Бояршинов адвокат

Оглавление:

Бояршинов адвокат

Обвиняемых по «пензенскому делу» Виктора Филинкова и Юлия Бояршинова, которых в конце июля этапировали из СИЗО в Ленинградской области в Пензу на следственные действия, доставили в пензенский изолятор, сообщил «ОВД-Инфо» сообщил отец арестованного Николай Бояршинов.

«Информация из Пензы, от «Родительской сети», что их привезли туда. Хотели еще передать лекарства, это, видимо, не получится. Пока только доехали. Шишкин, видимо, еще в Ярославле», — сказал Бояршинов.

Адвокат Виталий Черкасов рассказывал, что после конвоирования в Ярославль Филинкова первый день держали в транзитном отделе, где, по словам арестованного, «стоял невыносимый смрад» — сотрудники СИЗО там обустроили отсек для содержания свиней. За просьбу о двухчасовой прогулке Филинкову пообещали разбить очки. Член Общественной наблюдательной комиссии Петербурга Яна Теплицкая рассказывала, что в СИЗО Ярославля Виктору отказываются передавать лекарства.

14 августа стало известно, что Филинков находится в СИЗО-1 Нижнего Новгорода. 16 августа там же нашли Бояршинова.

Что такое «пензенское дело»

Уголовное дело о «террористическом сообществе «Сеть»» было возбуждено ФСБ в октябре 2017 года. Тогда в течение месяца в Пензе задержали Егора Зорина, Илью Шакурского, Василия Куксова, Дмитрия Пчелинцева, Андрея Чернова и Армана Сагынбаева (последнего силовики нашли в Петербурге и этапировали в Пензу). Двое пензенцев — Максим Иванкин и Михаил Кульков — скрылись и были объявлены в розыск; 6 июля стало известно, что их задержали в Москве, отвезли в Пензу и арестовали. В январе в Петербурге по тому же делу были задержаны Виктор Филинков и Игорь Шишкин. 11 апреля обвинения предъявилиеще одному петербуржцу — Юлию Бояршинову.

Большинство фигурантов дела — антифашисты и анархисты; многих задержанных объединяет и увлечение страйкболом. В ФСБ утверждают, что все арестованные состояли в подпольной организации «Сеть» и намеревались во время президентских выборов и чемпионата мира по футболу с помощью взрывов «раскачать народные массы для дальнейшей дестабилизации политической обстановки в стране» и поднять вооруженный мятеж. Ячейки «Сети» якобы действовали в Москве, Петербурге, Пензе и Белоруссии.

Родные пензенских фигурантов дела рассказывали, что при задержании им подбросили оружие, а затем пытали. О пытках подробно рассказывали Виктор Филинков, Дмитрий Пчелинцеви Илья Шакурский. О допросе с применением электрошокера говорил и Илья Капустин, которого отпустили в статусе свидетеля — опасаясь за свою безопасность, он, как и жена Филинкова Александра, уехал в Финляндию, где попросилполитического убежища.

Пчелинцев и Шакурский утверждали, что сотрудники ФСБ пытали их током в подвале пензенского СИЗО. Шишкин о пытках не заявлял, однако врачи диагностировали у него перелом нижней стенки глазницы, многочисленные гематомы и ссадины, а посетившие Шишкина в СИЗО члены ОНК зафиксировалина его теле многочисленные следы, похожие на ожоги от электрических проводов.

СК уже отказался возбуждать уголовные дела о пытках Филинкова и Капустина — следователь решил, что Филинкова сотрудники ФСБ законно били электрошокером, а следы на теле Капустина остались не от шокера, от укусов клопов.

Часть 2 статьи 205.4 УК (участие в террористическом сообществе), по которой возбуждено и расследуется «пензенское дело», предусматривает от пяти до 10 лет лишения свободы.

Адвокат в Ярославле посетил Виктора Филинкова и Юлия Бояршинова

На пересылке в Ярославле адвокат посетил Виктора Филинкова и Юлия Бояршинова. Этапированные в конце прошлой недели из Санкт-Петербурга и Ленинградской области фигуранты «дела Сети» в настоящий момент содержатся в транзитном отделении СИЗО-1 «Коровники» в Ярославле. По словам арестованных, этап из Петербурга в Ярославль занял три дня. По некоторым данным, они будут находиться там до конца месяца.

Арестованные чувствуют себя хорошо, о применении к ним насилия во время этапа не заявляли, следов побоев нет. Жаловались на условия в транзите: на стенах грибок, нет горячей воды, нет прогулок и бани. В камерах повышенная влажность и плохое проветривание. Оба они некурящие, но содержатся вместе с курящими. Камеры немноголюдные: на 5 и 3 человека, что значительно лучше условий, в которых находился Юлий Бояршинов в СИЗО-6 «Горелово». Еда нормальная, т.к. в СИЗО сейчас проводится проверка.

В среду, 25 июля, в бюро передач ярославского СИЗО отказались принимать передачи, сославшись на то, что арестованные в транзитном отделении. Виктор и Юлий через адвоката попросили передать им медикаменты. В пятницу, 27 июля, появилась информация о том, что ребятам доставили письма, отправленные через ФСИН-письмо в начале недели.

Через адвоката Виктор сообщил, что перед этапом из СИЗО-6 в Горелово у него изъяли некоторые вещи, в том числе дневниковые записи с фиксацией нарушений в СИЗО.

В ближайшие дни, до их этапа в Пензу, Виктору и Юлию можно писать через «ФСИН-письмо», выбрав в списке «Ярославская область, СИЗО-1».

опубликовано 28.07.2018 на сайте «Rupression»

ФСБ подгрузила «Сеть» новым уловом

11 апреля обвинение в участии в террористическом сообществе предъявили еще одному молодому петербуржцу – промышленному альпинисту Юлию Бояршинову.

«Очень страшно узнавать из чата о задержании кого-то близкого. Еще страшнее осознавать, что ему теперь грозит до десяти лет тюрьмы, – говорит Яна, подруга Юлия. – В России ты как будто всегда готов, что кого-нибудь тебе знакомого могут посадить на пару лет за репост или за то, что неудачно задел полицейского на митинге. Но такого не ждешь совсем».

В его виновность никто из друзей и знакомых поверить не может. Все отзываются о нем как об очень миролюбивом, добродушном парне, не приемлющем любые проявления нетерпимости. Был волонтером в приютах для животных, кормил бездомных, стал одним из организаторов проекта Freemarket (дает людям возможность свободно обменять ненужные вещи или принести их в дар бездомным, а то, что никто не взял, свозится в благотворительный магазин «Спасибо»). Любит путешествия, походы.

Вечером 21 января, когда Юлий шел по улице, возле притормозил патрульный автомобиль. Полицейские заинтересовались содержимым его рюкзака: «Что у тебя там?» «Там» оказалось около 400 грамм дымного пороха. Эта смесь из древесного угля, серы и селитры относится к относительно слабым взрывным веществам. Известна с времен Средневековья, в наши дни чаще используется для изготовления фейерверков, а также любителями стрельбы и охотниками, предпочитающими по старинке, вручную снаряжать патроны.

Юлия доставили в 53-й отдел полиции. Отказ от общения со ссылкой на 51-ю статью Конституции полисменов, похоже, всерьез разозлил – по словам Юлия, его несколько раз ударили в живот и по лицу (впоследствии, при помещении Бояршинова в СИЗО «Кресты-2», тюремный врач зафиксирует следы ударов в области живота и головы, синяк под глазом). На другой день в квартире, где он живет с родителями, проведут обыск, изымут технику, книги и анархический журнал «Автоном».

Из дому повезут в Елизаветинскую больницу, возьмут кровь из вены и сделают МРТ головного мозга. Там при медицинском осмотре также будут зафиксированы гематома и ссадина на лице.

23 января районный суд Приморского района изберет Бояршинову, обвиняемому в незаконном хранении взрывчатых веществ (ч. 1 ст. 222.1 УК), меру пресечения – 30 суток содержания под стражей. На тот момент у Юлия был адвокат по назначению, родных о судебном заседании не известили.

Звонить в ФСБ, спросить Костю или Диму

Через неделю к нему в Кресты-2 пришли двое, представившиеся только по именам – Костя и Дима – и оставившие для связи номер петербургского УФСБ.

Костя с Димой интересовались возможными связями Бояршинова с фигурантами «дела Сети», перечисляя их фамилии. Но тот опять прибег к 51-й статье и на вопросы отвечать отказался. Расстались на многообещающем «хуже будет».

Слова не разошлись с делом – 12 февраля Юлия перевели в известное как «пыточное» СИЗО-6, в поселок Горелово (где находится и антифашист Виктор Филинков). По словам адвоката Ольги Кривонос, представляющей интересы Бояршинова, там его поместили в камеру с 40 арестантами (при вместимости до 35). Авторитетные соседи встретили новоприбывшего кулаками.

Юлий Бояршинов в суде // Фото: ovdinfo.org

На другой день снова наведались Костя с Димой – полюбопытствовать, усвоил ли юноша преподанный урок. Попытались доходчиво объяснить, что это только начало, хуже еще есть куда. Но Юлий отвечать на вопросы по-прежнему отказывался.

2 марта в Горелово приехали члены областного ОНК – но в камеру они не заходили, заключенных по одному приглашали в кабинет, где с ними беседовали в присутствии начальника изолятора. При таких вводных жаловаться на условия содержания Бояршинов не стал.

После визита ОНК его перевели в барак под 150 человек (включая имеющих не одну ходку по статьям за убийства, изнасилования, грабежи) при 116 спальных местах.

Несколько дней приходилось спать прямо на полу. Что, как допускает адвокат, и могло спровоцировать возвращение симптомов имеющегося у подзащитного хронического тонзиллита. Тюремный доктор ограничился выдачей антибиотика.

Теперь, как рассказывает Ольга Кривонос, Юлий спит втроем с другими заключенными на двух сдвинутых кроватях.

16 марта СИЗО посетили омбудсмен Ленобласти Сергей Шабанов и сотрудник его аппарата Сергей Гаврилович. Как следует из отчета, представленного на сайте СИЗО-6, «Сергей Сергеевич обратил внимание на вкусовые качества приготовленных блюд» и уделил «не малое внимание проверке готовности избирательного участка образованного на режимной территории следственного изолятора к проведению выборов Президента Российской Федерации». (Орфография и пунктуация сохранены.) Никаких жалоб не поступило, нарушений не выявлено.

«Да, моего подзащитного не пытают электрошокером, но условия его содержания пыточные, – считает Ольга Кривонос. – Ответа на мое обращение, направленное областному прокурору по надзору за соблюдением законов в местах лишения свободы, так и не поступило. По истечении двух недель мне лишь сообщили, что оно теперь перенаправлено прокурору города Ломоносова – как будто речь идет не о проблемах личной безопасности человека, требующих незамедлительного вмешательства, а о неисправности какого-нибудь сломанного чайника!»

Свиданий с родными Юлий тоже лишен. Формально проволочки с выдачей необходимого разрешения объясняют переводом дела по подследственности: сначала оно было в производстве дознавателей УМВД по Приморскому району, потом ушло в Городскую прокуратуру, а оттуда – в ФСБ.

Ведет его, насколько известно «Новой», тот же следователь, что складывает дела Виктора Филинкова и Игоря Шишкина, – Геннадий Беляев. Ходатайство о его отводе, поданное адвокатом Филинкова Виталием Черкасовым (по словам Виктора, Беляев переписывал выбитые из него под пытками показания), не было удовлетворено.

Упомянутые Дима с Костей – это с большой долей вероятности ударно поработавшие с Филинковым опера ФСБ Дмитрий Прудников и Константин Бондарев. О последнем Виктор говорил как о руководившем его истязаниями сотруднике спецслужб.

Бондарев может быть причастен и к «допросу с пристрастием» свидетеля Ильи Капустина, заявившего в СК о пытках со стороны сотрудников ФСБ и просившего обеспечить ему госзащиту (не получив ее, покинул страну).

Капустин, напомним, попал в переплет «дела Сети», после того как его входящий звонок был отслежен в телефоне Бояршинова (оба работали промышленными альпинистами, Илья пытался связаться с коллегой по служебной надобности аккурат в момент его задержания).

Выходит, Бояршинов был задержан самым первым, двумя днями раньше Филинкова и Шишкина. Для тех, кто следит за ходом этого дела, появление нового фигуранта стало полной неожиданностью: до сих пор никакой информации о нем наружу не выходило. По словам Ольги Кривонос, ее подзащитный и его близкие не видели необходимости апеллировать к правозащитникам и СМИ, пока ему вменялась только 222-я статья, – полагая, что ничего особо серьезного против Юлия нет, он дал внятные объяснения относительно вполне мирных намерений использования дымного пороха (более подробно адвокат объяснить не смогла, так как дала подписку о неразглашении), надеялись на условный срок.

Предъявление 11 апреля обвинения в участии в террористическом сообществе (ч. 2 ст. 205.4 УК РФ) стало шоком.

Этот жестокий российский цирк

Его отец Николай Николаевич с трудом подбирает слова: «Ничего, кроме хорошего, я о своем сыне и сказать-то не могу, правда. Он очень внимательный, отзывчивый, абсолютно неконфликтный человек. Всегда так близко принимает к сердцу чужие проблемы и беды. То бездомным животным помогает, то обездоленным людям… Вот, помню, когда случился небывалый урожай яблок, они с ребятами кинули клич по садоводствам, чтобы люди привозили излишки. Наварили огромные такие кастрюли компота и ездили раздавали бездомным. Бывало, и обеды для них варили, старались как-то поддержать. И нам, родителям, всегда помогал. Еще когда учился в ИТМО, брался за разную работу. А потом после трех курсов выбрал для себя промышленный альпинизм – как востребованную всегда специальность. Мы с женой оба художники, а с заказами-то все хуже и хуже.

Юлий всегда о нас заботился, как приедет – холодильник забьет продуктами. И одежду мне всегда он подбирал, очень старался, чтобы понравилось и подошло. Знаете, он, наверное, единственный, кто знал мои размеры одежды и обуви.

В голове не укладывается то, что сейчас с ним происходит, это абсурд какой-то! Да не только с ним, это ведь уже какая-то страшная тенденция, судя по тому, о чем мы читаем в прессе: забирают молодых неравнодушных людей. Как будто всех хотят запугать, чтобы молодым боязно было вообще что-то делать…»

Одна из акций зоозащитников // Фото: vk.com

В поисках фото Юлия просматриваю подборки в близких ему сетевых сообществах. Всматриваюсь в лица тех, кто, как и он, пытаются изменить этот катящийся в тартарары мир: совсем юные, открытые, улыбчивые. Одни – на акции в защиту вырубаемых лесов или против захвата озер. Другие – на митинге против семейного насилия и за равные права для женщин. Третьи – на сборе вещей для бездомных.

Лозунги, написанные на плакатах или на собственной груди: «Только ты в силах сделать мир лучше», «Солидарность вместо фобий», «Откройте сердца! Закройте бойни!» Ловлю себя на том, что все эти подборки с куда большим тщанием наверняка просматривали и условные «Костя с Димой». Выискивая в этих подставленных солнцу лицах совсем другое, вынюхивая потенциальный материал для новых звеньев «Сети».

Транспарант «За российский цирк без жестокости» (с одной из акций, где зачинщики сгрудились в костюмах зайчиков, медведей и прочих зверюшек) в свете последних событий считываешь уже совсем по-иному.

Петиция в защиту байкальских бельков за считаные недели собрала без малого 350 тысяч подписей. А к петиции в защиту подвергшихся пыткам антифашистов Петербурга и Пензы пока рискнули присоединиться чуть больше двух тысяч человек.

«В письмах из тюрьмы, – рассказывает подруга Юлиана Женя, – он пишет: «Тут каждый день проходит одинаково. Как будто едешь в трамвае весь день, с перерывами на прием пищи и сон». В трамвае в час пик, добавила бы я, учитывая перелимит 116-местной камеры, где сидит 150 человек. Он говорит, что люди повсюду, что сложно сосредоточиться, поэтому не всегда сразу может ответить. Но я убеждена, и он сам это пишет, что письма очень поддерживают. Я надеюсь, что теперь, когда история Юлиана стала гласной, он получит с воли от знакомых и незнакомых ему людей целую кучу писем, и это придаст ему сил и стойкости в пыточных условиях гореловского СИЗО».

P. S. Написать можно через «Росузник», через ФСИН-письмо или воспользовавшись традиционной почтой: 188508, Ленинградская область, Ломоносовский район, МО Виллозское сельское поселение, Заречная ул., 22, тупик, СИЗО-6 «Горелово», Бояршинову Юлию Николаевичу, 1991 г. р.

«Мы сделали тебе хуже, говори»: в деле «Сети» появился новый фигурант

Ксения Сонная

В деле о так называемом сообществе «Сеть» появился новый фигурант — петербуржец Юлий Бояршинов. ОВД-Инфо рассказывает, что известно о том, как он попал в дело, и о давлении на Бояршинова в СИЗО.

Адвокат Ольга Кривонос, защищающая Бояршинова, рассказала ОВД-Инфо , что 11 апреля Юлию предъявили обвинение в участии в сообществе «Сеть». Подробности дела адвокат раскрывать не может, так как с нее взяли подписку о неразглашении данных предварительного расследования. Бояршинова обвиняют в участии в террористическом сообществе (ч. 2 ст. 205.4 УК) и незаконном хранении взрывчатых веществ (ч.1 ст. 222.1 УК).

26-летний Юлий Бояршинов последние несколько лет работал промышленным альпинистом. С 2010 по 2015 год был одним из организаторов «Бесплатной ярмарки» в Петербурге — мероприятия, где отдают и берут бесплатно любые вещи. Помогал приютам для животных.

Задержание

Бояршинова задержали в Петербурге вечером 21 января в Приморском районе. Скорее всего случайно: несколько жителей этого района рассказали ОВД-Инфо , что там часто проходят антинаркотические рейды и оперативники регулярно останавливают прохожих. Бояршинов рассказывал, что сотрудники 53-го отдела полиции несколько раз ударили его в живот и по лицу. Оперативникам не понравилось, что молодой человек отказался разговаривать с ними, сославшись на 51-ю статью Конституции. Избиение прекратилось, когда в кабинет зашел еще один полицейский, который возмутился происходящим и попросил «не устраивать беспредел».

У Бояршинова нашли 400 грамм дымного пороха — сравнительно слабого взрывчатого вещества, получаемого из смеси селитры, древесного угля и серы. Сейчас чаще всего дымный порох используется для изготовления фейерверков, а также охотниками и стрелками-любителями при ручном снаряжении патронов. У Юлия есть охотничий билет, но нет разрешения на оружие. Зачем Бояршинову был нужен порох, адвокат не может рассказать, так как это подпадает под подписку о неразглашении.

22 января в доме, где молодой человек живет с родителями, прошел обыск. Силовики изъяли технику и книги, а также анархический журнал «Автоном». Затем на полицейской машине его отвезли в Елизаветинскую больницу. Ни паспорта, ни полиса сотрудники медучреждения у Юлия не спрашивали. Задержанному сделали МРТ мозга, взяли кровь из вены. Бояршинов рассказал адвокату, что врач, который делал МРТ, очень переживал за его состояние. Только после осмотра молодого человека повезли в ИВС. Бояршинов в разговоре с адвокатом предположил, что это сделали, чтобы нельзя было сказать, что он получил травмы в ИВС. Врачи зафиксировали гематому и ссадину на лице Юлия.

23 января судья Приморского районного суда Елена Цибизова постановила заключить Бояршинова под стражу на 30 суток. О суде родственникам не сказали, адвокат Ольга Кривонос тогда еще в дело не вошла, у Юлия был адвокат по назначению. Тогда Бояршинова обвинили только в незаконном хранении взрывчатых веществ (ч. 1 ст. 222.1 УК).

Давление и СИЗО

После суда Бояршинова поместили в СИЗО № 1 ( «Кресты-2» ), там врачи зафиксировали побои: удары в область живота и головы, синяк под глазом. Как рассказал молодой человек адвокату, сокамерники сразу попытались разговорить его: «Я тоже по 222.1 статье сижу, расскажи, что, как», — а на запыленном стекле в камере был нарисован знак анархии.

31 января к Бояршинову пришли двое мужчин, которые назвали свои имена без фамилий — Костя и Дима. Мужчина по имени Костя был на обыске в доме Юлия. На вопрос, откуда они пришли, Костя и Дима оставили рабочий номер петербургского ФСБ. Силовики называли фамилии фигурантов «Пензенского дела» и много других имен и обещали Бояршинову, что если он не будет с ними беседовать, то ему «будет хуже». Молодой человек беседовать с сотрудниками ФСБ не стал, воспользовавшись 51-й статьей Конституции. «Себе хуже делаешь — присядешь», — говорили сотрудники спецслужбы.

12 февраля Бояршинова перевели в СИЗО № 6 в поселке Горелово на основании постановления дознавателя УМВД по Приморскому району, «для проведения следственных оперативных мероприятий». Адвокат Кривонос сказала, что ей тогда, после подачи жалобы на продление ареста, звонили сотрудники Приморского суда и спрашивали, где находится ее подзащитный. Они искали его, чтобы оформить документы. Адвокат считает перевод в другой изолятор нарушением прав своего клиента. СИЗО «Горелово» — это бывшая исправительно-трудовая колония усиленного режима, и условия содержания там значительно хуже, чем в СИЗО «Кресты-2» , которое построено с учетом требований нынешнего законодательства.

Как передал Бояршинов адвокату, его поместили в камеру, где было 40 человек, а рассчитана она на 35. При заселении в камеру Бояршинова безо всякой причины избили сокамерники. Под их давлением Юлий был вынужден убирать в камере, из-за этого его не выпускали на прогулку.

13 февраля сотрудники ФСБ снова приехали «пообщаться» с Бояршиновым: «Мы сделали тебе хуже, давай говори, а то условия содержания еще ухудшатся». Юлий снова отказался общаться.

2 марта в СИЗО приехали члены Общественной наблюдательной комиссии. Как рассказал Бояршинов адвокату, они вызывали заключенных общаться в кабинет одного из начальников, который присутствовал при беседе.

После визита ОНК к молодому человеку снова пришли сотрудники ФСБ. В тот же день Бояршинова и еще одного заключенного (с ОНК он не общался), перевели в камеру, в которой содержится около 150 человек — количество людей постоянно меняется. Спальных мест всего 116. Здесь содержатся обвиняемые в убийствах, изнасилованиях и грабеже, которые уже ранее отбывали срок. При этом курящие заключенные не отделены от некурящих. Первое время Бояршинову приходилось спать на полу.

«За почти два месяца нахождения в „Горелово“ следственные действия с Юлием там не проводились. Из-за того, что условия содержания моего подзащитного в части размещения в камере и личной безопасности нарушены, его психологическое состояние значительно ухудшилось», — говорит адвокат.

16 марта СИЗО посетили Уполномоченный по правам человека в Ленобласти Сергей Шабанов и сотрудник аппарата уполномоченного Сергей Гаврилович. «Жалоб и заявлений от лиц, содержащихся под стражей, не поступило», — говорится в официальном сообщении, опубликованном на сайте СИЗО.

«Его не бьют электрошоком, но условия, в которых находится мой подзащитный, — пыточные», — считает Ольга Кривонос. Она также рассказала, что у Бояршинова хронический тонзиллит — заболевание верхних дыхательных путей, при котором воспаляются миндалины. Оно обостряется в таких условиях.

Один из свидетелей по делу «Сети» в Петербурге — промышленный альпинист Илья Капустин. Он заявил о пытках электрошокером , после чего покинул Россию и попросил политического убежища в Финляндии. Капустин рассказал ОВД-Инфо , что во время «допроса» оперативники спрашивали его, знает ли он Бояршинова, когда они в последний раз виделись, почему он звонил Юлию в день его задержания. «Нас связывают рабочие отношения. Я звонил ему примерно во время его ареста, чтобы позвать работать — сбрасывать снег с крыш», — пояснил Капустин.

  • «Новая газета» пишет, что СИЗО в Горелово считается пыточным. По информации издания, заключенных там пытают и насилуют по приказу начальства, из-за этого глава местного УФСИН Владимир Маленчук лишился должности, а его заместитель Вячеслав Типпель, который участвовал в пытках, получил семь лет колонии. Однако избиения и издевательства над заключенными в СИЗО не прекратились.
  • 16 марта в СИЗО № 6 перевели антифашиста Виктора Филинкова. Его обвиняют в участии в террористической организации «Сеть» (ч. 2 ст. 205.4 УК). По версии ФСБ, ее участники готовились к началу волнений в стране. Филинков признал вину, однако позднее заявил, что сделал это под пытками. Члены Общественной наблюдательной комиссии Петербурга зафиксировали многочисленные следы ожогов от электрошокера на теле антифашиста. По этому же делу проходит предприниматель Игорь Шишкин, он о пытках не заявлял, но ОНК также зафиксировала травмы на его теле. Следственные действия в Санкт-Петербурге были санкционированы одним из районных судов Пензы.
  • В октябре 2017 года в Пензе арестовали пятерых человек. Из Петербурга в Пензу доставили еще одного человека и также поместили в изолятор. Всех обвинили в участии в террористическом сообществе. По версии ФСБ, молодые люди участвовали в организации под названием «Сеть», ячейки которой якобы есть в Москве, Петербурге, Пензе и Белоруссии. Фигуранты дела о терроризме в Пензе рассказывали о психологическом давлении, пытках током, «подвешивании вниз головой» и оружии, которое сотрудники ФСБ им подбросили.

UPD исправлена ошибка в возрасте Юлия.

Юлий Бояршинов

Бояршинова и Шишкина этапировали в Санкт-Петербург, Филинков остается в нижегородском СИЗО

Антифашистов, проходящих по делу «Сети», Юлия Бояршинова и Игоря Шишкина конвоировали из СИЗО Ярославля в Петербург. Сейчас они оба находятся в СИЗО-4 по Петербургу и Ленинградской области. Об этом Бояршинов рассказал в письме участнице ОВД-Инфо Яне Сахиповой.

Бояршинова и Шишкина привезли в Нижний Новгород, Филинков остался в Пензе

Антифашистов, проходящих по делу «Сеть», Юлия Бояршинова и Игоря Шишкина доставили в СИЗО № 1 Нижнего Новгорода, написала в фейсбуке член ОНК Петербурга Яна Теплицкая. 25 сентября стало известно, что Шишкина и Бояршинова увезли из СИЗО Пензы, куда их конвоировали из Петербурга для проведения следственных действий. Теплицкая отметила, что пока неясно, где сейчас находится другой фигурант дела Виктор Филинков.

Фигурантов дела «Сети» Бояршинова, Шишкина, Филинкова конвоировали из Пензы в Петербург

На этой неделе после проведения засекреченных следственных действий троих антифашистов проходящих по сфабрикованному уголовному делу «Сети» Юлия Бояршинова, Игоря Шишкина и Виктора Филинкова конвоировали из СИЗО Пензы в Петербург.

Обращение фигурантов дела «Сети»: «Кто-то должен»

Родные фигурантов на пресс-конференции зачитали обращение от лица арестованных по делу «Сети» — «Кто-то должен» . Движение «За права человека» позже опубликовало этот текст на своем сайте.

«Это период беспредела»: почему фигурантов «пензенского дела» везли из Петербурга в Пензу целый месяц

22 августа фигурантов «пензенского дела» антифашистов Виктора Филинкова и Юлия Бояршинова, которых в конце июля вывезли из СИЗО в Ленинградской области, доставили на следственные действия в Пензу. Никита Сологуб объясняет, почему путь, занимающий у вольных пассажиров железной дороги одни сутки, в системе ФСИН растягивается на месяц, и что происходит с заключенными во время этапа, когда они лишены связи с родными и адвокатами.

Юлия Бояршинова и Виктора Филинкова привезли в СИЗО в Пензе

Фигурантов дела «Сети», антифашистов Виктора Филинкова и Юлия Бояршинова 22 августа 2018 года привезли в пензенский следственный изолятор . Об этом ОВД-Инфо сообщил отец Бояршинова Николай.

«Информация из Пензы, от „Родительской сети“, что их привезли туда. Хотели еще передать лекарства, это, видимо, не получится. Пока только доехали. Шишкин, видимо, еще в Ярославле», — рассказал Николай Бояршинов. «Родительская сеть» — это объединение семей фигурантов дела. Родственники обвиняемых добиваются реакции надзорных органов и поддерживают друг друга.

Антифашисты Филинков и Бояршинов этапированы в Нижний Новгород, Шишкин оставлен в Ярославле

По информации адвоката Виталия Черкасова, 13 августа 2018 года антифашистов Виктора Филинков и Юлия Бояршинова, обвиняемых по делу «Сети», этапировали из Ярославля в СИЗО-1 Нижнего Новгорода. Игорь Шишкин оставлен в СИЗО -1 Ярославля. В СИЗО -1 Нижнего Новгорода Виктора Филинкова по просьбе адвоката Виталия Черкасова посетил нижегородский адвокат Алексей Матасов.

Антифашистов из «Сети» увезли из СИЗО Ярославля

Антифашистов, обвиняемых по делу «Сети» Виктора Филинкова, Юлия Бояршинова и Игоря Шишкина увезли из СИЗО-1 Ярославля. Об этом «ОВД-Инфо» сообщило ярославское отделение проекта «Русь сидящая». Куда конвоировали обвиняемых, пока что неизвестно. 25 июля стало известно, что Филинкова, Бояршинова и Шишкина вывезли из СИЗО Ленинградской области и Петербурга в Ярославль.

Международная «Сеть»: родители анархистов против ФСБ

По уголовному делу о террористическом сообществе «Сеть» проходит 11 антифашистов из Пензы и Петербурга. К новостям о пытках током обвиняемых, насилии и угрозах многие уже привыкли.

Антифашистов Бояршина, Филинкова и Шишкина этапировали в СИЗО-1 Ярославля

Фигурантов дела «Сети» антифашистов Виктора Филинкова, Юлия Бояршинова, Игоря Шишкина конвоировали в СИЗО-1 Ярославля. Об этом ОВД-Инфо сообщила девушка, которая пришла сделать им передачу. Она пожелала остаться анонимной. По ее словам, сотрудники СИЗО заявили, что запрещено делать передачи тем, кто едет транзитом. После этого одна из сотрудниц порвала заявление девушки. Девушка также пояснила, что перед визитом не была уверена в том, что фигуранты дела «Сети» находятся именно в СИЗО-1 Ярославля. Она сказала, что пришла туда, чтобы на всякий случай проверить эту информацию.

В Санкт-Петербурге фигурантам дела «Сети» продлили арест

18 и 19 июня Дзержинский райсуд Санкт-Петербурга продлил на четыре месяца (до 22 октября) срок содержания под стражей Виктору Филинкову, а также Юлию Бояршинову и Игорю Шишкину — обвиняемым по делу об участии в группе «Сеть», которую ФСБ считает террористической организацией. Вопреки требованиям Уголовно-процессуального кодекса общественность и представителей СМИ на оглашение решений не допустили, а одного из журналистов приставы обвинили в нарушении порядка, разбив при задержании очки.

«ФСБ — запрещенная в России организация»: митинг против пыток прошёл в Питере

Порядка 300 человек пришли 11 июня на митинг против репрессий и произвола в Удельный парк Петербурга. На оппозиционную акцию собрались участники различных политических и общественных объединений города – от демократических организаций до градозащитников и анархистов.

Несмотря на удаленность Удельного парка от центра города, «охранять» митингующих приехало более десятка полицейских машин и четыре грузовика ОМОНа. Подобную активность сотрудники репрессивных структур объяснили усилением мер безопасности из-за чемпионата мира по футболу.

В Петербурге прошёл митинг против пыток в российских силовых органах

В митинге против пыток в Петербурге приняли участие около 400 человек. Митинг проходил в Овсянниковском саду – единственном месте в центре Петербурга, где городские власти разрешили его провести. Мероприятие было организовано петербургской группой солидарности с анархистами и антифашистами, арестованными по «делу Сети».

«Мы сделали тебе хуже, говори»: в деле «Сети» появился новый фигурант

В деле о так называемом сообществе «Сеть» появился новый фигурант — петербуржец Юлий Бояршинов. ОВД-Инфо рассказывает, что известно о том, как он попал в дело, и о давлении на Бояршинова в СИЗО. Адвокат Ольга Кривонос, защищающая Бояршинова, рассказала ОВД-Инфо, что 11 апреля Юлию предъявили обвинение в участии в сообществе «Сеть».

Суд оставил в силе арест фигуранта дела «Сети» в Петербурге Юлия Бояршинова

Городской суд Петербурга оставил в силе арест фигуранта дела о террористическом сообществе «Сеть» Юлия Бояршинова. Об этом сообщает участница ОВД-Инфо из зала суда.

Защита ходатайствовала о переведении Бояршинова под домашний арест. Адвокат Ольга Кривонос в качестве аргумента приводила условия содержания в СИЗО № 6 в Горелово. Кроме того, у её подзащитного положительные характеристики и он живет с родителями по одному адресу с рождения.

По результатам проверки камеры Юлия Бояршинова выяснилось, что в ней находится около 130 человек, то есть больше, чем спальных мест. На одного человека приходится примерно два квадратных метра. Нет горячей воды, не у всех есть постельные принадлежности.

На заседании самого обвиняемого не было. По видеосвязи Бояршинов рассказал, что условия содержания в СИЗО в Горелово по сравнению с СИЗО «Кресты», где он находился раньше, значительно ухудшились. По его словам, перевод из одного изолятора в другой обосновали следственными действиями, при этом следственные действия не проводятся. Бояршинов считает это методом давления.

«Новая газета» писала, что условия содержания там считаются пыточными. Кроме того, у Бояршинова хронический тонзиллит — заболевание верхних дыхательных путей, при котором воспаляются миндалины. Оно обостряется в таких условиях, рассказывала его адвокат Ольга Кривонос.

Последний раз арест молодому человеку продлили до 22 июня арест.