Чернов аВ Адвокат биография

Оглавление:

Никита Чернов

Никита Чернов

Род деятельности: Видеоблоггер, телеведущий, геймер, певец Дата рождения: 22.01.1999 Место рождения: Сыктывкар, Россия

Сайт: chernaff.ru (не работает)

YouTube: NikitaVLOGER

ВКонтакте: chernaff

Никита Чернов — видеоблоггер на YouTube. Телеведущий. Создатель некоторых популярных шоу на YouTube.

Содержание

[править] Биография

Родился 22 января 1999 года, в Сыктывкаре. Русский. Сам же он утверждает, что в нем смесь украинца с евреем, но многие в этом сомневаются.

В марте 2014 впервые устроился на работу, в местную конторку по производство заказных рекламных роликов для ТВ. Чуть позже добровольно ушел. В июне 2014 приобрел профессиональную видеокамеру и начал снимать хорошие видео. В конце июня он устроился на местное СМИ «Коми-медиа». В июле, Никиту позвали в программу «Мнение», все того же СМИ, в которой он дал свое 12-минутное интервью. Чуть позже, отрывок из его интервью, был выложен в интернет,

который сразу же превратился в интернет мем. В начале апреля, этот отрывок попал в обзор Максим Голополосов [1] и спустя 4 дня в обзор Стас Давыдов [2] . Именно тогда начала расти популярность Чирнаффа в интернете.

[править] Карьера на YouTube

В октябре 2013 зарегистрировал свой первый ютуб канал Канал Никита Чернов на YouTube . В апреле 2014 он открыл свое шоу под названием — [АнтиШкольник], в котором он делал обзоры на школьников, и частенько высмеивал и стебался над их видеороликами. В июне ролики начали переходить отметку в 1000 просмотров, и было уже около 2000 подписчиков, что уже было успехом для Никиты. В августе один из эпизодов «АнтиШкольника» набрал 100тыс просмотров. Также Чирнафф выпускал видео с различных мероприятий города и сюжеты для телевидения. В октябре суммарное кол-во просмотров всех роликов достигло 1 млн, а кол-во подписчиков — 7тыс. В январе 2015 Никита выпустил АШ41 который набрал за месяц 150тыс просмотров и принес ему +16тыс новых подписчиков. К концу февраля 2015 у Никиты уже было 30 тыс. подписчиков.

[править] Последствия

4 марта стал судным днем для Чирнафф. Его ютуб канал был заблокирован навсегда из-за 300 страйков на видео [3] . Спустя неделю, Никите позвонили из прокуратуры, в связи с тем, что Антишкольник был закрыт по их приказу из-за жалоб родителей школьников, на которых Никита делал обзор. Скоро ожидается судебный процесс. [4] 20 марта Никита открыл новый ютуб канал — [5] и с 22 марта начал выпускать новое шоу под названием «Школа Ютубера», тот же «АнтиШкольник», но без мата, грубости, пошлости. Первый выпуск собрал за день 500 просмотров и 100 подписчиков на канале.

Школа Ютубера #1

В дальнейшим Никита планирует продолжать снимать видео на Ютубе, и также он выходит в телеэфир [6] на местных вариантах каналов СТС, ТНТ и телеканала Юрган.

[править] Сотрудничество

В основном Никита начал сотрудничать с блоггерами от 20тыс подписчиков с января. Некоторые из них: Артур Шарифов, Никита Иванов, Юлия Пушман, Андрей Нифедов, theveronicous , magicman , jackbelozerov , timonin и другие.

[править] Интересные факты

Свободно владеет Английским и Украинским языком. Есть свой сайт — Chernaff

[править] «Школа Ютубера»

«Школа Ютубера», это обзор про то, как не надо делать блоги и видео. Так же существует возможность отправить Никите видео на обзор для этого следует пролистать веб-сайт до низу.

[править] Список выпусков

[править] Радиоведущий

После «Фестиваля Красок», который прошёл в середине июля, в городе Сыктывкар, с Никитой связалась радиостанция ХИТ FM, и предложила ему попробоваться в качестве ведущего. Начиная с августа 2016 года, Чирнафф ведёт радиопередачу под названием «Голос Правды», которую можно услышать на волне 102.7, а если вне Сыктывкара, то в прямом эфире на сайте Видеоблоггера, каждую пятницу в 13:00. В «Голосе Правды» Никита рассказывает о весёлых моментах из своей жизни, освещает мероприятия, которые проходят в ночных клубах города, а также вместе с радиослушателями наслаждается качественными DJ-Сетами.

[править] Я Никогда Не Уйду

В начале октября 2016 года, Никита объявил о презентации планирующегося клипа, которая прошла 21 октября в кинотеатре [1] . Помимо выхода самого клипа, предпремьерного показа, Чирнафф также исполнил все свои треки, имеющиеся на день мероприятия, пообщался с журналистами [2] и зрителями, приглашал на сцену производственного директора клипа и участников, и конечно же показал то, что осталось за кадром и как проходили съёмки. Чирнафф подчеркнул, что главная цель этого клипа — стёб над нынешней рэп культурой. Именно поэтому, он использовал в своём треке и клипе те клише, к которым часто прибегают звёзды рэп эстрады. На презентации, Никита пообещал, что клип выйдет на платформе ELLO, и на всех музыкальных каналах России. Первый момент сбылся. 28 октября клип был выложен на платформу ELLO [3] . В течении того же часа, клип был опубликован на другой, не менее известной платформе Star Pro [4] . Пока что Никита не комментируют, причину появления клипа, в одно и то же время на двух противоборствующих платформах. Теперь ждём, когда клип Чирнаффа выйдет на телеканалы. Есть информация, что в пятницу, 5 ноября, его песня «Я Никогда Не Уйду» будет исполнена им в живую на радиостанции Хит FM.

Судья увидела в двух адвокатах первоклассников

Московский райсуд отклонил иск Евгения Белоусова, который хотел вернуть 2,64 млн руб. с процентами, считая их неотработанным гонораром по соглашению об оказании юридической помощи. Рустам Чернов, к которому адресованы претензии, их отвергал: лично от Белоусова получил только 18 000 руб. и вообще он мне должен доплатить миллион. Судья Екатерина Черняк, которой пришлось рассматривать дело, назвала его заколдованным и было за что — из него пропали основные доказательства, каждая из сторон намекает, что в этом виноват оппонент, а судья Мария Стольникова, рассматривавшая дело в первый раз и принявшая заочное решение в пользу Белоусова, скоропостижно ушла в отставку.

История, которая привела финансиста Белоусова и адвоката Чернова в Никулинский райсуд Москвы, началась в 2007 году. Тогда Белоусов, работавший финансовым директором ООО «ФинСервисКонсалтинг» и его жена Ирина стали фигурантами дела о мошенничестве (ч.4 ст.159 УК РФ) и растрате (ч.4 ст.160 УК РФ) в составе организованной группы (ч.3 ст.210 УК РФ) вместе с еще несколькими людьми. Как рассказывали представители сторон, для защиты своих сотрудников компания заключила договор с адвокатским бюро «Лигал Эксперт» Чернова (позднее он работал в «Трунов, Айвар и партнеры», а сейчас у него свой адвокатский кабинет — «Свобода воли»).

Через два года — 23 января 2009 года — Белоусов заключил с «Лигал Экспертом» отдельное соглашение об оказании юридической помощи за $500 ежемесячно и два дополнительных соглашения, согласно которым бюро обязалось до 1 июня 2009 года добиться исключения данных о розыске его и членов семьи из информационных баз данных МВД, а также в «отсутствия реальных (эффективных) процессуальных действий, реализующих функцию уголовного преследования в отношении [них] со стороны обвинения», следует из иска (копия есть у «Право.Ru», как и других упоминающихся в тексте документов, если не оговорено иное). «Противозаконного ничего нет. Специальная работа адвоката», — говорил ранее Чернов «Право.Ru» в ответ на вопрос о законности таких услуг.

По версии Белоусова, в общей сложности по допсоглашению он заплатил Чернову 3,3 млн руб. (истец утверждает, что расписка о получении денег была сделана на оборотной стороне оригинала допсоглашения номер 2). Но в мае 2009 года решил отказаться от его услуг. 4-м мая датировано заявление о расторжении основного соглашения и допсоглашений об оказании юрпомощи с «Лигал Эксперт», а 20-м — документ, где клиент пояснил причину прекращения отношений с адвокатом. Это произошло из-за его «личного решения об изменении тактики и стратегии защиты по уголовному делу», следует из текста. В тот же день был подписан и акт выполненных работ. В частности, в нем фигурируют две командировки в Ставрополь (там расследовалось уголовное дело Белоусова), три — в Ростов-на-Дону, очные переговоры с представителями госвласти в этих городах и в Москве, 18 личных консультаций и пр.

В суде Белоусов, согласно первому, заочному решению по его спору с Черновым, которое вынесла судья Мария Стольникова, выдвинул несколько иную версию. По его словам, адвокат «не оказал услуг, предусмотренных дополнительным соглашением». Поэтому, по его информации, должны были быть реализованы его положения о том, что 20% из 3,3 млн руб. считаются «обращенными в доход привлеченных специалистов», а оставшиеся 2,64 млн руб. «подлежат возврату» в течение 30 дней. Такая формула фигурирует и в документе о расторжении соглашения об оказании юридической помощи от 20 мая 2009 года, но без указания конкретных сумм.

У адвоката — другая версия. «С момента расторжения договорных отношений весной 2009 года доверитель не обращался ни в бюро, ни ко мне лично, ни к кому бы то ни было из представителей бюро с какими-либо претензиями или иным образом не высказывал своего недовольства, — говорил Чернов «Право.Ru» в феврале 2013 года. — Белоусов даже не принял участия в расчете суммы, подлежащей возврату, хотя его участие предполагалось заключенным соглашением – настолько хорошо мы расстались».

Долг перед клиентом он не признавал. В допсоглашении, по его словам, не говорится о безоговорочном возврате клиенту оставшихся 80%. Из этого остатка, настаивал адвокат, и оплачивались оказанные юруслуги, а их объем и стоимость стороны как раз и должны были рассчитать дополнительно. «Мы даже перевыполнили объем работы, а цену рассчитали по минимальным тарифам», — утверждал Чернов в феврале 2013 года. После того, как сверка была проведена, «разница» — 12 162 руб., по его словам 20 июня 2009 года была перечислена на счет Лилии Белоусовой (в качестве цели перевода в платежном поручении указан «возврат неотработанного гонорара по соглашению»). Позднее Чернов говорил, что 3,3 млн руб. от Белоусова он не получал, а все, что было заплачено доверителем лично — это 18 000 руб.

Если верить Белоусову, то возврат спорных 2,64 млн руб. должен был последовать в июне 2009 года, но претензию в «Лигал Эксперт» финансист направил только 7 мая 2012 года. В ней, согласно иску, он потребовал до 19 мая 2012 года перечислить сумму основного долга плюс проценты за пользование чужими деньгами в размере более 600 000 руб. на банковский счет его адвоката Татьяны Остапенко. Однако адвокатское бюро претензию оставило без ответа, утверждает сторона Белоусова, и он обратился в суд.

Первое решение по делу было заочным. 14 сентября 2012 года судья Стольникова частично удовлетворила требования Белоусова. Были взысканы 2,64 млн руб., а проценты за пользование чужими денежными средствами судья снизила до 50 000 руб., поскольку сочла требуемую сумму «несоразмерной последствиям нарушения обязательства».

Отмена заочного решения

Несмотря на то, что заочное решение было принято 14 сентября, спустя 5 дней, 19-го, Остапенко встретилась с Черновым и письменно предложила коллеге по адвокатскому цеху «разрешить возникший спор миром». «Чернову я предложила мировое соглашение не по собственной инициативе, — объяснила она свои действия в электронном письме в «Право.Ru». — Если адвокат принимает поручение на представление доверителя в споре с другим адвокатом, он, по Кодексу профессиональной этики адвоката, должен сообщить об этом коллеге и при соблюдении интересов доверителя предложить окончить спор миром. Так что я должна была предложить Чернову мировое».

Вторая встреча, по словам Чернова, состоялась в начале октября, и на ней уже зашла речь о заочном судебном решении в пользу Белоусова. Чернов утверждает, что Остапенко ему сказала, будто не принимала участие в судебном заседании. Но в его протоколе она значится в качестве представителя истца, в объяснение тому у нее такое: «Меня в заседании не было, я просто не успела на заседание, но в протоколе отражено, что была. Белоусов был один, я полагаю он это подтвердит». С Белоусовым связаться не удалось.

Копию заочного решения Чернов получил на руки 19 ноября 2012 года, оно было успешно опротестовано, и 21 февраля процесс стартовал с начала. Однако теперь адвокат подал встречный иск, в котором потребовал доплатить ему за оказанные услуги 1,08 млн руб. «Лично Белоусовым было внесено в кассу 18 000 руб., а если считать услуги, оказанные ему даже не по коммерческим, а по самым минимальным ставкам, предусмотренным соглашением от 23 января 2009 года, то выходит эта сумма», — объяснил Чернов «Право.Ru». Еще в размере 10% от этой суммы он попросил компенсировать вред, причиненный его деловой репутации, так как своим иском Белоусов опорочил всех сотрудников адвокатского бюро. В ЕГРЮЛ «Лигал Эксперт» во главе с директором Черновым по-прежнему значится, хотя он говорил «Право.Ru», что вышел из него.

Пропавшие документы

12 февраля представитель Чернова Николай Казаков ознакомился с материалами дела, и адвокат сделал для себя вывод о том, что «стороной истца в суд были представлены заведомо подложные документы, поименованные в решении суда как дополнительные соглашения» номер 1 и 2 (в них, как уже говорилось выше, фигурировало изъятие фамилий Белоусова и его жены из баз МВД и прекращение «эффективного» уголовного преследования, а также размер оплаты этих услуг и расписка в получении денег — 3,3 млн руб.). «Эти документы никогда не существовали в этой редакции», — сказал Чернов «Право.Ru». В ответ на прямой вопрос, были ли другие дополнительные соглашения и чем они отличаются о тех, которые называют подлинными его оппоненты, он повторил ту же самую фразу. Имеющиеся у него допсоглашения он, по его словам, показать не может, так как это нарушило бы адвокатскую тайну.

Спорные документы в деле находились на 15-м и 16-м листах. Остапенко говорит, что в суд через канцелярию были представлены оригиналы, так как без них в июне 2012 года судья Стольникова оставила исковое заявление без движения. Однако к моменту повторного, очного, рассмотрения дела их там не оказалось. Остапенко сказала «Право.Ru», что обнаружила это 2 апреля 2013 года, знакомясь с делом.

Она сразу же написала жалобу председателю суда Петру Мальцеву, в которой потребовала проведения служебного расследования, и дополнительно сообщила, что помощник судьи разрешает изучать дело в коридоре из-за видеокамер в специально отведенном для этого помещении. В результате был составлен акт о том, что никаких документов на этих двух листах нет, а Стольникова в сентябре ушла в отставку. Дело «Белоусов vs Чернов» досталось и.о. заместителя председателя Никулинского суда Екатерине Черняк.

17 сентября 2013 года стороны выясняли отношения по поводу пропажи в суде. По словам Чернова, тогда в служебном кабинете Черняк Остапенко сказала, что «представителем Чернова были похищены документы [ранее находившиеся в деле на листах 15 и 16], а теперь он пытается представить, что это сделала я». Остапенко это отрицает. [«В этот день я] в служебном кабинете Черняк не была, а была лишь в комнате секретаря. Никаких высказываний о похищении представителем Чернова документов ни Белоусов, ни тем более я не высказывали. Это домыслы Чернова. В действительности в марте 2012 года с документами знакомился какой-то представитель Чернова, который затем не был ни в одном заседании, о чем я Чернову и сообщила, — написала она в «Право.Ru».

А Казаков, этот самый «какой-то представитель», 24 сентября 2013 года подал в суд заявление, в котором написал, что знает со слов Чернова, будто Остапенко говорила неделей раньше в кабинете Черняк о похищении им документов. «Я прибыл в настоящее судебное заседание с тем, чтобы заявить, что я лично никаких документов не похищал, безответственные утверждения Остапенко являются ложью и, по поему мнению, попыткой сокрыть истинные обстоятельства произошедшего», — говорится в этом документе.

«Никто, кроме истца и сотрудников суда до ознакомления моего представителя [12 февраля] не знал и не мог знать, что в деле находятся так называемые подлинники, — вторил ему на заседании 23 октября Чернов. — Даже при большом желании спланировать такое похищение вслепую было бы невозможно». По его мнению, о том, что некие документы на 15-м и 16-м листах находились в деле вплоть до апреля, свидетельствует, во-первых, то, что суд, отменяя заочное решение 21 февраля 2013 года, уже после ознакомления Казакова, при исследовании письменных материалов дела не обнаружил пропажу документов. Во-вторых, что их утрата не выявилась и 28 марта, когда, по словам Чернова, материалы дела в присутствии его самого, а также Белоусова и Остапенко листала секретарь судебного заседания.

Чернов уверен, что «оригиналы» пропали после ознакомления с делом истца и его представителя. В суде он напомнил, что это произошло следом за тем, как он написал заявление в Следственный комитет о фальсификации документов (заявление о совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.303 УК РФ [фальсификация доказательств и результатов оперативно-разыскной деятельности]). Его копия, имеющаяся у «Право.Ru», не датирована, но в Никулинский суд, например, оно поступило 15 марта 2013 года. По мнению Чернова, экс-клиент мог предоставить суду поддельные бумаги, а потом их украсть из дела, чтобы его не привлекли к уголовной ответственности. Сам адвокат, по его словам, узнал о пропаже документов 18 апреля 2013 года, когда заявил ходатайство о проведении судебно-технической экспертизы документов на 15-м и 16-м листах. «В материалах дела подлинников нет», — прозвучало тогда от Остапенко в ответ на ходатайство, судя по протоколу судебного заседания.

«Вы сейчас выйдете в коридор!»

23 октября на заседании суда Чернов просил признать белоусовскую копию дополнительных соглашений недопустимым доказательством. После пропажи они были представлены в материалы дела вкупе с заключением почерковедческой экспертизы из Российского федерального центра судебной экспертизы при Минюсте. Специалисты сочли, что подпись на копиях принадлежит Чернову.

Адвокат говорил, что это ничего не значит. Появление изображения своих подписей на этих бумагах Чернов объяснил тем, что они были сосканированы с других документов. «У Белоусова был доступ к образцам моей подписи», — говорил позднее он. А на вопрос Остапенко, почему Чернов трижды отказался предоставить образцы своей подписи на экспертизу, Чернов ответил так:

— Зачем я должен содействовать вам в фальсификации доказательств?

В итоге судья ответила, что даст оценку допустимости доказательств в решении.

Чернов в суде настаивал на той версии своих отношений с Белоусовым, согласно которой они расстались после выполнения всех работ. «Белоусов подписал акт о выполнении работ, но потом об этом забыл, — говорил адвокат с иронией. — Сидел три года, всем удовлетворившись, и за пять дней до истечения срока давности обратился в суд с подложными документами».

— Почему вы подали иск только через три года? — поинтересовалась судья.

— До мая 2012 года я занимался уголовным делом, которое было возбуждено против меня. После того, как появилось решение суда (дело было переквалифицировано на ст.201 УК РФ (злоупотребление полномочиями) и прекращено в связи с истечением срока давности — «Право.Ru»), я подал претензию [и потребовал перечисления 2,64 млн руб. вместе с процентами за пользование чужими денежными средствами], — объяснил Белоусов.

Но Чернов уверен, что возврат этой суммы, если бы он даже и был предусмотрен, противоречил бы смыслу отношений клиента и адвоката. «Если следовать логике Белоусова, то получается, что адвокатское бюро не получило денег за работу и полгода работало себе в минус», — говорил он.

— Помимо суммы, которую я вам передал по дополнительному соглашению, я вам платил $500 долларов ежемесячно, — ответил Белоусов, а Чернов попросил его предоставить «квитанцию» на 3,3 млн руб.

— Если у вас есть такая квитанция, то я прямо сейчас вам деньги отдам, — пообещал адвокат. — Я вам в пять раз умножу.

— У меня не сохранилось квитанции, — ответил Белоусов.

— Получается я вас кредитовал, бесплатно работал? Работа 60 часов, 15 командировок — это оплачивать не надо? 18 000 руб. достаточно? — едва не кричал Чернов, а Белоусов заявил в ответ, что раньше у Чернова не было претензий к условиям их договоренностей и обратил внимание суда на документ под названием «Соглашение [о] расторжении соглашения об оказании юридической помощи», подписанный 20 мая 2009 года.

В нем также говорится о формуле «20% обращается в доход привлеченных специалистов (пункт 2), а 80% нет» (пункт 3). Белоусов подчеркнул, что Чернов лично составлял этот документ. Подлинность этого документа стороны не оспаривают, но трактуют его по-разному. Чернов считает, что 80% всего лишь не идет «привлеченным специалистам» и должна остаться у бюро. На вопрос, о какой именно сумме идет речь, он не ответил. У Остапенко другое объяснение: 2,64 млн руб. «Лигал Эксперт» должен был вернуть, так как «в пункте 3 дословно написано: стороны определили, что 80% от суммы, указанной в п.2 дополнительного соглашения № 1 к Соглашению от 23 января 2009 года об оказании юридической не подлежит обращению в доход привлеченных специалистов».

А у Чернова был еще один аргумент для подтверждения необоснованности претензий Белоусова. По его мнению, об этом говорят и сложившиеся у адвоката отношения с другими фигурантами уголовного дела «ФинСервисКонсалтинга». Он рассказал, что никто из них ему претензий не предъявлял, только Белоусов и, по версии Чернова, для того, чтобы присвоить деньги компании, заплаченные за защиту всех ее сотрудников, воспользовавшись тяжелым положением гендиректора Дмитрия Подбельцева, который находится в международном розыске. Всего «ФинСервисКонсалтинг» заплатил «Лигал Эксперту» более 4 млн руб.

— Мы с Белоусовым заключили соглашение, по нему было заплачено 18 000 руб. под роспись. При подаче иска истец это утаил. Также был составлен акт выполненных работ, которые оплатила компания «ФинСервисКонсалтинг», — говорил Чернов. — Вот только честно, вы считаете, что я вам никак не помог? Когда ваших коллег в тюрьму посадили, а вы спокойно ездили туда-сюда?

— Вы в своем репертуаре! Продолжаете свое шоу! — бросила Остапенко, и эта перепалка не на шутку разозлила Черняк.

— Вы сейчас выйдете в коридор! — пригрозила она, а потом еще несколько раз делала адвокатам замечания: — Я чувствую себя учительницей первоклассников!

Спор Белоусова и Чернова судья назвала «заколдованным». «Я ничего не могу понять в этом деле!» — пожаловалась она, а решением, которое приняла в итоге, все исковые требования — и Белоусова, и Чернова — были отклонены. Белоусов собирается его обжаловать.

Чернов аВ Адвокат биография

В Сыктывкарском городском суде 31 августа повторно начался судебный процесс над бывшим председателем избирательной комиссии Коми Еленой Шабаршиной (в марте 2017 года ее дело суд отправил на дорасследование в прокуратуру: в деле не было описания времени, места и обстоятельств преступления). Ее обвиняют по части 6 статьи 290 Уголовного кодекса («Получение взятки должностным лицом в особо крупном размере»). На заседании адвокат обвиняемой Инга Красикова заявила отвод судье Виктору Звереву, он был отклонен. Затем прокурор зачитал обвинительной заключение, а Елена Шабаршина заявила, что не согласна с ним. Ее речь была напечатана на нескольких десятках страниц, она зачитывала ее около 30 минут и не успела завершить. В 19:00 судья предложил ей прерваться, так как рабочий день подошел к концу. Корреспондент «7×7» выделил самое главное из прозвучавшего на первом заседании суда.

Отвод судье

Перед началом заседания по делу Шабаршиной журналисты нескольких СМИ договорились между собой дежурить на разных этажах здания суда, чтобы не пропустить сам процесс. Несколько предыдущих заседаний в январе этого года прошли при странных обстоятельствах: одно из них прошло в кабинете судьи, куда не пригласили репортеров, другое — в зале, ранее не указанном в расписании суда.

31 августа и прокурор, и адвокат, и сама Шабаршина пришли в указанный кабинет, после чего заседание началось.

Адвокат Елены Шабаршиной Инга Красикова заявила отвод судье:

— 21 августа 2017 года вынесено постановление по итогам предварительных слушаний. В этом постановлении, не приступая к рассмотрению дела по существу, суд сформулировал вывод о соответствии предъявленного обвинения Шабаршиной и составленного по уголовному делу обвинительного заключения. Суд не должен решать вопрос о виновности или невиновности. Сформулированный таким образом вывод суда о законности обвинения фактически лишает возможности защиту доказывать обратное. Суд в постановлении указал, что Шабаршина обвиняется в совершении умышленного особо тяжкого коррупционного преступления. Сторона защиты считает, что в этом решении выражена неприкрытая неприязнь к обвиняемой Шабаршиной. В уголовном и уголовно-процессуальном кодексе понятия «особо тяжкое коррупционное преступление» нет. Суд субъективно усугубил характеристику инкриминируемого преступления, чем высказал неприязненное отношение к рассматриваемому делу и обвиняемой Шабаршиной, — сказала Красикова.

Адвокат подчеркнула, что ни ей, ни Шабаршиной не дали заблаговременно ознакомиться с протоколом заседания предварительного слушания. Поэтому она сделала вывод, что судья Зверев прямо или косвенно заинтересован в исходе дела, и попросила его отвод.

Сама Шабаршина заявила, что у нее претензий к судье нет, но указала, что у защиты не было возможности ознакомиться со всеми документами. Обвиняемая поддержала отвод.

Судья не стал отводить самого себя, после чего прокурор зачитала обвинительное заключение.

Оборванное выступление Шабаршиной

Прокурор зачитывала обвинительное заключение не более 15 минут. В нем указаны основные этапы биографии Елены Шабаршиной и бывшего первого заместителя главы Коми Алексея Чернова, который, по мнению обвинения, на протяжении десяти лет давал экс-председателю Избиркома Коми взятки.

По данным обвинителя, с 1 ноября 2006 года по 31 декабря 2014 года Шабаршина ежемесячно получала от Чернова не менее 60 тыс. руб., а с 1 января по 31 августа 2015 — не менее 100 тыс. руб. Общая сумма составляет 6 680 тыс. руб.

— Чернов занимался вопросами внутренней политики и курировал проведение выборов на территории Коми. Он был заинтересован в получении оперативной информации о течении выборов, — сказала обвинитель.

По словам прокурора, Шабаршина передавала Чернову сведения о выдвижении кандидатов, передавала ему протоколы участковых комиссий до внесения их результатов в государственную автоматическую систему «Выборы».

После этого бывший председатель Избиркома Коми заявила, что не согласна с обвинительным заключением. «7×7» представляет основные пункты документа, которые Шабаршина подвергла сомнению. По ее мнению, формулировки в обвинительном заключении размыты, в нем вновь нет четкого описания совершенных преступлений.

  • Не понятно, в чем именно была заинтересованность Чернова в получении сведений
  • Не понятно, что такое «оперативная информация», которую, по мнению следствия, Шабаршина передавала Чернову: цвет глаз, погода, количество жалоб или их содержание
  • Не понятна фраза из обвинительного заключения «Чернов занимался вопросами внутренней политики, курировал выборы»: как именно, когда, при каких обстоятельствах?
  • Не установлена связь его полномочий с работой Избиркома Коми
  • Мотивы Чернова не понятны
  • Не понятно, передавалась одинаковая информация при проведении выборов разных уровней или она была разной
  • Не понятно, как именно, когда и где Шабаршина передавала сведения: « средь бела дня, скрываясь в ночи, посредством телепатии, шепотом»

Несколько раз Елена Шабаршина подчеркнула, что в обвинительном заключении неправильно написана фраза «избирательная кампания». По ее данным, везде фигурирует слово «компания», что фактически лишает сам документ и предъявленные обвинения смысла.

В 19:00 судья прервал выступление бывшего председателя Избиркома Коми, так как его рабочий день завершился. Елена Шабаршина продолжит выступать на следующем заседании, которое состоится 26 сентября.

В начале 2017 года дело Шабаршиной уже рассматривалось в Сыктывкарском городском суде. Тогда защита сумела доказать, что в деле нет точного описания совершенного ею преступления: времени, места и способа совершения. Дело вернули в прокуратуру, в августе суд возобновился. Более детального описания передачи взяток в обвинительном заключении так и не появилось.

Елена Шабаршина занимала пост председателя Избиркома Коми с 1 ноября 2006 года по 3 ноября 2015 года. За это время в регионе состоялось 15 выборов разного уровня. После этого она стала руководителем администрации главы Коми. В июне 2016 года против нее возбудили уголовное дело. На первое заседание по избрании меры пресечения она не пришла, позже стало известно, что Шабаршина совершила попытку суицида.

Алексей Чернов в 2003 году стал советником главы Коми, а затем заместителем и первым заместителем губернатора региона. 19 сентября 2015 года он был задержан, а потом арестован по «делу Гайзера» о создании организованного преступного сообщества. Сейчас находится в одном из московских СИЗО. Адвокат Чернова Карен Гиголян заявил, что дело против высокопоставленных чиновников из Коми сфабриковано ФСБ.

Харьковский
областной совет

2-я среда месяца
с 10.00 до 12.00

Закрепление за районами

Биография

ЧЕРНОВ СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ, родился 22 августа 1961 года в г. Краснограде Красноградского района Харьковской области. Гражданин Украины.

Образование высшее. Харьковский институт механизации и электрификации сельского хозяйства (инженер-механик). Харьковский филиал Украинской Академии государственного управления при Президенте Украины (магистр государственного управления). Национальный юридический университет имени Ярослава Мудрого (юрист). Доктор наук по государственному управлению. Действительный член Инженерной академии Украины.

с 1983 года по 1986 год инженер, старший инженер на производственном объединении «Сортсеменапром».

С 1986 года по 1990 год ведущий специалист Агропромышленного комитета области; с 1990 года по 1992 год ведущий, главный специалист объединения «Агропромсовет».

С 1992 года по 1994 год главный специалист Харьковского областного управления сельского хозяйства.

С 1994 года по 1997 год начальник отдела по организации фермерских хозяйств облсельхозуправления.

С 1997 года по 2001 год заместитель начальника Главного управления сельского хозяйства, начальник управления технической политики.

С 2001 года по 2005 год экономический советник председателя областной государственной администрации;

С 2005 года по 2006 год помощник-консультант Народного депутата Украины.

С 2006 по 2008 год — заместитель председателя Харьковского областного совета V созыва.

7 октября 2008 года избран председателем Харьковского областного совета V созыва.

25 ноября 2010 г. избран председателем Харьковского областного совета VI созыва.

С 2008 г. — Президент Ассоциации органов местного самоуправления Харьковской области.

Депутат Харьковского областного совета V созыва.

31 октября 2010 г. избран депутатом Харьковского областного совета VI созыва по одномандатному мажоритарному округу №47 (Красноградский р-н).

В июле 2010 г. избран президентом Всеукраинской ассоциации органов местного самоуправления «Украинская ассоциация районных и областных советов ».

В декабре 2010 г. избран заместителем председателя Консультативного совета по вопросам местного самоуправления при председателе Верховной Рады Украины.

2011 — 2016 гг. в составе делегации Украины в Конгрессе местных и региональных властей Совета Европы, член Палаты регионов.

25 октября 2015 г. избран депутатом Харьковского областного совета VII созыва.

С марта по октябрь 2016 года — Вице — Президент Палаты регионов Конгресса Совета Европы.

Представитель Украины в Бюро CORLEAP (Конференции местных и региональных властей стран Восточного партнерства).

Заслуженный работник сельского хозяйства Украины. Награжден орденом «За заслуги» ІІІ степени. Почетный гражданин города Харькова. Почетный гражданин Красноградщины.

Как российский адвокат просил убежище в США и по наводке Кремля был арестован в Майами

Евгений Рыжов работал адвокатом и взялся защищать клиента в резонансом разбирательстве вокруг помещения в центре Москвы, за что попал в немилость к властям. По его словам, в июне 2015 сотрудники полиции выкрали его из дома, затем удерживали в гостинице «Аквамарин» в Москве, и он оттуда попал сначала в Сербию, а потом в Америку. Против Рыжова в России выдвинуты обвинения в мошенничестве.

В США адвокат пытался добиться справедливости по своим судебным делам, встал на консульский учет, но р оссийские власти объявили его в международный розыск. На этом злоключения Рыжова не кончились: в Майами его посадили в иммиграционную тюрьму.

Дело этого адвоката похоже на дела двух других российских адвокатов, которые бежали в США. В 2017 убежище получил правозащитник Андрей Столбунов (его историю от первого лица читайте здесь ), а в 2008 году — Борис Кузнецо в , который представлял семьи погибших моряков с атомной лодки Курск.

Далее читайте рассказ Евгения Рыжова от первого лица — о похищении и побеге из России; попытках найти людей, которые бы следовали закону; американской иммиграционной тюрьме и попытке кандидата в президенты России способствовать его возвращению.

Мой хороший приятель, бизнесмен Михаил Чернов в декабре 2007 продал помещение в центре Москвы людям, близким к генеральному прокурору Российской Федерации Юрию Чайке. Это офисное помещение напротив храма Христа Спасителя (Гоголевский бульвар, 3), общей площадью около 1000 м кв., с рыночной стоимостью в 7-10 миллионов долларов. Однако с Черновым не рассчитались, и ему пришлось обращаться в суд. Суд вернул помещение бизнесмену, так как покупатели не оплатили его.

После этого Михаил оказался в тюрьме, его обвинили в грабеже, но следствие ошиблось с датами, как оказалось, что в день «преступления» его не было в России. Следствию пришлось срочно исправлять этот промах — так обвинение Михаила изменилось на мошенничество. По этим нелепым обвинениям он был лишен свободы в мае 2012 года.

Я включился в его защиту. Мы начали выигрывать процессы, суды становились на нашу сторону. Естественно, это не нравилось высокопоставленным покупателям, и они стали угрожать мне, требовать, чтобы я перестал защищать бизнесмена, иначе для меня это тоже плохо кончится.

Похищение и арест

Рыжов в женой, детьми и мамой. Фото из личного архива.

3 июня 2015 полицейские ворвались в мою квартиру в Нижнем Новгороде и стали проводить обыск — вещи из шкафов летели на пол, всё перевернуто, это было больше похоже на налет с погромом, чем на обыск. Часть моих рабочих документов изъяли, часть разбросали, та же участь постигла и детские игрушки. Стоит отметить, что по законам РФ обыск у адвокатов возможен только в крайних, исключительных случаях, к которым мой точно не относился. В ходе обыска полицейские не уставали повторять: «Посмотрите, сколько полковников полиции пришло на обыск к адвокату, видите, какое внимание власти оказывают ему!».

После обыска под угрозой применения силы на глазах семьи меня заставили сесть в наглухо тонированный «ленд-крузер 200» и повезли в Москву, якобы на допрос о моих клиентах. При этом полицейские понимали, что это незаконно. Я, конечно, не собирался нарушать присягу адвоката и рассказывать о своих клиентах. «Мы найдем, как решить этот вопрос, все начинают говорить, и ты заговоришь!», — заверили меня полицейские.

В итоге, в полночь меня привезли не на допрос, а в гостиницу «Аквамарин», что на Озерковской набережной, 26 в Москве.

Но фактически меня просто украли и лишили свободы.

Полицейские закрыли меня в номере и ждали какого-то важного человека, офицеры вытягивались в струнку, разговаривая с ним по телефону.

Я понимал, что меня лишили свободы с целью заставить подписать документы на передачу дорогостоящего актива моего клиента на кого-то из доверенных лиц из власти, так как у меня была доверенность, и формально это была бы законная сделка. Вполне вероятно, что, подпиши я документы, меня отпустили бы на все четыре стороны.

Но я не мог так поступить, это было бы равносильно предательству моего друга, бизнесмена Михаила Чернова, которого посадили в тюрьму за его же имущество и, подвергая пыткам, сделали его инвалидом.

Полицейские организовали охрану у моего номера и сменяли друг друга. В глазок я увидел, что примерно в час ночи они решили, что я уснул, и зашли в свой номер выпить. Мысль о «побеге» родилась у меня молниеносно, хотя почему побег? Я свободный человек, не задержан, не арестован, не под следствием.

Выглянул в окно: 7 этаж, пожарных лестниц нет, балконов нет. Спускаться — не вариант, остается коридор, но велика вероятность столкнуться там с полицейскими.

Аккуратно приоткрыл дверь – никого, спускаться на лифте тоже опасно, внизу могут быть другие сыщики.

В другом конце коридора изумрудным светом горела табличка запасного выхода, в три прыжка я оказался возле неё и, перескакивая через ступеньки, понесся вниз.

Как мне тогда казалось, этажи просто летели — пятый, третий, первый, и вот дверь на улицу. Толкаю ручку, а дверь не открывается. Эвакуационный выход заканчивается тупиком! Ну, Россия, любимая наша страна!

Разворачиваюсь обратно. Видимо, Бог в тот день не забыл меня! Неожиданно эвакуационную дверь открыли с обратной стороны, сердце замерло, думал, увижу довольное лицо кого-нибудь из полицейских и услышу: «Куда бежим?».

Но дверь открыл охранник гостиницы, который дежурил во внутреннем дворике, он услышал мой стук в дверь и открыл, с интересом осмотрел меня. Я спросил: «Могу я здесь выйти на улицу?», и, не дожидаясь его ответа, шагнул в распахнутую дверь мимо охранника, а дальше на набережную, в сторону пешеходного моста. Решил ехать в аэропорт, но как это сделать?

В Москве два ночи, я без телефона, прохожих никого, да и глупо будет выглядеть – “здоровый лось” просит ночью телефон, чтобы позвонить. Подумают, что украду.

Увидел въехавшего во двор велосипедиста, решил попытать счастья. Мужичок испуганно сказал, что у него нет с собой телефона, и показал на близлежащую мини-гостиницу, Дверь мне никто не открыл.

К счастью, неподалеку остановилось такси, высаживало пассажиров, добежал, попросил отвезти в аэропорт.

Когда меня увозили из дома, я умудрился по-тихому взять с собой заграничный паспорт, кроме того, мне разрешили взять вещи первой необходимости. Полковник Мерзляков, который меня задерживал, еще шутил: «Бери, бери, может тебе повезёт, и ты проведешь в тюрьме лет десять».

На такси добрался до аэропорта — тут встал вопрос, куда лететь? Вспомнил, что мой друг детства давно приглашает меня погостить у него в Черногории, ну вот и выдался повод.

Выбор пал на Сербские авиалинии, так как авиакомпания иностранная, информацию на пассажира у нее не так-то просто получить.

Итак, рейс Москва-Белград, вылет в 4:20 по Москве, я в аэропорту, время 2:00. У продавца зависает компьютер и не печатает принтер, и он 25 минут оформляет билет! Учитывая моё положение, во всем видится засада.

В тот момент время словно остановилось — бесконечно долгая таможня, регистрация и даже посадка на рейс. Наконец я в самолете, он взлетает, последний ряд кресел это моя кровать на ближайшие два часа, свободен, но сон не крепкий, не отпускает чувство напряжения, и периодически я проваливаюсь в сон.

Михаил Чернов, клиент Рыжова, который сидит в тюрьме из-за помещения в центре Москвы. Фото из личного архива.

Столица Сербии Белград, встретила меня солнцем и теплой погодой. Решил ехать на ж/д вокзал, который находится в центре.

Денег с собой немного, не шикую, еду в центр Белграда на автобусе. Пейзажи похожи на российские, язык, обустройство дорог, газонов — почти как дома, все непричесанное, скомканное, народ одет победнее, машины подешевле. Ночь провёл в привокзальной гостинице, а утром на поезд и в Черногорию.

Сообщить родным, где я, нет никакой возможности: сотовые телефоны жены и мамы, которые я помнил наизусть, не отвечали, все другие номера остались в телефоне, который у меня забрали при обыске.

Вокзал Белграда, в окошке взрослая симпатичная югославка (или теперь сербка?) долго извинялась, что в поезде вагоны только 2-го класса. Билеты продают без предъявления паспорта. Стоит 20 евро.

Пошарпанный поезд с расписанными молодёжью вагонами, но внутри вагон оказался не таким убогим, как снаружи. Зашел во второе от входа купе, где сидел седовласый, мужчина, который оказался ученым, мы поговорили о жизни и смерти. По пути к нам в купе подсели две женщины лет 50-ти, я им помог забросить чемоданы на верхние полки.

В 20:40 поезд прибыл на ж/д вокзал в Баре. Мой школьный друг Константин был в шумной массе встречающих и таксистов.

Вечер с Константином провели за воспоминаниями школьных лет и в дружеской попойке, утром проснулись рано, нужно восстанавливать связь, очень переживаю за своих.

С тех пор как меня забрали из дома, жена не могла со мной связаться, все эти две ночи не спала, плакала, и даже не заметила, как разрядился телефон, находясь в шоковом состоянии, — поэтому я и не смог до неё дозвониться.

К ней заезжал полковник Мерзляков, угрожал ей, предлагал мне сдаться и прийти с повинной. Жена испугалась, спрашивает меня: «Может, сдашься?». Я ответил, что это пусть полковник Мерзляков сдается, придет его время, милиционеров обычно даже «колоть» не нужно, сотрудничают со следствием и поют как соловьи, их пересажают очень скоро.

Жена успокоилась немного и начала успокаивать меня. Поручил ей связаться с моими коллегами, адвокатами, чтобы начали принимать активные действия по моей защите.

На тот момент я не понимал еще всей глубины проблем, которые создаст мне власть.

Чернов передал через моих коллег-адвокатов просьбу слетать в США и провести несколько встреч, касающихся его дел. Я думал, что поездка займет от силы пару недель, но жизнь распорядилась иначе.

Меня разыскивает Интерпол — а я на консульский учет даже встал

Евгений Рыжов просил убежища в США . Фото из личного архива Рыжова

В Майами, по просьбе Чернова, я встретился с российским чиновником, который долгое время проработал в органах власти на высокой должности, а сейчас живет здесь. Назвать его имени я не могу, в силу адвокатской тайны, пусть будет человек по имени N. Этому человеку, я рассказал и о событиях, произошедших со мной летом 2015-го, ответ был лаконичен: «Для тебя обратно дороги нет! Это конец!».

Тем временем в России нужно было продолжать адвокатскую работу. Но органы уголовной юстиции стали запугивать всех адвокатов, кто брался за защиту Чернова и меня.

Такое ощущение, что вновь вернулся 37-й год, людей тащили на допросы, офисы обыскивали.

Судам запрещали рассматривать мои жалобы. Например, я пытался обжаловать обыск — ведь по закону адвокатов обыскивать нельзя, и получаю отказы судов — у них нет уверенности, что жалоба подписана моей подписью. Адвокат, участвующий в деле, работает с моего согласия — и ему тоже отказывают.

Такой ответ от властей звучит глупо.

Я иду к нотариусу, еду в Консульство РФ, где удостоверяют мою личность, подписываю доверенности, встаю на учёт и беру справки о месте жительстве, всё это отправляю в РФ, оттуда ответ – «Не верим. ».

При этом меня объявляют в международный розыск, заявляют в Интерпол (читайте здесь объяснение «Рубика» о том, как Кремль использует лазейки в процедурах Интерпола для преследований неугодных). И всё это происходит на фоне моего постоянного общения с сотрудниками МВД, прокуратуры, СК, судов всех уровней, они в ответ мне шлют письма в Майами, звонят, но розыск не прекращают. Наступает какой-то сюр: «Как можно вести с человеком переписку и одновременно его искать?».

За мной пришла иммиграционная полиция

После приезда жены Рыжова арестовали. Фото из личного архива

В декабре 2015 я подал пакет документов на убежище в США . Мне кажется, любой стране должно быть стыдно, когда ее адвокаты ищут убежище в другой стране, но что такое стыд, видимо, в РФ все давно забыли.

У меня в России осталась жена и дети, которые меня навещают в США и не скрывают, что ездят ко мне, и что я здесь нахожусь в ожидании интервью. 30 мая 2017 года я их встретил в аэропорту Майами.

На следующий день я поехал на переговоры, и по дороге меня остановили два чёрных форда с иллюминацией, я подумал, наверно, превысил скорость. Из машин вышли офицеры, они проверили документы, удостоверились, что никого в машине больше нет, попросили повернуться лицом к машине, обыскали, надели наручники, никакого киношного зачитывания прав не было, звонка адвокату тоже.

Так я узнал, что такое ICE (офицеры иммиграционной полиции).

Меня привезли в иммиграционную тюрьму Miami Krome. В распределителе (что-то вроде комнаты ожидания) я пробыл 3 часа. Пришёл офицер и объяснил: причина моего задержания — просроченная виза. В ответ на это я сказал, что подал кейс на политическое убежище, и у меня есть не только подтверждение от властей США, что я могу оставаться здесь до рассмотрения кейса, но и Advance Parole, который дает право выехать за пределы США и вернуться, пока мой кейс не разрешен. Я попросил связаться с моим адвокатом, надеясь, что он сможет объяснить всю ситуацию.

На руки мне дали бумаги, в которых указывалось, что я могу выйти под залог. Я предложил внести залог, мотивируя свое предложение тем, что не нарушал законы США, и тем более не представляю социальной опасности. Меня не стали слушать. В ответ только спросили, согласен ли я с предъявленным административным обвинением. Я сказал, что «нет, не согласен». Мне ответили «хорошо», надели наручники и перевели в другой блок.

В бесконечных просьбах на звонок адвокату, ответ был один: «потом».

В соседнем блоке оказались камеры примерно на 25-30 человек, без окон и с каменными скамьями, в них очень холодно. Мне выдали оранжевую форму и поместили в одиночный изолятор, мотивируя это тем, что я отказался пройти медицинское освидетельствование и опасен для окружающих. Находясь в камере, в отсутствие дневного света, ты не понимаешь, что сейчас на улице — день или ночь. Кутаясь в тонкое одеяло, я пытался согреться и заснуть, всё это видел офицер через видеокамеру, которые установлены везде, он приходил ко мне несколько раз и требовал подписать документы. В отсутствие адвоката я не хотел ничего подписывать, так как мой российский опыт упрямо твердил мне, что проявить сейчас минутную слабость и подписать непонятные документы – может обернуться потом чем угодно. Я просил дать мне возможность связаться с адвокатом и обсудить последующие действия, но мне отказывали. Своими отказами подписывать документы я, видимо, вызывал у них злобу.

Сначала один из офицеров отобрал у меня одеяло и оставил мерзнуть со словами «вы, русские, любите холод», потом у меня забрали белье и оставили в тонких штанах и футболке.

Всё это время я ждал, что вот-вот выйдет ведущий и скажет: «Улыбнитесь, вас снимала скрытая камера!»

Тюрьма на острове, футбол и сокамерник Мухаммед

А тюрьме Рыжова «заморозили». Фото из личного архива

Утром на меня надели наручники и повели к выходу, посадили в зарешеченный автобус и куда-то долго везли — судя по направлению, это был аэропорт Майами. По дороге мне подумалось «вот какого уровня достигли спецслужбы России – они не только могут влиять на выборы Президента США, но уже с легкостью управляют местными силами правопорядка!». Далее мои мысли развивались в направлении — вот сейчас меня отвезут в аэропорт, закинут в самолёт Аэрофлота, и здравствуй, Россия!

Но меня привезли в госпиталь, где измерили давление, сделали рентген, взяли кровь, меня осмотрел доктор, после чего выдал вердикт: «здоров – может сидеть». Офицеры вернули меня в тюрьму Miami Krome и определили в барак на 200 человек, там я познакомился с парнем из Казахстана, который попал в тюрьму за уличную драку. На момент его задержания у него была просрочена туристическая виза. В тюрьме он находился уже 6 месяцев. Его удивила моя оранжевая форма — у большинства была синяя, а в оранжевую одевают за серьезные нарушения (подробнее о «кодировании цветами» заключенных читайте в этой статье ).

В бараке душевые, телефоны, телевизоры, настольные игры и двухуровневые кровати, напоминают они российские солдатские бараки, из которых в столовую, на игровые площадки ходят строем. Мне удалось дозвониться своему адвокату, он попросил дать ему время разобраться в ситуации.

Вечером того же дня меня забрали из общей камеры и выдали личные вещи. Я обрадовался, решил, что всё – разобрались, можно идти домой, но не тут-то было. Меня вновь погрузили в микроавтобус в компании с крепкими ребятами латиноамериканской внешности, все как один смуглые и бритоголовые, спортивного телосложения, на теле наколки, одеты в красные робы, на их фоне я выглядел ботаником.

Когда узнали, что я адвокат, они долго смеялись. Так я попал на остров Ки-Уэст — да, там тоже есть филиал миграционной тюрьмы.

Распределили меня в камеру на двоих. Сосед оказался пожилым ливанцем, профессором, архитектором, по имени Мухаммед. По его словам, более 30 лет назад, будучи студентом, он накричал на свою соседку за то, что та съела его пиццу. Это вменили ему в провинность, посадили на 30 дней в тюрьму, выгнали из университета и из страны. Позже он смог вернуться, всю жизнь прожил в США, но при получении гражданства на вопрос о наличии правонарушений он ответил отрицательно, полагая, что дело с пиццей закрыто. Утром в пижаме он вышел из дома выбросить мусор и был арестован. Арестовывать 60-летнего Мухаммеда приехали на 5 машинах.

Мы с ним нашли общий язык. Интересный собеседник. Нам с Мухаммедом по душе пришелся настольный теннис.

В тюрьме есть телевизоры, компьютеры, библиотека, интернет, ты имеешь доступ ко всем законам США и можешь готовиться к своей защите. Ты не изолирован информационно.

А как латиноамериканские заключенные играют в футбол! Российская сборная по футболу отдыхает.

Это невероятное зрелище! На некоторое время внутренний тюремный дворик превращается в лучший стадион Барселоны «Корнелья-Эль Прат»! Я спросил их, чем они занимаются в обычной жизни? Ответ удивил меня не меньше, чем их игра в футбол – меняем кровлю на домах, просто ответили футболисты.

Суд в Майами и как мое дело об убежище зависло в преисподней

Кандидат в президенты Борис Титов хлопотал о возвращении Рыжова на родину. Фото TASS

На 14й день после моего ареста меня ночью отвезли в суд в Майами на микроавтобусе, дорога заняла примерно 4,5 часа. Суд должен был рассмотреть возможность отпустить меня под залог. На слушаниях прокурор заявил, что из России прислали материалы и ему нужно дополнительное время на перевод. Моего адвоката суд не стал слушать и согласился с прокурором, меня снова вернули на Ки-Уэст, где я провел 9 дней до следующего слушания.

И снова бессонная ночь в тряском автобусе с работающим на полную мощь кондиционером. Зато в этот день слушания проходили по-другому. Судья прочитала российские документы, подняла глаза на прокурора и спросила: «Вы понимаете, что тут вообще написано? Зачем вы его арестовали?». Дело в том, что в документах из России невозможно было найти смысла не только на английском, но и на русском. Они представляли из себя некую летопись, перемежающуюся названием преступления, типа «был адвокатом, представлял клиентов, ходил в суды, заключал договоры, поэтому мошенничество».

Прокурор честно ответил судье: «Я тоже не понимаю. Что-то про мошенничество».

Судья и прокурор согласились, что меня надо отпускать. Весь процесс занял порядка 15 минут, решение – отпустить под залог $ 5 000, которые были внесены в этот же день.

Но сразу меня не отпустили, а опять повезли на Ки-Уэст, чтобы я сдал тюремную одежду и забрал свои вещи, я пытался отказаться, но не вышло. И снова 4,5 часа в одну сторону и 4,5 в другую. Но, даже вернув меня ночью в суд, меня не хотели отпускать без уведомления адвоката. Пришлось ждать утра 22 июня и добираться до дома на Uber.

Я до сих пор не понимаю причин моего ареста, но, скорее, они связаны либо с Интерполом, либо с манипуляциями российских спецслужб. Иммиграционная полиция, особо не разбираясь, приняла за «чистую монету» российские документы и ошибочно, в спешке арестовала меня, опираясь лишь на то, что у меня истек срок визы.

В июле 2017 мне пришло письмо о том, что мой кейс на убежище административно закрыт.

Я думал, мой кейс автоматически попадет в суд — но нет.

Мне не пришло разрешение на работу (это было продление), которое я подал как раз перед арестом. Я сделал запрос в иммиграционную службу, мне в октябре 2017 ответили: не могут выдать, так как мой кейс административно закрыт.

Я допускаю, что произошла некая досадная процедурная ошибка ( читайте похожую историю беженца, которого арестовали во время интервью на убежище за истекшую визу ), с которой я сейчас пытаюсь разобраться.

6 февраля 2018 омбудсмен Борис Титов и кандидат в президенты включил меня в список лиц, подвергающихся незаконному уголовному преследованию и как защитника предпринимателей. Этот список передали президенту Путину. А уже на следующий день меня экстренно заочно арестовали. В этом действии не было никакого практического смысла, кроме создания негативного информационного повода.

Получается так, что одна ветвь власти меня сажает, а другая пытается спасать. В итоге все заняты, и выглядит это, как театр абсурда.

Текст подготовлен при участии Катерины Пановой и Марии Белай.

Евгений Рыжов работал адвокатом и взялся защищать клиента в резонансом разбирательстве вокруг помещения в центре Москвы, за что попал в немилость к властям. По его словам, в июне 2015 сотрудники полиции выкрали его из дома, затем удерживали в гостинице «Аквамарин» в Москве, и он оттуда попал сначала в Сербию, а потом в Америку. Против Рыжова […]

Еще на эту тему

Интервью на убежище: что спрашивают, как готовиться, истории соотечественников

Как правозащитник из России получил убежище в США — и теперь помогает другим

Рекордное число россиян попросили убежище в США. Кто они?

Экспертное заключение в поддержку кейсов на политическое убежище граждан Украины

И снова об убежище

Что нужно знать об экспертном заключении для просителей политического убежища

Мы рекомендуем

Татьяна А. Эдвардс-Бехар — высокопрофессиональный адвокат и дипломированный специалист по вопросам иммиграции и гражданства с более чем 17-летней частной практикой в ​​Сан-Диего, Калифорния. Татьяна сотрудничает с Джакомо Жаком Бекаром, эсквайром, основателем международного адвокатского бюро Behar, PLC. Родилась в Москве, Россия. Татьяна А. Эдвардс-Бехар, эсквайр, сама приехала в США вместе с семьей более 30 лет назад. Закончила учебу в Московском университете и У.С. Сан Диего. Имеет степень B.A. в области экономики и MBA в области финансов государственного университета Сан-Диего. Татьяна также получила степень доктора юриспруденции в Университете штата Юта. Она допускается к практике в Верховном суде Калифорнии, федеральных судах Центрального и Южного округов Калифорнии, а также в Апелляционном суде США по девятому кругу, где Татьяна поддерживает очень обширную апелляционную практику. Некоторые из ее апелляционных дел установили новые прецеденты в Законе об иммиграции и федеральном иммиграционном разбирательстве. В настоящее время она является председателем Комитета связи AILA ICE / ERO и находится в Совете Комитета AILA Asylum главы AILA в Сан-Диего. Она также работает в Комитете по управлению практикой главы AILA Rome District. Bear International Counsel, PLC — юридическая фирма с полным спектром юридических услуг и штаб-квартирой в Сан-Диего, штат Калифорния. Дополнительный офис расположен в Лос-Анджелесе. Мы специализируемся исключительно на законодательстве США об иммиграции и натурализации. Наша практика иммиграционного права состоит из адвокатов, которые сконцентрированы на делах, вплотную связанных с иммиграционным законодательством США. Наша специализация это — инвестиции, основанные на трудоустройстве; предоставление политического убежища, защита от депортации. Мы поможем вам: • получить иммиграционную визу l1 в США, • получить иммиграционную визу EB-1 в США, • грин-карту для жертв насилия в семье, • визу E-2 в США. С помощью наших успешных кейсов и многолетнего опыта в области американского иммиграционного права мы заработали прочную репутацию надежных партнеров, помощников и защитников интересов наших клиентов. Мы гордимся тем, что детально изучаем уникальную ситуацию каждого клиента. Все вопросы будут обрабатываться нашими адвокатами, говорящими на вашем родном языке, а не секретарем, как это часто бывает в других иммиграционных фирмах. Независимо от того, является ли ваш кейс семейным заявлением о Green Card, сложной визой для бизнеса, заявлением о политическом убежище или делом по защите от депортации, мы считаем, что каждый клиент заслуживает лучших юридических и творческих усилий. Индивидуальный подход и внимание, которое мы предоставляем каждому из наших клиентов, — это то, что отличает нас от других иммиграционных адвокатов. Мы полностью понимаем, что правовой процесс часто может быть неприятным и запутанным, и мы знаем, как важно, чтобы доверенный адвокат представлял ваши интересы. Наши адвокаты свободно владеют: английским, испанским, русским, французским, итальянским, турецким, ивритом и немецким языками, что, безусловно, является огромным преимуществом для достижения доверия и взаимопонимание между адвокатом и его клиентом. Законодательство США об иммиграции является федеральным законом, легитимным для всех 50 штатов США. Это означает, что мы имеем лицензию на оказание помощи клиентам по всей стране и даже во всем мире в консульствах США. Большинство иммиграционных документов запрашивается по почте. Это позволяет нам эффективно представлять клиентов, где бы они ни жили. Законы США об иммиграции очень сложны и постоянно подвергаются изменениям. Иногда люди думают, что сами справятся со своим иммиграционным случаем. Очень часто такие случаи заканчиваются депортацией из США. Behar International Counsel, PLC — Иммиграционный адвокат США Просим связаться с нами, чтобы запланировать индивидуальную консультацию с Международным адвокатом Behar, PLC, уникальной командой юристов, предлагающих эффективные юридические решения по доступным ценам. Хотя штаб-квартира нашей юридической фирмы находится в самом центре Сан-Диего, с 2003 года мы открыли дополнительный офис в Западном Лос-Анджелесе и обслуживаем клиентов из всех уголков США и всего мира. Наши юристы рады помочь и проконсультировать каждого клиента на вашем родном языке. Мы отвечаем на звонки 24 часа в сутки, 7 дней в неделю. Сессию «вопросов-ответов» с Татьяной Эдвардс читайте здесь.

К Александру Сирицыну могут обращаться иммигранты из любого штата — он предоставляет адвокатские услуги клиентам по всем США. Его фирма MIAMI LAW GROUP, P.A. помогла сотням клиентов. Александр — ведущий специалист во всех аспектах иммиграционного права: будь то политическое убежище в США, грин-карта через брак, бизнес-виза в США L-1 или виза EB-1 для людей с экстраординарными способностями. Он также является специалистом по ведению переговоров и заключению контрактов. Юридическое образование он получил в Гродненском Государственном Университете имени Янки Купалы в Беларуси, а по приезде в США окончил Флоридский Международный Университет и Университет Святого Томаса в Майами. Александр стал американским гражданином и не понаслышке знает, какие препятствия приходится преодолевать иммигрантам, с которыми он работает. У него есть опыт работы не только в собственной фирме: ранее он был успешным юристом в одной из крупных компаний, занимающихся бизнес-консалтингом, а во время стажировки работал с уголовными делами. Сейчас в MIAMI LAW GROUP, P.A. можно обращаться не только по иммиграционным вопросам. Здесь также помогут составить текст контракта, чтобы вы не упустили детали сделки, или добиться возмещения физического, материального и морального ущерба из-за несчастного случая. Александр не боится браться за нестандартные иммиграционные дела, но его основной профиль — это: — профессиональная или бизнес-иммиграция в США; — политическое убежище в США; — грин-карта через брак. Александр с удовольствием занимается иммиграцией через экстраординарные способности. По его словам, люди могут переехать в США, будучи профессионалами в любой сфере: от спорта до коллекционирования. Чтобы уменьшить нагрузку на кошелек клиента, фирма предлагает возможность рассрочки платежей, а первая консультация стоит всего $150 — так клиент сможет лучше оценить работу адвоката, не отдав при этом космическую сумму. Все юристы доступны в удобное время по телефону или электронной почте. В MIAMI LAW GROUP, P.A. с большим вниманием относятся к клиентам. Александр рассматривает каждое дело индивидуально и помогает иммигрантам дойти до положительного финала. Здесь следят за обновлениями в американском законодательстве, которые вносятся почти ежедневно. Поэтому Александр и его юристы смогут предоставить вам самую актуальную помощь строго в рамках закона. В удобно расположенном офисе MIAMI LAW GROUP, P.A. посетителей смогут обслужить на нескольких языках: русском, английском или испанском. Читайте здесь сессию «вопросов-ответов» с Александром, которая проходила в группе «Рубика» по иммиграции.

Давид родом из Украины, но еще в детстве вместе с семьей переехал в США. Он 10 лет проработал на известную фирму Paul Weiss, потом открыл частную практику и сейчас занимается вопросами иммиграции, судебными делами, контрактами, разводами и недвижимостью. Также у него можно и нужно спрашивать про завещания.