Евгений архипов адвокат

Транссексуал Евгений Архипов из «Яблока» мечтает стать президентом России

Оппозиционер-транссексуал Евгений Архипов из «Яблока» планирует стать президентом России. Адвокат, правозащитник, руководитель всероссийскийантикорру.

Адвокат, правозащитник, руководитель всероссийский антикоррупционной общественной приемной «Чистые руки» Евгений Архипов подавал огромные надежды тем, кто приложил немало усилий для становления его как личности успешной и независимой. Но в один момент он кардинально изменил свою жизнь. И не в лучшую сторону.

Начать, пожалуй, стоит с того, что свою политическую карьеру Архипов начал с работы на молодежное движение в «Яблоке» в Воронежской области. Однако на достигнутом останавливаться не стал. Уже в 2005 году оппозиционера назначили на должность руководителя Всероссийской антикоррупционной общественной приемной «Чистые руки», а чуть позже — на должность председателя Ассоциации Адвокатов России за права человека. Кроме того, 2010 год стал знаковым для адвоката Архипова. Мало того, что он защищал в суде активистов Манежной и Болотной площадей, так еще и тесно сотрудничал с Немцовым и Яшиным в движении «Солидарность».

Самый яркий период в жизнь Евгения Архипова начался в 2013 году, когда активист под псевдонимом Маша Баст возглавил гражданское движение «Социалистики». Именно под этим именем, переодетый в женскую одежду, он организовал несколько одиночных пикетов в поддержку прав сексуальных меньшинств, которых, по его мнению, в России не только игнорируют, но и якобы старательно ущемляют.

Стоит отметить, что никто не ожидал от Евгения Архипова таких метаморфоз. Казалось бы, нормальный мужчина, никаких предпосылок к кардинальным изменениям не было. Однако активист сменил имя, подкорректировал внешность при помощи гормональных препаратов и операции, и начал новую жизнь, совершенно чуждую не только для окружения, но и близких людей.

Между тем, в том же 2013 году Архипов-Баст предложил создать Русскую Демократическую республику, столица которой должна находиться в Домодедово. Также активист заявил, что будет активно бороться за права представителей ЛГБТ, и выдвигать свою неординарную кандидатуру на пост президента РФ.

Череду громких заявлений журналисты назвали пиар-акцией, поддерживающей внимание к Евгению Архипову.

Также нельзя обойти стороной предложение оппозиционера по созданию «Соборной Украины». Инициаторов называют «необычными националистами», которые призвали всех неравнодушных помочь в строительстве мифического государства, занимающего территорию современной Украины и некоторых российских областей.

По легенде, Россия якобы оккупировала некогда принадлежащие Украине этнические земли, а также насильно русифицировала украинцев, проживающих на этой территории. Никакой достоверной информации на этот счет так представлено не было, однако эта идея стала основой для сюжетов желтой прессы.

По большому счету, политическую деятельность Архипова-Баст выдающейся назвать нельзя. Единственное, что можно отметить, так это талант к самопиару: тщетные попытки создания Русской Демократической республики, «Соборной Украины», а также работа с известными российскими оппозиционерами. Собственно, это все, чем может похвастаться активист-трансексуал, метящий в президентское кресло.

Происшествия

Адвокат не за того Романа

Председатель Ассоциации адвокатов России за права человека Евгений Архипов сообщил о незаконных обысках в его доме

Адвокат активистов ЛГБТ-движения Евгений Архипов сообщил о незаконных обысках в его доме. По словам Архипова, полицейские пытались попасть к нему в дом, не имея необходимых для того документов, а он смог запереться, оставив силовиков на улице. В полиции говорят, что никаких обысков не было, а к Архипову они пришли, чтобы проверить, не удерживает ли он насильно своего клиента, трансгендера Романа Сорокина.

В понедельник полицейские пришли к председателю Ассоциации адвокатов за права человека Евгению Архипову. По словам самого Архипова, к нему домой, в поселок Матвеевка на 52-м км Каширского шоссе, заявились сотрудники в штатском и в полицейской форме из ОВД «Барыбино» и, не предоставив необходимых для обыска документов, стали осматривать дом.

«Они зашли на обыск без постановления, перелезли через забор, сломали ворота. Я им говорю: «Предъявите документы!» А они мне говорят: «Мы тебе вставим . вместо документов!» Вот как они разговаривают с председателем Ассоциации адвокатов России за права человека!» — возмущался Евгений Архипов.

По словам адвоката, ему удалось обхитрить стражей порядка: он пообещал пойти с ними в полицию, а сам закрылся в доме, оставив полицейских во дворе. При этом, по его словам, оперативники выдумали для обыска такой предлог: на Евгения Архипова якобы поступило заявление от матери одного из его клиентов — трансгендера Романа Сорокина — Раисы Рыбниковой. Из заявления, по данным полиции, следует, что Архипов насильно удерживает Сорокина в своем доме.

Впрочем, по словам адвоката, Роман Сорокин и сам уже подвергся преследованиям полиции за свой нетрадиционный вид. «Роман Сорокин – трансгендер, которого сейчас пытаются привлечь за грабеж его девушки. Это бред, это абсурд. Путин сказал, что ЛГБТ – это плохо, — значит, теперь надо находить у каждого скелеты в шкафах. Пока что была проверка, и у нас нет информации о том, что возбуждено уголовное дело», — заявил Архипов. Где сейчас находится Сорокин, адвокат не знает: «Он купил билет и улетел из Домодедово, но где он, я не знаю».

Правозащитник связывает интерес к нему сотрудников МВД со своей профессиональной деятельностью: после принятия закона о запрете гей-пропаганды он активно включился в работу по защите представителей ЛГБТ-сообщества.

«Я защищаю права ЛГБТ-сообщества, потому что считаю, что его положение в России сравнимо с положением евреев в гитлеровской Германии», — заявил Архипов «Газете.Ru».

Адвокат уверен, что полиция пришла с обыском в его дом, чтобы сорвать запланированную на понедельник акцию ЛГБТ-активистов у Соловецкого камня на Лубянской площади. Ранее Евгений Архипов участвовал в одной из подобных акций вместе с активистами и в знак солидарности с ними даже надел женскую одежду. Впоследствии многих участников акции задержали, и в полицейских участках потом проводили с ними воспитательные беседы, объясняя, что Ассоциация адвокатов России за права человека – вражеская и антироссийская организация.

Придя с обыском к Архипову, полиция заинтересовалась и его гостями – активистами организации «Соборная Украина» Вадимом Домницким и Александром Уваровым. Обоих задержали за нарушение паспортного режима под тем предлогом, что прописаны они в Ростовской области. Как сообщил Вадим Домницкий, с ним и Александром Уваровым провели беседу сотрудники ФСБ: по версии спецслужбы, все, кто выступает в поддержку ЛГБТ-сообщества, финансируются госдепом США.

Сотрудники МВД по Московской области заявили «Газете.Ru», что информация Архипова не соответствует действительности. «Никакого обыска не было, — заявил пресс-секретарь ведомства Геннадий Богачев. – Мы проводили проверку по заявлению женщины, которая сообщила, что в доме Архипова насильно задерживают ее родственника».

По данным адвоката, женщина, которая, по версии полиции, написала заявление, и есть мать Сорокина Раиса Рыбникова, которой в ОВД «Басманное» сотрудники полиции в понедельник объясняли, почему не стоит публично защищать ЛГБТ-активистов.

Происшествия

Адвокат не за того Романа

Председатель Ассоциации адвокатов России за права человека Евгений Архипов сообщил о незаконных обысках в его доме

Адвокат активистов ЛГБТ-движения Евгений Архипов сообщил о незаконных обысках в его доме. По словам Архипова, полицейские пытались попасть к нему в дом, не имея необходимых для того документов, а он смог запереться, оставив силовиков на улице. В полиции говорят, что никаких обысков не было, а к Архипову они пришли, чтобы проверить, не удерживает ли он насильно своего клиента, трансгендера Романа Сорокина.

В понедельник полицейские пришли к председателю Ассоциации адвокатов за права человека Евгению Архипову. По словам самого Архипова, к нему домой, в поселок Матвеевка на 52-м км Каширского шоссе, заявились сотрудники в штатском и в полицейской форме из ОВД «Барыбино» и, не предоставив необходимых для обыска документов, стали осматривать дом.

«Они зашли на обыск без постановления, перелезли через забор, сломали ворота. Я им говорю: «Предъявите документы!» А они мне говорят: «Мы тебе вставим . вместо документов!» Вот как они разговаривают с председателем Ассоциации адвокатов России за права человека!» — возмущался Евгений Архипов.

По словам адвоката, ему удалось обхитрить стражей порядка: он пообещал пойти с ними в полицию, а сам закрылся в доме, оставив полицейских во дворе. При этом, по его словам, оперативники выдумали для обыска такой предлог: на Евгения Архипова якобы поступило заявление от матери одного из его клиентов — трансгендера Романа Сорокина — Раисы Рыбниковой. Из заявления, по данным полиции, следует, что Архипов насильно удерживает Сорокина в своем доме.

Впрочем, по словам адвоката, Роман Сорокин и сам уже подвергся преследованиям полиции за свой нетрадиционный вид. «Роман Сорокин – трансгендер, которого сейчас пытаются привлечь за грабеж его девушки. Это бред, это абсурд. Путин сказал, что ЛГБТ – это плохо, — значит, теперь надо находить у каждого скелеты в шкафах. Пока что была проверка, и у нас нет информации о том, что возбуждено уголовное дело», — заявил Архипов. Где сейчас находится Сорокин, адвокат не знает: «Он купил билет и улетел из Домодедово, но где он, я не знаю».

Правозащитник связывает интерес к нему сотрудников МВД со своей профессиональной деятельностью: после принятия закона о запрете гей-пропаганды он активно включился в работу по защите представителей ЛГБТ-сообщества.

«Я защищаю права ЛГБТ-сообщества, потому что считаю, что его положение в России сравнимо с положением евреев в гитлеровской Германии», — заявил Архипов «Газете.Ru».

Адвокат уверен, что полиция пришла с обыском в его дом, чтобы сорвать запланированную на понедельник акцию ЛГБТ-активистов у Соловецкого камня на Лубянской площади. Ранее Евгений Архипов участвовал в одной из подобных акций вместе с активистами и в знак солидарности с ними даже надел женскую одежду. Впоследствии многих участников акции задержали, и в полицейских участках потом проводили с ними воспитательные беседы, объясняя, что Ассоциация адвокатов России за права человека – вражеская и антироссийская организация.

Придя с обыском к Архипову, полиция заинтересовалась и его гостями – активистами организации «Соборная Украина» Вадимом Домницким и Александром Уваровым. Обоих задержали за нарушение паспортного режима под тем предлогом, что прописаны они в Ростовской области. Как сообщил Вадим Домницкий, с ним и Александром Уваровым провели беседу сотрудники ФСБ: по версии спецслужбы, все, кто выступает в поддержку ЛГБТ-сообщества, финансируются госдепом США.

Сотрудники МВД по Московской области заявили «Газете.Ru», что информация Архипова не соответствует действительности. «Никакого обыска не было, — заявил пресс-секретарь ведомства Геннадий Богачев. – Мы проводили проверку по заявлению женщины, которая сообщила, что в доме Архипова насильно задерживают ее родственника».

По данным адвоката, женщина, которая, по версии полиции, написала заявление, и есть мать Сорокина Раиса Рыбникова, которой в ОВД «Басманное» сотрудники полиции в понедельник объясняли, почему не стоит публично защищать ЛГБТ-активистов.

Евгений архипов адвокат

ЖУРНАЛ
ДОМАШНИЙ АДВОКАТ

ГАЗЕТА
БИЗНЕС-АДВОКАТ

ПОДПИСКА

АДВОКАТЫ

ЮРИДИЧЕСКИЕ
УСЛУГИ

СУДЫ г.МОСКВЫ

НОВОСТИ
О ПРОЕКТЕ
РЕКЛАМА
ТРИБУНА
ФОТОАЛЬБОМ
МАГАЗИН
ГОСТЕВАЯ КНИГА
ФОРУМ


Адвокат Евгений Архипов и его жена Юлия Гусейнова, пресс-секретарь Ассоциации адвокатов России за права человека, задержаны после обыска в их доме в Домодедовском районе Подмосковья. Об этом «Граням» сообщила сама Гусейнова. Архипов защищает подвергшегося уголовному преследованию трансгендера Романа Сорокина. Адвоката обвиняют в похищении им подзащитного.

Корреспондент «Граней» разговаривал по телефону с Гусейновой, когда их везли в ОВД. «Мы еще будем звонить», — сказала она. «Вряд ли это у вас получится», — услышал корреспондент реплику оперативника.

«Трое в штатском и сотрудник ОВД «Барыбино» ворвались в дом к адвокату, не представляясь, без каких-либо документов, хамя, оскорбляя адвоката в связи с тем, что он занимается защитой трансгендера», — сообщала Гусейнова в Фейсбуке во время обыска.

Позднее стало известно, что в метро задержаны мать Романа Сорокина и брат Евгения Архипова Алексей.

Архипов ранее сообщал, что в отношении его подзащитного правоохранительными органами ведется проверка по факту якобы совершенного им ограбления лечащего врача-эндокринолога Людмилы Руденко. По словам 39-летнего Сорокина, в 33 года он сменил пол с женского на мужской. Он регулярно получал консультации Руденко, с которой у него завязались близкие отношения. После их разрыва Сорокин пытался встретиться с ней.

18 июля 2013 года в Москве, на Маломосковской улице Сорокин был избит неизвестными за то, что пытался пообщаться с Руденко недалеко от ее дома. Ему были нанесены серьезные побои, в том числе по лицу, по голове, повлекшие сотрясение мозга, а также многочисленные ушибы и растяжения. Проезжавший по Маломосковской улице дежурный полицейский патруль оттащил избивавших от Сорокина. Однако вместо помощи полицейские надели на пострадавшего наручники и отвезли в отделение.

Сорокин заявляет, что сразу же после задержания ему начали угрожать фабрикацией уголовного дела. По словам Сорокина, Руденко неоднократно повторяла представителям правоохранительных органов, что он ее бывший пациент и является транссексуалом, сообщала о смене пола.

Евгений Архипов – о Маше Баст

Председатель Ассоциации адвокатов России за права человека Евгений Архипов известен своим участием во многих громких политических процессах, в том числе – делах о беспорядках на Манежной и Болотной площадях. На днях он совершил каминг-аут как трансгендерная женщина и теперь называет себя Машей Баст. Этому предшествовала странная история с налетом на его подмосковный дом по подозрению в похищении другого трансгендера Романа Сорокина.

Маша Баст (бывший Евгений Архипов) рассказала РС о своем решении сменить пол и о происшествии с Романом Сорокиным:

– Роман Сорокин к нам обратился в организацию за защитой, мы приняли решение, что нужно его защищать. Против него возбуждено уголовное дело якобы за грабеж его девушки. Мы посмотрели материалы дела, побеседовали с ним и поняли, что имеются факты трансфобии: ему угрожали тем, что у него не будет адвоката, что его посадят в СИЗО и там к нему как к трансгендерному мужчине будут относиться соответствующим образом. Мы увидели, что имеются серьезные факты дискриминации, и приняли решение защитить Романа и выйти с акцией протеста к зданию МВД. Это был мой первый каминг-аут, когда я 6 августа вышла в женской одежде и продемонстрировала свое отношение к власти, которая пытается дискриминировать ЛГБТ-сообщество. Сам Роман несколько раз говорил о том, что его начали преследовать после того, как российские власти приняли закон о запрете гомопропаганды. Это не первый случай. Например, есть сайт transgender.ru. Это общественная организация, которая оказывает помощь трансгендерам. После принятия закона им была повышена арендная плата в два раза. Естественно, они вынуждены были покинуть помещение. Дана команда травли ЛГБТ-сообщества – всячески ищут подводные камни, выискивают скелеты в шкафах, фабрикуют уголовные дела. Предпринимателей, которые их поддерживают, постоянно проверяют, на них оказывается давление и т. д. Я это расцениваю как фашизм. ЛГБТ-сообщество – первая социальная группа, которую так активно начали преследовать в России. Я не смогла равнодушно к этому относиться. Я решила Роману помочь. Помимо того, что я являюсь адвокатом-правозащитником, я еще ему оказала личную помощь. Он у меня оставил вещи и машину. Когда он был на встрече ЛГБТ-активистов, сотрудники ФСБ ворвались ко мне в дом, потому что я планировала выйти 19 августа, в день годовщины путча, на Лубянку. Мы в рамках движения «Социалистки» планировали выйти с протестом против вмешательства российских спецслужб в деятельность гражданских организаций. В результате сотрудники ФСБ и полиции ворвались ко мне в дом, не имея никакого постановления на обыск, и объявили, что я похитила Романа. Была ссылка якобы на заявление матери. Но заявления никакого мать не подписывала. Вроде как из реакции матери можно было сделать вывод о том, что какое-то похищение было. На самом деле фабриковался любой повод для того, чтобы нам сорвать акцию.

– А сам Роман в это время уже был за границей?

– Да, Роман уехал во Францию на встречу с активистами. Но когда он увидел, что мой дом штурмуют, он принял решение не возвращаться в Россию. Он обратился в правозащитную организацию и за политическим убежищем. Фактически был арестован весь наш небольшой аппарат Ассоциации адвокатов России за права человека. У меня на семью оказывали давление. Был задержан мой брат. Была задержана мать Сорокина. Причем сотрудники полиции говорили, что им дан приказ из ФСБ держать несколько часов активистов, которые планировали выйти на Лубянскую площадь вместе со мной.

– А что-то было изъято на обыске?

– Нет, ничего не было изъято. Зашли сотрудники полиции, которые просто хотели задержать меня, чтобы сорвать нашу акцию. Приехало НТВ. Был полностью оцеплен мой поселок. Моим соседям объяснили, что я террористка, бандитка, экстремистка, что проходит спецоперация. На следующий день Генри Маркович Резник звонил нашим правоохранителям. Они объяснили, что никаких претензий ко мне не имеют.

– То есть уголовное дело не возбуждено и вас уже не обвиняют в похищении Романа Сорокина?

– Нет, ни в коем случае ни в чем не обвинили. Это просто смешно, потому что Роман оставил у меня машину и поехал в аэропорт Домодедово, прошел там таможенный контроль и пересек границу. Это абсурд – обвинять меня в том, что я похитила человека. Им просто нужен был повод для того, чтобы сорвать нашу акцию. Но они акцию все равно не сорвали. Я вышла на Лубянскую площадь с плакатом радужного Феликса и выступила против дискриминации. Я была одна. Но я все равно свою позицию высказала, несмотря на большое количество сотрудников полиции. Я все равно плакат развернула.

– Вы и прежде проводили одиночные пикеты, протестуя против суда по «болотному делу»… Вы занимались делом одного из задержанных, Александра Каменского, смогли доказать, что он не был на Болотной площади 6 мая, и Каменский был выпущен из тюрьмы. Вы продолжаете заниматься этим делом, участвуете в процессе?

– Саша Каменский был отпущен благодаря нашей публичной активности. Мы вовремя запустили доказательства в СМИ, что Саша невиновен. Взяли копии материалов дела и показали, что дело сфабриковано. Естественно, правоохранители были вынуждены отступить под напором международного резонанса. Потом подключился Верховный комиссар ООН по правам человека. Они вынуждены были отпустить Сашу Каменского. Но проблема Саши в том, что уголовное дело уже передано в суд. Следствие завершилось, Саша невиновен, но осталась подписка о невыезде – это крючок, за который они могут дергать. Уголовное дело закроется, но подписка все равно будет де-юре действовать. Человека можно привлечь. Каких-либо законодательных положений, которые бы отменяли это постановление о подписке о невыезде, нет в действующем УПК. Вот наши правоохранители и пользуются этим. Я как адвокат прекрасно понимаю, что правоохранители таким образом давят на российскую оппозицию, оказывают давление через пробел в законодательстве.

– Теперь вы совершили каминг-аут как трансгендер. Вы готовились к этому решению много лет?

– Мне было это, конечно, сложно сделать. Я размышляла лет, наверное, с десяти. С одной стороны, я прекрасно понимала, что проще было бы это сделать лет в 10-12, но тогда было совершенно другое время. А когда становишься известным человеком со статусом, тебя приглашают на громкие дела, ты ведешь их, помогаешь людям, приносишь результат, конечно, это сложно с моральной точки зрения. Но для себя я приняла решение это сделать. Потому что я просто не могу жить так, что с одной стороны у меня частная жизнь, а с другой – публичная жизнь. Мне сложно было. Но я приняла для себя решение все-таки сделать каминг-аут.

– И ваша жена вас поддержала?

– Да, естественно. Моя супруга меня поддержала. Мы не планируем разводиться, хотим сохранить брак. Но я заранее говорила ей о том, что я женщина. Я не скрывала это, когда мы только начинали встречаться. Юля была в курсе с самого начала. Для меня не было никогда сложности в определенности моей гендерной идентичности. Я только не хотела навредить близким людям, чтобы это не отразилось на них. Единственное, что меня останавливало.

– Как ваши друзья и коллеги в адвокатском сообществе отреагировали?

– Безусловно, есть часть друзей, которые этого не поняли. Но подавляющее большинство людей, с которыми я общаюсь, продолжают со мной общаться, в том числе и коллеги. Я не вижу какого-то непонимания. Это в ближнем окружении. А что касается более дальнего окружения, я не могу говорить. Покажет время.

– Многие не поверили в вашу искренность и решили, что это какой-то хэппенинг, арт-проект, пиар-ход.

– Я не вижу здесь повода для пиара. Для меня был один мотив – почувствовать себя свободным человеком. И я почувствовала! Моя свобода для меня – самое главное. Мне было сложно принять такое решение, потому что эта проблема связана с работой. В студенческие годы я прекрасно понимала, что, если я заявлю о попытках личной свободы, у меня могут возникнуть проблемы с получением образования. У меня была цель – получить образование, стать самостоятельным человеком в финансовом плане, а уже после этого принимать решения. Я уже не первый год нахожусь на гормональной терапии. Не первый год общаюсь с трансгендерным сообществом. Для меня это решение не спонтанное. Это никакой не проект. Это никакой не пиар. Это попытка привести свой внешний вид к внутреннему содержанию. Мое имя Маша. Это мое личное имя. Я себя так назвала еще в глубоком детстве. Я играла в куклы, общалась с девочками. Я открою вам секрет: я даже умудрялась ходить на танцы, на дискотеку в 12 лет в одежде девочки. Это был 1991 год. Меня воспринимали как девочку. Это мое. Это не продиктовано никакой мотиваций, кроме моей личной. И я очень счастлива. Меня переполняет чувство радости, потому что я стала по-настоящему свободной. Я не могу передать словами, насколько это важно. Это как крылья у птицы – взмахнула и полетела. Это стало смыслом моей жизни – ощутить, почувствовать, что это такое.

– А почему такая фамилия – Баст? Что это значит?

– Это богиня кошек. Мне просто кошки нравятся.

Адвокат Евгений Архипов: Кому светит домашний арест?

Евгений Сергеевич, в июле 2002 года уже вступил в действие новый Уголовно-процессуальный кодекс, в котором домашнему аресту посвящена 107-я статья. Почему оно было пересмотрено?

Е.А.: Принятие этого закона направлено на так называемую либерализацию уголовного законодательства и призвано освободить число заключенных под стражу.

Как многие из нововведений в деятельности правоохранительных органов, они остаются только на бумаге, так как при подготовке нововведений не учитывается механизм реализации.

Многие представители правоохранительных органов и суд к нововведениям относятся, по российской традиции, с опаской и неохотно идут на их реализацию. Это касается также и такого вида наказаний, как домашний арест.

— Выходит, правоохранительные органы не готовы к исполнению Закона?

Е.А.: Есть опасность, что данный вид наказаний станется только на бумаге. Яркий пример – домашний арест как мера пресечения во время следствия, когда применяется либо подписка о невыезде, либо заключение под стражу.

Также отсутствуют соответствующие специалисты. Они должны обладать определенной подготовкой, уровнем технического оснащения.

В настоящее время у судей нет выбора, как выносить решения, не применяя домашний арест. А вынося решение о домашнем аресте – это будет выглядеть как условное осуждение, идентичное самому же домашнему аресту.

— Законом прописан надзорный орган для исполнения, это будет ныне действующий орган или будет создана новая структура?

Е.А.: Скорее всего, не будет создано отдельных органов, так как надзор за исполнением наказания в виде условного лишения свободы осуществляет Федеральной службой исполнения наказаний (ФСИН).

Не исключается увеличение штата работников, что приведет к искусственному раздуванию чиновничьего аппарата, а бремя содержания ляжет, как всегда, на налогоплательщиков.

— Считаете ли принятие Закона своевременным?

Е.А.: Думаю, закон необходимо было принимать раньше, но прежде чем принимать закон, опять же, необходимо было разработать механизм реализации его на практике, подготовиться к принятию такого закона.

А пока мы сталкиваемся с хорошей идеей, которая останется на бумаге, как например, осталось на бумаге освобождение под залог. Это ставит под угрозу дискредитации собственно институт домашнего ареста и гуманизацию законодательства, а поставленная цель – сокращение численности лиц, содержащихся в местах лишения свободы, не будет достигнута.

— Под какое основание подводится такой вид наказания?

Е.А.: Собственно основанием является уголовный кодекс РФ. Судья, как и обычно, выносит приговор по окончании производства по делу. Далее судья имеет право выносить приговор о домашнем аресте за преступления небольшой и средней тяжести, когда предусмотрен срок наказания не более пяти лет.

— Почему судам легче отправить человека в СИЗО?

Е.А.: В первую очередь — из-за отсутствия практики применения домашнего ареста. Во вторую очередь — из страха перед нововведением. Как правило, следствие выходит с ходатайством о применении меры пресечения в виде заключения под стражу: 95% ходатайств следствия удовлетворяются судом.

— Встречались ли вам случаи нарушения или неисполнения Закона?

Е.А.: Пока невозможно говорить об исполнении или нарушении, так как в России отсутствует практика применения нового закона, вступившего в силу с 1 января 2010 года. Есть одно решение начала года, но оно скорее носило показательный характер. В основном нарушении касаются условно-досрочного освобождения или условного обсуждения: меняется место жительства без уведомления, с нарушениями, нарушается общественный порядок, продолжается совершение преступлений.

— Согласны ли Вы с утверждением депутата Владимира Груздева, что закон позволит разгрузить не только тюрьмы и изоляторы, но внесет и свой вклад в гуманизацию наказания, а значит, принесет пользу обществу?

Е.А.: Главное в данной ситуации, чтобы этот закон был реализован на практике, а пока ни одной предпосылки к реализации нет. Скорее всего, мы увидим показательные процессы, когда будет применен домашний арест, они будут освещены в СМИ, но массового распространения не получат. Со своей стороны мы надеемся, что правительство учтет мнение, что механизм реализации должен был выработан и это как-то изменит ситуацию. .