Гарантии права на защиту адвоката

Прокуратура Ханты-Мансийского автономного округа-Югры

Право на защиту в уголовном процессе

Неотъемлемым правом лица, подвергшегося уголовному преследованию, является право на защиту. Оно может быть реализовано подозреваемым и обвиняемым как непосредственно самими, так и через суд, а также с помощью защитника и (или) законного представителя.

Защита осуществляется путем дачи показаний, представления доказательств, обращения с заявлениями и ходатайствами, обжалования действий и решений органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное преследование.

По уголовно-процессуальному закону органы и должностные лица, осуществляющие уголовное судопроизводство, обязаны обеспечивать осуществление подозреваемым и обвиняемым права на защиту путем: разъяснения им их прав и обязанностей; удовлетворения ходатайств об истребовании доказательств, могущих иметь значение для дела; предоставления возможности знакомиться по окончании предварительного следствия и дознания со всеми материалами уголовного дела; обеспечения участия в деле защитника и т.д. Аналогичные обязанности возлагаются и на суд.

Невыполнение этими органами возложенных на них обязанностей по обеспечению права на защиту является нарушением уголовно-процессуального закона и влечет отмену приговора.

Статья 48 Конституции Российской Федерации гарантирует каждому обвиняемому право на квалифицированную юридическую помощь адвоката (защитника).

В ходе дознания и предварительного следствия защитником может быть только лицо, которое в установленном порядке получило статус адвоката и право осуществлять адвокатскую деятельность. На стадии судебного разбирательства, помимо адвоката, к участию в процессе в качестве защитника по решению суда (судьи) могут быть допущены иные лица из числа близких родственников подсудимого, сослуживцев или знакомых, юристов, не имеющих статус адвоката. Те же лица, допущенные постановлением мирового судьи при рассмотрении уголовных дел, вправе выступать самостоятельно, при отсутствии адвоката.

Действующий уголовно-процессуальный закон предусматривает допуск защитника с момента фактического задержания подозреваемого.

Защитник приглашается подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого, обвиняемого. При этом суд, прокурор, следователь, дознаватель обязаны принять меры, обеспечивающие подозреваемому (обвиняемому) возможность пригласить защитника (защитников) по своему выбору. Количество защитников, которых может пригласить подозреваемый (обвиняемый), законом не ограничено.

В тех случаях, когда сам подозреваемый или обвиняемый по тем или иным причинам не может пригласить защитника, но и не отказывается от юридической помощи, суд, прокурор, следователь и дознаватель обязаны обеспечить участие в деле защитника из числа адвокатов.

Несмотря на то, что иметь защитника — это право подозреваемого (обвиняемого), законом (ст. 51 УПК РФ) предусмотрены ситуации, когда участие защитника по уголовному делу является обязательным. В таких случаях, если защитник не приглашен управомоченным лицом, его участие в процессе обеспечивают дознаватель, следователь, прокурор или суд, для которых отказ подозреваемого (обвиняемого, подсудимого) от защитника не является обязательным.

Закон не предоставляет адвокату права отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого или обвиняемого. Исключением из этого правила является запрет для защитника осуществлять в уголовном деле защиту сразу нескольких лиц, если между их интересами имеются противоречия. Как правило, такие противоречия связаны с занимаемыми участниками процесса по делу позициями, когда одно лицо изобличает своими показаниями другое либо иным способом затрагивает его интересы.

Несмотря на определенную процессуальную самостоятельность защитника, его позиция не может противоречить позиции лица, интересы которого он представляет.

Законом предусмотрена возможность замены приглашенного защитника в случае его неявки для производства процессуальных действий или в судебное заседание.

В случаях, когда адвокат привлекается к участию в деле по назначению дознавателя, следователя прокурора или суда, расходы на оплату его труда компенсируются за счет средств федерального бюджета, однако, в соответствии со ст. 132 УПК РФ, такие расходы могут быть взысканы с осужденного по приговору суда как процессуальные издержки.

Статья 48 Конституции РФ

1. Каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно.

2. Каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения.

Комментарий к Статье 48 Конституции РФ

1. Кодекс поведения для юристов в Европейском сообществе подчеркивает особое назначение юристов во всех цивилизованных обществах, основанных на уважении норм закона. Юрист должен служить интересам правосудия так же, как и интересам тех, кто доверил ему отстаивать и защищать свои права и свободы. В его обязанность входит не только представлять интересы своего клиента, но и быть его консультантом (советником).*(624) Право каждого пользоваться помощью адвоката (защитника) по крайней мере в уголовном процессе предусмотрено ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах и ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, причем в последнем случае как часть более широкого права на справедливое судебное разбирательство.

Помимо адвокатов юридическую помощь могут оказывать работники юридических служб организаций, в том числе организаций, оказывающих юридические услуги, индивидуальные предприниматели, нотариусы, патентные поверенные, работники органов государственной власти и местного самоуправления и иные лица, уполномоченные на ведение профессиональной деятельности. Однако только адвокаты допускаются в качестве защитников в уголовном судопроизводстве, что связано с высокой значимостью принимаемых судебных решений для личности и общества. Поскольку государство гарантирует право на получение именно квалифицированной юридической помощи, оно обеспечивает условия, способствующие подготовке квалифицированных, обладающих необходимыми профессиональными навыками юристов и устанавливает с этой целью определенные профессиональные и иные квалификационные требования и критерии к адвокатам, а также условия допуска тех или иных лиц в качестве защитников (Постановление КС РФ от 28.01.1997 N 2-П*(625)).

Право каждого на получение квалифицированной юридической помощи служит гарантией осуществления других закрепленных в Конституции прав и свобод, в частности на защиту своих прав всеми способами, не запрещенными законом (ч. 2 ст. 45), на судебную защиту (ст. 46), на разбирательство дела судом на основе состязательности и равноправия сторон (ч. 3 ст. 123), и находится во взаимосвязи с ними (Постановление КС РФ от 25.10.2001 N 14-П*(626)). Это право не может быть ограничено ни при каких обстоятельствах (Постановление КС РФ от 27.03.1996 N 8-П*(627)).

Порядок оказания юридической помощи адвокатами регулируется Федеральным законом от 31.05.2002 N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (в ред. от 03.12.2007), которым устанавливаются профессиональные и иные квалификационные требования к адвокатам, статус адвоката и условия его приобретения, права и обязанности адвоката, гарантии независимости адвокатской деятельности. Государство возлагает при этом на адвокатуру ряд публичных функций, прямо вытекающих из положений ст. 48 Конституции, — обязанность выполнять защиту в уголовном процессе по назначению и оказывать юридическую помощь в определенных случаях бесплатно. Однако адвокатура как институт гражданского общества не входит в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления.

В соответствии с законом, оказывая юридическую помощь, адвокат дает консультации и справки по правовым вопросам, составляет заявления, жалобы, ходатайства и другие документы правового характера, представляет интересы доверителя в судах и иных органах государственной власти, органах местного самоуправления, общественных объединениях и иных организациях. Помощь адвоката оказывается на основе соглашения с доверителем. Юридическая помощь может оказываться бесплатно малоимущим гражданам по делам о взыскании алиментов, о возмещении вреда, связанного с трудовой деятельностью при составлении заявлений о назначении пенсий и пособий, ветеранам войны, гражданам, пострадавшим от политических репрессий, несовершеннолетним, содержащимся в учреждениях системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних.

Необходимой составляющей права на получение квалифицированной юридической помощи являются гарантии конфиденциальности отношений адвоката с клиентом — сохранение адвокатской тайны. Упомянутый Кодекс относит к сущностным признакам адвокатской деятельности обеспечение клиенту условий, при которых он может свободно сообщать адвокату сведения, которые не сообщил бы другим лицам, и сохранение адвокатом как получателем информации ее конфиденциальности, поскольку без уверенности в конфиденциальности не может быть доверия. Требованием конфиденциальности определены права и обязанности юриста, имеющие фундаментальное значение для его профессиональной деятельности. Юрист должен соблюдать конфиденциальность в отношении всей информации, предоставленной ему самим клиентом или полученной в ходе предоставления юридических услуг, причем эти обязательства не ограничены во времени (п. 2.3)

Поэтому адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием.*(628) Конституционный Суд РФ подтвердил обоснованность адвокатского иммунитета, указав, что он не ограничивается только сведениями, полученными во время защиты в процессе расследования и судебного разбирательства, но касается также предварительных консультаций и последующей юридической помощи, независимо от времени и обстоятельств получения конфиденциальной информации (Определение КС РФ от 06.07.2000 N 128-О*(629)). Однако это не исключает право адвоката дать соответствующие показания в случаях, когда сам адвокат и его подзащитный заинтересованы в оглашении тех или иных сведений при условии изменения впоследствии его правового статуса и соблюдения прав и законных интересов лиц, доверивших ему информацию (Определение КС РФ от 06.03.2003 N 108-О*(630)).

Конституционный Суд признал также неправомерным отказ в приглашении избранного обвиняемым (подозреваемым) защитника, а также допуск к участию адвоката в гражданском судопроизводстве по мотивам отсутствия у него специального допуска к сведениям, составляющим государственную тайну, признав такую практику несоразмерным ограничением права на квалифицированную юридическую помощь (Постановление КС РФ от 27.03.1996 N 8-П*(631)).

Правовую помощь и юридические услуги, в том числе путем судебного представительства, оказывают не только адвокаты, но и многие субъекты частного права — юридические фирмы и организации, специально созданные для защиты бизнеса и оказания правовых услуг, частнопрактикующие юристы, не имеющие адвокатского статуса, иные лица, к которым не предъявляется особых квалификационных требований, но которые осуществляют важную функцию защиты прав и интересов доверителя по его свободному выбору, что позволяет развивать диспозитивные начала гражданского и арбитражного судопроизводства. Конституционный Суд РФ признал не соответствующими ч. 1 ст. 48 Конституции ограничения на выбор представителя в арбитражном суде, поскольку право лица, заинтересованного в защите своих имущественных интересов, предполагает свободный выбор им своего представителя и возможность обратиться помимо адвоката к другим юристам, способным оказать квалифицированную юридическую помощь. Иное фактически привело бы к понуждению использовать только один способ защиты и значительно сузило бы право на доступ к правосудию (Постановление КС РФ от 16.07.2004 N 15-П*(632)).

2. Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту является одним из базовых принципов правосудия по уголовным делам (ст. 16 УПК). Подозреваемый, обвиняемый вправе в любой момент отказаться от помощи защитника. Такой отказ не обязателен для дознавателя, следователя, прокурора и суда и не исключает возможности приглашения защитника в дальнейшем (ст. 52 УПК). В любом случае участие защитника обязательно, если подозреваемый или обвиняемый является несовершеннолетним, или в силу физических или психических недостатков не может самостоятельно осуществлять свое право на защиту, или не владеет языком, на котором ведется судопроизводство, а также при обвинении в совершении особо тяжкого преступления, при рассмотрении судом дела с участием присяжных заседателей или в упрощенном порядке, установленном гл. 40 УПК (ст. 51).

Часть 2 ст. 48 Конституции предусматривает гарантии права пользоваться помощью адвоката задержанному, заключенному под стражу, обвиняемому с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения. Однако определение этого момента на практике зачастую связано с требованиями формального характера, которые не всегда совпадают с реальной ситуацией, когда подозреваемому лицу может потребоваться юридическая помощь и защита адвоката.

Европейский Суд по правам человека в толковании момента возникновения права на защиту прибегает к так называемым автономным понятиям, и в частности призывает видеть, что скрывается за внешней стороной дела и исследовать реалии рассматриваемой процедуры. В соответствии с этим Суд склоняется в пользу содержательного, а не формального понятия обвинения в тексте п. 1 ст. 6 Европейской конвенции. При этом под обвинением понимается не только официальное уведомление компетентных органов о вменении в вину совершения преступления, но и момент, когда подозрение в отношении лица начинает оказывать существенное влияние на его положение или приобретает форму серьезных последствий для положения подозреваемого.*(633) Аналогичный подход Европейский Суд по правам человека применяет и к понятиям задержания и содержания под стражей (см. комментарий к ст. 22).

Существенно важным в этом вопросе представляется позиция КС РФ в Постановлении от 27.06.2000 N 11-П*(634). Норма ч. 2 ст. 48 Основного Закона, отмечает Конституционный Суд, определенно указывает на сущностные признаки, характеризующие фактическое положение лица как нуждающегося в правовой помощи в силу того, что его конституционные права, прежде всего на свободу и личную неприкосновенность, ограничены, в том числе в связи с уголовным преследованием в целях установления его виновности. Поэтому конституционное право пользоваться помощью адвоката (защитника) возникает у конкретного лица с того момента, когда ограничение его прав становится реальным.

По буквальному смыслу положений, закрепленных в ст. 2, 45 и 48 Конституции, право на получение юридической помощи адвоката гарантируется каждому лицу независимо от его формального процессуального статуса, в том числе от признания задержанным и подозреваемым, если управомоченными органами власти в отношении этого лица предприняты меры, которыми реально ограничивается свобода и личная неприкосновенность, включая свободу передвижения — удержание официальными властями, принудительный привоз или доставление в органы дознания и следствия, содержание в изоляции без каких-либо контактов, а также какие-либо иные действия, существенно ограничивающие свободу и личную неприкосновенность.

В целях реализации названного конституционного права необходимо учитывать не только формальное процессуальное, но и фактическое положение лица, в отношении которого осуществляется публичное уголовное преследование и, следовательно, направленная против конкретного лица обвинительная деятельность может подтверждаться актом о возбуждении в отношении данного лица уголовного дела, проведении в отношении него следственных действий (обыска, опознания, допроса и др.) и иными мерами, предпринимаемыми в целях его изобличения или свидетельствующими о наличии подозрений против него, в частности разъяснением права не давать показаний против самого себя. Поскольку такие действия направлены на выявление уличающих лицо, в отношении которого ведется уголовное преследование, фактов и обстоятельств, ему должна быть безотлагательно предоставлена возможность обратиться за помощью к адвокату (защитнику). Тем самым обеспечиваются условия, позволяющие этому лицу получить должное представление о своих правах и обязанностях, о выдвигаемом против него обвинении и, следовательно, эффективно защищаться и гарантирующие в дальнейшем признание недопустимыми незаконно полученных в ходе расследования доказательств.

В соответствии со ст. 56 и ч. 5 ст. 189 УПК лицо, вызванное на допрос в качестве свидетеля, вправе пригласить адвоката для оказания ему юридической помощи. При этом адвокат присутствует при допросе и пользуется правом давать консультации своему клиенту, задавать вопросы допрашиваемым, делать письменные замечания в протоколе.

С момента допуска к участию в уголовном деле защитник вправе иметь свидания с подозреваемым, обвиняемым, собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи, привлекать специалиста, участвовать в следственных действиях, производимых с участием его подзащитного, знакомиться с материалами дела, с которыми был ознакомлен подзащитный, а по окончании расследования со всеми материалами дела заявлять ходатайства и отводы, участвовать в судебном разбирательстве на всех стадиях процесса, приносить жалобы, использовать иные не запрещенные средства и способы защиты (ст. 53 УПК).

Число и продолжительность свиданий с адвокатом лица, задержанного или находящегося под стражей, не может быть ограничено. Конституционный Суд РФ в ряде своих решений подтвердил эту важную гарантию на получение квалифицированной юридической помощи. Порядок получения свиданий адвоката со своим подзащитным должен носить уведомительный, а не разрешительный характер, поскольку реализация права не может зависеть от усмотрения и дозволения органа или должностных лиц, в производстве которых находится дело. Право осужденного на свидание с адвокатом не может быть ограничено и во время исполнения наказания в виде лишения свободы независимо от режима его содержания. При необходимости присутствия на свидании с адвокатом переводчика последнему также не может быть отказано в допуске в пенитенциарное учреждение на такое свидание (Постановления КС РФ от 21.10.2001 N 14-П, от 26.12.2003 N 20-П; Определения КС РФ от 07.12.2001 N 276-О, от 01.04.2004 N 77-О).

Публикации

Нина Еременко, адвокат

В части 1 статьи 48 Конституции РФ гарантировано право каждого гражданина на получение квалифицированной юридической помощи. Там же отмечается, что в случаях, предусмотренных законом, такая юридическая помощь может, оказывается бесплатно.

Часть 2 статьи 48 Конституции РФ гласит: «каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения».

Действующий в настоящее время уголовно-процессуальный кодекс (УПК) содержит статью 50, в которой регулируется порядок приглашения, назначения и замены защитника и оплаты его труда. Это очень важная гарантия обеспечения участникам уголовного процесса права на защиту.

В части 2 статьи 50 УПК говорится, что по просьбе подозреваемого, обвиняемого участие защитника должно быть обеспечено дознавателем, следователем, прокурором или судом.

В тех случаях, когда адвокат участвует в производстве предварительного расследования или судебном разбирательстве по назначению дознавателя, следователя, прокурора или суда, оплата труда защитника производится за счет средств федерального бюджета.

В статье 51 УПК РФ перечислены случаи обязательного участия защитника, которые вызваны имеющимися в деле обстоятельствами, в которых обвиняемый (подозреваемый) ввиду наличия различных указанных в законе причин не в состоянии самостоятельно и в полной мере защищать свои интересы.

Так, участие защитника является обязательным в следующих случаях:

-когда подозреваемый, обвиняемый не отказался от защитника;
-когда подозреваемый, обвиняемый является несовершеннолетним;

-когда подозреваемый, обвиняемый имеет физические или психические недостатки и не может самостоятельно осуществлять свое право на защиту;

-когда подозреваемый, обвиняемый не владеет языком, на котором ведется производство по делу.

Если судебное разбирательство проводится в порядке, предусмотренном частью 5 статьи 247 УПК РФ, а именно, когда суд рассматривает уголовное дело в отсутствии обвиняемого, находящегося за пределами РФ, так как обвиняемый уклонился от явки в суд и не был привлечен к уголовной ответственности на территории иностранного государства по рассматриваемому уголовному делу, и в случаях если обвиняемый, несмотря на то, что находится на территории Российской Федерации, уклонился от явки в суд и его местонахождение неизвестно.

Кроме того, присутствие адвоката обязательно:

-когда подозреваемый обвиняется в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок свыше пятнадцати лет, пожизненное лишение свободы или смертная казнь;

-когда уголовное дело подлежит рассмотрению судом с участием присяжных заседателей или если обвиняемый заявил ходатайство о рассмотрении своего уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства, что означает порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением.

Таким образом, закон четко и конкретно защищает права граждан, которые попали в сферу применения норм уголовного законодательства.

Статья 51 УПК РФ регулирует вопросы оказания бесплатной юридической помощи по уголовным делам. И это необходимо знать, так как достаточно часто нарушившими закон становятся люди, относящиеся к социально незащищенным слоям населения, дети из неблагополучных и малообеспеченных семей, а также люди, имеющие физические и психические заболевания.

Одной из самых многочисленных групп населения, не способных оплачивать юридические услуги стали граждане, так называемые мигранты из бывших республик СССР и дальнего зарубежья, которые приехали в Москву на заработки.

Ввиду отсутствия жилья, средств к существованию, а также близких и родственников, к которым они могли бы обратиться за помощью в сложной жизненной ситуации, приводят таких мигрантов на путь нарушения российского законодательства.

Несмотря на это, они также как и российские граждане имеют право на свою защиту, в том числе и бесплатную.

ГАРАНТИИ НЕЗАВИСИМОСТИ АДВОКАТА И АДВОКАТСКАЯ ТАЙНА

Надлежащее исполнение обязанностей по оказанию юридиче­ской помощи неразрывно связано с независимостью адвоката, т. е. недопустимостью вмешательства в его деятельность или препят­ствования этой деятельности каким бы то ни было образом (п.

Адвокат не может быть привлечен к ответственности за выражен­ное при осуществлении адвокатской деятельности мнение как по конкретному делу, так и в публичных дискуссиях по вопросам от­правления правосудия и обеспечения прав человека. Закон опреде­ляет невозможность привлечения к ответственности адвоката за высказанное мнение даже после того, как его статус адвоката был приостановлен или прекращен. Таким образом, можно говорить об адвокатском иммунитете. Тем более что ранее упоминавшиеся Ос­новные положения о роли адвокатов также употребляют этот тер­мин: «Адвокат должен обладать уголовным или гражданским им­мунитетом от преследований за относящиеся к делу заявления, сделанные в письменной или устной форме при добросовестном исполнении своего долга и осуществлении профессиональных обя­занностей в суде, трибунале или другом юридическом или адми­нистративном органе». Далее этот документ определяет право адво­катов на свободу высказывания: «Адвокаты, как и другие граждане, имеют право на свободу высказывания. В частности, они должны иметь право принимать участие в публичных дискуссиях по вопро­сам отправления правосудия, обеспечения и защиты прав челове­ка. При осуществлении этих прав адвокаты должны всегда руко­водствоваться законом и признанными профессиональными стан-

дартами и этическими правилами». Адвокат может быть привлечен к ответственности лишь в том случае, когда его виновность в совер­шении преступления будет установлена вступившим в законную силу приговором суда. Ограничения на привлечение адвоката к от­ветственности не распространяются лишь на гражданско-правовую ответственность адвоката перед своим доверителем.

Закон не допускает истребования от адвокатов, работников адвокатских образований, адвокатских палат субъектов Россий­ской Федерации или Федеральной палаты адвокатов сведений, которые связаны с оказанием юридической помощи по конкрет­ным делам. Это обусловлено необходимостью сохранения адво­катской тайны. Истребование сведений по конкретным делам, как представляется, может иметь место лишь при расследовании преступления, совершенного адвокатом при оказании юридиче­ской помощи по конкретному делу.

Адвокат, члены его семьи и их имущество находятся под защи­той государства. В Основных положениях о роли адвокатов поэто­му поводу говорится: «Там, где безопасность адвокатов находится под уфозой в связи с исполнением профессиональных обязанно­стей, они должны быть адекватно защищены властями». Закон возлагает обязанность обеспечения безопасности адвокатов, чле­нов его семьи, сохранности имущества на органы внутренних дел. Обеспечение безопасности личности является одной из задач ми­лиции в Российской Федерации, что обусловливает ее обязанно­сти, среди которых обеспечение безопасности конкретных катего­рий граждан в связи с выполнением ими профессиональных обя­занностей (см. ст. 2 Закона РФ от 18 апреля 1991 г. № 1026-1 вред. Федерального закона от 25 июля 2002 г. № 116-ФЗ «О милиции»).

Уголовное преследование адвоката осуществляется с соблюде­нием гарантий, предусмотренных уголовно-процессуальным зако­нодательством. Уголовно-процессуальный закон относит адвока­тов к категории лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам, предусмотренный гл. 52. В соответствии с п. 10ч, 1 ст. 448 УПК РФ решение о возбуж­дении уголовного дела в отношении адвоката либо о привлечении его в качестве обвиняемого, если уголовное дело было возбуждено в отношении других лиц или по факту совершения деяния, содер­жащего признаки преступления, принимается прокурором на ос­новании заключения районного суда. На адвоката, в отношении которого ведется уголовное судопроизводство, в полной мере распространяются конституционные гарантии, предоставляемые всем гражданам. Избрание в качестве меры пресечения заключе­ния под стражу, а также обыск (за исключением задержания на месте), выемка, наложение ареста на почтово-телеграфную кор­респонденцию, прослушивание телефонных и иных переговоров в отношении адвоката осуществляются районным судом по хода­тайству прокурора.

Пункт 5 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельно­сти и адвокатуре в Российской Федерации» устанавливает запрет на разглашение адвокатом сведений, сообщенных ему доверите­лем в связи с оказанием юридической помощи, без его согласия.

Адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с ока­занием адвокатом юридической помощи своему доверителю. Под любыми сведениями понимается любая информация независимо от источника и способа ее получения, а также вне зависимости от того, какой вид юридической помощи оказывается. Адвокат не обязан отчитываться перед кем бы то ни было о формах и способах оказания юридической помощи, о том, какие сведения находятся в его распоряжении и каким образом он собирается их использо­вать. Адвокатская тайна упоминается в п. 4 Перечня сведений кон­фиденциального характера, утвержденного Указом Президента РФ от 6 марта 1997 г. № 18.

Адвокат может предавать гласности сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием последнему ‘Юридической помощи, лишь с согласия доверителя и только в целях наилучше­го обеспечения прав и интересов лица.

Адвокат не подлежит вызову и допросу в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обраще­нием к нему за юридической помощью или в связи с ее оказа­нием. Данное положение запрещает использовать в отношении адвоката механизм, позволяющий получить свидетельские по­казания под угрозой привлечения к уголовной ответственности за заведомо ложные показания (ст. 307 УК РФ) и за отказ от дачи показаний (ст. 308 УК РФ).

По данному вопросу состоялось определение Конституционного Суда Российской Федерации от 6 июля 2000 г. № 128-0 «По жалобе гражданина Паршуткина Виктора Васильевича на нарушение его конституционных прав и свобод пунктом 1 части второй статьи 72 УПК РСФСР и статьями 15и 16 Положения об адвокатуре РСФСР».

Норма, содержащаяся в п. 1 ч. 2 ст. 72 УПК РСФСР (ему соответ­ствует п. 2 ч, 3 ст. 56 УПК РФ), и корреспондирующие ей нормы ст.ст. 15 и 16 Положения об адвокатуре РСФСР (им соответствуют нормы, содержащиеся в и, 2 ст. 8 Федерального закона «Об адвокат­ской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации») осво­бождают адвоката от обязанности давать свидетельские показания об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с выполне­нием обязанностей защитника или представителя в уголовном деле, и тем самым защищают конфиденциальность сведений, доверен­ных подзащитным адвокату в связи с выполнением последним сво­их профессиональных функций (адвокатскаятайна). Уголовно-про­цессуальное законодательство, не устанавливая каких-либо исклю­чений из этого правила, в зависимости от времени получения адво­катом сведений, составляющих адвокатскую тайну, не ограничивает их сведениями, полученными лишь после того, как адвокат был до­пущен к участию вделе в качестве защитника обвиняемого.

Запрет допрашивать адвоката о ставших ему известными обстоя­тельствах дела распространяется на сведения, полученные им также в связи с осуществлением защиты подозреваемого. Защитник не вправе разглашать сведения, сообщенные ему как в связи с осуществлением защиты, так и при оказании другой юридической помощи.

Освобождение адвоката от обязанности свидетельствовать об об­стоятельствах и сведениях, которые ему стали известны или были доверены в связи с его профессиональной деятельностью, служит обеспечению права каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (ч. 1 ст. 23 Конституции Российской Федерации) и является гарантией того, что информация о частной жизни, конфиден­циально доверенная лицом в целях собственной защиты только адвокату, не будет вопреки воле этого лица использована в иных целях, в т. ч. как свидетельство против него самого (ст. 24, ч. I ст. 51 Конституции Российской Федерации).

Иное истолкование положений уголовно-процессуального за­конодательства, включая оспариваемые заявителем, противоре­чит конституционно-правовому смыслу института обеспечения обвиняемому права на защиту, включая право пользоваться по­мощью адвоката (защитника).

Проведение оперативно-розыскных мероприятий и следствен­ных действий (в т. ч. в жилых и служебных помещениях, которые им используются для осуществления адвокатской деятельности) допускается исключительно на основании судебного решения.

Полученные в результате оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий (в т. ч. после приостановления или пре­кращения статуса адвоката) сведения, предметы и документы могут быть использованы в качестве доказательств обвинения лишь в тех случаях, когда они не входят в производство адвоката по делам его доверителей. Исключение составляют случаи, когда в ходе опера­тивно-розыскных мероприятий или следственных действий были обнаружены и изъяты орудия преступления, а также предметы, ко­торые запрещены к обращению или оборот которых ограничен в со­ответствии с законодательством Российской Федерации.

Защита для адвоката

Совет при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека подготовил большой блок предложений по усилению гарантий адвокатской деятельности.

Среди резонансных новаций — введение уголовной ответственности за воспрепятствование в работе адвокатов и вмешательство в их деятельность. Предусмотрены также дополнительные гарантии, охраняющие адвокатскую тайну/

В подготовке проекта активное участие принимала Федеральная палата адвокатов России. Об этом сообщил «Российской газете» исполнительный вице-президент ФПА России Андрей Сучков. Предложения, которые уже направлены в заинтересованные ведомства, в целом вписываются в государственную политику по совершенствованию системы правосудия.

Справедливое судебное разбирательство — вот что нужно любому человеку в непростые минуты жизни. Рецепты, как этого достичь, более-менее известны: независимый суд, состязательность процесса, равенство сторон. Сейчас в Госдуме рассматривается ряд законопроектов, способных повысить гарантии на справедливое правосудие. Недавно президент страны внес в Госдуму пакет законопроектов, расширяющих применения в стране суда присяжных. Также планируется ввести обязательное видеопротоколирование процессов, повысить статус адвокатского запроса, обязать суды принимать в качестве доказательств аудио- и видеоматериалы.

Но, по мнению представителей СПЧ и адвокатского сообщества, сегодня необходимы дополнительные меры, усиливающие линию защиты. «Адвокат в суде действует не в своем интересе», — говорит Андрей Сучков.

«Он защищает права граждан и организаций. Поэтому, усиливая гарантии деятельности адвокатуры, мы укрепляем защиту прав граждан».

Для этого предлагается дополнить статью 294 Уголовного кодекса положением, устанавливающим уголовную ответственность за воспрепятствование адвокатской деятельности.

Сейчас, согласно этой статье, за вмешательство в какой-либо форме в деятельность прокурора или следователя предусмотрен штраф до 80 тысяч рублей либо обязательные работы до 480 часов.

Точно такое наказание предлагается установить и для тех, кто чинит препоны адвокату.

Еще одно предложение: признать недопустимыми доказательства, которые следствие получило из адвокатских досье, если только это не орудие преступления или запрещенные вещества.

Предлагается ввести в Уголовный кодекс норму, наказывающую за вмешательство в работу адвоката

Такие поправки предлагается внести в статью 75 Уголовно-процессуального кодекса.

Другая проблема: сбор адвокатом информации, необходимой для защиты клиента. В этом плане защита с обвинением заведомо неравны. Сейчас в Госдуме рассматривается законопроект, повышающий статус адвокатского запроса.

СПЧ предлагает усилить рассматриваемые нормы: сократить до 10 дней сроки, устанавливаемые для ответа на запрос адвоката, а также предоставить адвокату возможность сбора сведений, составляющих охраняемую законом тайну. Сейчас СПЧ и ФПА ищут приемлемые формулировки, которые бы в разумных пределах приоткрывали перед адвокатам завесу над некоторыми тайнами.

Специальный пакет предложений запрещает следователям отказывать защите в назначении экспертизы, допросе свидетелей и других следственных действиях.

При этом предлагается прописать в статье 159 Уголовно-процессуального кодекса два дополнительных запрета. Первое: нельзя отказать защитнику в праве на участие в следственных действиях, производимых по его ходатайству, ходатайству подозреваемого или обвиняемого. Второе: нельзя отказывать любому из участников процесса в приобщении к материалам уголовного дела заключения специалиста или иных документов.

Особый вопрос — безопасность адвокатов. Чтобы защитник мог честно исполнять свой долг, он должен быть спокоен не только за свою свободу, но и за свою жизнь. Увы, слишком часто у кого-то возникает желание наказать слишком зубастого адвоката.

«Российский закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» устанавливает государственную защиту адвоката, членов его семьи и их имущества. Однако это скорее декларативная норма, — говорит Андрей Сучков. — Специализированный закон о государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства не содержит такого понятия, как «адвокат». Положения закона распространяются лишь на защитника обвиняемого или подсудимого. Адвокаты-представители потерпевшего, гражданского истца или ответчика в уголовном деле остаются без защиты.

Не защищены адвокаты и в иных видах судопроизводства: гражданском, арбитражном, конституционном или административном, где накал страстей и суммы разрешаемых споров нередко превосходят то, что приходится наблюдать в уголовном деле».

По мнению экспертов, адвокатов необходимо включить в перечень лиц, на которых распространяется положения Федерального закона «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов».

Гарантия права на защиту

Судья КС высказал особое мнение о предоставлении адвоката автомобилистам, привлекаемым к административной ответственности

КС РФ отказался принимать к рассмотрению запрос Димитровского районного суда на тему соответствия Конституции РФ положений ч. 1 и 2 ст. 28.6 КоАП. Судья КС РФ Константин Арановский в своем особом мнении указал, что выводы об отсутствии неопределенности в названных законоположениях относительно их соответствия Конституции РФ, к которым пришел КС РФ, обоснованны, однако при этом указал на ряд существенных моментов.

В производстве Димитровского районного суда г. Костромы находится административный материал по жалобе гражданина Евгения Мурныкова на вынесенное в отношении него постановление от 21 марта 2015 г. по делу об административном правонарушении. Мурныков за управление в темное время суток транспортным средством, на котором не работали в установленном режиме внешние световые приборы, был привлечен к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.5 КоАП, и ему назначено наказание в размере 500 руб. До привлечения к административной ответственности он заявил ходатайство о предоставлении ему возможности воспользоваться услугами адвоката, однако инспектор дорожно-постовой службы отказал ему в этом со ссылкой на отсутствие возможности пригласить адвоката в данный момент. Факт неисправности световых приборов гражданин не отрицал, хотя оспаривал само событие правонарушения, что подтверждается протоколом об административном правонарушении от 21 марта 2015 г., а также протоколом судебного заседания от 17 апреля 2015 г.

Димитровский районный суд в своем запросе утверждает, что эти положения ч. 1 и 2 ст. 28.6 КоАП ограничивают право граждан на получение квалифицированной юридической помощи при привлечении их к административной ответственности, поскольку не позволяют должностному лицу при наличии ходатайства о приглашении адвоката принять решение об отложении вынесения соответствующего постановления, и тем самым противоречат ч. 1 ст. 48 Конституции РФ.

В своем определении КС РФ напомнил, что в сравнении с запрещенными уголовным законом деяниями административные правонарушения представляют собой деяния, которые характеризуются невысокой степенью общественной опасности. Исходя из этих особенностей, Конституционный Суд РФ в постановлении от 16 июня 2009 г. № 9-П применительно к производству по делам об административных правонарушениях отметил, что федеральный законодатель вправе определять пределы целесообразности публичного преследования таким образом, чтобы обеспечить наряду с эффективной государственной, в том числе судебной, защитой прав граждан процессуальную экономию, оперативность при рассмотрении дел и профилактику правонарушений. «Поскольку административные правонарушения в области дорожного движения носят массовый характер и в силу конкретных обстоятельств таких дел, непредоставление адвоката непосредственно на этапе привлечения к административной ответственности (т.е. составления протокола и вынесения постановления по делу об административном правонарушении) не нарушает конституционные права граждан, поскольку в указанных случаях граждане не лишены возможности обратиться к помощи адвоката для защиты своих прав в суде», – отметил КС РФ.

В связи с этим КС определил отказать в принятии к рассмотрению запроса Димитровского районного суда г. Костромы, «поскольку он не отвечает требованиям Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, в соответствии с которыми такого рода обращения в Конституционный Суд Российской Федерации признаются допустимыми».

Судья КС РФ Константин Арановский в своем особом мнении указал, что «лицо может настаивать и на участии защитника в рассмотрении дела. В частности, если лицо предоставит достоверную информацию о том, что у него есть профессиональный защитник (адвокат), который обязался (согласился) прибыть на место рассмотрения дела и в состоянии это сделать в разумно назначенный срок, чтобы участвовать в нем за счет лица, привлекаемого к административной ответственности, этому лицу и его защитнику не может быть отказано в возможности знакомиться с материалами дела (данными фиксации, объяснениями свидетелей и др.), давать свои объяснения, представлять доказательства, возражения, заявлять ходатайства, отводы и др.

По мнению судьи, из ч. 1 ст. 25.1, ч. 5 ст. 25.5 КоАП в их буквальном смысле и в смысловой взаимосвязи с правилами, установленными ч. 4 ст. 28.1 и ч. 1 ст. 29.9 КоАП, следует, что лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, вправе пользоваться юридической помощью защитника с момента возбуждения этого дела: «Таковы установленные Кодексом условия использования права, предусмотренного статьей 48 (часть 1) Конституции Российской Федерации. Более того, из решений самого Конституционного Суда Российской Федерации также следует, что лицо, привлекаемое к административной ответственности, может пользоваться специальными правами, закрепленными частью 1 статьи 25.1 КоАП Российской Федерации, с момента возбуждения дела об административном правонарушении на любой стадии производства по делу (Определение от 24 декабря 2012 года № 2392- О) и что каких-либо ограничений в реализации права пользоваться юридической помощью защитника законодательство об административных правонарушениях не предусматривает (Определение от 16 июля 2013 года № 1180-О)».

Константин Арановский напомнил, что ч. 3 ст. 55 Конституции РФ допускает ограничение прав и свобод человека и гражданина лишь федеральным законом: «Между тем нет закона, допускающего в случаях, предусмотренных частью 1 статьи 28.6 Кодекса, отказ лицу в праве пользоваться юридической помощью защитника. Иными словами, законных ограничений этого права не существует, во всяком случае, таких, которые были бы установлены недвусмысленно. Расширительное же истолкование закона, следствием которого было бы ограничение прав человека и гражданина, в том числе конституционных и установленных федеральным законом (Кодексом), вряд ли отвечало бы статье 18 Конституции Российской Федерации, в силу которой права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов». «Законные отсрочки и процедуры правовое государство не может считать излишним для себя бременем», – заключает судья КС.