Экспертиза до возбуждения уголовного дела упк рф

Изменение законодательства в вопросе проведения экспертизы до возбуждения уголовного дела (поправка к части 4 статьи 195 УПК РФ)

В этой связи возникает необходимость привлечения в процесс расследования экспертов, однако до недавнего времени Уголовный процессуальный кодекс четко говорил о том, что экспертиза проводится лишь после возбуждения уголовного дела. И это осложняло процесс раскрытия. Однако в марте 2013 года в часть 4 статьи 195 УПК РФ была внесена поправка, согласно которой судебную экспертизу можно назначать и проводить до возбуждения уголовного дела. Такие изменения в законодательстве являются значимыми. Для того чтобы установить основания возбуждения уголовного дела в случаях, когда без производства экспертизы прийти к выводам о наличии преступного деяния не представляется возможным (например, это происходит в случаях обнаружения трупа с признаками насильственной смерти, при определении вещества как наркотического, отнесении оружия к огнестрельному и прочие случаи) необходимо участие эксперта. Однако ранее в силу нечетких формулировок закона не представлялось возможным однозначно разрешить эти вопросы. При условии соблюдения всех процессуальных требований экспертизу можно считать допустимой для использования в качестве доказательства. Это же правило распространяется и на экспертизу, проведенную до возбуждения уголовного дела, поскольку в таком случае производство экспертизы до возбуждения уголовного дела не затрагивает ничьих личных интересов.

Как отмечалось выше, выводы, сделанные следователями и специалистами, не обладают доказательственной силой. Однако законом в ряде случаев требуется именно доказательственное решение специальных вопросов, которое можно получить лишь с помощью производства экспертизы. Если рассмотреть вопрос в историческом контексте, то ранее предпринимались попытки заменить экспертизу «предварительными исследованиями» с целью обоснования решения о возбуждении уголовного дела, однако такая мера только усложняет процесс, а зачастую является незаконной.

Высказывалось мнение о том, что изменение законодательства в этой сфере не только не затронет чьих-либо интересов, но и будет способствовать наиболее продуктивной работе следователей на начальном этапе расследования, т.е. до возбуждения уголовного дела. Законодательно должны быть предусмотрены и определенные ограничения, связанные с производством экспертиз, при котором имеется необходимость в получении образцов для сравнительного исследования. Согласно статье 202 УПК РФ, образцы могут быть получены в принудительном порядке. Принудительные действия до того момента, пока не возбуждено уголовное дело, допускаются лишь в строго ограниченных законом случаях.
Во всех остальных случаях экспертиза до возбуждения уголовного дела имеет огромный ряд преимуществ. Принятие новой нормы снимает некоторые значительные ограничения, которые задерживают расследование уголовного дела.

Реально ли в настоящее время производство экспертизы до возбуждения уголовного дела? (Грачев С.А.)

Дата размещения статьи: 03.05.2015

Принятый в 2001 г. УПК РФ разрешил до возбуждения уголовного дела, помимо осмотра места происшествия и освидетельствования, назначать экспертизу. Буквальное толкование Закона позволяло утверждать, что следователь и дознаватель вправе были вынести лишь постановление о назначении экспертизы без возможности ее дальнейшего проведения на этой стадии процесса. Именно таким образом и складывалась следственная практика — до возбуждения уголовного дела выносилось постановление о назначении экспертизы, а ее производство осуществлялось после возбуждения дела.
В сложившихся условиях органы предварительного расследования проводили исследования для получения достаточных данных, указывающих на признаки преступления. В ходе расследования на основании проведенных исследований назначались экспертизы, что порождало необоснованное дублирование фактически одних и тех же познавательных действий, увеличивало временные и финансовые затраты. На это обстоятельство неоднократно обращалось внимание в литературе и научных исследованиях .
———————————
См., например: Наумов А. Уголовное преследование в стадии возбуждения уголовного дела // Законность. 2005. N 3. С. 50 — 51; Бахтадзе Г. Процессуальные проблемы назначения и производства судебных экспертиз в стадии возбуждения уголовного дела // Уголовное право. 2006. N 5. С. 92; Рылков Д.В. Проведение отдельных следственных действий до возбуждения уголовного дела: за и против // Российское право в Интернете. URL: // http://www.rpi.msal.ru/prints/200905_42rylkov.html; и др.

В дальнейшем право назначения экспертизы вовсе исчезло из Кодекса и лишь 4 марта 2013 г. Федеральным законом N 23-ФЗ вновь было возвращено в перечень следственных действий, производство которых возможно на этапе возбуждения уголовного дела.
———————————
О внесении изменений в статьи 62 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации [Электронный ресурс]: Федеральный закон от 04.03.2013 N 23-ФЗ. СПС «КонсультантПлюс».

Памятуя об имевшей место ошибке, законодатель не только разрешил проводить экспертизу до возбуждения уголовного дела, но и усилил это предписание, наделив должностных лиц правом получать заключение эксперта в разумный срок. Чтобы у правоприменителя исчезли вообще какие-либо сомнения на этот счет, рассматриваемое предписание было продублировано в ст. 195 УПК РФ, где прямо закреплена возможность назначения экспертизы до возбуждения уголовного дела.
В данном случае остается не совсем понятным содержание права следователя (дознавателя) получать заключение эксперта в разумный срок, поскольку, подготовив заключение, эксперт намеренно не будет затягивать его направление инициатору производства экспертизы.
Что же имелось в виду? Возможно, законодатель хотел подчеркнуть право органа расследования не только назначать экспертизу, но и получать заключение эксперта на этапе доследственной проверки. Однако указанное право прямо закреплено в ч. 4 ст. 195 УПК РФ. Вместе с тем незавершенность экспертного исследования не может повлиять на возможность продления предельного срока стадии возбуждения уголовного дела в 30 суток. Таким образом, упоминание разумного срока в части получения заключения эксперта никак не влияет на сущность отношений в стадии возбуждения уголовного дела, а значит, эта норма неэффективна.
Итак, согласно ч. 1 ст. 144 УПК РФ в настоящее время должностное лицо, имеющее в своем производстве материал проверки по сообщению о преступлении, вправе назначать экспертизу, присутствовать при ее производстве и получать заключение эксперта в разумный срок. Однако на практике применение этой нормы вызывает трудности.
Они заключаются в том, что УПК РФ регламентирует не все вопросы, касающиеся производства экспертиз. Значительная их часть регулируется Федеральным законом от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» и ведомственными Инструкциями . Это касается порядка регистрации в экспертном учреждении поступивших постановлений о назначении экспертизы, сроков проведения экспертизы и некоторых других вопросов.
———————————
О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации [Электронный ресурс]: Федеральный закон от 31.05.2001 N 73-ФЗ (ред. от 25.11.2013) // СПС «КонсультантПлюс».
См., например: Об организации производства судебных экспертиз в экспертных подразделениях органов федеральной службы безопасности [Электронный ресурс]: Приказ ФСБ РФ от 23.06.2011 N 277 // СПС «КонсультантПлюс»; Об утверждении Инструкции по организации и производству судебных экспертиз в судебно-экспертных учреждениях и экспертных подразделениях федеральной противопожарной службы [Электронный ресурс]: Приказ МЧС РФ от 19.08.2005 N 640 // СПС «КонсультантПлюс»; и др.

При внесении изменений в УПК РФ другие нормативные акты своевременному изменению, как правило, не подвергаются, в связи с чем активное применение вновь созданных правил не всегда возможно.
Например, Инструкция по организации производства судебных экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел Российской Федерации устанавливает, что экспертизы проводятся по уголовным делам и делам об административных правонарушениях (п. 2), что не предполагает проведение экспертиз до возбуждения уголовного дела. Кроме того, срок производства экспертизы согласно Инструкции, как правило, не должен превышать 15 суток (п. 12), что ставит под сомнение возможность ее проведения в стадии возбуждения уголовного дела, которая не должна превышать трех суток. Несмотря на возможность продления этого срока сначала до 10, а затем и до 30 суток, ситуация практически не меняется.
———————————
Вопросы организации и производства экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел РФ [Электронный ресурс]: Приказ МВД РФ от 29.06.2005 N 511 (в ред. Приказа МВД России от 15.10.2012 N 939) // СПС «КонсультантПлюс».

Учет экспертиз осуществляется в журнале, в котором должны быть указаны категория дела, его номер и состав правонарушения (п. 65). Каким образом следует заполнять журнал, когда экспертиза назначается до возбуждения уголовного дела, неясно.
Инструкции, регламентирующие проведение экспертиз в экспертных подразделениях других федеральных ведомств, в целом аналогичным образом упорядочивают указанные правоотношения.
Поскольку Инструкции, которыми эксперт должен руководствоваться при проведении экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела, не позволяют ему приступить к проведению назначенной экспертизы, в настоящее время следователи и дознаватели в стадии возбуждения по-прежнему проводят исследования. После возбуждения уголовного дела полученным сведениям придают доказательственное значение посредством производства экспертиз по возбужденному делу. Получается, что усилия законодателя по упрощению процесса использования специальных знаний не способствовали устранению проблемы, требующей настоятельного разрешения на протяжении нескольких десятилетий.
Применение указанных новелл имеет и другие проблемные аспекты. Части 1 и 2 статьи 144 УПК РФ содержат нормы, согласно которым полученные в ходе доследственной проверки сведения могут быть использованы в качестве доказательств при условии соблюдения положений ст. 75 и 89 УПК. Если после возбуждения уголовного дела стороной защиты или потерпевшим будет заявлено ходатайство о производстве дополнительной либо повторной судебной экспертизы, то такое ходатайство подлежит удовлетворению. Получается, что указанными новеллами, с одной стороны, законодатель преследует цель придать результатам доследственной проверки безусловное доказательственное значение. Это можно только приветствовать, поскольку материалы, имеющие доказательственное значение (получаемые на этапе возбуждения уголовного дела), стали признаваться доказательствами. Деятельность в стадии возбуждения уголовного дела, которая до этого рядом авторов рассматривалась как непроцессуальная, стала процессуальной по своей сути, поскольку в результате ее осуществления стало возможным получение доказательства. Это в свою очередь должно отменить дублирование познавательных методов, о чем давно говорилось на страницах юридической печати.
Одновременно этими же нормами (ч. 1, 2 ст. 144 УПК РФ) законодатель прямо отрицает возможность достижения рассматриваемой цели, обязывая органы расследования по каждому поступившему в рамках уголовного дела ходатайству сторон проводить повторную или дополнительную экспертизу во всех случаях. Указанные нормы фактически говорят об отсутствии достаточного доказательственного значения экспертизы, проведенной до возбуждения уголовного дела. И если с дополнительной экспертизой ситуация еще более или менее понятна (напомним, она проводится в случаях, когда эксперт не в полной мере ответил на все поставленные вопросы или его выводы недостаточно ясны, с сохранением доказательственного значения результатов первичной экспертизы), то, что именно относительно повторной экспертизы хотел сказать законодатель, понять сложно.
Как известно, повторная экспертиза проводится в случаях, когда результаты первого исследования вызывают сомнения в их достоверности или имеются противоречия в выводах эксперта(ов). Речь идет либо об ошибке эксперта (например, в связи с отсутствием необходимой квалификации), либо о даче им заведомо ложного заключения. Но теперь законодатель формулирует еще одно основание для назначения повторной экспертизы — сам факт проведения экспертизы до возбуждения уголовного дела. Только на этом основании, по мнению законодателя, экспертиза вызывает сомнение, и ее результаты следует перепроверить посредством назначения повторной экспертизы.
Получается, что при рассмотрении полученного от потерпевшего или обвиняемого ходатайства о проведении повторной или дополнительной экспертизы в силу требований ч. 1, 2 ст. 144 УПК РФ следователь может принять необоснованное решение об удовлетворении ходатайства, если оснований полагать, что выводы первоначальной экспертизы вызывают сомнение либо являются неполными, у него не имеется.
Также следует отметить имеющиеся на практике случаи заявления подобных ходатайств обвиняемыми исключительно для того, чтобы затянуть сроки расследования (когда заявляемое ходатайство не обосновывается, а в ответ на предложение следователя уточнить свою позицию относительно существа проблемы обвиняемые ссылаются на ст. 51 Конституции РФ, отказываясь что-либо пояснить).
Полагаем, что конструируя указанную норму, законодатель действовал по аналогии с другой, регламентирующей допрос подозреваемого или обвиняемого в отсутствии защитника (п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ). В УПК РФ она была введена для того, чтобы переломить ситуацию с нарушением права подозреваемого (обвиняемого) на защиту, когда органы предварительного расследования своевременно не предоставляли ему защитника. Эта новелла имела позитивный эффект. Уже до вступления УПК РФ в законную силу следователи и дознаватели были ориентированы на участие защитника подозреваемого или обвиняемого по всем уголовным делам и количество случаев нарушения права на защиту заметно снизилось.
Однако задумка законодателя в части обязательного назначения повторной или дополнительной экспертизы не совсем ясна. С одной стороны, он стремится избавить органы расследования от проведения совпадающих по сути исследований (с целью придания безусловного доказательственного значения заключению эксперта, которое получено до возбуждения уголовного дела). С другой — закрепляет право потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого на инициирование обязательного производства экспертизы (фактически признавая заключение первоначальной экспертизы недопустимым доказательством по сугубо формальным основаниям).
Указанные проблемы являются не единственными применительно к вопросам проведения судебной экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела. Специфика рассматриваемого следственного действия состоит в том, что решение о его проведении принимается должностным лицом органа предварительного расследования, а непосредственное проведение осуществляется носителем специальных познаний — экспертом. Анализ норм главы 27 УПК РФ позволяет утверждать, что вопрос о сроках проведения экспертизы не входит в компетенцию следователя, который на длительность проведения экспертного исследования повлиять не может (при всем желании).
Нами уже отмечалось, что процессуальный закон не устанавливает никаких сроков ее производства. Указанные выше Инструкции по-разному регулируют проблемную область: Инструкция МВД устанавливает общий срок 15 суток для производства экспертизы, Инструкция МЧС — 20. В зависимости от условий проведения экспертизы сроки ее производства могут быть увеличены. Предусмотренная Инструкциями длительность производства экспертизы позволяет предполагать, что не всегда эксперт сможет закончить проведение экспертного исследования в установленные временные границы стадии возбуждения уголовного дела. В случае, если решение об отказе в возбуждении уголовного дела органом предварительного расследования будет принято до окончания производства экспертизы, то ее дальнейшее производство будет прямым нарушением закона со стороны эксперта.
Основанием для производства следственных действий до возбуждения уголовного дела является наличие у должностного лица, назначившего экспертизу, материала проверки по сообщению о преступлении. В указанной ситуации производство следственного действия экспертом будет осуществляться в отсутствие предусмотренных законом оснований, поскольку проверка поступившего в правоохранительный орган сообщения о преступлении на этом этапе будет закончена.
Истечение сроков проверки либо предварительного расследования не является для эксперта основанием для окончания экспертизы. По общему правилу экспертиза оканчивается только тогда, когда эксперт провел исследование и сформулировал выводы. В ходе предварительного расследования незаконченность экспертного исследования (других следственных действий) является основанием для продления срока расследования. В стадии возбуждения уголовного дела продление срока проверки сверх предельного 30-суточного срока в связи с незаконченностью экспертного исследования недопустимо.
Для того чтобы не сложилась ситуация, при которой эксперт будет продолжать производство экспертизы после того, как принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела, полагаем необходимым обязать должностное лицо, разрешившее материал проверки по сообщению о преступлении, уведомлять о принятом решении эксперта (если им не закончено производство экспертизы), наравне с заявителем и иными заинтересованными лицами.
Подводя итог изложенному, надо признать, что усилия законодателя по расширению перечня допустимых проверочных действий нельзя оценить однозначно. С одной стороны, внесенные изменения призваны исключить дублирование познавательных методов в досудебном уголовном судопроизводстве, с другой — практическое применение рассмотренных в статье новелл пока весьма затруднительно.

Список литературы

1. Грачев С.А. О «разумных сроках» предварительной проверки сообщения об экономическом преступлении / С.А. Грачев, К.С. Частнов // Следователь (федеральное издание). 2008. N 4. С. 30 — 33.
2. Зайцева Е.А. Правовой институт судебной экспертизы в современных условиях: монография / Е.А. Зайцева. Волгоград, 2003.
3. Сущность и актуальные проблемы стадии возбуждения уголовного дела: монография. 2-е изд., испр. и доп. / отв. ред. И.С. Дикарев. М., 2012.
4. Шашин Д.Г. Некоторые проблемные аспекты производства проверки сообщений о преступлениях / Д.Г. Шашин, А.В. Коршунов // Эксперт-криминалист. 2014. N 1. С. 16 — 19.
5. Шейфер С.А. Следственные действия. Основания, процессуальный порядок и доказательственное значение / С.А. Шейфер. Самара, 2004.

научная статья по теме СУДЕБНАЯ ЭКСПЕРТИЗА — ДО ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА? Государство и право. Юридические науки

Цена:

Авторы работы:

ЛЕОНТЬЕВА НАТАЛИЯ ЛЕОНИДОВНА

Научный журнал:

Год выхода:

Текст научной статьи на тему «СУДЕБНАЯ ЭКСПЕРТИЗА — ДО ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА?»

СУДЕБНАЯ ЭКСПЕРТИЗА -ДО ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА?

ЛЕОНТЬЕВА Наталия Леонидовна,

аспирантка кафедры уголовно-процессуального права

Московской государственной юридической академии им. О.Е. Кутафина (МГЮА). E-mail: [email protected]

Краткая аннотация: данная статья посвящена вопросу процедуры привлечения эксперта по уголовному делу. Автор рассматривает один из самых сложных вопросов в этой области, а именно: вопрос времени привлечения эксперта, так как существует возможность привлечь его до возбуждения уголовного дела и после. В связи с этим, автор рассматривает несколько различных точек зрения и предлагает изменения в действующее законодательство.

This article is devoted to the procedure of experts involving in the criminal case. The author examines one of the most difficult issues in this area, namely a matter of time of experts’ engagement, since there is an opportunity to appoint him before the criminal case initiation and after. In this regard, the author examines several different points of view and suggests changes to existing legislation.

Ключевые слова: заключение эксперта; уголовное дело; возбуждение дела; судебная экспертиза.

Expert opinion; the criminal case; initiation of proceedings; judicial examination.

Заключение эксперта является одним из важнейших средств доказывания по уголовному делу. Не склоняясь к бытовавшей в период становления Советской процессуальной науки мнению о том, что экспертное заключение является «научным приговором», отметим, что на практике заключение эксперта воспринимается субъектами оценки как особый, наиболее значительный вид доказательства.1

Действующий УПК РФ устанавливает процессуальный порядок назначения и проведения экспертизы, нарушение которого, в буквальном понимании закона, влечет признание заключения эксперта недопустимым.

Одним из наиболее спорных вопросов в уголовно-процессуальной науке, имеющих огромное практическое значение, является вопрос о возможности назначения и проведения экспертизы на стадии доследственной проверки.

Ранее до внесения последних изменений в УПК РФ законодатель недостаточно эффективно регулировал порядок проведения доследственных проверок относительно поставленного вопроса. В том числе не регламентировалось, какие из указанных процессуаль-

1 Поврезнюк Г.И. Судебная экспертиза (подготовка и назначение в уголовном и гражданском процессах). Алма-Ата, 2001.

ных действий могли быть проведены до возбуждения уголовного дела.

В ст. 144 УПК РФ отсутствовал перечень допустимых процессуальных действий на указанной стадии. Однако в ч. 4 ст. 146 УПК РФ указано, что к постановлению о возбуждении уголовного дела, направляемому прокурору, прилагаются материалы проверки, а в случае производства отдельных следственных действий (осмотр места происшествия, освидетельствование, назначение судебной экспертизы) -соответствующие постановления и протоколы. Данная норма вызывала множество дискуссий в науке и существенные проблемы в практическом применении.

По мнению некоторых ученых, до возбуждения уголовного дела можно было лишь назначить проведение экспертизы, но не проводить ее. Тогда совершенно не была ясна цель ее назначения, ведь очевидно, что экспертиза назначается именно для того, чтобы установить наличие либо отсутствие оснований для возбуждения уголовного дела.

Однако представляется, что также было

2 Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Федеральный закон от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ // Парламентская газ. 2001. 22 декабря. № 241-242.

ПРАВО И ГОСУДАРСТВО6 теория и практика. 2011. № 6(78)

возможно и иное толкование указанной статьи: что выносить постановление о назначении судебной экспертизы можно было сразу же после вынесения постановления о возбуждении уголовного дела, и, соответственно прокурору к постановлению о возбуждении также прилагалось и постановление о назначении экспертизы.

Однако в связи с принятыми изменениями в УПК РФ, проблема была вроде бы устранена: из закона была просто-напросто удалена та часть статьи, которая позволяла производство отдельных следственных действий, в том числе и назначение экспертизы, до возбуждения уголовного дела.

В настоящее время в соответствии со ст. 144 УПК РФ при проверке сообщения о преступлении должностное лицо вправе требовать производства документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов и привлекать к участию в этих проверках, ревизиях, исследованиях специалистов, давать органу дознания обязательное для исполнения письменное поручение о проведении оперативно-розыскных мероприятий.

В указанной статье отсутствует перечень следственных действий, производство которых возможно до возбуждения уголовного дела. Исходя из исследуемой нормы, видится, что в ходе доследственной проверки возможно лишь требовать предоставления различного рода документов, проведения исследований с участием специалистов и оперативно-розыскных мероприятий. Проведение же следственных действий, согласно указанной норме, невозможно.

Вместе с тем в соответствии со ст. 176, 179 УПК РФ в случаях, не терпящих отлагательства, до возбуждения уголовного дела могут быть произведены такие следственные действия как осмотр места происшествия и освидетельствование.

Невозможно в данном контексте не отметить и практическую сложность в применении закона. Так, для того, чтобы участники уголовного процесса смогли определить, какие действия могут быть проведены на рассматриваемой стадии, в отсутствие соответствующего перечня в ст. 144 УПК РФ, им необходимо «выискивать» ссылки на них в законе, беспорядоч-

но «разбросанные» по всему УПК.

Вместе с тем в законе решен вопрос с назначением и проведением судебной экспертизы: все предельно ясно — до возбуждения уголовного дела и назначать, и проводить экспертизу нельзя, но можно проводить исследование с участием специалиста.

Сразу же оговоримся, что в действующем УПК РФ отсутствует законодательное закрепление данного правила. В законе четко данная норма не сформулирована. Данный вывод делается исключительно путем логических умозаключений: в ст. 144 УПК РФ отсутствует указание на возможность назначения и проведения экспертизы, а в других статьях УПК РФ отсутствует указание, что «в случаях, не терпящих отлагательств, до возбуждения уголовного дела, может быть проведена и назначена судебная экспертиза», как это сделано в ст. 177, 179 УПК РФ.

Итак, до возбуждения уголовного дела назначение и производство экспертизы не возможны, иначе заключение эксперта будет признано недопустимым, ввиду нарушения норм уголовно-процессуального закона. Тогда каким образом возможно в некоторых случаях установить наличие либо отсутствие оснований для возбуждения уголовного дела, если для этого требуется проведения исследования, например для возбуждения уголовных дел о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств?

Законодательно в ходе доследственной проверки предусмотрена процедура проведения исследования с участием специалиста. Казалось, еще одна проблема в законе разрешена: не имеется никаких противоречий между нормами закона и определен порядок принятия соответствующего решения.

Действительно, в теории казус решен: для установления наличия оснований возбуждения дела в ходе доследственной проверки проводится исследование (например, вещества), после получения результатов орган предварительного расследование возбуждает уголовное дело (если по результатам исследования установлено, что вещество является наркотическим средством), а затем назначается и производится судебная экспертиза.

Каким же образом данная картина выглядит на практике? Так, по результатам изучения ряда уголовных дел можно с уверенностью сказать, что в отдельных случаях справка об исследовании вещества, полученная в ходе доследственной проверки, полностью идентична заключению эксперта, полученному после возбуждения уголовного дела, вплоть до знаков препинания. То есть, точное соблюдения норм закона влечет за собой некую правовую «профанацию».

Отметим лишь некоторые серьезные недостатки данного явления. Во-первых, совершенно очевидно, что налицо искусственное «затягивание» предварительного расследования. Так, срок предварительного расследования обязательно увеличивается в связи с необходимостью производства одного и того же действия — исследования вещества. В данном случае производство экспертизы является обязательным согласно вышеприведенному постановлению Пленума Верховного суда РФ от 21

декабря 2010 г. № 28 «О судебной экспертизе

по уголовным делам» , и орган предварительного расследования лишен возможности ограничиться наличием в материалах уголовного исключительно справкой об исследовании.

Получается, что в деле мы имеем два совершенно одинаковых документа, которые отличаются друг от друга только названием и правовым статусом. Очевидно, что ситуация довольно-таки абсурдная. Помимо необоснованного затягивания сроков уголовного расследования также наблюдается неэкономное и неэффективное расходование государственных средств на производство одного исследования дважды. Либо же эксперт, проводящий исследование, второе не проводит, а лишь перепечатывает ранее данное им заключение об исследовании, изменив название данной им справки на экспертное заключение, чем грубо нарушает требования закона.

Представляется, что данная процедура является неоправданной и неэффективной, и в целях сокращения сроков предварительного расследования, недопущения неэкономного расходования бюджетных средств, защиты прав

1 Росс. газ. 2010. 30 декабря. № 296.

участников уголовного судопроизводства и предупреждения нарушений требований закона и оптимизации предварительного расследования в указанной части, представляется наиболее адекватным следующий порядок решения обозначенной проблемы.

Необходимо в ст. 144 УПК РФ законодательно закрепить возможность назначения и проведения судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела, но с определенными оговорками и ограничениями, а именно, назначение и производство экспертизы до возбуждения уголовного дела не должно быть никоим образом сопряжено с огра

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Производство экспертизы до возбуждения уголовного дела

Саушкин С.А., доцент кафедры теории и истории государства и права Российской таможенной академии, кандидат юридических наук.

Установление истины по уголовным делам невозможно без использования обширного арсенала специальных знаний так называемых сведущих лиц. Основной и наиболее детально регламентированной формой использования этих знаний была и остается судебная экспертиза.

Термин «судебная экспертиза» означает, что имеется в виду не любая экспертиза, а используемая в судопроизводстве. Иными словами, судебная экспертиза — одна из разновидностей экспертизы вообще, обладающая особыми признаками, описанными в законе, т.е. характерной чертой судебной экспертизы является ее процессуальная форма.

Экспертное заключение, полученное вне процесса либо с нарушением требований к форме, не приобретает надлежащего статуса экспертного заключения как такового, т.е. не может быть использовано в качестве доказательства по уголовному делу.

Одним из наиболее спорных и недостаточно завершенных с точки зрения правового регулирования был и остается вопрос о возможности производства экспертизы до возбуждения уголовного дела.

Ввиду отсутствия четкой и исчерпывающей правовой регламентации производства экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела в правоприменительной практике возникают серьезные проблемы предварительного исследования микрообъектов, особенно это актуально для наркотических, психотропных и сильнодействующих веществ.

Обозначенная проблема существует по причине того, что действующее уголовно-процессуальное законодательство поверхностно регламентирует производство экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела в качестве неотложного следственного действия. В ч. 4 ст. 146 УПК РФ говорится о том, что к постановлению следователя прилагаются в случае производства отдельных следственных действий по закреплению следов преступления и установлению лица, его совершившего (осмотр места происшествия, освидетельствование, назначение судебной экспертизы), соответствующие протоколы и постановления. Получается, что в стадии возбуждения уголовного дела экспертиза может быть только назначена, а проведена только после возбуждения уголовного дела. Таким образом, одно следственное действие «растягивается» на две самостоятельные стадии производства по уголовному делу. Но за это время объекты исследования могут быть утрачены или их придется исследовать дважды. К тому же вряд ли можно признать целесообразным переход из одной стадии в другую, если проверочные, а тем более следственные действия, намеченные и начатые в предыдущей стадии, не доведены до логического (не говоря уже о процессуальном) завершения.

Проблема производства экспертизы до возбуждения уголовного дела разрешалась при принятии уголовно-процессуальных кодексов государств — республик бывшего СССР. К примеру, ч. 2 ст. 242 УПК Республики Казахстан гласит: «В случаях, когда принятие решения о возбуждении уголовного дела невозможно без производства экспертизы, она может быть назначена до возбуждения уголовного дела» . Думается, России следует признать подобный поход к производству экспертизы достойным признания и рецептирования собственной правовой системой.

Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан. Алматы, 2003. С. 181.

А как должен поступить следователь, дознаватель, если обстоятельства, свидетельствующие о наличии в деянии лица состава преступления, могут быть установлены только в результате экспертного исследования? Так, по уголовному делу N 1234/2005, возбужденному отделом дознания Шереметьевской таможни по факту обнаружения у гражданина Австрии Ф. 350 грамм порошка белого цвета, экспертиза была проведена на второй день, порошок оказался безвредным реагентом ненаркотической группы. И как результат — вынесение постановления о прекращении уголовного дела и уголовного преследования.

Если бы правоотношения по производству экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела были надлежащим образом урегулированы уголовно-процессуальным законодательством, многих проблем правоприменительной практики можно было бы избежать.

Для урегулирования правоотношений по возбуждению уголовного дела принципиальное значение имеет определение момента, с которого уголовное дело считается возбужденным. УПК РФ недостаточно точно фиксирует это положение. Из ч. 1 ст. 146 УПК РФ нетрудно установить, что уголовное дело может быть возбуждено только с согласия прокурора. Следовательно, юридическими фактами, порождающими возбуждение уголовного дела как стадию уголовного процесса и целое охранительное правоотношение, являются вынесение постановления следователем и получение согласия прокурора на возбуждение уголовного дела (которое может быть как незамедлительным, так и отсроченным на срок дополнительной проверки продолжительностью в пять суток).

Подобное положение вещей повлекло за собой разночтения в определении начального момента возбуждения уголовного дела и момента, с которого дело считается возбужденным. А для проведения (производства и назначения) экспертизы этот момент принципиален. В частности, А.П. Рыжаков считает, что под возбуждением уголовного дела понимается принимаемое следователем, прокурором, дознавателем или судьей мысленное решение о наличии в его распоряжении предусмотренного законом повода и достаточных данных, указывающих на признаки объективной стороны состава преступления .

Вопросы, касающиеся возбуждения уголовного дела, рассмотрены также в статье А.П. Рыжакова «Возбуждение уголовного дела по новому Уголовно-процессуальному кодексу РФ», включенной в информационный банк.

Рыжаков А.П. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации от 22 ноября 2001 года. М.: НОРМА, 2002. С. 373.

По нашему мнению, решение о возбуждении уголовного дела считается принятым с момента получения согласия прокурора на возбуждение уголовного дела, т.е. фактическое санкционирование прокурором постановления следователя о возбуждении уголовного дела. Все следственные действия, имевшие место до получения согласия прокурора, следует считать проведенными до возбуждения уголовного дела.

Статья 146 УПК РФ должна быть дополнена ч. 2.1 следующего содержания: «Уголовное дело считается возбужденным с момента получения следователем, дознавателем согласия прокурора на возбуждение уголовного дела».

Проблемы, связанные с экспертизой, могут быть решены единственным способом — узаконением производства назначения и производства экспертизы до возбуждения уголовного дела.

Мы считаем целесообразным дополнение статьи 195 УПК РФ частью 1.1 следующего содержания: «В случаях, не терпящих отлагательства (в целях предотвращения утраты объектов, видоизменения свойств объектов исследования) экспертиза может быть проведена до возбуждения уголовного дела.

Проведение экспертизы до возбуждения уголовного дела допускается, если выводы, содержащиеся в заключении эксперта, могут служить основанием для возбуждения уголовного дела».

Производство экспертизы (в том случае, если оно будет узаконено) до возбуждения уголовного дела предполагает устранение некоторых терминологических неточностей в действующем Уголовно-процессуальном кодексе.

Прежде всего необходимо будет устранить неточность в пункте 4 статьи 146 УПК РФ, в котором приводится перечень материалов, прилагаемых к постановлению о возбуждении уголовного дела при направлении этого постановления следователем, дознавателем прокурору. В частности, вместо фразы «назначение судебной экспертизы» должна быть фраза «назначение и производство судебной экспертизы».

Главу 27 УПК РФ целесообразно переименовать в «Проведение судебной экспертизы», а статью 283 УПК РФ переименовать в «Назначение и производство судебной экспертизы».

И еще одна проблема — защита прав и охраняемых законом интересов личности в случае производства экспертизы до возбуждения уголовного дела (если такой порядок будет узаконен).

На стадии возбуждения уголовного дела отсутствуют такие участники судопроизводства, как обвиняемый, подозреваемый, потерпевший, свидетель, которые наделяются обширным арсеналом прав при производстве экспертизы в соответствии со ст. 198 УПК РФ. Именно этот аспект был главным аргументом против производства экспертизы до возбуждения уголовного дела. Вместе с тем необходимо учитывать, что большинство преступлений (70 — 75%) совершаются в условиях неочевидности, т.е. когда преступник — лицо неустановленное, а значит, при любом порядке назначения экспертизы полностью обеспечить его права невозможно. Аналогичное положение вещей имеет место, если лицо, пострадавшее от преступления, не обращается с заявлением в правоохранительные органы, а сведения о совершенном против него противоправном деянии поступают дознавателю, следователю, прокурору из других источников. Не известен потерпевший — невозможно обеспечить в полном объеме его права.

Проведение экспертизы, в том числе и до возбуждения уголовного дела, может быть сопряжено с применением мер процессуального принуждения в отношении живых лиц. Подобного рода положение противоречит принципу неприкосновенности личности. Вместе с тем следует признать и то обстоятельство, что лицо может быть заинтересованным в том, чтобы в отношении его было проведено экспертное исследование (например, чтобы снять подозрение в совершении преступления, получить доказательственную информацию следов и микрообъектов, содержащихся на теле потерпевшего, если эти объекты могут быть безвозвратно утрачены в течение непродолжительного времени и т.п.). Возникает дилемма, которая нуждается в законодательном урегулировании.

Не претендуя на исчерпывающее решение проблемы, позволим себе высказать предложение о дополнении ст. 195 УПК РФ частью 1.2 следующего содержания: «Проведение до возбуждения уголовного дела экспертиз, сопряженных с мерами процессуального принуждения в отношении живых лиц, допускается только с письменного согласия этих лиц.

Лицам, давшим письменное согласие на проведение в отношении их экспертизы до возбуждения уголовного дела, предоставляются права, предусмотренные статьей 198 настоящего Кодекса».

В целях защиты прав и охраняемых законом интересов лиц, подвергшихся уголовному преследованию, мы считаем необходимым внести изменения в статью 195 УПК РФ, дополнив ее нормой, предусматривающей в случае задержания лица в порядке ст. 91 УПК РФ проведение экспертизы в срок, установленный для вынесения судьей решения об избрании в качестве меры пресечения ареста или о продлении задержания до предоставления стороной обвинения дополнительных доказательств — на 72 часа.

Экспертное исследование, назначенное в целях получения информации, необходимой для ареста или продления задержания, необходимо проводить «вне очереди» или в укороченные сроки. Однако загруженность экспертов и некоторые иные причины (отдаленность местонахождения экспертных учреждений, необходимость в детальном, требующем дополнительных временных затрат исследовании, сложность объекта исследования и т.п.) существенно затрудняют или даже делают невозможной дачу экспертом заключения, например, в течение суток.

Радикальное решение названной проблемы может быть представлено следующим образом — в особо сложных ситуациях для принятия промежуточного решения следователем или судьей при невозможности проведения полноценного экспертного исследования ограничиваться предварительным заключением эксперта.

Мы предлагаем дополнить статью 195 УПК РФ частью 5 следующего содержания: «Срок производства экспертизы, назначенной для подтверждения законности задержания лица в порядке, установленном статьей 91 УПК РФ, не может превышать 48 часов; а в случае удовлетворения ходатайства о продлении срока задержания до предоставления стороной обвинения дополнительных доказательств в порядке, установленном пунктом 3 части 7 статьи 108 УПК РФ, — 72 часов», а также частью 6 в следующей редакции: «В случаях, когда завершить производство экспертизы в сроки, предусмотренные частью 5 настоящей статьи, не представляется возможным, эксперт дает предварительное заключение, которое может служить основанием для принятия следователем, дознавателем, прокурором, судьей решения по делу.

При составлении предварительного заключения эксперт обладает правами и исполняет обязанности, предусмотренные ст. 57 УПК РФ».

Назначение и производство экспертизы до возбуждения уголовного дела при соблюдении прав и охраняемых законом интересов личности способно модернизировать процесс производства по уголовному делу и в конечном итоге существенно облегчить установление истины по всем без исключения уголовным делам.