской системе права относительно недавно, но уже нашла закрепление и в европейском праве (в Римской конвенции 1980 г.). Эта привязка может применяться как в решении коллизионных вопросов в сфере договорных обязательств, так и в регулировании многих гражданско-правовых отношений с иностранным элементом. При отсутствии воли сторон по применимому праву и при невозможности определить с помощью коллизионных норм, какое право подлежит применению, суд должен путем толкования договора и всех относящихся к нему обстоятельств определить, какое право наиболее тесно связано с соответствующим правоотношением.

В Римской конвенции отмечено, что следует считать наиболее тесную связь с тем государством, на территории которого сторона, осуществляющая характерное исполнение договора, имеет свое обычное место жительства (для физического лица), или место расположения управленческих органов юридического лица, или основное место ведения коммерческой деятельности. Данная концепция нашла отражение и в современном российском законодательстве. Так, ст. 1211 ГК РФ гласит, что при отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве к договору применяется право страны, с которой договор наиболее тесно связан. Стороной, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора, признается, если иное не вытекает из закона, условий или существа договора либо совокупности обстоятельств дела, сторона, являющаяся:

1) продавцом – в договоре купли-продажи;

2) дарителем – в договоре дарения;

3) арендодателем – в договоре аренды;

4) ссудодателем – в договоре безвозмездного пользования;

5) подрядчиком – в договоре подряда;

6) перевозчиком – в договоре перевозки;

7) экспедитором – в договоре транспортной экспедиции;

8) займодавцем (кредитором) – в договоре займа (кредитном договоре);

9) финансовым агентом – в договоре финансирования под уступку денежного требования;

10) банком – в договоре банковского вклада (депозита) и договоре банковского счета;

11) хранителем – в договоре хранения;

12) страховщиком – в договоре страхования;

13) поверенным – в договоре поручения;

14) комиссионером – в договоре комиссии;

15) агентом – в агентском договоре;

16) правообладателем – в договоре коммерческой концессии;

17) залогодателем – в договоре о залоге;

18) поручителем – в договоре поручительства;

19) лицензиаром – в лицензионном договоре.

Данный факт является, безусловно, шагом вперед по пути

унификации национального коллизионного права и его гармонизации с европейским правом;

8) закон места совершения правонарушения (lex loci delicti commissi). В международном частном праве данная привязка является одной из старейших и сохранившейся в практике почти всех стран. Она регулирует обязательственные отношения внедоговорного характера, в основе возникновения которых лежит юридический факт причинения ущерба личности или имуществу. Эта норма прикрепления означает, что к деликтным отношениям применяется право того государства, на территории которого был причинен ущерб. Закон места совершения правонарушения имеет важное значение для определения прав и обязанностей сторон в связи с причинением вреда, поскольку в материальном праве зарубежных стран по-разному решаются вопросы деликтоспособности лица, бремени доказывания вины, ответственности, возмещения вреда и др.

Наиболее сложным вопросом в связи с применением данной формулы прикрепления является вопрос о том, что считать местом причинения ущерба: место совершения вредоносного действия или место проявления вредоносных последствий? В правоприменительной практике разных государств ответ на этот вопрос дается по-разному. Некоторые страны континентального права придерживаются концепции, по которой местом правонарушения считается место, где совершено вредоносное действие. В США местом правонарушения является место, где проявился вредоносный результат.

Российское законодательство определяет, что права и обязанности по обязательствам, возникшим вследствие причинения вреда, определяются по праву страны, где имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для требования о возмещении вреда (п. 1 ст. 1219 ГК РФ). Российское право признает под местом причинения ущерба место совершения вредоносного действия;

9) закон страны суда (lex fori). Является широко распространенной формулой прикрепления и предусматривает, что конкретное правонарушение регулируется законодательством того государства, суд которого рассматривает связанный с ним спор. Данная формула прикрепления применяется в основном для регулирования процессуальных вопросов ведения гражданского судопроизводства. Суд, рассматривающий гражданско-правовой спор, всегда будет применять свое собственное, т.е. национальное, процессуальное право;

10) закон флага (lex flagi). Данный закон означает право государства, флаг которого несет судно. Применяется он главным образом для решения коллизионных вопросов в сфере торгового мореплавания. Так, к Кодексе торгового мореплавания РФ значительная часть коллизионных норм построена на этой привязке. Законом флага судна, т.е. правом страны его принадлежности, должны регулироваться: право собственности и другие вещные права на судно; правовое положение членов экипажа; права на имущество, находящееся на затонувшем в открытом море судне; пределы ответственности судовладельца и др.