Изменения в ст 1226 коап рф

Оглавление:

Статья 12.26 КоАП РФ. Невыполнение водителем транспортного средства требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения

1. Невыполнение водителем транспортного средства законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, если такие действия (бездействие) не содержат уголовно наказуемого деяния, —

влечет наложение административного штрафа в размере тридцати тысяч рублей с лишением права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет.

2. Невыполнение водителем транспортного средства, не имеющим права управления транспортными средствами либо лишенным права управления транспортными средствами, законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, если такие действия (бездействие) не содержат уголовно наказуемого деяния, —

влечет административный арест на срок от десяти до пятнадцати суток или наложение административного штрафа на лиц, в отношении которых в соответствии с настоящим Кодексом не может применяться административный арест, в размере тридцати тысяч рублей.

Комментарии к ст. 12.26 КОАП РФ

1. Объектами рассматриваемых правонарушений являются установленный порядок управления, а также общественные отношения в области безопасности дорожного движения. Статья состоит из 2-х частей.

2. С объективной стороны правонарушение, предусмотренное ч. 1 статьи, заключается в нарушении п. 2.3.2 Правил дорожного движения, утвержденных Постановлением Совета Министров — Правительства РФ от 23 октября 1993 г. N 1090 (с изм. и доп.), которым на водителя транспортного средства возложена обязанность проходить по требованию сотрудников полиции освидетельствование на состояние опьянения. Невыполнение законного требования сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения представляет собой оконченное административное правонарушение.

3. Обязательным признаком состава правонарушения, предусмотренного ч. 2 данной статьи, является удостоверение того факта, что водитель, не выполнивший законное требование сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, не имеет права управления транспортными средствами либо лишен права управления транспортными средствами. Комментируемая норма предусматривает ответственность за квалифицированный состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 статьи.

4. В соответствии со ст. 27.13 Кодекса за совершение таких правонарушений применяется задержание транспортного средства в порядке, установленном Постановлением Правительства РФ от 18 декабря 2003 г. N 759 (с изм. и доп.).

5. Субъектом рассматриваемых административных правонарушений является водитель транспортного средства.

6. С субъективной стороны комментируемые правонарушения предполагают наличие у виновного прямого умысла.

7. Дела об административных правонарушениях, предусмотренных данной статьей, рассматривают судьи (ч. 1 ст. 23.1).

Протоколы об административных правонарушениях составляются должностными лицами органов внутренних дел (полиции).

ВС РФ: процедура привлечения нетрезвого водителя к ответственности должна быть безупречной

Управление автомобилем в состоянии алкогольного опьянения – одно из наиболее серьезных нарушений со стороны водителя. Тем не менее, далеко не всегда все так очевидно, как кажется. В своих недавних постановлениях ВС РФ напомнил, что важно не только наличие оснований для административного наказания, но и безупречное соблюдение процедуры привлечения лица к ответственности. Рассмотрим несколько важных аспектов, на которые обратил внимание Суд.

Передать управление автомобилем нетрезвому лицу может только водитель

Т. была привлечена к административной ответственности за то, что 25 июля 2015 года передала управление принадлежащим ей автомобилем своему мужу П., находящемуся в состоянии опьянения (ч. 2 ст. 12.8 КоАП, абз. 3 п. 2.7 ПДД). За допущенное правонарушение на нее был наложен штраф в размере 30 тыс. руб. с лишением водительских прав на полтора года (постановление мирового судьи судебного участка № 77 Выборгского района Ленинградской области от 24 декабря 2015 г. № 3-454/15-77).

Свою вину Т. не признала, поэтому обратилась к адвокату, который обжаловал этот судебный акт. В жалобе он ссылался на то, что автомобиль, приобретенный в период брака, является совместной собственностью супругов, к тому же П. вписан в полис ОСАГО – таким образом, согласия Т. на то, чтобы машиной управлял муж, не требовалось. Тем не менее, вышестоящие суды поддержали вывод коллеги и оставили постановление без изменения (решение Выборгского городского суда Ленинградской области от 12 апреля 2016 г. № 12-257/2016, постановление Ленинградского областного суда от 8 июля 2016 г. № 4а-306/2016).

Вина Т., по мнению судов, была полностью подтверждена протоколами об административном правонарушении и об отстранении П. от управления транспортным средством, а также актом медицинского освидетельствования П. на состояние опьянения. Кроме того, инспектор ГИБДД, составивший протокол, подтвердил, что Т. передала П. управление автомобилем, и пояснил: она этого не оспаривала – своей подписью в протоколе Т. удостоверила факт нарушения и никаких замечаний не внесла.

О том, в течение какого периода со дня правонарушения лицо может быть привлечено к административной ответственности за управление автомобилем в состоянии опьянения и при каких обстоятельствах возможно увеличение этого срока, узнайте из материала «Срок давности привлечения к административной ответственности за нарушение ПДД» в Домашней правовой энциклопедии интернет-версии системы ГАРАНТ.
Получите бесплатный
доступ на 3 дня!

Однако адвокат таким вердиктом остался недоволен и обратился с жалобой в ВС РФ, и тот согласился с позицией защитника (Постановление ВС РФ от 17 ноября 2016 г. № 33-АД16-15).

Суд подчеркнул, что довод адвоката о том, что П. не требовалось согласие супруги на управление автомобилем, поскольку он был внесен в полис ОСАГО, а автомобиль находился в совместной собственности супругов, другими доказательствами не опровергнут.

Более того, субъектом вмененного Т. правонарушения считается именно водитель автомобиля вне зависимости от того, является ли он его владельцем (п. 7 Постановления Пленума ВС РФ от 24 октября 2006 г. № 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части КоАП РФ»; далее – Постановление № 18). То есть привлечь к ответственности по ч. 2 ст. 12.8 КоАП РФ можно только то лицо, которое управляло автомобилем перед тем, как передать руль другому. Однако, подчеркнул ВС РФ, доказательства, на которые ссылались нижестоящие суды, не подтверждают вывод о том, что Т. в момент передачи мужу управления являлась водителем транспортного средства. К тому же она настаивала на том, что не знала об употреблении ее супругом накануне поездки спиртных напитков, а видимых признаков алкогольного опьянения у него не имелось.

По общему правилу неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в его пользу (ч. 1, ч. 4 ст. 1.5 КоАП РФ). Поэтому ВС РФ отменил акты нижестоящих судов и прекратил производство по делу об административном правонарушении в отношении Т.

При составлении акта медицинского освидетельствования на состояние опьянения должен быть строго соблюден интервал между двумя замерами

П. был привлечен к административной ответственности за то, что 13 октября 2015 года управлял автомобилем в нетрезвом виде (ч. 1 ст. 12.8 КоАП, абз. 1 п. 2.7 ПДД). За это он был оштрафован на 30 тыс. руб. и лишен водительских прав на полтора года (постановление мирового судьи судебного участка № 124 Безенчукского судебного района Самарской области от 15 декабря 2015 г. № 5-787/15).

Обжалование этого постановления результата не дало. П. указал что был трезв, а сотрудники ГИБДД оказывали на него моральное давление при составлении процессуальных документов, но несмотря на это, судьи также пришли к выводу о его виновности (решение Безенчукского районного суда Самарской области от 22 января 2016 г., постановление Самарского областного суда от 23 мая 2016 г. № 4А-560/2016). По их мнению, акта медицинского освидетельствования на состояние опьянения вполне достаточно, чтобы привлечь водителя к ответственности. Однако ВС РФ, куда П. также обратился с жалобой, с этим выводом не согласился и отметил следующее (Постановление ВС РФ от 18 ноября 2016 г. № 46-АД16-24).

Ответственность за вождение в нетрезвом виде наступает только тогда, когда установлен факт употребления водителем алкоголя (Примечание к ст. 12.8 КоАП РФ). Доказательствами этого являются акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и (или) акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения (п. 7 Постановления № 18). И по результатам проведенного в отношении П. медицинского освидетельствования действительно был оформлен акт.

Вместе с тем, отметил Суд, при составлении этого акта медицинский работник проигнорировал требования Инструкции по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством (далее – Инструкция). В настоящий момент Инструкция утратила силу в связи с утверждением Порядка проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения (утв. приказом Минздрава России от 18 декабря 2015 г. № 933н; далее – Порядок), но действовала на момент совершения проступка. Положения старого и нового документов во многом совпадают.

Так, в ходе медицинского освидетельствования медики оценивают концентрацию алкоголя в воздухе, который выдыхает водитель. Если она выше 0,16 мг на л, состояние опьянения считается подтвержденным (п. 16 Инструкции, п. 11 Порядка). Важно, чтобы такое измерение было проведено дважды, с интервалом 15-20 минут.

При этом, как подчеркнул ВС РФ, из акта медицинского освидетельствования П. от 13 октября 2015 г. следует, что при проведении повторного измерения положенный интервал не был соблюден – первое исследование выдыхаемого воздуха проведено в 04.36, второе – в 04.49, то есть через 13 минут.

Допущенное врачом нарушение, заключил Суд, не позволяет признать заключение объективным. А значит, данный акт допустимым доказательством по делу об административном правонарушении не является. И однозначный вывод о том, что в действиях П. имелся состав вмененного ему административного правонарушения, сделать невозможно.

Поскольку неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу этого лица (ч. 1, ч. 4 ст. 1.5 КоАП РФ), судебные акты нижестоящих судов были отменены, а производство по делу об административном правонарушении в отношении П. – прекращено.

Внесение в протокол об административном правонарушении изменений без ведома водителя является основанием для освобождения его от ответственности

4 апреля 2015 года инспектор ГИБДД составил в отношении Г. протокол, согласно которому водитель управлял транспортным средством, будучи нетрезв (ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ). Инспектор сделал этот вывод на основании таких признаков, как запах алкоголя изо рта, неустойчивость позы, нарушение речи, покраснение кожи на лице, а также поведение, не соответствующее обстановке.

Первоначально водитель согласился пройти медицинское освидетельствование, поэтому был направлен инспектором ГИБДД в медицинское учреждение в присутствии двух понятых (ч. 1.1 ст. 27.12 КоАП РФ). Однако прибыв туда, он отказался от проведения процедуры.

В связи с этим действия Г. были переквалифицированы, и в протоколе сделана отметка о том, что водитель отказался проходить медицинское освидетельствование – а это, напомним, образует самостоятельный состав правонарушения (ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ). В итоге суд обязал водителя уплатить штраф в размере 30 тыс. руб. и лишил его прав на полтора года именно по указанному составу (постановление мирового судьи судебного участка № 27 Нолинского судебного района Кировской области от 19 мая 2015 г. № 5-157/2015).

Г. обжаловал это постановление в вышестоящие инстанции, но ни районный, ни областной суды не нашли оснований для его отмены (решение судьи Нолинского районного суда Кировской области от 23 июня 2015 г. № 12-2/19/2015, постановление заместителя председателя Кировского областного суда от 13 августа 2015 г. № 4А-252/2015).

Суды отметили, что факт допущенного Г. нарушения подтверждается протоколом об административном правонарушении, протоколами об отстранении водителя от управления транспортным средством и о направлении его на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, объяснениями врача и др.

Тогда Г. обратился в ВС РФ. В своей жалобе он настаивал на отмене этих актов – и Суд встал на его сторону (Постановление ВС РФ от 21 ноября 2016 г. № 10-АД16-7).

ВС РФ напомнил, что при применении мер административного принуждения важно не только наличие законных оснований для этого, но и соблюдение порядка привлечения лица к административной ответственности (ч. 1 ст. 1.6 КоАП РФ). По общему правилу, о совершении правонарушения составляется протокол (ч. 1 ст. 28.2 КоАП РФ). В нем указываются дата и место его составления, должность, фамилия и инициалы составившего его лица, сведения о нарушителе, данные о свидетелях и потерпевших, если таковые имеются, место и время совершения правонарушения и др. (ч. 2 ст. 28.2 КоАП РФ). При этом лицу должна быть предоставлена возможность ознакомиться с протоколом, а также дать объяснения и замечания по его содержанию (ч. 4 ст. 28.2 КоАП РФ). Составить протокол в отсутствие лица можно, только если оно было извещено об этом в установленном порядке (ч. 4.1 ст. 28.2 КоАП РФ). Эти же правила, отметил ВС РФ, касаются и внесения в протокол изменений (аналогичный правовой подход сформулирован в Постановлении ВС РФ от 30 мая 2016 г. № 5-АД16-25).

В суде инспектор ГИБДД подтвердил, что действительно внес в протокол об административном правонарушении изменения, заменив ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ («Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения») на ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ («Невыполнение водителем транспортного средства требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения»). При этом он подчеркнул, что ознакомил Г. с правками.

Между тем водитель указал, что изменения были внесены в протокол в его отсутствие. Это же подтверждают и показания свидетеля В., проживающей совместно с ним. Она пояснила, что 6 апреля 2015 г. в вечернее время инспектор ГИБДД приходил к ним домой для того, чтобы ознакомить Г. с уже внесенными в протокол изменениями.

При этом в материалах дела нет данных о том, что Г. присутствовал при внесении в протокол изменений, а также о том, что его извещали о необходимости явиться в подразделение ГИБДД. Следовательно, сделал вывод ВС РФ, должностное лицо ГИБДД нарушило требования закона при внесении в протокол изменений.

На стадии подготовки дела к рассмотрению протокол, составленный с нарушением требований, нужно было вернуть составившему его должностному лицу для устранения недостатков (п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП РФ). Однако такая возможность была утрачена, поскольку возвращение протокола после начала рассмотрения дела законом не предусмотрено.

И так как использование доказательств, полученных с нарушением закона, не допускается, а лицо считается невиновным, пока его вина не будет доказана в установленном порядке (ст. 1.5, ч. 3 ст. 26.2 КоАП РФ), ВС РФ отменил акты нижестоящих судов и прекратил производство по делу в отношении Г.

Статья 12.26 КоАП

Невыполнение водителем транспортного средства требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения

1. Невыполнение водителем транспортного средства законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, если такие действия (бездействие) не содержат уголовно наказуемого деяния —

влечет наложение административного штрафа в размере тридцати тысяч рублей с лишением права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет .

2. Невыполнение водителем транспортного средства, не имеющим права управления транспортными средствами либо лишенным права управления транспортными средствами, законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, если такие действия (бездействие) не содержат уголовно наказуемого деяния —

влечет административный арест на срок от десяти до пятнадцати суток или наложение административного штрафа на лиц, в отношении которых в соответствии с настоящим Кодексом не может применяться административный арест, в размере тридцати тысяч рублей.

Последние изменения ст. 12.26 КоАП

1 июля 2015 г. в первые абзацы частей 1 и 2 были добавлены слова «если такие действия (бездействие) не содержат уголовно наказуемого деяния», в соответствии с Федеральным Законом № 528-ФЗ от 31.12.2014 г.

Изменения в ст 1226 коап рф

Судебный участок № 42 Краснокаменского судебного района
42.zbk.msudrf.ru

о прекращении производства по делу

г. Краснокаменск 12 апреля 2013 года

И.о. мирового судьи судебного участка № 42 Краснокаменского района Забайкальского края Салбуков К.В., рассмотрев дело об административном правонарушении в отношении

Адамян Гайка Владимировича , ,

Согласно протоколу об административном правонарушении от 11.04.2013г., 11 апреля 2013 года Адамян Г.В. управляя автомобилем с признаками алкогольного опьянения, при этом не имея права управления транспортными средствами, в 01 час 33 минуты на автодороге ОМВД г. Краснокаменска Забайкальского края отказался исполнить законное требование сотрудников полиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Действия Адамян Г.В. квалифицированы по ст. 12.26 ч. 2 КоАП РФ.

Мировым судьей Адамян Г.В. были разъяснены права, предусмотренные ч. 1 ст. 25.1. КоАП РФ, о чем он дал подписку.

В судебном заседании Адамян Г.В. вину не признал, пояснил, что действительно отказался от прохождения медицинского освидетельствования, водительского удостоверения не имеет, но он не управлял при этом автомобилем.

Исследовав материалы дела об административном правонарушении, заслушав Адамян Г.В., суд находит, что действиях Адамян Г.В. не имеется состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.26 КоАП РФ, по следующим основаниям.

Согласно протоколу об административном правонарушении от 11 апреля 2013 года, 11 апреля 2013 года Адамян Г.В. управлял автомобилем с признаками алкогольного опьянения, при этом не имел права управления транспортными средствами, в 01 час 33 минуты на автодороге ОМВД г. Краснокаменска Забайкальского края отказался исполнить законное требование сотрудников полиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения. В связи с чем, действия Адамян Г.В. сотрудниками ГИБДД квалифицированы по ч. 2 ст. 12.26 КоАП РФ.

Согласно копии протокола об административном правонарушении врученной Адамян Г.В. сотрудниками ГИБДД, ему вменяется совершение 11.04.2013г. года в 01 час 33 минуты на автодороге ОМВД г. Краснокаменска Забайкальского края административного правонарушения предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

В соответствии со ст. 1.6. КоАП РФ, лицо, привлекаемое к административной ответственности, не может быть подвергнуто административному наказанию и мерам обеспечения производства по делу об административном правонарушении иначе как на основаниях и в порядке, установленных законом.

В соответствии со ст. 24.1 КоАП РФ, задачами производства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, обеспечение исполнения вынесенного постановления, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений.

Согласно п. 3 ч.4 ст. 28.1 КоАП РФ, дело об административном правонарушении считается возбужденным с момента составления протокола об административном правонарушении или вынесения прокурором постановления о возбуждении дела об административном правонарушении.

В силу ч. 6 ст. 28.2 КоАП РФ физическому лицу или законному представителю юридического лица, в отношении которых возбуждено дело об административном правонарушении, а также потерпевшему вручается под расписку копия протокола об административном правонарушении.

Из системного анализа ст. 28.2 КоАП РФ, можно сделать вывод, что должностное лицо при составлении протокола об административном правонарушении, равно как и при внесении изменений в имеющийся протокол, обязано известить (уведомить) лицо, привлекаемое к административной ответственности, о факте, времени и месте составления названного протокола в целях обеспечения ему возможности реализовать гарантии, предусмотренные данной нормой.

Как следует из материалов дела, при внесении изменений в протокол об административном правонарушении влияющих на квалификацию содеянного , Адамян Г.В. о времени и месте внесения таких изменений не уведомлялся, копия протокола об административном правонарушении по ч. 2 ст. 12.26 КоАП РФ ему не вручалась.

В силу ч. 2 ст. 50 Конституции РФ и ч. 3 ст. 26.2 КоАП РФ, использование доказательств, полученных с нарушением закона не допускается.

При таком положении, суд признает протокол об административном правонарушении от 11.04.2013г. по ч. 2 ст. 12.26 КоАП РФ в отношении Адамян Г.В. недопустимым доказательством, поскольку должностным лицом при его составлении грубо нарушены права Адамян Г.В.

Суд приходит к выводу, что факт совершения административного правонарушения может подтверждаться несколькими доказательствами (протоколами, схемами, объяснениями, рапортами, актами, заключениями экспертов, фотографиями, аудио-видеозаписями и др.). Признание одного или нескольких доказательств по делу недопустимыми не означает, что суд должен автоматически прекратить производство по делу. Суду следует давать оценку не только доказательствам, полученным с нарушением закона, но и другим, имеющимся в материалах дела доказательствам. Единственным исключением из данного правила является признание протокола об административном правонарушении недопустимым доказательством. В данном случае производство по делу подлежит безусловному прекращению.

Руководствуясь ст.29.10 КоАП РФ, мировой судья

Прекратить производство по делу об административном правонарушении в отношении Адамян Гайка Владимировича о привлечении к административной ответственности, предусмотренной статьей ч. 2 ст. 12.26 КоАП РФ, в связи с отсутствием состава административного правонарушения.

Постановление может быть обжаловано и опротестовано в Краснокаменский городской суд в течение 10 суток со дня вручения или получения копии постановления.

Дело N4А-51/2017. Об отмене актов о привлечении к ответственности по ст. 12.26 КоАП РФ (невыполнение водителем требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения).

ТАМБОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

от 15 марта 2017 г. по делу N 4А-51

Заместитель председателя Тамбовского областного суда Бурашникова Н.А., рассмотрев жалобу П. на вступившие в законную силу постановление мирового судьи судебного участка N 4 Советского района г. Тамбова от 27 октября 2016 года и решение судьи Советского районного суда г. Тамбова от 01 февраля 2017 года, вынесенные в отношении П. по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ,

Постановлением мирового судьи судебного участка N 4 Советского района г. Тамбова от 27 октября 2016 года П. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде административного штрафа в размере 30000 (тридцати) тысяч рублей с лишением права управления транспортными средствами сроком на 1 (один) год 7 (семь) месяцев.

Решением судьи Советского районного суда г. Тамбова от 01 февраля 2017 года названное постановление оставлено без изменения, жалоба П. без удовлетворения.

В жалобе, поданной в Тамбовский областной суд, П. просит отменить состоявшиеся по делу судебные постановления, производство по делу прекратить, в связи с отсутствием состава административного правонарушения и грубейшим нарушением действующего порядка привлечения к административной ответственности.

Утверждает, что в состоянии алкогольного опьянения не находился. Признаков опьянения у него не было, спиртное перед управлением он не употреблял.

Считает, что дело не было рассмотрено всесторонне и объективно в нарушение требований КоАП РФ. При рассмотрении дела суд заранее принял сторону обвинения и при вынесения решения исходил только из показаний ИДПС, не уделяя должного внимания доказательствам стороны защиты.

Указывает, что суд не проверил доводы защиты о том, что при привлечении его к административной ответственности инспекторами ДПС были грубо нарушены процессуальные нормы, в силу чего, данный административный материал не может быть использован в качестве доказательства, на основании ч. 3 ст . 26 .2 КоАП РФ, так как был получен с нарушением закона .

Анализируя ч. 1 ст . 12. 26 КоАП РФ, п. 2.3.2 Правил Дорожного движения, п. 14 ч. 1 ст. 13 Закона «О полиции «, ч. ч. 1 , 2 ст . 26 .2 , ч. 1.1 ст. 27.12 КоАП РФ, » Правила освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние опьянения и оформление его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов», утвержденные Постановлением Правительства РФ от 26 июня 2008 года N 475, полагает, что любое отступление инспектора ДПС от данного порядка указывает на незаконность требования о медицинском освидетельствовании и, как следствие, свидетельствует о невозможности привлечения водителя к ответственности за совершение правонарушения.

Указывает, что ни одного законного основания для направления на медицинское освидетельствование на состояние опьянения не имелось, так как признаки опьянения полностью отсутствовали.

Обращает внимание на то, что при его освидетельствовании на состояние опьянения на месте не был заменен одноразовый мундштук, что неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в его пользу.

Проверив материалы дела об административном правонарушении, изучив доводы жалобы заявителя, нахожу обжалуемые судебные постановления законными и обоснованными.

Основанием для привлечения лица к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ является зафиксированный в протоколе об административном правонарушении отказ лица от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Согласно п. 2.3.2 Правил дорожного движения РФ, утвержденных Постановлением Совета Министров — Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 года N 1090, по требованию должностных лиц, которым предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью дорожного движения и эксплуатации транспортного средства, водитель обязан проходить освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

Как следует из представленных материалов, 02 августа 2016 года в 14 час. 05 мин. на ул. Сенько, 4, г. Тамбова П., управляя автомобилем марки ***, государственный регистрационный знак ***, с признаками алкогольного опьянения (запах алкоголя изо рта, неустойчивость позы), не выполнил законное требование сотрудника ГИБДД пройти медицинское освидетельствование на состояние опьянения, в связи с несогласием П. с результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения на месте с помощью технического средства, совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

Факт совершения П. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, и его виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении; протоколом об отстранении от управления транспортным средством; актом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения; протоколом о направлении на медицинское освидетельствование; письменными показаниями К.В.Ю., Л.А.И., У.А.Б.; рапортом инспектора ДПС СБДПС К.Р.Ю.; показаниями К.Р.Ю., У.А.Б., данными в судебном заседании, — а потому вывод мирового судьи о наличии в действиях П. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, является правильным.

При рассмотрении жалобы судьей Советского районного суда г. Тамбова все доводы жалобы были проверены, все материалы дела исследованы в полном объеме. При этом каких-либо противоречий в представленных доказательствах и сомнений относительно виновности П. в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, судьей районного суда отмечено не было. Оценив все обстоятельства по делу и доводы жалобы в совокупности, судья районного суда обоснованно пришел к выводу, что постановление мирового судьи является законным и подлежит оставлению без изменения.

Доводы жалобы П. о том, что у сотрудников полиции не было оснований полагать, что он находился в состоянии опьянения, вследствие чего нельзя признать их требование о направлении на медицинское освидетельствование законным, не состоятельны, поскольку полностью опровергаются письменными показаниями К.В.Ю., Л.А.И., У.А.Б., рапортом инспектора ДПС СБДПС К.Р.Ю., показаниями К.Р.Ю., У.А.Б., данными в судебном заседании, согласно которым в вышеуказанное время и месте П. управлял транспортным средством с признаками алкогольного опьянения, выполнить законное требования сотрудника полиции пройти медицинское освидетельствование отказался.

Данное обстоятельство подтверждается также протоколом о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, протоколом об отстранении от управления транспортным средством из которых следует, что при направлении П. на медицинское освидетельствование на состояние опьянения понятые присутствовали и удостоверили своими подписями факт отказа П. от его прохождения, при этом каких либо замечаний о нарушении процедуры проведения освидетельствования ни от кого не поступило.

Порядок направления на медицинское освидетельствование на состояние опьянения не был нарушен. Основанием для направления на медицинское освидетельствование на состояние опьянения П. послужили: запах алкоголя изо рта, неустойчивость позы, а также несогласие П. с результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения на месте с помощью технического средства.

Все процессуальные документы по данному делу об административном правонарушении соответствуют требованиям КоАП РФ.

Довод жалобы заявителя о том, что при его освидетельствование на состояние опьянения на месте не был заменен одноразовый мундштук, не может быть принят во внимание, поскольку юридически значимым обстоятельством по данному делу является зафиксированный в протоколе об административном правонарушении отказ лица от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Таким образом, представленные материалы свидетельствуют о том, что при рассмотрении дела мировой судья всесторонне, полно и объективно исследовал все имеющиеся по делу доказательства, проверил их достоверность и допустимость. Оценив все представленные доказательства в их совокупности, мировой судья пришел к обоснованному выводу о наличии в действиях П. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

Жалоба не содержит доводов, влекущих отмену или изменение обжалуемого постановления мирового судьи судебного участка N 4 Советского района г. Тамбова от 27 октября 2016 года.

При назначении наказания мировой судья учел данные о личности П., а также характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения.

Административное наказание в виде административного штрафа и лишения права управления транспортными средствами назначено П. в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1 , 3.5 , 3.8 и 4.1 КоАП РФ в пределах санкции ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, оно является справедливым и соразмерно содеянному.

Порядок и срок давности привлечения П. к административной ответственности, а также принцип презумпции невиновности не нарушены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13 , 30.17 и 30.18 КоАП РФ,

Постановление мирового судьи судебного участка N 4 Советского района г. Тамбова от 27 октября 2016 года и решение судьи Советского районного суда г. Тамбова от 01 февраля 2017 года, вынесенные в отношении П. по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, оставить без изменения, жалобу П. без удовлетворения.

Постановление Самарского областного суда по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч.1 ст.12.26 КоАП РФ

П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

г. Самара 11 января 2018 года

Заместитель председателя Самарского областного суда Шкуров С.И., рассмотрев надзорную жалобу адвоката Антонова А.П. в защиту интересов ФИО1 на постановление мирового судьи судебного участка № 45 Промышленного судебного района г. Самары Самарской области от 15.09.2017 и решение Промышленного районного суда г. Самары от 06.10.2017 делу об административном правонарушении, предусмотренном ч.1 ст.12.26 КоАП РФ,

у с т а н о в и л:

10.06.2017 инспектором ДПС ОГИБДД О МВД России по Сергиевскому району Самарской области в отношении ФИО1 за невыполнение лицом, управляющим транспортным средством, законного требования сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном ч.1 ст.12.26 КоАП РФ.

Постановлением мирового судьи судебного участка № 45 Промышленного судебного района г.Самары Самарской области от 15.09.2017 ФИО1 признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.12.26 КоАП РФ, и подвергнут наказанию в виде административного штрафа в размере 30 000 рублей с лишением права управления транспортными средствами на 1 год 6 месяцев.

Решением Промышленного районного суда г. Самары от 06.10.2017 постановление мирового судьи от 15.09.2017 оставлено без изменения.

В надзорной жалобе адвокат Антонов А.П. указывает на отсутствие у инспектора ДПС законных оснований для отстранения ФИО1 от управления транспортным средством и направления его на медицинское освидетельствование, на нарушения при составлении протоколов и на формальное присутствие понятых при их составлении, также ссылается на заинтересованность сотрудников ДПС в исходе дела, просит отменить состоявшиеся судебные решения с прекращением производства по делу за отсутствием состава административного правонарушения.

Изучив представленные материалы дела об административном правонарушении, проверив доводы надзорной жалобы, оснований для её удовлетворения не нахожу.

Согласно п.2.3.2 Правил дорожного движения РФ (утвержденных Постановлением Правительства РФ от 23.10.1993 № 1090) водитель транспортного средства обязан по требованию должностных лиц, которым предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью дорожного движения и эксплуатации транспортного средства, проходить освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

Невыполнение водителем транспортного средства законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, если такие действия (бездействие) не содержат уголовно наказуемого деяния, образует состав административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.12.26 КоАП РФ.

Судебными инстанциями правильно установлено, что 10.06.2017 в 08 часов 45 минут на 1094 км автодороги М5 Урал ФИО1, при наличии признаков опьянения, управляя автомобилем ВАЗ 11113 государственный регистрационный знак М 769 РР 63, в нарушение п. 2.3.2 ПДД РФ, не выполнил законное требование сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, чем совершил административное правонарушение, предусмотренное ч.1 ст.12.26 КоАП РФ.

ФИО1, управлявшему транспортным средством при наличии признаков опьянения – запах алкоголя изо рта, нарушение речи, поведение, не соответствующее обстановке, неустойчивость позы, изменение окраски кожных покровов лица, в соответствии с п.3 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов (утвержденных Постановлением Правительства РФ от 26.06.2008 № 475) сотрудником ДПС обоснованно было предложено освидетельствование на состояние опьянения на месте и, поскольку ФИО1 отказался от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения на месте с помощью технического средства измерения, что подтверждается содержанием протокола о направлении на медицинское освидетельствование, должностным лицом ГИБДД он обоснованно был направлен на медицинское освидетельствование на состояние опьянения в медицинское учреждение, что согласуется с пп.10,11 вышеуказанных Правил.

В подтверждение, что ФИО1 совершено административное правонарушение, предусмотренное ч.1 ст.12.26 КоАП РФ, судебными инстанциями обоснованно приняты во внимание и указаны в решениях в качестве доказательств: протокол об административном правонарушении от 10.06.2017, в котором ФИО1 собственноручно указал, что выпил вчера вечером водку, с утра поехал отвозить родственницу (л.д.3); составленные в присутствии двух понятых протоколы от 10.06.2017: об отстранении от управления транспортным средством (л.д.4), о направлении на медицинское освидетельствование, в котором зафиксирован отказ ФИО1 от прохождения освидетельствования на состояние опьянения на месте и медицинского освидетельствования на состояние опьянения (л.д.5), о задержании транспортного средства (л.д.6); акт 63 ТТ 071908 освидетельствования на состояние опьянения, с указанием на признаки опьянения: запах алкоголя изо рта, нарушение речи, поведение, не соответствующее обстановке, неустойчивость позы, изменение окраски кожных покровов лица, в котором ФИО1 отразил, что выпил вчера, утром сел за руль; справка о нарушениях ПДД (л.д.8); показания инспектора ДПС ФИО7. подтвердившего, что 10.06.2017 при патрулировании была остановлена автомашина под управлением ФИО1 с признаками опьянения, который в присутствии понятых отказался от освидетельствования на месте и медицинского освидетельствования на состояние опьянения, — поскольку перечисленные доказательства получены с соблюдением установленного законом порядка, отвечают требованиям относимости, допустимости и достаточности, отнесены ст. 26.2 КоАП РФ к числу доказательств, имеющих значение для правильного разрешения дела, и исключают какие-либо сомнения в виновности ФИО1 в совершении данного административного правонарушения.

В судебных решениях вышеперечисленным доказательствам в их совокупности с учетом всестороннего, полного и непосредственного исследования с соблюдением положений ст. 26.11 КоАП РФ дана объективная правовая оценка.

Протоколы об административном правонарушении, об отстранении от управления транспортным средством, о направлении на медицинское освидетельствование, о задержании транспортного средства, составлены в соответствии с правилами ст. 28.2, ст. 27.12, 27.13 КоАП РФ, уполномоченным должностным лицом, находившимся при исполнении своих служебных обязанностей, в присутствии двух понятых, которые своими подписями удостоверили правильность оформления и объективность содержания данных протоколов, каких-либо процессуальных нарушений при их составлении судебными инстанциями не установлено, все сведения, необходимые для правильного разрешения дела, в протоколах отражены.

Все процессуальные документы предъявлялись ФИО1 для ознакомления и подписания, и при применении мер обеспечения производства по делу ФИО1 не был лишен возможности выразить свое отношение к производимым в отношении него действиям со стороны должностного лица, однако все процессуальные документы подписал и никаких замечаний и возражений в этой части в административных протоколах не зафиксировал.

У судебных инстанций отсутствовали основания ставить под сомнение достоверность показаний инспектора ДПС ФИО2, поскольку его показания последовательны, подтверждаются совокупностью других доказательств, непосредственно исследованных в судебном заседании, оснований для оговора ФИО1 не установлено, и не представлены доказательства, свидетельствующие о его заинтересованности.

То обстоятельство, что инспектор ДПС ФИО2 в силу своих служебных обязанностей по контролю и надзору за соблюдением участниками дорожного движения требований в области обеспечения безопасности дорожного движения участвовал в составлении материалов по делу об административном правонарушении в отношении ФИО1, управлявшего транспортным средством, и допрошен в судебном заседании в качестве свидетеля, не может свидетельствовать о заинтересованности данного лица в исходе дела.

В соответствии с ч.1 ст.26.2 КоАП РФ доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, в производстве которого находится дело, устанавливает наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

В силу ч.2 ст. 26.2 КоАП РФ, эти данные устанавливаются протоколом об административном правонарушении, иными протоколами, предусмотренными КоАП РФ, объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, иными документами, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами.

По смыслу ч.1 ст.25.6 КоАП РФ в качестве свидетеля по делу об административном правонарушении может быть вызвано любое лицо, которому могут быть известны обстоятельства дела, подлежащие установлению. Согласно правовой позиции, изложенной Конституционным Судом РФ в Определении от 29.05.2007 года №346-О-О, привлечение должностных лиц, составивших протокол и другие материалы, к участию в деле в качестве свидетелей не нарушает конституционных прав лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении.

Доводы надзорной жалобы адвоката Антонова А.П. о том, что у сотрудников ГИБДД отсутствовали законные основания для направления ФИО1 на освидетельствование, являются несостоятельными.

В соответствии с пп. 2, 3 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 26.06.2008 года N 475 (в редакции от 18.11.2013 года N 1025), освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения, а также медицинскому освидетельствованию на состояние опьянения подлежит водитель транспортного средства, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что он находится в состоянии опьянения. Достаточными основаниями полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения, является: запах алкоголя изо рта; неустойчивость позы; нарушение речи; резкое изменение окраски кожных покровов лица; поведение, не соответствующее обстановке.

В силу п. 10 указанных Правил, направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения водитель транспортного средства подлежит при отказе от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения.

Учитывая, что на момент задержания у ФИО1 имелись признаки алкогольного опьянения — запах алкоголя изо рта, нарушение речи, поведение, не соответствующее обстановке, неустойчивость позы, изменение окраски кожных покровов лица, он отказался от прохождения освидетельствования на месте по прибору, что достоверно установлено судебными инстанциями, у сотрудников ДПС имелись достаточные основания для направления ФИО1 на медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

Иные доводы, аналогичные указанным в надзорной жалобе, являлись предметом проверки предыдущими судебными инстанциями, обоснованно отвергнуты по основаниям, подробно изложенным в соответствующих судебных решениях, в связи с чем не ставят под сомнение законность и обоснованность судебных решений, состоявшихся по делу об административном правонарушении.

Состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, является формальным и образуется в случае отказа водителя, управляющего транспортным средством имеющего признаки опьянения, от выполнения законного требования сотрудника полиции о прохождении освидетельствования для установления его состояния. При этом наличие либо отсутствие опьянения у лица, привлекаемого к административной ответственности по ст. 12.26 КоАП РФ, значения для квалификации правонарушения не имеет.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.10.2006 N 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», основанием привлечения к административной ответственности по ст. 12.26 КоАП РФ является зафиксированный в протоколе об административном правонарушении отказ лица от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения, заявленный как непосредственно должностному лицу Государственной инспекции безопасности дорожного движения, так и медицинскому работнику, при наличии одного из признаков, перечисленных в п. 3 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов (утвержденных Постановлением Правительства РФ от 26.06.2008 N 475).

При рассмотрении дела об административном правонарушении мировой судья установил все фактические и юридически значимые обстоятельства, подлежащие доказыванию, имеющие значение для правильного рассмотрения дела об административном правонарушении, и на основании полного, объективного и всестороннего исследования представленных доказательств пришел к обоснованному выводу о наличии в действиях ФИО1 состава правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.12.26 КоАП РФ. Нарушений правил правовой оценки доказательств мировым судьей не допущено, оснований для переоценки, имеющихся в материалах дела об административном правонарушении доказательств и выводов судьи, у суда надзорной инстанции не имеется.

Наказание назначено с соблюдением положений ст.4.1 КоАП РФ, с учетом характера совершенного административного правонарушения, конкретных обстоятельств дела, личности ФИО1 в пределах санкции ч.1 ст.12.26 КоАП РФ.

Законность и обоснованность вынесенного мировым судьей 15.09.2017 постановления о привлечении ФИО1 к административной ответственности по ч.1 ст.12.26 КоАП РФ проверены судьей районного суда в соответствии со ст.30.6 КоАП РФ, и в решении от 06.10.2017 дана надлежащая правовая оценка всем доказательствам по делу и доводам жалобы на постановление мирового судьи, указаны мотивы, по которым районный судья пришел к выводу об отсутствии оснований для отмены или изменения постановления мирового судьи.

Нарушений норм процессуального законодательства при производстве по делу об административном правонарушении не допущено, нормы материального права применены правильно, основания для отмены или изменения состоявшихся судебных решений отсутствуют.

На основании изложенного и руководствуясь п. 1 ч.2 ст. 30.17, ст. 30.18 КоАП РФ,

п о с т а н о в и л:

постановление мирового судьи судебного участка № 45 Промышленного судебного района г. Самары Самарской области от 15.09.2017 и решение Промышленного районного суда г. Самары от 06.10.2017 по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч.1 ст.12.26 КоАП РФ, в отношении ФИО1 оставить без изменения, а надзорную жалобу адвоката Антонова А.П. в защиту интересов ФИО1 оставить без удовлетворения.

В соответствии с ч.3 ст.30.13 КоАП РФ дальнейшее обжалование судебных решений возможно путем подачи жалобы в Верховный Суд РФ.

Самарского областного суда С.И. Шкуров

Здесь и далее в целях соблюдения адвокатской тайны имена и фамилии участников дела изменены

Другую практику адвоката Анатолия Антонова Вы можете посмотреть в открытом доступе здесь